Дверь. Фанфик по СВА.

mechanik

mechanik

Застрявший на форуме
Регистрация
17 Сен 2016
Сообщения
3.205
Оценок
3.003
Баллы
1.111
Возраст
52

Шелест

Шелест

Неспящий над продой.
Регистрация
8 Авг 2016
Сообщения
2.381
Оценок
2.965
Баллы
1.111
Возраст
47
Воооот!
Болшая часть земляных работ выполнена. По большинству гидроузлов готова проектная документация. Ведутся гедезические работы.
 

Шелест

Шелест

Неспящий над продой.
Регистрация
8 Авг 2016
Сообщения
2.381
Оценок
2.965
Баллы
1.111
Возраст
47
Дорогие друзья! Настал день очередной проды! Час пробил!

– Ну, во-первых, не все происходит явно, а во вторых, мы не знаем, прилетает ли им в реале. И какие привычки они приносят отсюда – туда. И как это отражается на их дальнейшей жизни и совести. Все взаимосвязано.

Я было набрал в грудь воздуха, чтоб развить эту глубокую мысль еще и вширь, но над ухом что-то свистнуло, и мимо головы пролетела клюка, очень похожая на ту, с которой ходил Мельник.

Я, не оглядываясь, бросился к ближайшему возу и принялся с удвоенной энергией разгружать мешки с зерном. Куда делся Бух, я так и не понял. Возможно, телепортировался в трактир.

Кто-то из обозников живенько подхватил клюку и, угодливо кланяясь, просеменил за угол.

Да… Видать зачетно они вчера накосячили… Скоро тапки в зубах носить начнут.

Разгрузив ближайшую к мельнице телегу, я дал команду убрать ее от подъезда и подогнать следующую.

Куча мешков росла, телеги освобождались, самочувствие обозников улучшалось и вскоре улучшилось до того, что последние пять мешков с последней телеги они мне даже помогли скинуть. Прямо на землю, правда, а не на кучу, но и то хлеб.

Пока я ворочал мешки, подтаскивая их к общей куче, обозничий Прокл, ожесточенно переругавшись с Мельником и все же получив свои деньги, дал команду бричкам трогаться и отбыл от мельницы, помахав мне на прощанье рукой.

Я помахал ему в след и, хлебнув воды из фляги, принялся затаскивать мешки по пандусу наверх.

----------------------------------------------------------------------------------------------

На то, чтоб затащить все зерно наверх, ушел весь остаток дня. На этом я набрал еще один пункт на силу, что немало ускорило процесс.

Почти половина зерна была засыпана в бункер, вторая половина, под мудрым руководством мельника была сложена длинным буртом высотой по грудь вдоль противоположной стенки.

Как ни странно, совершенно против моего ожидания, расплатившись со мной за работу, мельник не закрыл квест, а наказал явиться завтра поутру, чтоб засыпать в бункер оставшееся зерно. Видимо, собирается молоть всю ночь. Наверное и правда, заказ срочный настолько, что с радикулитом работать будет. Однако на помощь не зовет и к делу приставить не пробует. Странно. Видать, не любит посторонних в рабочем процессе.

Под угрозой ухудшения репутации, ультимативно объявленной системой, я, клятвенно пообещав прийти завтра утром, торопливо откланялся и побежал к пруду мыться.

Не успел выйти к берегу, как впервые, кстати, за день, тренькнуло пришедшее в почту входящее сообщение от Медвельда: "Как успехи на ниве переботки зерновых?"

"Успехи идут успешно! Иду мыться."

"О! Вижу тебя! Мы на старом месте, подгребай!"

С той стороны пруда раздался залихвацкий свист и компания у костра призывно замахала мне руками.

----------------------------------------------------------------------------------------------

– Слушай, Мед, вы уже какой раз меня мясом кормите и пивом поите? Мне уже аж неловко становится!

– Не загоняйся. Будет повод – отомстишь! К тому, же мы с тобой сегодня на ровном месте немного серебра подняли, так что это не грех и отметить. Не поверишь, первый раз нам так легко серебро далось. И хорошо бы не последний. Вот за это и выпьем.

– Ну, убедил! За торговую удачу!

– За удачу! За удачу во всех делах!

Мы стукнулись кувшинами с пивом и, сделав по несколько глотков изумительно мягкого светлого пива, откинулись спинами на то что осталось от коряги после моих утренних упражнений.

– Как с бобрами, разобрались?

– Отлично! Два раза ходили за день! Всех подчистую выносили! Кувалда – просто супер! Бойком бобра в пять ударов! А если чеканом, то и в три сложить можно. Но это, если экстремально, прямо от всей души наваливать. А так, все равно в два раза быстрее, чем копьем, к примеру, и раза в полтора, чем топором.

В общем, спасибо за кувалду! И шкур набили и зубов и, самое главное, мяса! Оказывается, кувалдой с бобров можно мясо брать и шкуры целые остаются! Нормально так подняли сегодня на этом деле.

– А что, по другому мясо с них не падает?

– Нет, конечно! Ты что, не знал?

– Конечно нет! Откуда? Я же тут, считай, всего второй день, как мир познавать начал!

– А! Ну, да! Все время забываю! Нет, в принципе, в гайдах пару раз упоминалось, вскользь, что можно взять мясо и целую шкурку, если обухом топора бить. Только кто ж его так бить будет? Долго, муторно, да и другие бобры на выручку подбегают. Опасно.

А мясо идет только в комплекте с целой шкуркой. Да и то через раз. А то и через два. А если начал с копья, то получишь только драную тряпку и хрен тебе, а не мясо. Так что, я тут себя сегодня просто читером чувствую!

– Слушай, ну это реально хорошая инфа! То есть, потенциально, можно глушануть кабана, и с него окорок или шея могут выпасть?

– Ну, потенциально, наверное, да... Только с кабанами еще и опасней, сам понимаешь... Нужно будет в Альгоре бойню найти и с забойщиками побухать. По-любому, должна быть у них особая фишка по забою зверья таким методом. У самого вряд ли получится. Там, скорее всего, нужно будет убить кабана с одного, максимум с двух ударов. А это не так просто без абилки.

– Медвед, ты гений! Мне бы и в голову такое не пришло! Ты как до этого додумался? Тоже в югайдах?

– Да нет... Как ни странно, нет. У меня сосед у моего деда всю жизнь забойщиком на мясокомбинате работал. Они, как подопьют, так он мне все науку свою передавать принимался, объяснял кого, как и куда бить нужно, и каким инструментом. Так что теоретически, заочно, я, в принципе, неплохо подкован. А когда кувалда появилась, я, конечно, сразу вспомнил, что так тоже забивали раньше. Даже место знаю куда бить. Только система хитрая, думаю, туда просто так не попадешь, уж очень точка маленькая. По крайней мере, бобру я точно не попадал. Поэтому про бойню и подумал. Должна там быть наука. Не может не быть!

– Супер! Мед, ты просто кладезь полезной информации, оказывается! Я, пожалуй, тоже при случае на бойню сгоняю. Там ведь и освежовка, и обваловка, целая наука. И как правильно органы на сырье алхимам доставать и хранить... Да, полезное дело… А, кстати, а ты чего с дедами-то пьяными сидел? Чего не сбежал?

– Да куда ж я денусь-то на рыбалке с лодки? На берегу-то им жены пить не давали, так они на лодке квасили.

– А водку как проносили? Неужели бабка не шмонала?

– О! Еще как шмонала! Только там все продумано было! Он заранее деньги еще одному соседу давал, такому же рыбаку, только совсем не пьющему. Тот покупал накануне водку и в условленном месте ее топил. Ну, а дед подплывал туда и на следующий день выуживал. Конспирация! Все, как надо!

– Понятно, – усмехнулся я – а когда, собственно, бобрятину жарить будем?

– Хм!.. Погоди чутка! Не время еще. Нужно так подгадать, чтоб тебе шампур с пылу, с жару прямо перед дуэлью подать можно было.

– Бонусы?

– А то! Еще и какие! В реале бобрятина – редчайшее мясо. А готовить его умеют и того меньше народу. В основном, профессиональные охотники или там егеря, лесничие. Ну, у кого есть доступ к такому делу. Мясо очень необычное, сверхкалорийное, если можно так сказать. Но вкус своеобразный, и в этом загвоздка. Мало кто умеет без отдушки приготовить, поэтому, собственно, и мало кто об этом знает. Вот, к примеру, если на ужин съешь несколько котлет из бобрятины, штуки три, к примеру, то на завтра обедать тебе еще не захочется. Но к ужину, может, и проголодаешься. И то, не факт. Но то, что тебя от силы распирать будет, это точно.

