Проект Икар-2

mechanik

mechanik

Застрявший на форуме
Регистрация
17 Сен 2016
Сообщения
3.723
Оценок
3.666
Баллы
1.111
Возраст
53
Ну,пока вполне адекватный. Мне интересно другое: с учётом того, как контролируют и требуют с Феникса, почему разрабы позволяют открыто сачковать тунеядцам? Те ж, по сути, на зарплате?
 

Enot17 (Игорь)

Enot17 (Игорь)

летающий енот
Регистрация
19 Сен 2014
Сообщения
640
Оценок
962
Баллы
696
Возраст
50
Глава 9
Глава 9 Рус. Научи меня летать
– Погоди, Сапсаныч, я думал, что моим обучением займешься ты. Разве нет?
– Прости, Рус, но я сейчас никого не учу, есть другие задачи, и поверь, их не мало. Но ты не переживай, тобой займется кто-нибудь из опытных…
В этот момент входная дверь хлопнула, я обернулся: в трактир ввалилась толпа икаров, и направилась аккурат на нашу половину зала. Среди вошедших я разглядел Рыжего, обоих «спортсменов», парня, которого я окрестил «грязнокрылым» за неудачное сочетание перьев, девушку с розовыми крыльями, виденную мной при первом появлении, и ту самую брюнеточку.
– О! Как кстати, сейчас и подберем тебе наставника, – Сапсан встал из-за стола, призывно помахав рукой, – ребят, на секундочку.
Икары подошли, продолжая начатый спор. Спорили спортсмены и «розовокрылка», «грязный» периодически пытался вставить слово, но его похоже никто не слушал. Рыжий многозначительно ухмылялся, и только брюнетка шла с видом: «ребята, давайте жить дружно!»
Сидеть, да еще спиной, когда речь должна была пойти обо мне было как-то неправильно, я встал и повернулся.
– Так, народ, давайте познакомлю, – когда Сапсан начал говорить, спор вошедших тут же прекратился, – это Рус. Прибыл к нам сегодня, и даже успел немного по самоубиваться.
– Свежее мяско, – раздалось негромко где-то в толпе стоящих передо мной икаров. Могу голову дать на отсечение – Рыжий. Серебряннокрылый не обращая внимания продолжил.
– Все в курсе, что не сегодня-завтра начнется закрытая бета. Так вот Русу надо полететь до ее начала.
– Бра-ата-ан, ты попал, – насмешливо в полголоса резюмировал Рыжий. Так же я удосужился пары снисходительных ухмылок от спортсменов, презрительного взгляда от «грязного», соболезнующей гримаски от брюнетки. Только розовая не отрывала взгляда от Сапсана.
– Рыжий, даже не рассчитывай, – наконец снизошел до него Сапсан. Под взглядом «серебряного» шутник опустил глаза, потерялся, разве что ножкой не расшаркался.
Сапсан обошел стол, встал рядом со мной, задумчиво глянул на меня, на стоящих перед нами икаров.
– К братьям что ль тебя отправить? – «спортсмены» разом насупились. – Кстати, познакомься, это наши братья-акробатья Чук и Гек. Воздушные хулиганы, но отличные ребята и летуны – одни из лучших… Если бы не излишняя тяга к экстриму и воздушному хулиганству, глядишь давно бы меня догнали. – «Братья-спортсмены» перемигнулись, с вызовом поглядывая на Сапсана. Тот никак не отреагировал, задумался на пару секунд, потом покачал головой, – не, не пойдет. Они тебя угробят, а ты нам еще нужен.
Брюнетка несмело подняла лапку.
– А может … я? – перевела взгляд с Сапсана на меня, – привет. Я Веточка.
Девчонки типа Веточки мне нравились – невысокие, ладненькие, с точеной фигуркой они обычно терялись на фоне ярких красавиц. Но при этом, как правило были более душевные и милые. По крайней мере, это то, что я знаю из собственного опыта. Тут же уколола тоска: я вспомнил, что у Анахиты, при всей ее модельной внешности, какого-то зазнайства и высокомерия не наблюдалось.
– Не-е, Вет, – Сапсан качал головой, – вы с Витусом из последнего набора. Думаю, у тебя самой пока опыта маловато. Извини, были бы другие обстоятельства…
Девушка извинительно улыбнулась мне. Я ответил ободряющей улыбкой. Черт, как же жалко! И девчонка симпатичная, и видимо человек не плохой. Мне бы было с ней комфортно учиться. Я уже хотел было влезть, типа «Сапсан, что ж ты человека, самостоятельно вызвавшегося, в сторону оттираешь? Дай ей шанс! Дай нам шанс! А я ох как буду стараться!», но не успел.
– Май, видит бог, кроме тебя – некому.
Мы одновременно с «розовокрылой» посмотрели друг на друга. Она – недоуменно-брезгливо, будто ей в тарелку таракана подкинули. Я – просто недоуменно. Она? Да она единственная, кто меня игнорировал весь разговор. Зачем мне такой наставник?
Хотя посмотреть там было на что: невысокая, мне по грудь. Копна каштановых волос свободно сбегала по загорелым плечам. Высокую грудь обтягивал черный топ, оставляя открытым втянутый животик. Ниже – шаровары на манер восточных, сквозь которые проглядывают накаченные бедра и ягодицы. Невольно сравнил ее с Анахитой. Аня, конечно, выше, но при этом узкобедрая и более худая, впрочем, как и все девушки-модели. Эта же, как будто сошла с плакатов фитнес-залов и качалок.
Вот не люблю таких! Как по мне, все их устремление по жизни – накачать задницу, и запрыгнуть под венец к какому-нибудь толстосуму.
– Саш, а почему я? – надула губки «розовая», – мне что, больше заняться нечем?
– Майечка, – парень прижал руки к груди, – во-первых, ты отлично летаешь. Можно сказать – лучше всех. – Мышцы на лице девушки слегка дернулись, снова собираясь в намек на улыбку. – Во-вторых, ты же хочешь получить статус наставника? – В глазах фитоняхи блеснула надежда. – Ну и, в-третьих, сделай это для меня.
Майя снова расплылась в счастливой улыбке.
– Для тебя, конечно. – Перевела взгляд на меня. Улыбка стерлась.
– Вешайся, – буквально промурлыкал Рыжий, подмигнув мне. Браться потеряли интерес, и прошли в глубь зала, вслед за Рыжим. Туда же, мне за спину отправилась и брюнетка-Веточка, на прощанье махнув ладошкой.
«Грязнокрылый», названный Витусом буквально испепелял меня взглядом, стоя за плечом Майи. А этому-то я что сделал?! Решил не обращать внимание, перевел взгляд на мою свеженазначенную наставницу.
– Так новичок, раз тебя мне навязали… Ты поел?
– Что? – не понял я вопроса. Это еще что за забота? – В каком смысле?
– В коромысле! Шкалу сытости заполнил? … Господи, и откуда ты на моею голову!
Сапсан хмыкнул, дружески толкнул меня в плечо.
– Ну, оставляю вас … вдвоем. Давайте, занимайтесь. – кажется он тоже был в приподнятом настроении, – Пойдем, Вит… Пойдем, – парень повысил тон на «грязного», – не мешай … учебному процессу.
Вит наградил меня еще одним ненавидящим взглядом, проходя мимо зацепил плечом. Черт! Когда же я подрасту в уровнях? Вроде слабо зацепил, а меня чуть не сковырнуло.
– Я дождусь ответа? – в глазах «наставницы» появились насмешливые огоньки.
– Да норм с «голодом», пока есть не хочу.
– Ну раз норм, тогда давай, дуй на ближний север, и жди меня там. Мне поесть надо.
– А-а-а… Где это?
В ответном взгляде сквозило такое разочарование в человеческом роде в моем лице, что я пожалел, что спросил. Да ну нафиг! Лучше бы … Лучше бы вон, у Деймона спросил, он вроде еще здесь.
– «Север», новичок, на северном склоне, представляешь? А «Ближний» он от того, что ближе всего находится к Общему дому.
– Я смотрел на карту, нет там такого!
Вздох.
– Но северный склон ты в состоянии найти? – Девушка подошла к окну, поманила пальцем. – Где Солнце, видишь?
– Да. А причем тут… – впрочем я тут же догадался, но розовая не дала поправиться.
– Так, э-э-э-э… как там тебя? Не важно. Ты в ФанВирте раньше бывал?
– Вообще-то до теста, у меня был семьдесят девятый уровень…
Майка прыснула
– Ты мне-то не заливай! – передразнила, – «Семьдесят девятый». Что же не сто пятидесятый сразу, а? Фантазия слабовата?
– Я не вру! Я был воином!
– Тем хуже для класса воинов! – отпарировала девушка, – Если ты играл и раньше, то должен знать, что существующие территории игры географически представляют собой участок северного полушария.
Я хотел было сказать, что уже понял, но моя словесная порка продолжалась.
– Значит Солнце, где у нас находится? Пра-а-вильно, на юге. Значит, что тебе надо сделать, ну? Тебе надо выйти на улицу, повернуться спиной к солнышку, и топ-топ-топ, пока не дойдешь до склона. Надеюсь, что такое склон, объяснять не надо?
– Не надо, – буркнул я, и чуть ли не выбежал из трактира.
Черт! Был бы это парень, буквально на второй фразе, он бы уже получил в зубы. И плевать, на сколько уровней он меня выше: уровни-уровнями, они меняются, а спускать такое, да еще перед лицом других… Не-е-е! Но это же девчонка!
В раннем детстве моим воспитанием занимались мама и старшая сестра, а потом, когда подрос, и вступил в пору интереса к противоположному полу, опять ни у отца, ни у подросшего, и ставшего помогать отцу старшего брата не было времени на разговор душам на тему «как подкатить к девчонке». Снова приходилось идти за советами к женской половине нашей семьи.
Не сказать, чтоб я был какой-то закомплексованный: легко знакомился, мог пошутить, подколоть, насыпать комплиментов. Но только не тогда, когда сталкивался с женским хамством. В этом случае я просто терялся: шутить или отпускать комплименты, когда тебя смешивают с грязью? Но не бить же их! А мама, на вопрос, как отвечать подобным хабалкам говорила: «если они так себя ведут, то это – не девочки! И тебе просто не нужно с ними общаться» … Ага, только что делать, если общаться все-таки приходиться? Эх, всегда завидовал парням, умеющим ответить на девичье хамство своей дерзостью, хлопнуть по заднице, приобнять… Мне проще с компанией гопников в темной подворотне встретиться, чем с одной такой «фитоняшкой».
Раздраженно вспомнил, что хотел ведь прикупить рекомендованные Сапсаном шмотки. Плюнуть? Куплю в следующий раз? Да вот хрен вам! Развернулся и решительно толкнул открывающиеся в обе стороны двустворчатые двери. Если бы они не были во весь проем, можно было бы представить, что это двери в ковбойский салун. А так больше смахивали на двери в метро.
Присел за ближайший столик. Интерфейс, карта, «Общий дом», иконка магазина. «Провалился» в «Лавку», принялся перелистывать имеющееся. Хм, не богато. Что бы подобрать? В итоге, памятуя рекомендации серебрянного, выбрал темно-серую облегающую футболку с короткими рукавами, и черные бриджи чуть ниже колен. Нормальная спортивная одежда, не надо мне трикотажа гомосяцкого.
Как там получать? Подошел в стойке.
– Пентюх, у меня там заказ… Футболка и штаны.
На прилавок плюхнулся сверток. Мда-а… Как будто в офисе транспортной компании побывал. Впрочем, на упаковке сэкономили.
Заскочил в ЛК, переоделся. Вот! Не хватает зеркала! Надо будет раздобыть. С этими мыслями сбежал по ступенькам.