Я вот и подумал, а что, если и здесь такой же фокус есть? Могли, конечно, порезать бонусы, поэтому, чтоб зря не рисковать, мясо мы тебе подадим прямо перед боем. А ты уж постарайся не лажануть. Все, что можем, мы для тебя сделали, не подведи! Вон, Валик даже молока добыл, чтоб мясо вымочить в первый раз, и вино, для второго раза.

Так что жарить начнем здесь, а доводить будем уже на костре у амбара, чтоб наверняка. Времени еще вагон. До заката больше часа. Так что, пока только пиво, если хочешь.

– Хорошо, пока есть время, пойду потренируюсь немного.

– Давай. Если помощь будет нужна, зови.

– Договорились!

----------------------------------------------------------------------------------------------

По моим ощущениям, ловкость должны были дать прямо вот-вот. Еще когда я мешки таскал. Видимо, немного не хватило. Обычно она немного быстрее всегда у меня росла, а тут что-то застопорилось. Видимо, дверь была излишне широкая.

Так что я решил эту задачу решить первой.

Для этого я отошел в сторонку и между ближайшей парой деревьев натянул веревку примерно на уровне колена, а потом принялся через нее перепрыгивать туда-сюда в бодром темпе.

Когда бодрость падала до дна, я отдыхал и переходил к кувыркам, потом опять прыжки. Через полчаса я решил, что размялся достаточно и через раз стал заменять кувырки на подкаты. Ну, это как в кино, когда бравые полицейские с разбегу через живую изгородь перепрыгивают с кувырком или в невысокое окно рыбкой проникают и, перекатившись через голову, с ходу открывают огонь.

Вот если честно, кстати, для меня загадка, как они после кувырка хоть куда-то в состоянии попасть. Я как ни старался, но в момент кувырка дезориентация происходит такая, что требуется как минимум пара секунд, чтоб поймать глазами цель и навестись на нее.

По идее, в реальном бою, за две секунды тупления в тебя можно спокойно всадить почти полный рожок из калаша или пару-тройку пуль из макара. Короче, гарантированно труп.

Кино, однако, чудеса творит. Или я просто косоглазый такой? Хотя, в теории, спецура как-то же стрелять умудряется. И даже попадать, наверное. Не зря же у них есть боевая акробатика. Ну, по слухам конечно.

Я надеялся, что половины часа таких упражнений мне хватит, но пришлось потратить почти сорок пять минут, прежде чем система смилостивилась и дала таки еще один пункт на ловкость.

Фух! Наконец-то! Теперь можно раскидать часть опыта, полученного за уровни.

Подсчитать чего там и сколько набралось и расписать.

Ну... Наверное, не плохо... Хотя хотелось бы побольше, конечно.

Солнце висело уже над самыми макушками деревьев. До заката минут двадцать. Это уже будет около десяти вечера. Еще около получаса на сумерки. Пора уже выдвигаться к амбару, что ли? Или рановато?

Рановато. Пока есть немного времени, освежу навык работы с китайскими палочками. Хоть минут десять.

Был у меня в запасе один трюк, на который я, собственно, и делал ставку. Ну, не один, конечно, несколько трюков, но если первый прокатит, то остальные, может, и поберегу, до следующего раза.

----------------------------------------------------------------------------------------------

– Гроз! Ты там живой еще?!!

– Да живой! Не переживайте!

– Время на подходе, сворачивайся и дуй сюда! Мясо готово, можно идти!

– Хорошо! Одну минуту!

Я убрал нунчаки в сумку, отвязал от ветки веревку, на которой отрабатывал удар, затем сел прямо на землю под деревом и, прислонившись к стволу, открыл мессенджер, глубоко и печально вздохнув, натыкал сообщение: "Раздаван, начало в 22:30 по Москве, не проспи."

Ответ пришёл сразу: "Пошел в задницу!"

"Только после вас, сударь! Ты что, передумал все-таки?"

"Ты чего мне на нервы действуешь? Сказал буду, значит буду! Без звездюлей не останешься, не надейся!"

"Уж и помечтать нельзя! А я уж понадеялся что ты забоишься!"

"Что! Ты! Меня! Бесишь!?"

"Так я же специально, чтоб интересней было! Стараюсь тебя мотивировать! Забочусь! А ты не ценишь! Злой ты Раздаван! Грубый ты и неженственный! Вот!"

На этом я счел наш разговор законченным и вышел из чата.

Но не тут то было! Тут же почта «бдзынькнула» новым письмом. Естественно, от Раздавана.

"Чё ты сказал? Ты на что там намекаешь, ты, урод? А?"

О!!! Ну никакого чувства юмора у человека!

"Отстань, противный! Будешь грубить в ЧС занесу! Нетерпеливый какой! Не опаздывай, главное."

Я хотел уже опять выйти из мессенджера, но от Раздавана опять градом посыпались сообщения с наездами и угрозами. Подумав немного, я все-таки не стал пока помещать его в черный список, а, покопавшись в настройках, отключил оповещения от него на полчаса. Потом оптом все прочитаю.

----------------------------------------------------------------------------------------------

– Ну, что, накувыркался? – встретил меня вопросом Медвельд. – Я думал идти тебя звать уже. Время на подходе. Скоро народ собираться начнет. Там наверняка уже кто-то тусит. Лучшие места занимает.

– Да ладно! Кому там больно собираться? Да и было бы на что смотреть!

– Ну, не скажи, на форуме частенько это мероприятие упоминают. Так что народ подтянется посмотреть. Ты все-таки со своей кувалдой вчера зачетно отметился. Всем интересно, где ты ее взял, во-первых, есть ли там еще, во-вторых, и можно ли ей разжиться, в-третьих. Тебе, кстати, в личку еще не пишут с вопросами?

– Не знаю. Я поставил уведомления только для наших. Так что, может, и пишут. У меня ни времени нет, ни желания в эти помои нырять. Там столько неадекватов, что я поначалу вообще почту отключил. Правда, потом Фури с Элом меня найти не могли и пришлось опять включить. Тогда я на всю нашу банду галочки поставил, и все. Остальные пусть идут лесом.

– Понятно. Теперь понятно, почему все пишут мне с просьбой передать тебе.

– Хм… И что? Интересное что-то пишут?

– Да, ну, как сказать… В основном, нет, как и тебе… Все хотят кувалду. Мы же тут с ней полдня уже воюем. Засветились на все ясли. Все почему-то думают, что я у тебя купил твою кувалду. Ну, я их не разубеждаю, и говорю, что одолжил.

Слушай, Гроз, может наклепаешь еще с десяток таких же? Думаю, реально можно толкнуть будет не по пятаку серебра. Думаю, по пятнашке вполне потянут. У тебя материалы-то есть вообще, кстати? А то, может, мы бы заготовили?… Ты подумай хорошенько! Выгодное дело!

– Это понятно, подумаю, конечно. Давай уже, выкладывай! Что еще случилось?

– Да так-то ничего… Минут десять назад мне написал Убиван Кеноби, приятель Раздавана Ударова, с которым у тебя дуэль, кстати, через полчаса.

– И?

– И попросил передать тебе его просьбу, что хочет на этой дуэли быть твоим секундантом… Я сказал, что передам. Так что ты это… Ответь ему, что ли?... Но, если честно, как-то это странно все.

Я думал, что у тебя секундантом будет Эл. Ну, или мы с Аккеллой... Но теперь даже не знаю, как-то все странно выглядит. Может, подстава какая-то?

– Хм… Хрен его знает! Я, в принципе, тоже думал, что если потребуются секунданты, взять Эла или тебя. В крайнем случае обоих. Но тогда это уже становится чревато тем, что вас тоже втянут в дуэль. Теперь же еще и Убиван… Поссорились они, что-ли, или, вправду, подстава?

Но как-то больно топорно все... Кто доверится человеку из стана противника? Хоть и конфликта-то, как такового, считай, что не было.

– Вот и я о том же!

– Ладно… Хорошо, просто спрошу его самого, для начала. А там видно будет. Вы, кстати, как, готовы? Можем выдвигаться?

– В принципе, да. Все готово. Мясо прожарили. Сами поели. Твоя пайка отложена.

– И как результат? Работает тут чит с бобрятиной?

– Не хочу тебя расстраивать, Гроз, но, если честно, то не впечатляет. Я ожидал большего, но для наших дел сгодится.

– Там только на меня осталось?

– Вообще-то, сначала хотели сами все съесть, но потом подумали, мало ли как сложится? Вдруг опять, как вчера будет? И, короче, оставили всем понемножку, на всякий случай. Так на шампурах и завернули с собой. Сейчас разогреем на месте и всех накормим. Так что можно идти. Остальное по дороге обсудим.

----------------------------------------------------------------------------------------------

Прежде, чем связаться с Убиваном, я отписался всем нашим, чтоб убедиться, что все на месте. Но на месте оказалась только Веточка, которая сообщила, что уже давно здесь, заняла хорошую позицию и скрытно наблюдает за происходящим тут бардаком.

На вопрос, что за бардак там происходит, доложила, что отряд Раздавана, похоже, почти весь день занимался фармом крыс в амбаре, по крайней мере, с обеда точно. Причем кач постоянно перемежался конфликтами и ссорами, в основном по вине самого Раздавана, оравшего на своих соратников, как ненормальный, и закончилась эпичной выволочкой Убивану Кеноби, после которой он бросил часть оружия под ноги Раздавану и отбыл в неизвестном направлении, сопровождаемый вслед истерическими воплями лидера. По окончании этой пламенной речи, покрутив пальцем у виска, отряд покинуло еще несколько человек. В основном 2-3 уровня.

Зато вместо них к Рздавану подошла группа из пяти игроков 4-5 уровня, и, судя по всему, он им кинул пати. Мне эти ребята не нравятся. Судя по ухваткам, как минимум один из них рерольщик. И вообще, морды у них гадкие. Похоже, что-то затевается. Гроз, будь осторожен. Предупреди остальных. Эльфам я уже написала.

– Офигеть! – только и смог вымолвить я.

– Что такое? – почти одновременно спросили Медвельд и Алкела.

Я быстро пересказал то, что мне написала Веточка.

– Будет провокация. – резюмировал Алкела.

– Засада, короче….– поддержал его Мед. – И этот Кеноби еще… черт его знает?... В общем, сам смотри…

– Вы со мной? Похоже, малой кровью не отделаемся. Права была Фури, нужно было вчера вопрос решать сразу на месте.

– Вчера бы он тебя прямо на месте и решил бы – возразил из-за плеча Аккеллы Бух. – А сегодня ты вполне можешь ему накидать. Если он, конечно, тоже по уровням не скакнул, как и ты.

- Точно. Нужно Веточку спросить. Один сек.

На мой запрос Веточка сообщила, что со вчерашнего дня у Раздавана уровень не поднялся. Да и фармили они крыс на редкость бестолково и больше ругались, так что это не удивительно. Но шансы у него еще есть, потому что они продолжают фармить, и новая пятерка его, похоже, паровозит. И паровозит толково.

– Ну, пока он на прежних позициях, но продолжает качаться. Так что, скорее всего, один уровень к нашему приходу все же поднимет. Новая пятерка его паровозит. Будем готовиться к худшему и надеяться на лучшее.

–А эльфы будут? – поинтересовался молчавший все это время Валик.

– Эльфы будут. Фури пишет, что будет через десять минут. Эл пока не ответил, но надеюсь не опоздает. Вряд ли они захотят пропустить такое шоу. Ну, по крайней мере, я надеюсь. А так обещались быть.

– Хорошо. В полном составе мы и командный поединок можем потянуть. В принципе, неплохо вчера на крысах сработались. Эх, народу бы побольше! – вздохнул Медвельд.

– А что там с Жужукой? – поинтересовался Валик. – Она же собиралась сегодня с нами в город выйти.

– Да не знаю я! Писал ей уже несколько раз, не отвечает. Наверно, застряла в институте или на свидание умотала. Сейчас еще раз напишу. Алик, давай ты пиши, твоя же сеструха!

– Ага! И скажи ей, что она рискует второй раз мимо конкретной раздачи пролететь – поддакнул Бух. – Скажи, что на нас засаду готовят, и, вообще, прикольно будет, и много народу собралось. Тогда точно прибежит.

– Ну, не знаю… Попробовать можно, конечно… – проворчал Аккелла, но лучше ты давай, Мед, она тебя быстрей послушает. А то я ее нервирую, в основном.

– Да не вопрос, – оживился Медвельд – пять секунд!

– Ладно, давай пиши, а я пока Убивану этому напишу – кивнул я.

– Да чего ему писать, вон он стоит, похоже нас ждет – сообщил Валдемарт.

– Ну, ты и глазастый! – хмыкнул, не выходя из чата, Мед.

– Ну, должен же кто-то хоть за дорогой следить, пока вы в меню уткнулись. Мы тут на войне почти, а вы как эти самые, ушами хлопаете! – недовольно проворчал Валик.

Я свернул меню и посмотрел, наконец вперед по ходу движения. Там и правда, метрах в полуста, подпирая забор, стоял игрок с ником Убиван Кеноби. Заметив, что мы его узнали, он отлип от забора и, засунув руки в карманы, неторопливо побрел нам на встречу.

Вся наша пятерка в этот момент активно завертела головами по сторонам, на предмет непредвиденных осложнений. Но улица была почти пуста, если не считать Убивана прямо по курсу и пары игроков далеко впереди, идущих в том же направлении, что и мы.

Сзади был луг, и там вообще никого не было. Так что окружения можно было не опасаться, потому что спрятаться за жиденькими штакетниками палисадов на околице было решительно негде.

Сойдясь с Убиваном я первым протянул руку.

– Привет! Медвельд передал мне твою просьбу, но ответить не успел. А тут и ты навстречу. Парни – это Убиван. Убиван – это наша команда. Мед, Ак, Валик и Бух.

– Привет! Приятно познакомиться! Можно просто Кен или Укен. Не обязательно полным именем. Да, поджидал вас. Так и думал, что здесь пойдете.

Мы пожали руки.

– А как ты нас нашел?

– На форуме были фото, как ты у мельника работал, а Медвельд на пруду бобров глушил твоим молотом. Ну, я и предположил, что вы должны собраться вместе, чтоб идти к амбару. А самая короткая дорога – эта. Так что я решил просто подождать здесь – пожал плечами Убиван – элементарно.

– Понятно. А почему ты вышел из пати у Раздавана?

– Не хочу тратить время в компании с идиотами. – так же немногословно ответил Убиван.

– Что, так все плохо? – удивился я.

– Еще хуже, чем ты думаешь.

– Хм… Из-за чего поссорились?

– Из-за тебя, естественно, – опять пожал он плечами – Раздаван слишком психованный, хотя и не дурак. Мнит себя великим и ужасным. Ну, в реале, папа у него кто-то там большой. Ну, и со всеми вытекающими, короче. Я с ними три дня потусил, думал в пати качатся будет интересней, но там одна суета и бестолковщина. Командовать не умеет. Все горлом берет. Хотя харизмы не занимать. Думал, подниму с ними 3-4 уровня и пойду в Альгору, но тут сначала попали под раздачу в таверне, и все слились моментально, потом беспорядки в Яслях… Я сразу вышел в реал, потому что в таком составе ловить нам было нечего. Да и почти все вышли тогда. Раздаван побегал немного, слился еще раз, и тоже вышел. Наутро все уши прожужжал, как он тут круто воевал с аграми, и что какие все трусы, его здесь бросили.

В другом месте ему бы мозги быстро вправили… а тут?... Короче, достал уже конкретно…

Вчера только более менее оправились, немного снарягой разжились. В основном, конечно Раздаван в долг помог, донатит он конкретно, с деньгами все нормально. Только собрались все опять вместе, взяли квест на крыс и тут в вас уперлись. Ну, он и закусился, что не по его. Да и так, вы-то тут, можно сказать, прославились в таверне, а мы все слились моментом, вот его жаба и душила все время. А когда ты сказал, что вы еще и дропнули агров и поднялись на этом, у него вообще изжога началась. Мы-то все потеряли. Хотя там не особо что и было терять, если по правде.