Над обрывом, теперь то понятно, что Сапсан называл «южаком», парили двое икаров. По всей видимости остальные пошли есть. Прикинул время - что-то непонятно, это у них поздний обед или ранний ужин? Наверно, хмыкнул я, местные не отказывают себе и в полднике. Хорошо устроились! Я, в бытность свою воином, иной раз мог рассчитывать лишь на одноразовое питание.
Обошел башню кругом. Мне, значит вон туда, где вдоль площади навалены «пьедесталы», как я их окрестил, из валунов. И хотел уже пошагать, как вдруг поток теплого воздуха несильно подтолкнул в спину.
Идея! Я же теперь крылатый! Крылья – тот же парус. Так чего я буду просто так ноги бить, в том месте, где все летают?
Повернулся спиной к ветру и раскрыл крылья. Тотчас меня начало подталкивать в спину. Развел пернатые конечности пошире, прыжок. В прыжке меня немного закрутило, и я приземлился почти что боком, пришлось даже пробежаться немного приставными шагами, пока гасил скорость.
А что это я изображаю лягушку? И я побежал, в стиле тройного прыжка, каждый из которых, благодаря моим пернатым парусам превращался в кенгурячий.
Ближе к валунам попутный ветер стих, впрочем, я уже почти добрался. Пробежав по инерции еще пару шагов, остановился возле кучки из четырех валунов, верхушка самого большого оказалась чуть-чуть выше моего роста.
В этот же миг, со свистом, и безо всякого хлопанья крыльями на вершину большого камня приземлилась Майка. Посадки я не заметил. Только-только до слуха донеслось «ф-фью-ю-ть» рассекаемого воздуха, потом звук ослаб и «шлеп!» На макушку камня плюхнулись когтистые лапы.
– И кто ж тебя надоумил по ветру на крыльях сгружаться?
Поднял голову, наверху насмешливо прищурилась розовокрылая. Пожал плечами.
– А что такого? Использую силу ветра. Крылья, это же тот же парус?
– Кто тебе сказал такую глупость? Крылья, … это крылья, и точка. Они – чтоб летать. Или скажешь, что еще и яхтсмен?
– Нет, не скажу. Брат увлекается, муж сестры тоже, у них свои яхты, вот и брали меня с собой. И может уже спустишься? Не люблю разговаривать с задранной головой.
Девчонка легко оттолкнулась, в прыжке раскинула крылья … и выполнив изящную петлю со снижением опустилась буквально за шаг до меня. И опять – никаких взмахов, как у приземляющего голубя. Красиво! Я залюбовался.
– Значит так, новичок…
Ее указательный палец уперся мне в грудь.
– Вообще, я - Руслав, – какое же сильное желание, взять сейчас этот палец, в кулак, и вывернуть против суставов! – для краткости можно Рус.
– Да мне без разницы. Запомни, если бы не Сапсан, я бы и пальцем не пошевелила, – при этом ее указательный палец пребольно тыкался мне между ребрами. – Учить я тебя, конечно, буду, мне позарез нужен статус наставника к бете. То есть полететь ты полетишь, других вариантов нет. Впрочем, – она криво усмехнулась, – если не сбежишь от сюда, сегодня же вечером. Но на этом – все. Я тебе – не мамка, объяснять, что да как в ФанВирте не буду, сам разберешься, надеюсь – не маленький…
Почему я ее не пошлю по известному адресу? Терпеть такое, да еще от какой-то фифы? Вот прямо сейчас, выскажу ей в лицо все, что она заслуживает, развернусь и пойду к Сапсану просить другого наставника. Лучше всего, я мечтательно улыбнулся, брюнетку Веточку. В конце концов, даже эта коза говорит, что я ему зачем-то нужен. Видимо у него каждый голос на счету.
Но ведь что-то меня держит? И я знаю что. Я видел, как она летает! Не могу описать, но даже ее посадки и коротенького слета вниз было достаточно, чтоб я понял – передо мной мастер. А учиться лучше у мастеров, даже если они – старые, больные на голову козлы. Или офигевшие от самомнения и мужского внимания фитоняхи.
– Теперь по поводу обучения. Давай договоримся на берегу. Я говорю тебе «прыгай», ты…
– Спрашиваю, как высоко?
– Ты прыгаешь, болван. И не «как высоко?», а насколько можешь. На объяснения тебе аэродинамики, аэрологии у меня… у нас, просто нет времени. Поэтому не жди вначале теоретического курса. Мы не сядем с тобой в столовке, ты – с тетрадкой, я – с наглядными пособиями, и я не буду трындеть тебе, как работает крыло икара на разных режимах. Ты просто делаешь то, что я говорю. Не тупишь, переспрашивая по сто раз, не умничаешь, предлагая заведомо тупые варианты, которые тебе самому кажутся гениальными. Поверь – до тебя то же самое предлагали уже десятки икаров-новичков, но полетели из них только те единицы, которые просто делали то, что им говорили наставники.
– А остальные?
– А остальные были выкинуты из теста за ненадобностью. Усек?
Я кивнул. Нет, с этим то, как раз, я был полностью согласен. Только так и работает в спорте: научись сначала делать по правилам, а затем, когда превзойдёшь, можешь попытаться установить свои. Но не раньше. Я тоже видел умников, пытающихся спорить с тренером. Это всего лишь попытка найти халявный путь к успеху. Проблема только в том, что в таком спорте халявных путей не бывает.
– Ты вообще меня слушаешь? – сдвинула брови Майка.
– Так точно, бос!
Девушка нахмурилась еще сильнее.
– Издеваешься?
– Нет. Сапсан не говорил? Я занимался историческим фехтованием в реале, так что все, что ты говоришь сейчас, мне говорили уже неоднократно. И я совершенно с этим согласен.
Майка прищурилась с подозрением, и несколько секунд смотрела прямо в глаза. Видимо моя физиономия была достаточно честной и бесхитростной при этом, раз лицо наставницы постепенно разгладилось.
– Ладно. Но если я пойму, что ты мне сейчас просто лапшу вешаешь – все, учеба закончится в тот же миг. Просил за тебя Сапсан, не просил – будешь сам корячиться, чтоб полететь к бете.
 