Все его никак не отпускало. За вчера всем реально мозг выел, что "вот если бы я с ними пересекся, вот я бы то, я бы сё…". И тут вы! Ну, его и понесло. Я его поначалу кое-как придерживал, а вы все тусите и тусите у амбара, и никак не уходите. Ну, он в нарыв и пошел. Ну, это что рассказывать, все видели. А сегодня вообще достал всех. И фармим мы плохо, и кач с нами не идет, и все дураки и криворукие, потом у него возникла очередная гениальная идея втянуть в дуэль все пати. Чтоб типа в командном зачете выступить, всех вынести, и весь ваш лут себе забрать. Я высказался против, потому что мне с вами делить нечего и просто так сливаться нет ни малейшего желания. Многие, кстати, поддержали. Потом градус шизы резко пошел вверх, и он перешел на личности.

Ну, тут уже я ему предупреждение сделал, чтоб за базаром следил. Короче, мы поцапались, и он мне кинул вызов. Я его принял, но он сказал, что в порядке очереди, сразу драться отказался, не хочет рисковать и сливаться перед важным боем. Тогда я вышел из пати, сказал ему, что он трус и сцыкло, все, что он мне купил, вернул, и ушел. Он поистерил еще немного и часть народа тоже, походу, ушла, кто куда.

Короче, я хочу все-таки с ним дотереть рамсы, но одному это будет сделать трудновато. У него есть несколько шестерок-прихлебателей. Поэтому я хочу поработать против них в вашей команде.

– Хм… Интересное кино… А я думал, ты у него как зам числишься.

– Ну, в общем-то так и было...

– А почему ты?

– Ну… – замялся слегка Убиван – у меня опыт в реале был…

– Спец?

– Да.

– Воевал?

– Было дело…

– Я думал, что тех кто реально воевал, сюда на аркане не затащишь. Тут же тоже воюют как бы…

– Да какая тут война? Смех один! Все понарошку. Войнушка в детском садике и то больше на войну похожа. Потому что там к этому серьезней относятся. Я, честно говоря, ожидал большего.

– А что дальше не служишь?

– Условия контракта не устраивают. Да и платят плохо.

– Понятно. Недовоевал, похоже?...

– Ну, вроде того, наверное…

– Ты к нам чисто счеты свести, как я понял?

– В принципе, да. Но если к себе возьмете, то можем и дальше поработать вместе. Не откажусь. Вы вроде по виду толковые. И удача есть. А там война план покажет.

– Из оружия что есть?

– Щит и кинжал. Больше ничего.

– Интересная комбинация.

– Ну, что осталось.

– А с Раздаваном ты чем биться бы хотел? Топор? Меч?

– Нет, на мечах он и вправду хорош. Занимался в свое время, видимо. На мечах я с ним не потяну. Топор, пожалуй, тоже не то. А вот копье я бы взял. Ты кстати, здорово его продел с нунчаками. Он их терпеть не может. Оттого и бесится.

Ну, так что? Возьмешь меня секундантом?

– А зачем тебе быть моим секундантом? У вас же с ним своя дуэль? А секунданты дерутся с секундантами.

– Так в этом и есть вся задумка. Я же говорил, что у него там есть прихлебатели. Он их уже в секунданты записал. Тоже ребята за базаром не следят и головой не думают. Вот и хочу и их вежливости немного подучить. Так что, пока Раздаван будет летать на респ и бежать обратно, я бы с ними пообщался. Если копье одолжите, конечно.

– Нам нужно посоветоваться, как ты понимаешь.

– Понимаю. Посоветуйтесь. Мне отойти?

– Да, пожалуйста. Я позову. Мы не долго.

– Я, пожалуй, тогда пойду сразу к амбару и там вас подожду. Как вы ни решите, а я свое все равно возьму. Благо, дураки на ошибках не учатся, и право выбора оружия все равно за мной. А на ножах – это не на мечах. Там и я кое-что умею.

– Хорошо, если увидишь там наших эльфов, к ним сразу иди. Как бы мы ни решили, а копье погонять дадим в любом случае.

Убиван кивнул и, повернувшись, быстрым шагом пошел вперед по улице.

Дождавшись, пока он отойдет метров на двадцать, я повернулся к молчавшим все это время ребятам.

– Ваше мнение?

- Тебе решать, Гроз, ты и решай. Не подумай, что мы съезжаем с разговора, но вопрос тут конкретно к тебе. Сам-то что думаешь?

– О чем?

– О человеке. – после паузы вставил Бух.

– Не похоже, что врет. Да не особо к нам и просится. Думаю, в таком формате брать можно. А вообще, кадр интересный. Если есть реальный боевой опыт, может быть нам полезен, как инструктор. Стратеги у нас свои. В оперативное планирование для начала можно и не пускать, а там видно будет.

– Так тут же не та война – удивился Валик.

– Война везде одинакова. Там главное – не умереть и выполнить задачу. Или наоборот. Выполнить задачу и не умереть при этом. Этот не умер. А все остальное уже вторично. Команда у нас есть. Личное мастерство, надеюсь приобретем своим трудом. А тактику нужно нарабатывать. Вот на этом стыке он бы и мог пригодиться. Реальный опыт – вещь незаменимая. К тому же у нас есть Фури. Она тоже бывала на войне. Думаю, она его лучше нас прозондирует.

– Кто? Фури воевала? Да ну, нахрен? Где? – Ошарашенно выдал Медвельд.

Остальные тоже не скрывали своего удивления.

– Не скажу, что воевала, но что на войне была, можете не сомневаться. Будь проклят мой длинный язык! И попрошу не трепать об этом.

– Мы могила! – Высказался за всех Аккелла. Там кстати, Жужа прилетела. Спрашивает, куда ей бежать нас спасать?

– Так… Свяжите ее с Веточкой. Пусть поступает в ее распоряжение, идет к ней и сидят тихо, как мыши. До команды. Будут нашим засадным полком. А я пока свяжусь с Веточкой и определюсь с диспозицией.

– Хорошо. Сейчас сделаю.

Я тоже развернул меню и быстро натыкал сообщение:

"Веточка, привет еще раз! У нас свежее подкрепление. Сестра Аккеллы. Такая же оторва, как и ты. Зовут Бешеная Жужука. Я ее отправил в твое распоряжение. Будете нашим засадным полком."

"Принято".

Бдзынь!

О, это от Фури!

Бдзынь!

И от Эла!

Фури: "Я у амбара, вы где все, вообще? Тут уже полно народу. Враги уже собрались а вас все нет."

Элдросса: "Мы в Яслях. Будем через две минуты. Как дела?"

Я, почесав затылок, набил сообщение и, объединив эльфов и себя в один чат, отправил его туда:

Гроз: "Мы в паре минут. Готовьтесь, похоже одной дуэлью дело не ограничится. Будет замес."

Фури: "Тоже мне новость. Вчера нужно было его кончать."

Эл: "Мы готовы. Даже стражу и мага от таверны прихватили, чтоб им там не скучно было".

Гроз: "Скучно не будет. Фури, к нам переметнулся Убиван Кеноби. Послал его к тебе. Пообщайся, как ты умеешь, прощупай. У него счеты с Раздаваном".

Эл: "Неожиданный поворот сюжета".

Мери: "Отличная интрига! А что на той стороне?"

Гроз: "У Раздавана часть ушла, в основном мелочь. Пришли пять новых пятого уровня. Опытные. Веточка считает, что один из них рерольщик. У нас еще одно пополнение. Сестра Аккеллы. Звать Бешеная Жужука. Отправил ее в засаду с Веточкой. Если дойдет до группового боя, попробуют ударить им в спину".

Фури: "Хорошая идея. Кеноби здесь. Жду вас".

Эл: "Приятный нежданчик".

Мери: "Еще клана нет, а уже клановые войны начались".

Эл: "Предсказуемо. Мы засветились уже так, что дальше некуда. Хорошо бы тихо свалить, пока охота не началась".

Мери: "Не утрируй. Но хвост точно будет".

Фури: "Отрубим, не впервой".

----------------------------------------------------------------------------------------------

К амбару мы и Эл с Мери вышли почти одновременно. Фури уже ждала нас возле одного из костров, о чем-то негромко разговаривая с Убиваном.

В наступающих сумерках рассмотреть кусты, в которых скрывалась Веточка, было уже нельзя, так что ее и Жужу видно не было. Но они, как те знаменитые суслики, там были. Как раз за спиной у группы игроков, стоящих у другого конца амбара. Видимо, это пати Раздавана.

К моему огромному удивлению, народу перед амбаром было полно. Навскидку, думаю, не меньше сотни человек. Хотя мы, вроде бы, объявление не давали. Видимо, вся реклама легла на плечи наших противников.