Enot17 (Игорь)

Enot17 (Игорь)

летающий енот
Регистрация
19 Сен 2014
Сообщения
640
Оценок
962
Баллы
696
Возраст
50
Держите еще (и это не шутка). Кстати, немного поменял порядок глав, перетасовал.
– Так, трындеть не мешки ворочать, хорош прохлаждаться, пошли. – Майка кивнула головой в сторону прохода меж «пьедесталами»
Сразу за ними взгляду открылось поросшее невысокой травой поле. Вернее, полем это было на протяжении шагов пятидесяти, а дальше начинался вполне пологий склончик. В самом низу еще один ровный участок, на вид так раза в два или даже три больше верхнего, упиравшийся в противоположный склон, крутой, постепенно переходящий в почти отвесную стенку. И тут гора! Больше всего мне это место напомнило учебный горнолыжный склон, не хватало только каких-нибудь подъёмников сбоку.
– Еще это место называют «Лягушатник». Потому что здесь проходит первоначальное обучение. Перепад высот между стартом, где мы стоим и низом – пятьдесят метров. Уклон достаточно пологий. – Как заправский экскурсовод проговорила Майка.
– О! А «Лягушатник» я на карте видел!
– Но мы это место, называем «Север-ближний». – С нажимом заметила моя наставница, – Еще есть «Север-дальний», может быть когда-нибудь и до него дорастешь.
Я решил не уточнять, где это. Сам потом посмотрю.
– Так, рассказывай, чего успел? Сапсан говорил, что ты уже пробовал полететь?
– Ага. Смотри, сначала я попробовал слететь с Общего дома…
– Откуда? – недоверчиво прищурилась девчонка, – как ты туда попал?
– А чего такого? Со второго этажа…
– А-а-а… Понятно. Оттуда тебе пока рано: без взмахов не взлетишь, слишком низко – скорость набрать не успеешь, и динамика там никакого.
– Чего?
– Так, новичок… – опять начала закипать девушка, но тут же успокоилась, – ах да, откуда же тебе знать! Я, так понимаю, в реале не летал?
– Не-а…
– Оно и видно… Короче, динамик – это поток, который создается ветром. Ветер дует на препятствие, и вдоль этого препятствия, то есть вдоль стенки, в которую дует ветер, то есть конечно не вдоль, а вверх… Так, короче, вот гора, – она поставила правую руку вертикально, – вот отсюда, ветер, – направила кисть левой руки на правую, – и когда ветер доходит до горы, он начинает дуть вверх. – левая кисть уткнулась в правую руку, и изменила направление на «вверх». Понятно?
– Ну, вроде да, – я пожал плечами, – на наветренной стороне препятствия создается восходящий поток, за счет обтекания препятствия ветром. Так?
– Ну … почти. Короче, не забивай голову! Просто знай, с той стороны, где дует ветер, на склоне всегда поднимает. Так вот, рядом с Общим домом ветра нет. Поэтому для старта с него, надо успеть развить достаточную скорость, чтоб крылья начали держать. Делается это в пикировании, но со второго этажа тупо не хватает высоты.
Хм, летает она классно, а вот объясняет… Ладно, разберемся.
– Что еще успел?
– Два раза с как его там? С южака прыгал.
– И как?
– Как-как, – пробормотал я, – чуть не обосрался.
Девчонка прыснула.
– Интересно, и почему же? – в голосе явственно сквозил вызов.
– Оказывается, пропасть под ногами, это страшно, – не обращая внимание на ерничество задумчиво протянул я.
В глазах Майки мелькнуло какое-то подобие интереса.
– Знаешь, а не многие из моих знакомых готовы признаться в страхе.
– Да что в этом такого? – искренне удивился я, – это нормально, испытывать страх. Обычная человеческая реакция. На мой взгляд хуже, если человек испугался, но потом ходит и доказывает: «нет-нет, ничего подобного, даже прикольно было». Страшно – так и скажи, страшно бывает всем, не все в этом сознаются.
В ответ получил еще один изучающий взгляд. Хм, неужели злая ведьма постепенно превращается в нормальную девчонку?
– А еще, я не люблю, когда оказываюсь в беспомощном состоянии. Представляешь? За последние годы отвык.
– Отвык он, – фыркнула наставница, – скажи еще: «я такой крутой, что с яслей не попадал в затруднительные ситуации. Это только здесь слегка облажался»!
Черт, сглазил… Кто за язык тянул?
– В общем так, – решил сменить тему я, – с первым полетом мне более-менее ясно - я потом по логам смотрел. У меня просто кончилась выносливость. Но что со вторым, так и не понял. Вроде и шкала выносливости была полная, но все равно – закрутило и все, размазало о камни.
– Запись есть? – деловито осведомилась девушка.
Развел руками.
– Нет. Честно говоря, я уже заведенный был, из-за постоянных неудач. Вот и прыгнул, как только возродился.
– Понятно. Что еще успел?
– Ну… Когда понял, что выносливости изначально хватает только на три минуты полета, то ей и занялся.
– Это когда ты с булыжником вокруг площади бегал, да? Знатно всех повеселил … Стой? Что ты сказал? Три минуты? Изначально? Это как это у тебя получилось?
– Смотри, – я принялся излагать свои выкладки, – на четыре секунды полета у меня ушло два пункта выносливости. Значит…
– Стоп, стоп, стоп. А как ты засек, что именно на четыре секунды уходит два пункта?
– Ну… – я уже представил, какая реакция последует, – в логе через четыре секунды запись об израсходовании выносливости до нуля…
– А в момент старта, согласно логам, у тебя оставалось… – Майка иронично подняла бровь, – Два пункта выносливости, так? И ты мне после этого заливаешь про семьдесят восьмой уровень?
В очередной раз дал себе зарок меньше болтать, а то эта колючка цепляется за любой повод, чтоб меня смешать с дерьмом.
– И на старуху бывает проруха, – выдавил сквозь зубы.
Не знаю, может мой тон оказал какое-то действие, но девчонка сбавила язвительность.
– Ладно, новичок, смотри в чем ты ошибся. Во-первых, полет может быть парящий, а может быть маховый. А во-вторых, в парящем полете расход выносливости – пятнадцать пунктов в минуту. То есть с «нуля» ты теоретически мог бы парить минут семь. «Теоретически» — это значит мы не учли старт, который тоже энергозатратный. Но это не три минуты, как у тебя, согласись?
– А как же…
– Так же, – передразнила язва, – значит у тебя полет не эффективный, есть какие-то дополнительные траты энергии. Если же говорить о маховом полете, то в среднем, в спокойном режиме расходуется пять пунктов на взмах крыла.
– Ого!
– Да, – хмыкнула Майка, – сейчас разрабы остановились на таком соотношении. Но для тебя это имеет практическое значение. Какое?
Да задолбала! Откуда мне знать?
– Майка, хватит строить из себя строгую училку, – чуть не сказал «стерву», вовремя удержался, – я не знаю. Просто скажи.
Она усмехнулась.
– Это не сложно, мог бы и сам догадаться. Это значит, что для тренировки выносливости надо махать крыльями, а не изображать беговую лошадь с поклажей.
Черт, а ведь она меня уела! Хотя… я же не знал, сколько энергии жрут взмахи! Но решил не спорить.
– В общем так, новичок, будем уже заканчивать брифинг. Напоследок скажу: для того, чтоб ты начал считаться летающим, тебе надо стартовать с Ласточкиного обрыва, набрать высоты в маховом полете, хотя бы метров двести-триста, потом слить ее в нисходящей спирали и приземлиться не слишком далеко от места старта. Все, формально ты можешь летать, то есть участвовать в тесте. Если успеешь до объявления ЗБТ хотя бы полдня налетать, и оставить хотя бы один репорт – вообще будет хорошо. На зачетный полет должно хватить шкалы выносливости в двести пунктов. Сейчас сколько?
– Сто восемь.
– Могло быть больше… Ладно. Давай от говорильни переходить к делу, а то ты так и за месяц не полетишь.