Кто-то из смышленых игроков уже во всю приторговывал на разнос пивом и едой, заблаговременно закупленной в таверне. Оно и верно. Идти же лень. А тут вот оно. Хоть и немного дороже. Другие, не настолько предприимчивые, предлагали остальным бифштексы из крысятины.

Так же шла активная меновая торговля. Кое-кто все же сумел поживиться во время беспорядков за счет незадачливых агров и не без оснований решил, что здесь можно будет толкнуть хабар выгодней, чем Фролу Кубышке. В-общем, все как бывает везде в Вальдире, когда в одном месте собирается достаточно народу. Наверняка и воришки-карманники тут как тут. Хотя, подозреваю, что их ожидает сегодня разочаорование, потому что вместе с Элдроссой сюда пришел представитель стражи. А уж у него глаз, как у орла! Я бы не рисковал. Но то я! Кто-то наверняка рискнет и попробует стащить что-нибудь у зазевавшихся игроков. Хотя, может, и не только у них. В толпе, к моему удивлению, то тут то там попадались и НПС.

Видимо, им тоже не чуждо любопытство.

Наконец, все собрались вокруг Фури. На часах было 22:20, еще немного времени до начала схватки было. Все уже было оговорено по два раза, каждый, как я надеялся, знал свой маневр. Мы беззаботно шутили, краем глаза напряженно поглядывая по сторонам, и ели шашлык, розданный заботливым Вальдемартом.

Элдросса немного в стороне непринужденно беседовал со стражником и магом, которые прибыли следить за порядком.

Пора начинать.

Я поцеловал Фури, подмигнул ей, отдал всё лишнее, что было в сумке, Медвельду. Передал ему свою кувалду, снял рубаху, оставшись в одних штанах, и вышел на середину площадки перед амбаром.

– Здесь есть тот, кто вызвал меня на дуэль! – громко выкрикнул я, – если не передумал, пусть выйдет ко мне!

Пробежавший по толпе легким ветерком говорок сперва неожиданно стих, а потом взорвался воодушевляющими выкриками и пожеланиями.

В наступившей тишине от тесной группы игроков отделились трое и быстрым шагом двинулись ко мне.

Во главе был, конечно же, злой, как черт, Раздаван. Двух других игроков я, кажется, видел вчера в его отряде.

Шли они красиво, в ногу. Такое впечатление, что репетировали. Но даже если и нет, смотрелись очень хорошо. Да и вообще, довольно неплохо все выглядело, даже я бы сказал, в некоторой степени пафосно.

Зазевавшиеся посторонние игроки быстро отступали с площадки и, в результате, мы оказались в центре почти правильного круга диаметром около десяти метров.

Я поприветствовал их взмахом правой руки, и, дождавшись, когда они подойдут, спросил:

– Ты не передумал?

Ответ меня не разочаровал. Не глядя на меня Раздаван прокричал:

– Я, Раздаван Ударов, повторяю, что вызвал тебя на дуэль!!! – рявкнул он – если ты не трус, дерись со мной!

Звучало, конечно, несколько, на мой взгляд, излишне театрально и неискренне, Станиславский бы точно не одобрил, но уж, как вышло.

– Я принимаю твой вызов! Вы собираетесь бится со мной втроем?

– Нет, это мои секунданты! И они намерены вызвать на дуэль твоих секундантов! Где они?

– У меня всего один секундант, но, думаю, что он согласится принять оба вызова от твоих.

– Очень самонадеянно! А если он проиграет?

– Тогда вместо него выйду я.

– Ты надеешься пережить эту дуэль, чмо? – презрительно бросил Раздаван.

– Имею такую наглость, сосунок охреневший! – в тон ему ответил я.

Раздаван чуть было не сорвался на скандал, но все же подавив волну гнева, продолжил:

– Положено иметь двоих секундантов!

– Вполне возможно, но уговорить удалось только одного. Если что не нравится, можешь отозвать вызов.

– Пусть будет так. Тогда… тогда тебе придется умереть и за себя и за него!

– Возможно, что и тебе сегодня придется умереть еще не раз! – Не упустил случая уколоть его я. – Ты готов? Может, начнем?

– Ты еще не представил своего секунданта.

Я махнул рукой, дав знак подойти.

Пока мой секундант шел ко мне, подходя сзади, я внимательно наблюдал за лицом Раздавана.

Удивление и гнев. Ну, что же, можно сказать, что часть проверки Убиван Кеноби прошел. Не похоже на подставу. Я бы так убедительно не сыграл.

– Разрешите представить вам моего секунданта. Убиван Кеноби. К вашим услугам!

Вставший со мной рядом Убиван коротко кивнул. На лица секундантов Раздавана без улыбки смотреть было невозможно. Уж кто, а эти точно не ожидали такого поворота.

– Теперь можем начинать?

– Хорошо! Давай оружие.

Я еще раз махнул рукой, и Аккелла вышел в круг, неся две пары нунчак. Зайдя сбоку, он протянул руки с ними вперед.

- Господа, выбирайте оружие!

Естественно, первым брал Раздаван.

Я дождался, пока он возьмет свою пару, осмотрит ее, подергает за шнур, сделает пару взмахов, чтоб убедиться, что все прошло без подвоха и кивнет, что принял оружие, затем взял свое.

Раздаван кивнул своим секундантам, чтоб те покинули круг, я кивнул Убивану и уже открыл рот, чтоб дать команду к бою, как вдруг…

– Остановитесь, чужестранцы!

Из-за спин игроков в круг вышли пожилой стражник с неопределяемым уровнем, которого я раньше не видел у таверны и маг, с которым мы с Механиком уже общались.

Подойдя к нам, стражник недобро окинул нас обоих хмурым взглядом, на несколько долгих мгновений задержавшись взглядом на мне.

– От имени стражи Альгоры я призван следить здесь за порядком и препятствовать беззаконию. Поскольку вы оба с взаимного согласия договорились решить свой спор на дуэли, препятствовать не буду, но должен спросить, не угодно ли примириться?

– Я не против – пожал плечами я.

– Не угодно! – буркнул Раздаван.

– Ну, как знаешь…

– Мы уважаем ваше желание решить свой спор в честном поединке, как рыцари, а не ударом из-за угла, как подлые убийцы! Но не хотим, чтобы кто-то зря принял смерть от руки другого. Хоть вы и бессмертны, нам все же неприятно, что кто-то находит пусть временную, но смерть не на войне, а из-за ссоры. Поэтому наш маг временно наложит на этот круг ауру ристалища. Так вы не сможете быть убиты и отправиться на круг возрождения. Как мы знаем, погибая, вы все же кое-что теряете и возрождаетесь слабее, чем были до этого. Поэтому, в каждом случае поединщики сами будут решать, как они будут биться. До победы или насмерть. Сражайтесь честно. И помните, что боги всегда на стороне правого! Напоминаю так же, что победитель имеет право как трофей забрать оружие и все вещи побежденного.

После этих слов стражник кивнул магу, и тот, сделав скупой жест рукой, выбросил перед собой яркую искру.

Вылетев в центр круга, искра коснулась земли, по земле побежали круги света, похожие на те что, бывают на воде от брошенного в нее камня. Дойдя до края площадки, волны слились в яркий круг, очертивший ристалище и осветивший его границы. Внутри же весь свет, какой был, шел только от двух костров, горевших специально для этого.

– Я желаю биться насмерть! – выкрикнул Раздаван.

– Я желаю биться до победы – ответил ему я.

– Мне не нужны твои подачки!

– Хорошо, пусть будет насмерть.

Стражник кивнул магу.

– Да будет так! – сказал маг.

– Поединщики! Минута на подготовку! Сходитесь по моей команде! – громыхнул басом стражник.

Мы разошлись по сторонам. Я к своим, Раздаван к своим. Меня кто-то похлопал по плечу, я кивнул, достал из кармана пузырек с черной тушью, купленной днем в лавке, и облив им нунчаки, тщательно ее растер, так чтобы тушь покрыла их полностью. Заодно измазав и руки до самых плеч.

Вообще-то назвать нунчаки белоснежными нельзя было и до этого, но теперь, когда наступила ночь, они стали почти совсем неразличимы, как и мои руки.

На той стороне ристалища началось суетливое движение. Затем раздался чей то выкрик:

– Так нечестно! Он покрасил оружие!