– Начнем с махов. Пробовал?
– Да. Еще Рыжий показал.
– И как?
– Ну вроде норм, – я пожал плечами, – когда взмахнул, так аж вперед бросило.
– Да? – иронично поднятая бровь, – Ну показывай.
Я развел крылья, получилось вполне уверенно. И-и-и-и… взмах. Мое тщедушное тельце шатнулось туда-сюда. Покосился на Майку.
Та стояла со скептической гримасой.
– Да-а-а новичок, – протянула девчонка, – я думала ты плохо машешь крыльями. А ты оказывается совсем не умеешь!
Скрипнув зубами, проглотил обиду, выжидательно уставился на наставницу.
– Первое, – с видом училки уставшей от непроходимой тупизны ученика, вздохнула та, – ты куда собрался лететь? Вертикально вверх? Ты ракета что ль?
Я только насупился.
– Второе. У тебя какой размах крыльев?
Я молчал, играя желваками.
– Жду ответа.
Черт!
– Широкие…
– Не широкие, а два метра каждое, – наставительно произнесла Майка, подняв указательный палец – это авиация, Рус, вид деятельности, любящий точность! Метры, секунды … метры в секунду.
Разве размах, это не общая длинна двух крыльев? Кажется Феникс обмолвился как-то, что у него размах крыльев – четыре метра? Но умничать не стал, себе дороже.
– Так, а рост у тебя какой?
Я пожал плечами, сказал примирительно.
– Я уже понял, Май, каждое крыло длиннее, чем мой рост. Ты к этому ведешь?
Та усмехнулась.
– Сообразительный. Да, строение икара таково, что с земли мы взлететь не можем, как стрижи какие-нибудь. Из-за этого некоторые практикуют высокий прыжок при старте. Остальные взлетают с возвышенностей. А для тех. Кто еще не летает, разрабы навалили здесь эти замечательные подставки, – она кивнула на «пьедесталы» …
Я покрутил головой, осматривая валуны. Кстати, кажется на этот я прыгал, тренируя прыжок.
– Чего башкой крутишь? Залезай давай! Да не на этот… Вот, давай сюда.
Выдох сквозь зубы. Ну сюда, значит сюда. С малого камня на побольше, как по ступенькам залез на самый верх. Теперь понятно, для чего они такие.
– Ну давай, посмотрим, на сколько ты сообразительный.
Первым делом я наклонился. Развел крылья, и-и-и-и… взмах, взмах, взмах.
Остановился, посмотрел на Майку. Та покачала головой.
– Все не так! Слазь, придется показывать.
Я прицелился, чтоб спрыгнуть…
– Стой! Куда?! Ты совсем дебил?
Я аж опешил от такой реакции.
– А что не так-то?
– Ты, прежде чем персонажа создавать, мануал читал? Особенности расы, ее сильные и слабые стороны? Вижу, что не читал, – девчонка недовольно поджала губы, – мы же птицы! А у птиц хрупкие кости, трубчатые. Сейчас ноги переломаешь, и что делать? У тебя эликсиры на лечение есть?
Я помотал головой. Вот не думал, что на столь ранних этапах понадобиться алхимка. Черт, моего денежного запаса хватит буквально на пару-тройку малых исцелений. Надо бы поаккуратнее.
Спустился по ступенькам, Майка легко и красиво вспорхнула на вершину. Классно летает!
– Запоминай. Тело надо держать параллельно земле. Вот как наклонился ты, – она согнулась, но не до горизонта. – А вот как надо! – какой соблазнительный наклон, с прогибом в пояснице! – Так! Ты куда уставился?
Я защищаясь выставил руки
– На крылья конечно! Куда же еще!
Майка коршуном слетела с камня, остановившись прямо передо мной. Указательный палец опять больно ткнул в ребра.
– Слушай сюда, новичок! Мне нафиг не сдался еще один членистоногий, пускающий слюни на мою задницу. Понял? Замечу, что пялишься – все, нафиг с пляжа, будешь сам учиться.
– Майя, – я сделал самую серьезную физиономию. Черт, она так близко стоит, да еще смотреть приходится сверху вниз… Как же непросто фиксировать взгляд на ее лице! – Давай проясним. У меня сейчас голова занята лишь одним – как скорее полететь. Поверь, для меня это чрезвычайно важно. Поэтому я терплю твой тон, я терплю все, что ты мне говоришь не потому, что слизняк и рохля, а потому что Сапсан сказал, что ты лучшая и только ты успеешь меня научить летать. Я ему верю, поскольку вижу, как ты летаешь. Так что будь уверена, пока я не начал летать – я думаю лишь о тренировках! Хотя … – я все ж позволил своим глазам мельком просканировать ее сверху вниз, качнул головой – это не просто. Но я справлюсь.
Майка подозрительно прищурилась, изучая меня взглядом, пауза затянулась на несколько секунд.
– Хорошо, новичок, поверю тебе. Но смотри у меня! – ее палец чуть не задел меня по носу.
Она опять ловко взлетела на верх «пьедестала».
– Еще раз. Наклон параллельно земле. Теперь взмах, смотри. Вот так машешь ты, – крылья не сгибаясь, как две плоские доски немного опустились, и так же немного приподнялись. – А вот как надо!
На этот раз амплитуда взмаха была таковой, что вверху они сомкнулись, а внизу чиркнули по земле. Именно так махали все виденные мной икары, в том числе и Феникс. В том числе и она сама.
– Все, Майя все. Я кажется понял! Дай я теперь сам попробую!
Поменялись местами. Она – снова красиво слетев, я – вскарабкавшись по «ступенькам».
Угнездился наверху, согнулся, крылья в стороны. Кинул взгляд на наставницу, «так»? Удостоился сдержанного кивка.
– И запомни, – не удержалась от наставлений девушка, – у тебя в крыльях есть суставы. Не маши ими как палками.
Так, мышцы спины сжать. Крылья пошли вниз. Теперь в противоположную сторону.
– Стоп.
Взгляд метнулся к Майке.
– Я же показала! И чего в этом было не понятно?
– Да что не так-то?
– Ты придуриваешься? Специально делаешь неправильно? – кажется девчонка опять начала «искрить». Пару секунд она пристально меня разглядывала, наконец пояснила. – Ты опять машешь в треть амплитуды прямым крылом.
– Черт! Да я же стараюсь!
Видимо искренности в моих словах оказалось достаточно, чтоб девушка смягчилась.
– Погоди. Давай медленно. Крылья вни-и-из…
Я потихоньку опустил крылья. В нижней точке мышцы спины начало сводить от напряжения.
– Ну же! Дорабатывай.
– Что?
– Ты опять опускаешь крыло прямым. Оно же гнется. Подключай крыльевые мышцы.
Что? У меня есть еще какие-то мускулы?! Чуть приподняв крылья, чтоб дать отдохнуть спине, я снова мысленным взглядом побежал по своим новым конечностям.
Ага! Точно! Вот же! Почувствовал что-то, как будто бицепсы в новых руках. А что, если подключить их?
– Во-от молодец!
Это походило на то, как будто до того я пытался махать прямыми руками, а теперь они стали гнуться в локтях. Ну ка!
Взмах.
– Уже лучше. Хорошо.
Взмах.
– Сильнее вниз, сильнее вверх.
Да я пытаюсь!
– Еще сильнее!
Взмах. Взмах. Взмах. Взмах!
– Сейчас. Делай только помедленнее.
Я взмахнул, и почувствовал, что мое правое крыло кто-то схватил, потянул к низу.
Взглянул. Майка, ухватив крыло за самый кончик, обеими руками тянула его к земле. Постарался не сопротивляться.
– Вот так. Запоминай! И тянись, тянись всем корпусом.
Я попробовал. Сделал несколько медленных, но очень глубоких взмахов… Рядом раздался смех.
– Извини, – Майка утирала слезы. – Ты так забавно приседаешь и приподнимаешься на носочки.
Да? Попробовал еще раз. Действительно, от усердия я в момент взмаха крыльями вверх тянулся к небу всем телом, даже чуть выпрямляя корпус и действительно, приподнимаясь на мысочки! А в момент взмаха вниз, наверно стараясь все же достать кончиками крыльев землю, чуть приседал.
– Не делай так, работай одними крыльями, – она открыто улыбнулась.
Да неужели? Где-то что-то сдохло? Зафиксировав корпус, я сосредоточился на работе пернатых конечностей.
– А вообще, у тебя отлично получается.
Ну нафиг, буду думать, что мне послышалось, а то еще расслаблюсь.
Через несколько взмахов у меня опять перед глазами выскочила красная системная надпись. Остановился. По лицу катились крупные градины пота, попадая в глаза. Дело оказалось не менее трудозатратным, чем поработать «бой с тенью» тренировочным двуручником. Полез в интерфейс.
– Что, выносливость кончилась.
– Ага.
– Так, а скажи-ка мне, … ученик, ты надеюсь шкалы в поле зрения вывел.
Я помотал головой, разбрызгивая вокруг соленые капли пота.
– Дайка угадаю, ты у нас из тру-шных хардкорщиков, которые полностью скрывают все: шкалы, ники… Так?
Я покивал. Девушка кивнула в ответ.
– Понятно. В принципе, мне симпатична такая позиция, я и сама стараюсь пользоваться минимумом визуальной инфы. Но в твоем случае, все же лучше вывести шкалы выносливости и сытости перед глазами. – Увидела скепсис в моих глазах, – Да пойми ты, чудак человек, это же только на период учебы. Потом настраивай себе все, как ты хочешь. Но сейчас, лучше контролировать эти два состояния, как говориться – онлайн. Это пока ты еще не летаешь – появилась надпись о критически низком уровне: остановился, отдышался. А в полете можно увлечься… И будешь потом с южака с тоской глядеть вниз, представляя как где-то там внизу, на твоей тушке растворяются вещи, эликсиры.
– А что, нельзя в полете открыть интерфейс?
Заслужил снисходительную улыбку. Девушка покачала головой.
– В полете слишком на многое приходится распределять внимание.
Я вздохнул, занялся настройками.
– Выведи куда-нибудь вниз, – правильно поняв мои действия посоветовала наставница, – так, чтоб и поле зрения не перекрывали, и были всегда на виду.

Спалив шкалу выносливости до нуля еще несколько раз, я получил команду остановиться.
– Маховая амплитуда у тебя более-менее, но так ты не полетишь. Для полета взмах должен быть энергичным. – Майка прошлась взад-вперед, – Так, мы занимаемся уже часа полтора? Давай, чтоб закрепить ты сейчас сделаешь достаточно энергичный взмах для старта, и тогда мы пойдем перекусим.
Ни чего себе! Я и не заметил, как пролетело время.
– Смотри, – продолжала расхаживать моя наставница, – крыло так устроено, что взмахнуть неправильно, у тебя не получится. Такова биомеханика, крыло как бы загребает воздух. Хоть это разрабы догадались сделать нормально. Вот помню, когда я в реале в бассейне занималась, инструктор весь мозг проел: «то не так кисть поворачиваешь, то не под тем углом в локте сгибаешь, то сам локоть не выносишь…», бр-р-р, – она передернула плечами. – Так что, если сделаешь хороший, амплитудный взмах, и сделаешь его энергично, ты обязательно полетишь.
«Обязательно полететь» уже очень хотелось, я приготовился, собрался и-и-и-и…
Мое тело швырнуло вперед, земля подомной как будто сдвинулась, ноги потеряли опору. Потом зелень травы бросилась мне на встречу, группировка, перекат. Переводя дух поднялся на ноги. Сердце молотило в груди отбойным молотком. Обернулся. Мой «постамент» оказался метрах в двух с половиной, трех от меня. Рядом стояла улыбающаяся Майка.
– Ну что, Рус? С первым полетом тебя!
Еще раз оценил расстояние. Протянул:
– Так вроде бы не первый…
– Да разве то полеты? – девушка отмахнулась.
Хм… а ты видела? Ладно, замнем для ясности.
– А это? Полет?
– Ты вполне осознанно полетел, но потом зачем-то сжался, и решил поиграть в акробата. А если бы расправил крылья, то смог спланировать, и сел бы вон там, – она ткнула пальцем куда-то мне за спину. – Но первый шажок сделан, поздравляю. Пошли!
И призывно махнула рукой.
Я глянул на небо. Еще довольно светло, хоть чувствуется, что день уже клонится к своему завершению.
– Слушай, а давай я еще позанимаюсь? А то пока туда, пока там посидим – уже и солнце зайдет. Тут, наверное, рано темнеет, из-за гор?
Девушка взглянула на верхушки гор, за которыми недавно скрылось светило, на меня, на виднеющуюся башню Общего дома.
– Уверен? Что с «сытостью»?
– С четверть еще осталось.
– Смотри, не обнуляй, здоровье потеряешь…
– Спасибо, я в курсе.
Еще раз окинула меня взглядом.
– С собой из еды, конечно, ничего? Ладно, держи.
Она запустила руку в малюсенькую поясную сумку, которую я до этого принимал за поясок, вытащила несколько полосок хорошо узнаваемого сушеного мяса, протянула мне.
– Спасибо, – я прижал руку к груди, – обязательно отдам.
Заработал странный взгляд.
– До темноты не задерживайся, здесь нет внешнего освещения, постарайся не калечиться. И без меня летать не пробуй… И не кривись, это не от недоверия. Ты просто сам не представляешь, сколько тебе еще до самостоятельного полета.
 

Enot17 (Игорь)

Enot17 (Игорь)

летающий енот
Регистрация
19 Сен 2014
Сообщения
640
Оценок
962
Баллы
696
Возраст
50

Enot17 (Игорь)

Enot17 (Игорь)

летающий енот
Регистрация
19 Сен 2014
Сообщения
640
Оценок
962
Баллы
696
Возраст
50
Еще чутка (три главы)
Глава 11 Рус. Убежище
До начала сумерек я успел загнать выносливость в ноль еще несколько раз.
Кстати, с выведенной в поле зрения шкалой оказалось довольно удобно. Пришлось правда поискать ей подходящее место – слишком вниз загонишь, не видно, поднимешь – маячит перед глазами и раздражает. В итоге, как раз, когда делал перерыв для восстановления, и перекопав все настройки сумел сделать ее полупрозрачной и загнал чуть выше взгляда. Стало удобнее.
Пригодилось это тут-же. Дело в том, что сейчас каждый мах жег шкалу буквально на глазах. Уходило на мах, почему-то не пять, а от трех до четырех пунктов, но все равно – получалось около двадцати пяти взмахов – и от полной шкалы оставался тонкий красный волосок, пора отдыхать.
А тут я сосредоточился на амплитуде – удалось поймать ритм: несколько раз зацепить кончиками землю, в верхней точке почти смыкая крылья. И естественно – перестал считать.
В общем, когда опять маякнула знакомая надпись, и я скосил глаза на шкалу – красный волосок уже мигал. Черт, черт, черт! Я остановил махи, будто наткнувшись на бетонную стену. В три прыжка слетел по ступенькам, на последнем ватной куклой рухнул на траву – выносливость кончилась в «ноль», тело как выключили.
Распластанного в форме морской звезды на подстывающей земле меня, неожиданно для самого себя пробрал смех: черт-побери Майка хоть ты и стерва, но дело знаешь! Сейчас бы увлекся – и тряпичная кукла полетела бы вниз с высоты двух метров. Может быть и не убился, до сих пор не верю в излишнюю хрупкость икаров. Но сломай я при этом крыло… Бр-р-р… Даже думать не хочется. Эликсиров чтоб подлечиться нет, само по себе крыло будет заживать фиг знает сколько. Можно, конечно, самоубиться и возродиться целеньким очень неподалеку, но… Я уже в шаге от второго уровня, а смерть затрет все сегодняшние достижения.
Наконец сил хватило подняться. Дохомячил подаренное мясо, чутка подстегнув шкалу сытости. Ее я все же выводить в поле зрения не стал, но настроил быстрый вызов, и посматривал в перерывах на отдых. Действительно, даже с учетом повышенных энергозатрат на тренировку махов, голод у меня наступал уж слишком быстро. Странная особенность.
Отдохнув, подошел к меньшему из валунов – нижней «ступеньке» моего «пьедестала». Он доставал мне до уровня колена. Прыжок с двух ног – и я легко очутился на его верхушке. Не велика, конечно, высота, но как говорится – лиха беда начало. Спрыгнул спиной вперед.
Конечно, Майка задачи тренировать прыжок не ставила. В целом я ее понимаю – главное, чтоб я полетел как можно раньше, а значит сейчас все усилия на это. Но это же мое «бонусное» время? Так-то я сейчас должен сидеть в трактире. Просто мне очень хотелось стартовать так, как взлетают местные «топы»: с короткого энергичного разбега. Так взлетают лучшие? Значит и я так должен. Точка!