Усмехнувшийся в усы стражник прервал дискуссию вынеся вердикт:

– Не запрещено! Поединщики, в центр круга!

Я вышел в круг. В самый центр. В метре от меня остановился Раздаван, шипя какие-то то ли угрозы, то ли проклятья.

Опустив руки с оружием в правой, я сделал короткий поклон стражнику, затем противнику и далее расслабленно ждал команды.

Стражник поднял руку вверх, и опять усмехнувшись, махнул ей.

– Бой!

Едва прозвучал первый звук команды и Раздаван начал принимать стойку, я просто выпустил одну из палок оружия, до этого зажатую в пальцах, и, продолжив ее падение разгоном, резко, без замаха, рванул оружие вверх.

Расстояние между нами было около метра, поэтому с такой дистанции промазать было невозможно. Парировать тоже. Слишком короткий взмах. Слишком быстрый предмет. Слишком короткая дистанция. Слишком темно.

Конец свободной рукояти, взлетев снизу вверх, попал точно в подбородок Раздавана, заставив его клацнуть зубами и дрогнуть коленями. Глаза на мгновение закатились. Я, продолжая движение, сделал в воздухе петлю, и на возврате нанес второй удар в шею справа. Фактически два удара образовали одно движение.

Видно было, что к первому небольшому оглушению прибавился более серьезный дебаф. На пару секунд, это точно. Взгляд Раздавана слегка расфокусировался и рот приоткрылся.

После второго удара, пришедшегося в шею, свободная рукоять по инерции ушла за мою левую руку, сделала там петлю разворота и обратным ходом, наотмашь, пришла в правый висок противника.

Затем, разгоняя свободную рукоять, затормозившуюся ударом, я сделал короткий замах назад, и нанес короткий хлыст с подкруткой и обманным финтом. Со стороны казалось, что удар будет опять в шею или голову, но рукоять, нырнув вниз, под локоть рефлекторно поднятой в защите руки, ударила по ребрам.

Затем я без изысков нанес поплывшему Раздавану просто обычный лоу-кик правой в левое колено, и когда он перекосился, чуть не потеряв равновесие, врезал нунчаками по правой кисти, сжимавшей оружие. Прямо по пальцам.

Его нунчаки отлетели куда-то в сторону…

Обратным ходом еще раз в правый висок…

Он падает на четвереньки…

Я бью его по шее… Еще… и еще… и еще…

----------------------------------------------------------------------------------------------

Последний удар был со сложным и длинным разгоном. В старой книжке, когда-то давно взятой у отца, он назывался «ветер из-за горы». Очень поэтичное название… Но сам удар силен чудовищно…

Фаталити…

Посреди ристалища лежит туманный сгусток. Это не первый сгусток, причиной образования которого стал я. Но этот был сделан самым жестоким из пока что известных мне способов.

Я повернулся к стану противников и приглашающим жестом указал на сгусток у своих ног.

– Секунданты, возьмите вещи побежденного!

Толпа шумела. Кто-то выкрикивал поздравления.

Я поднял вторые нунчаки и пошел к своим. На душе было как-то не очень приятно. Не бой, а избиение младенца… Даже не интересно.

Первым, кто подошел ко мне, был, как ни странно, улыбавшийся от уха до уха Убиван. Уже со щитом и копьем в руке.

– Ну, ты, блин, и дал! – хлопнул он меня по плечу – Публика в шоке! Да ты их деморализовал до состояния густого киселя! Раздаван даже в стойку встать не успел, не то что в ответ махнуть! Я пошел! Давай, Гроз, пожелай мне удачи!

– Удачи! Не остаться в этой траве! Вперед! Они твои! Накидай им от души!

– Ну, что будет от всей души, то это точно!!!

Убиван отсалютовал мне копьем и, ударив им в щит, выбежав в круг, принялся в боксерском стиле подпрыгивать на месте, разминаясь и поджидая своего противника.

– Ну, кто тут хотел со мной пообщаться?

С противной стороны круга неохотно вышел один из секундантов Раздавана и молча прошел к середине. Из оружия у него были щит, практически такой же как и у Убивана, и обычный меч.

Стражник взявший на себя роль распорядителя опять задал вопрос:

– Не угодно ли примириться?

– Не угодно! Бой до победы – первым ответил Убиван. И отсалютовал копьем стражнику.

– До победы… – после некоторой заминки поддержал секундант и тоже отдал неловкий салют мечом.

– Приготовились! Бой!

По уровню они оба были однаковы, но Убиван сразу начал использовать моральное превосходство и принялся непрерывно атаковать противника своим копьем, пробуя уколоть его на разных уровнях и вынуждая отступать и уклоняться.

Все попытки контратаки пресекались в зародыше. В результате, более-менее удалась только одна, когда удачно отбив копье мечом в сторону, противник рванул вперед и попытался рубануть Убивана то ли в голову, то ли в шею.

Успеха атака не достигла. Убиван прикрылся щитом и в ответ щитом в щит же и ударил, мощно толкнув врага так, что тот едва не потерял равновесие. Использовав секундную растеряность, Убиван принялся заходить справа, постоянно пугая и беспокоя копьем, и погнал противника по кругу против часовой стрелки, не давая ему выйти из-под атаки и упереться.

Тот, поняв что его куда-то гонят, решил резким рывком разорвать дистанцию и рванул быстрее.

Видимо, это от него и требовалось. Дождавшись, когда тот рванет, Убиван просто метнул ему копье в ноги.

Запнувшись, противник растянулся на траве во весь рост, и тут Убиван всех удивил.

На ходу сняв с руки щит и перехватив его за край двумя руками, он наступил на щит упавшего, не давая ему подняться, а своим щитом, как подносом, с гулким звуком, со всего размаху врезал пытавшему встать на четвереньки противнику по затылку. Затем перескочил ему на спину и принялся молотить по голове щитом, не давая возможности ни подняться, ни освободиться. Учитывая вес щита, урон наносился существенный.

После секундной тишины зрители разразились дружным хохотом, а Убиван, загнав шкалу здоровья противника на самое дно красной зоны, но оставив несколько хитов, слез с него, отбросил свой щит, поднял копье и дождавшись момента, пока тот начнет вставать на четвереньки, взяв короткий разбег метнул копье ему в задницу, выбив остатки жизни.

Хохот стоял оглушительный. Часть зрителей, надо отдать должное, большая, наслаждалась развлечением. Эдакий бесплатный цирк.

Впрочем, в стане наших противников не только никто не веселился, там, такое ощущение, будто сгущались тучи.

Убиван, выйдя в центр круга, театрально поклонился во все стороны зрителям и стражнику с магом.

Мага это зрелище совершенно не забавляло, зато стражник явно веселился, хотя и пытался изо всех сил казаться спокойным и невозмутимым.

Завершив с поклонами, Убиван подхватил свой щит, выдернул торчащее в недобитом противнике копье, и, победно воздев руки вверх, вновь вышел в центр круга легкой, пружинистой походкой победителя.

Там он встал, опустив щит и указав копьем во второго секунданта, перекрывая гомон толпы рявкнул:

– Ты! Сюда!

Вышедший на второй бой секундант учел ошибки предшественника и взял вместо бывшего при нем поначалу меча так же копье.

Пока из круга уволакивали побитого поединщика, дуэлянты отсалютовали друг другу, зрителям и судьям и, заняв свои места, кивнули стражнику.

– Не угодно ли примириться?

– Нет!

– Нет!

– До победы?

– Нет, насмерть! – опередив Убивана, выкрикнул второй секундант.

Видимо, лежать с копьем в заднице ему не улыбалось.

– Насмерть! – кивнул Убиван.

– Приготовились! Бой!

Бойцы, насторожив копья, замерли в сутулых позах друг напротив друга. Очевидно, что этот боец был посерьезней прошлого, и Убиван не стал легкомысленно дразнить его, а сразу пошел в решительную атаку.

Удары пошли вразмен. Противник не стал отступать, а попытался встретить его на контратаке глубоким выпадом в ноги. Впрочем, Убиван легко от него увернулся и, отбив в сторону копье, ударил щитом в щит всем весом, отбрасывая противника назад.

Тот отшагнул, но опять встал твердо, не теряя равновесия. Убиван опять взяв короткий разгон, с шагу повторил удар, с тем же результатом. За тем еще раз.

На четвертый раз противник, видимо, решил провалить его удар, и в момент разгона чуть отошел в сторону и немного повернулся, расчитывая принять удар вскользь и «слить» его в сторону.

Однако, видимо именно этого Убиван и хотел, поэтому, вместо толчка он резко выпрямил руку со щитом, нанеся прямой удар в лицо кромкой.

В лицо попасть не получилось, противник все же успел отчасти заслониться, еще и сумел уколоть Убивана в ногу, но в шлем все равно прилетело не слабо. Не останавливаясь и не разрывая тесного контакта, Убиван, возвращая свой щит на место, ухватил рукой верх щита противника и резко дернул на себя и вниз.

Противник, ожидавший толчка навстречу и уже подавшийся вперед, чуть не рухнул от неожиданности, но все же устоял, балансируя в неустойчивой позе, разведя руки в стороны, и получил копьем в живот.

Убиван, тут же отбросив щит и вцепившись в свое копье двумя руками, всей силой и массой навалился на него, как рычагом опрокидывая противника на спину и с усилием протолкнув копье дальше, пришпилил его к земле.

Затем, отбив ногой щит поверженного, и выдрав из ослабевшей руки копье, наступил противнику на голову и, совсем не изящно пробив им шею насквозь, закончил поединок. После этого спокойно выдернул свое оружие из земли.

Публика неистовствовала.

Шоу удалось на славу.

После того, как тело превратилось в туманный сгусток, он преспокойно отсалютовал стороне противника, и, поклонившись во все стороны зрителям и стражнику, под свист и аплодисменты облутав туманный сгусток и собрав трофеи, направился к нашему углу ринга, если так можно было назвать круглое ристалище.

– Ну ты дал, дружище! Куда там мне!

– Да ладно! Раздаван даже дернуться не успел, а я вон сколько своих гонял по кругу, аж запыхался!

– Ну, я просто на нежданчик поймал, повезло.

– Везет всегда тому, кто подготовлен. Так что ты все правильно расчитал. Гроз, у вас на бодрость ничего нет? А то я почти на дне, а сейчас этот придурок примчится и опять бегать нужно будет. Если можно в долг. Я отдам.

– Как не найтись, найдется. Пойдем к нашим.

Выслушав все поздравления от нашей компании и расцелованный Фури, я наконец-то поймал за рукав Валика.

–Бобрятина еще осталась? Подкормить надо.

– Найдем – коротко кивнул Вальдемарт, и выудил из сумки кусок мяса и початый кувшин с пивом. – Держи!

– Лучше бы, конечно, эликом, но, в принципе, и так неплохо.- сказал Убиван, вгрызаясь в мясо.

Мы с любопытством смотрели на него, наблюдая как глаза удивленно расширяются от удивления.

– Ни хрена себе… Это как так? Вы что мне дали?

– Ты запивай, запивай, не трать время!

Убиван, недоверчиво глянув на Валика, сделал осторожный глоток, потом еще один.

- Мммм… Отличная штука выходит! Спасибо! Где там этот засранец бегает? Пора его на второй круг запускать!

Вышепоименованый засранец как раз в это время достиг амбара и, сверкая подгузником, спешно облачался в свои вещи.

– Убиван, у тебя как там с прочкой у копья? – поинтересовался я.

Парень вгляделся в древко, потом в щит и обеспокоено обернулся ко мне.

– Около половины у копья, у щита три четверти. В принципе, должно бы хватить, если дело не затянется. В крайнем случае, у меня же теперь запасное копье есть. А у вас, кстати, еще не найдется еще чего ни будь нестандартного, типа нунчак. Чтобы тоже в тупик ставило. Или типа кувалды твоей?

– Могу дать кистень. Кистенем умеешь? Будешь брать?

У на мгновение задумавшегося Убивана удивленно взлетели брови.

– Да это просто праздник какой-то! Конечно, буду! Это же все меняет! Давай! Только незаметно.

– Тогда открывай торг. Я тебе его продам и тогда его даже из сумки доставать не нужно будет. Он в инвентаре переместится. Но с возвратом, конечно.

–У меня с деньгами не очень, если честно.

– Но медяк-то хоть есть?

–Медяк есть. Последний. Хотя нет. Я же теперь богатей! Я серебра чуть поднял.

– Вот и нормально. Медяка хватит. Открывай торг!

Совершив сделку, мы принялись наблюдать за приготовлениями на той стороне. Там Раздаван, уже облаченный в свою старую одежду, при щите и мече, торопливо вливал в себя эликсир. Видимо на бодрость, потому что бежал от самого круга возрождения через половину Яслей и наверняка полностью выложился.

Не дожидаясь приглашения, Убиван вышел в центр круга, и остановился, поджидая противника.

Раздаван, допив элики, оправил на себе одежду, щит, перехватил меч, трусцой выбежал в центр круга, и, повернувшись к стражнику, отсалютовал, сообщив:

– Мы готовы!

– Не желаете ли примириться?

– Нет! Бой насмерть!

– Нет! Как скажешь!

– Приготовились! Бой!

Едва рука стражника двинулась вниз, Раздаван, не желая повторять свою прошлую ошибку, стремительно рванул вперед, стремясь нанести укол мечом. Однако застать врасплох противника ему не удалось, и Убиван, резко отскочив влево, попытался зайти ему за правую руку, отбивая выпад щитом внутрь и целя копьем в голову. Пошел интенсивный обмен ударами, Раздаван непрерывно атаковал, нанося удары в основном по древку копья, и пытаясь срубить наконечник.

Но подойти на дистанцию рубящего удара у него никак не выходило, Убиван достаточно ловко фехтовал копьем, все время норовя попасть в лицо и по ногам. С минуту они кружили по площадке, обмениваясь ударами и пытаясь то прижать, то обойти друг друга с фланга, когда у Убивана, похоже кончилось терпение, и отбросив щит назад, он перехватил копье двумя руками и принялся им охаживать противника как дрыном или шестом, заставив того полностью уйти в защиту.

Как Раздаван ни прикрывался, однако, с учетом длины копья, ногам все же крепко досталось и Раздаван начал хромать и волочить ногу. Затем ему прилетело по шлему, затем прошел укол в левое плечо и щит перестал успевать прикрывать от ударов.

Но вот после одного осбенно сильного удара, все же отбитого щитом, у копья вышла прочность, и оно рассыпалось в пыль прямо в руках Убивана.

Воодушевившийся было Раздаван уже почти из глухой обороны перешел к атаке, как Убиван, неожиданно выхватив кистень, нанес мощный подсекающий удар в левое колено, заставив ногу подломиться и после этого прицельно ударил кистенем в голову.

Раздаван поплыл, руки его опустились, и все кончилось очень быстро.

Убиван же, победно отсалютовав, и, обзаведшись еще одним щитом и неплохим мечом, облегчил останки противника от того, что было в его инвентаре и трусцой направился к нам.

– Прикинь, Гроз! Я на халяву эликов набрал! Пипец! У него их почти два десятка было! Живем! Вам не надо? Могу поделиться!

– Да у нас есть, не переживай! Прибереги. Еще ничего не кончилось! Все только начинается, похоже. Вон, видишь, к нам ребята идут? Что-то, не похоже, чтоб они шли нас поздравить с победой. С вашей бандой, кстати, стояли. Ты их не знаешь?

– Эти не наши. А так, пару раз встречал их тут.

– Мне говорят, что Раздаван им буквально полчаса назад пати кинул.

– Вполне допускаю. Не нравятся мне эти гуси…

– Есть мнение, что Раздаван с их помощью собирался задавить нас в групповом бою. Но так, как с нами тут стражник с магом, планы видимо, переменились, и теперь нас будут провоцировать на дуэли или на агрессию.

– А меня и провоцировать не надо! Я что-то в хорошем настроении! Я сам сейчас им вызов кину! Хрена они тут ходят, как эти самые? Если что, оружку в круг кинете? Если у моей прочка сядет?

– Да не вопрос!

– Ну, тогда смотри, как надо!

Убиван, резко повернувшись, устремился навстречу идущей к нам группе и, не уступая дороги, резко зацепил их лидера плечом. При этом он схватил его рукой за воротник рубашки и, притянув к себе, негромко бросил пару фраз.

Слегка было опешевший игрок в следующее мгновение вспыхнул и схватил за грудки уже Убивана, притянув его к себе. На что тот довольно ухмыльнулся и приглашающее кивнул головой в сторону ристалища.