Уже ощутимо смеркалось, когда во время очередной серии взмахов перед глазами снова вспыхнуло. В панике: «прошляпил! Как же так!» я скосил глаза – «выносливость» покраснела, но от нее оставалась еще добрая четверть.
Что за? … И только тут дошло, что мигала надпись не красным, а золотом! Да еще и с искрами. Не слезая с камня, открыл интерфейс. Да-а-а… А я уже и забыл, как выглядят системные уведомления о поднятии уровня. И тут же в настройках отменил сообщения о поднятых уровнях. Зачем мне это сверкание перед глазами? Впрочем, на сегодня, пожалуй, довольно. А то действительно, буду в полной темноте, наощупь искать дорогу, в пока еще не сильно знакомой местности.

Выйдя и-за валунов-постаментов, с удивлением заметил толпу икаров, подходящую к башне со стороны обрыва. Деймон, Цезарь, а вон и картежники… Хм, они оказывается не только в трактире околачиваются?
Внутри оказалось многолюдно: в правой половине зала только-только рассаживались подошедшие от «южака» - двигали стульями, оживленно переговаривались. В левой народ, по-видимому, сидел уже какое-то время: я заметил на некоторых столах подносы с пустыми тарелками. Ага, а вон и официантка-робот, снует меж столиками, собирает посуду.
На мгновенье потерялся – куда присесть? Зацепил взглядом Деймона. Но он оказался за большим столом на шестерых, причем остальные места были все заняты.
В этот момент мне кто-то помахал с левой половины трактира. Ага – Сапсан, рядом Майка. Подошел.
– Привет Сапсаныч, свободно?
Парень широким жестом провел над столом, мол «присоединяйся»
– Ну как успехи? – поинтересовался серебряннокрылый, когда я угнездился на табуретке.
– Ща расскажу, только закажу поесть.
Уже привычно провалился в меню, выбрал все то же: яичница, сыр, травяной чай. Через пару минут подошла официантка.
– Рус, – удивился Сапсан, – а чем тебя столовка не устраивает, если ты заказываешь почти тоже самое?
– М-м-м… какая еще «столовка»?
Как только еда появилась на столе, желудок поднял бунт, завопил «дай-дай-дай», так что спрашивал я уже с набитым ртом. Сапсан молча ткнул рукой в сторону.
Я проследил взглядом, и увидел в стене хозблока пару окон, на высоте пояса. И что?
Серебряннокрылый переглянулся с Майкой, встал, подошел к одному из окон, взял оттуда поднос, принес и поставил передо мной.
– Это что? – на подносе стояли: глубокая миска густой похлебки, миска каши с мясным гуляшом, большой стакан какого-то питья, булочка, стопка хорошо знакомых полосок сушёного мяса.
– Кстати, – язвительно заметила моя наставница, показывая взглядом на мясо, – как раз можешь и должок отдать.
Я развел руками, выжидательно переводя взгляд с одного на вторую.
– Рус, и ты мне заливаешь про какой-то там свой опыт в игре? – Майка тряхнула волосами. Вот язва! – А скажи-ка мне «игрок на опыте», где обычно берут игровую валюту?
– Монстры, задания местных, – пожал плечами, – донат, в конце концов.
Что за вопросы?
– Пра-а-авильно, – протянула девчонка, – а скажи мне, наблюдательный ты наш, много ты за сегодня монстров видел?
– Так это же стартовая … – начал было я и тут до меня дошло.
Черт побери! Я ошарашено обвел глазами ребят. Майка откровенно насмехалась, Сапсан чуть заметно улыбался. Снисходительно.
– То есть получается … Хотите сказать, что … Что и дальше, за пределами этой площади никакой живности нет?
Сапсан покивал.
– Да, здесь вообще, кроме тестеров никого, за исключением пары неписей. Их ты уже видел: Пентюх и Скрепка. Так что на задания местных тоже не рассчитывай, никто не будет тебя просить отнести весточку из-за барной стойки на кухню, и назад.
– Так и откуда же…?
– Откуда брать деньги? А зачем они тебе здесь?
– Ну-у-у… эликсиры те же самые.
– Так ты не доводи до необходимости в лечении, – усмехнулась девчонка, – они тебе и не понадобятся. Или тебе еще чего-то надо?
Надо, черт побери! Не объяснять же им, что я собирался обзавестись какой-никакой мебелью для ЛК.
– Это альфа-тест, Русик, – подключился к напарнице Сапсан, – финансовый модуль еще не настраивали, да и прикрутили совсем недавно. Но поскольку икары получились проглотами, – усмехнулся, – есть нам надо много и часто, то ввели эти «комплексные обеды», – он кивнул на стоящий передо мной поднос.
– Ага, – поддакнула Майка, – соломоново решение: не хочешь сдохнуть с голода? Жри что дают!
– А лавка, а трактирное меню? – я кивнул в сторону мужика за стойкой.
– Рус, ФанВирт – коммерческое предприятие. Никто не помешает тебе влить немножечко реальных денег, чтоб разнообразить здесь свой быт.
– Понятно, – выдохнул я, – слушай, Сапсаныч, хотел у тебя на счет голода уточнить…
– Извини, Рус, – перебил серебряннокрылый, – мне уже выходить пора, дела есть. В реале. Завтра в обед обо всем поговорим, лады? А ты давай, занимайся. Майка говорит у тебя хорошо получается.
Он помахал рукой, подмигнул и исчез.
– Спасибо наставница, – я перевел взгляд на Майку.
– Так, Рус, я тоже в оф, завтра прямо с утра еще поработай с махами, пока я не подойду.
Девушка мигнула, и тоже пропала. Я остался один, за столом, уставленным едой.

Я толкнул двустворчатые двери, и вышел под звезды, в ночную прохладу. Трактир к этому времени почти опустел, большинство, как я заметил, выходили из игры прямо оттуда. Ну а чего? Локация «зеленая», да еще, наверняка какие-нибудь послабления из-за альфа-теста, постоянно это слышу.
Уже стемнело, вокруг – глаз выколи, только два масляных фонаря по бокам от входа освящают пяточек площади, да освещают разбегающиеся в стороны лестницы. Прошел чуть дальше, в темноту. Верхушки гор угадывались по тому, где заканчивалось полотно звездного неба. За последнее время я редко оказывался под звездами без костра. Мысленно подначил себя: а что, давай, набери какого-никакого сухостоя. Можно будет развести костер прямо на обрыве, взять в трактире какого-нибудь легкого винишка, сидеть, свесив ноги в незримую, и от того нестрашную бездну. Грустно усмехнулся, сам себе: да где ж здесь сухостоя то набрать? За сегодня не видел не деревца, только камень, да трава. Да скалы, да снежные вершины. И потом, сидеть в одиночку?
В груди защемило, я поскорее выкинул мыли о посиделках из головы, и легко взбежал по лесенке к своей двери.
Переступил порог. Зажегся искусственный свет. Эх, надо потом опять каким-нибудь аутентичным светильником обзавестись. Пустой четырехугольник стен, только в углу стартовая торба, да рядом сложен хитон.
Надо бы хоть какой-то мебелью обзавестись, а то и голову преклонить негде… Мысли тут же послушно побежали в заданном направлении, обшаривая варианты. Снизу несколько табуреток притащить? Да не, все не то. Придется у трактирщика заказывать, раз он здесь и за лавочника. Хотя бы матрас.
Эх, хоть и не хочется, но придется на время выйти. Я открыл интерфейс и нажал кнопку «Выход».
Экстерьер сменился безо всяких спецэффектов. Раз, и я вместо пустой комнаты стою посредине уютно обставленной гостиной. Диван на низких ножках, на полу толстенные ковры, одна стена полностью отдана книжным полкам. У другой – огромный аквариум с рыбками.
Еще одна стена занята постоянно подсвеченной кухней: столешница во всю ширину, шкафчики вверху и внизу, плита. Щелкнул кнопкой кофеварки, одним из двух агрегатов, которыми пользовался во всем этом кухонном убранстве. Второй была соковыжималка, но сока сейчас не хотелось.
С кружкой кофе уселся в высоком, «аэрокосмическом» кресле. Толкнулся ногой, комната завертелась вокруг меня. Когда-то в детстве, насмотревшись фильмов, я мечтал, что у меня будет именно такая комната: обязательно с кухней во всю стену, библиотекой, коврами на полу и огромным монитором. Перед которым обязательно будет стоять кресло, более уместное в кабине космического корабля. Вот и сбылась мечта…
В памяти всплыл вечер вчерашнего дня: лес на западном побережье, костер на полянке, и я – еще нормальный, как бы сказали, «крепкий» парень: высокий, мускулистый, с мечом у пояса. А напротив – невысокий, щуплый подросток. С крыльями под плащом.
Когда уже все было решено, и мы выпили за будущих икаров, Феникс вдруг спросил.
– Рус, извини мое любопытство, и, если не ответишь, я пойму.
– Та-а-ак, – ответил я, – заинтриговал. Спрашивай.
– Смотри, вы с Аней, … как бы выразиться …
– Постоянные жители ФанВирта. Это общепринятый термин, – помогла Анахита.
– Спасибо, не знал. Так вот, – Фес продолжил, – я понимаю, когда выходят из игры обычные игроки. Например я. Вот сейчас нажму у себя в интерфейсе «Выход» и через некоторое время очнусь у себя дома, в капсуле. А … ты, когда выходил. Это что было?
– А, это… – я усмехнулся. – ну а это наш способ выйти из игры. – Увидел, как у него удивленно полезли вверх брови, – А как ты хотел? Вот у тебя, если что есть возможность покинуть нашу гостеприимную компанию. А мы чем хуже? Согласиться на твой тест, для меня оказалось не просто, возможно, еще пожалею. Вот мне и потребовалось побыть одному, подумать.
– И… куда ты выходил?
– Фес, уж не думаешь ли ты, что я, когда выходил, очнулся такой в своей палате, весь в трубках, с пищащими мониторами, и работающей системой вентиляции легких. Ну сам прикинь, разве это место для спокойных размышлений? Тем более, насколько мне родители говорили, я погружен в кому и самостоятельно из нее не выйду.
– А … как же? …
– Ну смотри, у каждого постоянного жителя, есть такая комната, некоторые называют ее «убежищем», хотя мне название не нравится. Это место, куда мы можем выходить, так же, как и вы, когда находится в игре не хочется. Только в отличие, от вас, это смоделированное все в той же виртуальной реальности место. Кстати, из него возможно общение с близкими, по видеосвязи.

Заметил в углу экрана мигающий конвертик сообщения. Ого! Интересно, кто? Родню я давно отучил дергать меня по пустякам. К тому же они знают, что в убежище я бываю очень-очень редко. Если что-то срочное, проще в игре сообщение написать. Отчасти еще и поэтому я не меняю никнеймы.
Открыл… Странно, с какого-то мобильного номера…
«Привет. Извини, что пропустил твой звонок – сто лет на дальняк не ездил, срубился по дороге, пришлось на обочине останавливаться. А дальше – как провалился. Проснулся – куча пропущенных, когда перезвонил, ты уже не отвечал. Короче, как будет возможность – перезванивай, хоть ночью. На этот раз вызов погромче поставлю.»
Феникс! Бродяга… Куда тебя понесло? А пальцы уже бегали по клавишам, отправляя вызов
– Да, слушаю! – голос как по громкой связи, фоном негромкая музыка, приглушенный звук мотора. Как же я отвык от таких звуков!
– Здорово Фес, куда это тебя понесло, на ночь глядя?
– Рус! Привет дружище! Как ты там? Да я вот … – бодро начав, Феникс сбился, добавил глуше, – я решил к Ане сгонять.
– К Анахите? – от удивления я не заметил, как поставил кружку с остатками кофе мимо стола. Чертыхнулся, дернулся вытирать… Вспомнил, где нахожусь, еще раз выругался. – Погоди, а это … куда?
– Что там у тебя?
Что за дурацкая привычка – вопросом на вопрос?
– Да фигня, кофе пролил!
– Кофе? Ты же сейчас в этом, как ты его называл? В бункере? Вот интересно было бы глянуть, как ты там устроился.
– В убежище, – поправил я, – хотя «бункер», хм… Мне больше нравится. Может и сам начну так называть. Но вот по поводу «глянуть» вынужден тебя огорчить. Это персональная привилегия. То есть кроме меня здесь не может быть никого. – Я явственно вздохнул. – Так все-таки, куда «к Ане»?
Вихрь сложных чувств пронесся через меня. Аня … Кстати «Аней» ее стал называть именно Феникс, до этого я всегда звал ее полным именем.
Услышав, что Феникс узнал адрес Анахиты в реале, и сейчас едет туда, испытал укол ревности. Мне Анахита никогда не рассказывала, где жила и чем занималась в реале, до «переселения». Впрочем, как и я.
Познакомившись, мы только выяснили, что оба являемся «постоянными жителями» - «полу-местными». Это мы придумали между собой – с одной стороны не НПС, а с другой – иной реальности у нас не было.
В то же время, что-то теплое отозвалось в душе, при воспоминаниях об эльфийке. Память подсунула хоровод картинок: вот мы вместе отбиваемся от стаи мелких болотных гоблинов – я танкую, прикрывая нас щитом от небольших, но очень коварных стрелок, выпускаемых из духовых трубок, и по возможности сношу самыхсмелых бастардом. Анахита же шарашит по мелким уродцам фаерболлами. А вот мы на привале: она кашеварит, я чиню кольчугу, правлю меч… Да-а-а… Были времена!
– Фес, она дала тебе свой адрес?
– Нет, – голос в трубке молчал некоторое время, тональность двигателя сменилась, до слуха донеслось какое-то щелканье. Наконец до меня дошло – это же поворотники! – Помнишь, у нее была теория, что игроки, рисуя себе внешность компенсируют реальные недостатки?
– Помню. Говорил ей, бред это все! В ФанВирте нельзя с нуля нарисовать себе качка! Пока у тебя сила «нулевая», будешь ходить дистрофиком. Мышцы перса растут вслед за силой. А прокачка здесь занимает не меньше, чем в реале! «Реальней реальности!», зря что ль слоган придумали?
– Да. Но все же… Короче, помнишь, я как то посмеялся, дескать если это так, то мол посмотри на себя – модельная внешность, все такое?
– Не, этого что-то не помню.
– Еще на первой стоянке, когда только познакомились.
– А-а-а, да.
– Так вот, она мне свою фотку из реала прислала…
Черт! Я скрипнул зубами. Да он всего то с нами, пару выходных провел, и ему – фотку! А я? Я с ней столько всего пережил, прикрывал как мог, фактически ради ее квеста свою прокачку задвинул! И тут появляется щуплый недокормышь и раз! Уводит мою подругу! … Ну, по крайней мере ту, которую я подругой считал. Эх, женщины-женщины, как вас понять!
– Короче, Рус, какой же я тогда дебил был! Ей надо было тогда об мою голову твои сулицы переломать. Это самое меньшее. Понимаешь – ее игровая внешность, это фактически калька с реальной.
Ого! О таком я даже не думал. Ну хорошая девчонка, здесь, в виртуале – симпатичная. Что мне, «полуместному» от ее реальной внешности?
– А при чем здесь адрес?
– Рус, так я же по внешности ее в интернете и нашел.
– Понятно.
Феникс какое-то время молчал. Звука мотора тоже смолк, только щелкали поворотники, да еле-еле слышалась музыка. Кажется, пару раз мимо что-то проехало. По крайней мере звук был похожим.
– Рус… – наконец раздалось из колонок.
– Что?
– Прости меня, друг, если сможешь, конечно.
– За что? Ну-ка по подробнее!
– Получается, я у тебя девчонку увел.
– Ни фига не получается, Фес. Аня сама тебя предпочла. Выходит это я недостаточно хорош для нее оказался.
Пауза.
– Да еще втравил тебя в эту историю с тестом… Ты как там?
– Не парься Фес. По-другому тогда ни как нельзя было. Или я в тест, или тебе вилы.
– Получается, я дважды тебе должен…
– А раз получается, тогда кончай там тоску разводить и сопли по торпеде размазывать, – взорвался я, – приезжай. Кстати, кто-то обещал меня учить летать, не помнишь?
– Бля-а-а… Рус, твою ж…
Я прямо увидел, как Феникс шарахнул себя кулаком по лбу.
– Русик, простишь сукина сына? А? Слушай, я только туда смотаюсь, гляну как там что и как, и сразу назад. Я просто прочитал, что у Ани одна только бабушка осталась, а сам понимаешь, ФанВирт дело не дешевое…
– Ладно, давай езжай, может поможешь там чем. Я тут пока держусь.
Тон Феникса сменился на деловитый.
– Что значит, пока держусь? Кстати, рассказывай, как у тебя дела. Как встретили?
Пришла пора мяться мне
– Да в общем норм. Наставника вот дали.
– Наставник — это правильно. Самостоятельно полет ты год осваивать будешь, и то – криво и косо. Что еще?
– Еще Сапсан говорит скоро альфа заканчивается, начнется бета-тест. И что мне нужно до этого момента полететь.
– Хм… Сапсан говоришь? Он еще в тесте?
– Ну да. Я, так понял, он у них вроде лидера. А что? Нормальный пацан, без зазнайства, без закидонов. Это он мне наставника подогнал.
– И кого?
– Майку.
– Не знаю такую.
– Да ладно! Говорят, она давно в тесте, ты явно должен был пересекаться. Такая, фигуристая, ничего себе.
– Ну может быть, – примирительно согласился Феникс, – я все больше в воздухе проводил, с народом мало общался. Так говоришь, тебе надо полететь до беты? А в чем смысл? Когда я тусил в Инкубаторе, народ по месяцу полет осваивал.
– Не знаю, Сапсан что-то о статусе альфа-тестера говорил, что дескать тогда мое мнение будет более весомым.
– Н-нда? – послышался звук, как будто Феникс барабанил пальцами по чему-то упругому. Может по баранке? – Ладно Русик, будем заканчивать, а то я опять срубаюсь. Ща вон на стоянку грузовиков свернул, покемарю пару часиков и дальше. А ты там учись. Раз Сапсану ты зачем-то нужен, он тебя летать научит.
– Хорошо, Фес, ты там тоже, аккуратнее. Как будет возможность – пиши прямо в личные сообщения, вечером звони, я специально опять в убе… в бункере буду. Пока.
И нажал отбой.