Оппонент, помедлив секунду, утвердительно кивнул, и оба разом отпустив друг друга, устремились в круг.

После ритуальных фраз, скороговоркой произнесенных стражником, взявшим на себя роль рефери, оба решили драться до победы и, отсалютовав стражу копьями, кинулись в драку.

Убиван тут же принялся энергично атаковать копьем, метя в основном по ногам и заставляя своего противника непрерывно отступать и защищаться, нервно огрызаясь короткими уколами.

Понятно, что по уровню бойцы оказались примерно равны, и тут все решало то, кто окажется точнее, агрессивней и хитрее. Или просто выносливее.

Хотя с первых секунд схватки стало ясно, что моральный перевес был на стороне зачинщика-Убивана, и, захватив инициативу, он действовал жестко и агрессивно, загнав противника в оборону.

Пару раз уколы Убивана достигли цели, сняв несколько хитов жизни, но не слишком много, чтоб радоваться. В конце концов, долго непрерывно атаковать было нельзя, потивник в защите уставал меньше. Убиван это понимал и пошел ва-банк.

Улучив момент, он метнул в противника щит, и, перехватив копье двумя руками, со скоростью швейной машинки нанес с десяток очень быстрых ударов по разным уровням, раздергивая оборону противника и заставляя того быстро отступать. Последние два удара в ногу выбили еще немного, прошел и один в голову, хотя в голову лишь слегка коснулся острием щеки.

После этого он остановился, якобы переводя дух, сделав вид, что устал и ждет, пока восстановится бодрость.

Противник решил воспользоваться этим и пошел в атаку, ударив копьем в бедро и вложив в удар почти весь вес.

Убиван, дождавшись пока противник раскроется в атаке, длинным встречным фехтовальным выпадом, держа свое копье одной рукой почти за самый конец, сумел остановить этот удар своим упреждающим, каким-то образом попав ему в руку выше локтя и пробив ее насквозь.

От такой раны рука противника с копьем повисла, и Убиван, сбив его вниз, наступил ногой на наконечник, не позволя противнику разорвать дистанцию и при этом остаться с оружием.

Такого поворота тот явно не ожидал и, неловко попытавшись выдернуть свое оружие рывком корпуса, вместо этого невольно развернулся правым, незащищеным боком к Убивану.

Мгновенно среагировавший Убиван, тут же перекинув копье в левостороннюю стойку, вогнал его под край щита в бок, сняв чуть ли не треть всего здоровья, а затем, развивая успех, ударил в шею, сняв еще столько же. Затем еще раз ударил сверху вниз в руку, наваливаясь всем телом на свое копье как на лопату, прижимая противника к земле, и опуская того на колено.

Едва колено коснулось земли, как Убиван выдернул свое копье, и, опрокинув противника на спину толчком ноги, принялся наносить частые уколы копьем по ногам, не позволяя тому подняться и стремительно обнуляя его полосу жизни.

Противник из последних сил пытался хоть как-то прикрыться щитом, но жизнь уходила слишком быстро, а вместе с ней и силы. Доведя и этого противника почти до такого же беспомощного состояния, как и предыдущего, Убиван не спеша обошел его по кругу и, зайдя со стороны головы, дал ему хорошего пинка в ухо, а затем просто добил коротким ударом в горло.

На все при этом у него ушло всего две минуты.

И это с зачином.

Оставшаяся компания, оторопело понаблюдав этот бой, в котором их заводилу взгрели, да еще и без оружия оставили, переглянулась и почти бегом направилась в нашу сторону.

Праздные зеваки, стоявшие поблизости, моментально освободили пространство, наши же напротив, подтянулись поближе, разворачиваясь полукругом и заходя во фланги.

Наконец, сойдясь вплотную с оставшейся четверкой, мы молча уставились друг на друга.

Стоявший напротив меня, явно более опытный, чем остальные, игрок, возможно, тот самый, якобы, рерольщик, в отличие от взволнованных сопартийцев, сохранявший спокойно-циничное выражение лица, усмехнувшись, перестал играть со мной в гляделки, и, повернув лицо к Фури, плюнул в ее сторону, забрызгав лицо и куртку.

Такого приступа холодной ярости я не ожидал даже сам от себя.

Кожу на затылке стянуло как от мороза, волосы на загривке, видимо, встали дыбом. В глазах на миг потемнело. Лицо, шея и грудь заледенели от онемения, а в животе взорвался какой-то горячий ком.

Остальные его подельники, как по команде, повторили его действие, правда, больше никто не доплюнул. Но это уже было неважно.

Краем сознания я скорее уловил, чем почувствовал, как над всей толпой медленно разливается тишина, превращая гул болтовни в шепот. Все насторожили уши, боясь пропустить каждое слово.

– Значит так… Ты, потом, ты, потом ты, и ты последний!.. Марш в круг. Буду вас учить хорошим манерам.

– Это вызов?

– Нет, это приказ.

– Ну, раз нет вызова, то мы пошли дальше. Нагло ухмыльнулся заводила.

Я, уже понимая, что лезу в петлю, было открыл рот, чтобы сделать вызов, но Фури успела раньше.

– Я вас вызываю – мелодично проворковала она неожиданно низким, с сексуальной хрипотцой голосом. – В той же очередности. Всех. Вы же не откажете слабой девушке? Правда, джентельмены?

– Ну, конечно же, нет! – осклабился заводила, облизывая ее похотливым взглядом.

– Вы согласны?

– Мы согласны! – за всех ответил заводила.

– Все согласны?

– Все! –нестройным хором подтвердили оставшиеся трое.

– Это будет джентельменская дуэль?

– Ну, конечно! Какая же еще? – ощерилась вся четверка.

– Отлично! Тогда я выбираю дуэль на луках. Будем стреляться!

– Ты чё, овца? Ваще рамсы попутала? Ты нас вызвала, значит оружие мы выбираем.

– Нет, мальчики! - нежно проворковала Фури, – у нас же джентельменская дуэль. Вы согласились. Значит, я выбираю. Вы дуэльный кодекс-то читали хоть?

– Нет…

– Ну и придурки! – совершенно обычным голосом сообщила им Фури и звонко расхохоталась.

– Да пошла ты! Овца драная! Слышь, олень? Мне что, на твою бабу поссать что ли, чтоб ты проснулся?

– Ой! Не надо! – Фури опять жестом остановила меня. – Господин стражник! Подойдите, пожалуйста, к нам!

– Слушаю вас! – подошедший стражник, судя по всему, наблюдал за сценой и прекрасно слышал все реплики обеих сторон. – Что-то случилось, юная леди?

– Господин стражник! – звонко прощебетала Фури, и я опять поразился мгновенной смене образа и голоса – Господин стражник! Напомните мне, пожалуйста, какое наказание положено в Альгоре за оскорбление дамы в присутствии кавалера, при свидетелях, с целью спровоцировать скандал?

– При оскорблении дамы словом и действием в присутствии кавалера… При наличии свидетелей… надежных свидетелей, естественно… Э… Пять суток исправительных работ. Плюс штраф в пользу пострадавшей стороны по одному золотому с каждого виновного. Обычно судья на прочистку канализации отправляет. В катакомбы. А что?

– А если дама при этом вызвала грубиянов на дуэль, а они отказались предоставить даме сатисфакцию?

– Эээ… Тогда пятнадцать суток исправительных работ на выгребных ямах. Штраф в пользу пострадавшей стороны по два золотых. Ну и минус в репутации с городом на год. За малодушие.

– Спасибо большое, сударь!

– А что, леди, вас обидели эти… Вас кто-то обидел?

– Ах, сударь! Я, право еще не решила!

Фури с загадочной улыбкой повернулась к офигевшим от такого поворота дел зачинщикам.

– Монетку что ли кинуть? Как думаете, мальчики?

– Ладно… Пошли, что ли… Буркнул заводила и поплелся в сторону круга. Оставшаяся тройка понуро побрела следом.

Фури, встав на цыпочки, чмокнула меня в щеку и шепнула на ухо:

– Не переживай, я тебе немного оставлю, чтоб пар выпустить!

– Удачи, солнышко! – пожелал я и чмокнул ее в щечку.

Фури пошла в круг, а я оглянулся в поисках Эла и Мери.

Они, пряча глаза, едва сдерживали смех.

Весело им! У меня тут от гнева чуть кровь носом не идет, а им смешно!
 

Сверху Снизу