Глава 12. Рус. Утро красит…
Пиликанье будильника выдернуло из сна. Просыпающееся сознание тщетно попыталось ухватить хвост ускользнувшего сновидения, но от него остались только следы приятных чувств, да улыбка, растянувшая губы.
О господи! Как же не хочется отрывать голову от подушки, м-м-м-м… Не могу вспомнить, что у меня сегодня с утра: бассейн? ОФП? Вот черт, а я собрал с вечера сумку, или придется это делать сейчас, впопыхах?
Сладко потянулся, выкручиваясь в нежных объятиях постели, и вдруг… Как холодный душ, или грозный окрик стряхнули остатки сна. Рывком сел, откидывая легкое одеяло.
Непроизвольно скривился: вот почему не люблю ночевать в убежище, да и посещать стараюсь как можно меньше: на миг я забыл все – удар по голове, выключающий свет. И то, как я очнулся в больнице, в окружении мрачных родственников. Заплаканное лицо матери. Осознание того, что привычная жизнь осталась там, на утоптанной площадке. И впереди у меня существование недвижимым овощем.
Чем просыпаться в объятиях шелковых простыней убежища, а потом проливать пустые слезы над утраченной реальной жизнью, лучше я буду продирать глаза на грубой лавке дешевой гостиницы, или даже сырой земле, ощущая на щеке отпечаток грубой ткани вещевого мешка, и жить здесь и сейчас, той жизнью, которая теперь единственно доступная.
Рывком выдернул себя с мягкого ложа, не хочу ни прибираться, ни пользоваться благами цивилизации. Лучше вообще не залипать. Бросил взгляд по сторонам, когда еще теперь здесь окажусь! И нажал «Вход»

Почти без спецэффектов оказался посреди пустой ЛК. Разительная перемена после хорошо обставленного убежища. Ничего, сегодня начну обживаться.
На улице еще утренние сумерки. Немного прохладно. Поеживаясь, толкнул двери в трактир. Ух ты! Я не первый?
В левой половине зала заметил спортсменов. Те даже не повернулись на звук открывающейся двери. Справа оживленнее: трое. Сидят за одним столиком. Я узнал Деймона, кивнул ему, тот отсалютовал чашкой. Сидящий с ним рядом Цезарь поднял глаза, толи кивнул, толи мне показалось, и вновь уткнулся в тарелку.
С правой стороны подсобки обнаружилось такое же окно раздачи. Подошел. С той стороны виднелся дощатый стол, и знакомый уже поднос. Взял. Через секунду на том же месте стоял еще один, такой же. Вот черт!
Подошел к столику Деймона
– Присоединюсь?
– Валяй.
Сидящий спиной ко мне икар чуть подвинулся, освобождая место. И его я узнал – первый, с кем я здесь поздоровался на обрыве. Поскольку не представляется, буду звать его Бирюк. В моем представлении, это как раз он – в детстве, еще бабушка была жива, она всегда, когда я ходил насупившись, обидевшись на весь мир звала меня «бирюком»
– Кстати, доброе утро.
– Ага, – сквозь пережёвывание отозвался Цезарь.
– Смотрю, тут меню не разнообразят? – Я зацепил ложкой густую похлебку.
– Разносолы в большом мире, – холодно произнес сидящий рядом «Бирюк», – а здесь тест.
Разговора не получалось. Но я не сдавался.
– Слушай, Деймон, можешь просвятить, что у вас тут за деление?
Тот кивнул, в глазах появился интерес:
– Что за деление?
– Вот смотри – вы тут, своей компанией, – я обвел рукой присутствующих.
В этот момент за соседним столиком пару раз мигнув появился еще один икар. Подошел к нам, пожал руки всем присутствующим, в том числе и мне, сходил за подносом, присел за соседний столик, явно собираясь участвовать в беседе.
– А там, – я продолжил, указал на другую половину, – другая компания. И вы как-то между собой не … – замялся, подыскивая подходящее слово.
– Не дружите? – подмигнул Деймон.
– Наверно ты имеешь в виду «не контактируете»? – весело включился в диалог появившийся.
– Не знаю, вам виднее тут, – я пожал плечами, – просто вы сами по себе, они – сами по себе.
– А чего общаться с зазнайками? – хмыкнул Цезарь, отодвигая опустевшую тарелку, и берясь за стакан. – Они же задроты!
Присутствующие весело переглянулись.
– Да ладно тебе, Цез, – опять подал голос парень от соседнего столика, – причем тут «задроты – не задроты». Просто они — это они, мы – это мы. Как-то так сложилось, исторически, вот и все. У кого-то друзья там, у меня, к примеру, все друзья здесь. Кстати, я – Ветер. – он протянул мне руку.
– Рус, – обменялись рукопожатиями.
– Нет никаких «их», «нас», – разлепил губы «Бирюк», – все мы здесь тестировщики и икары.
Он отодвинул поднос, встал.
– Летать идете, парни? Погода ждать не будет.
Цезарь и Деймон задвигали подносами, табуретками.
– Идите, я ща! – Ветер заработал ложкой быстрее.
Деймон подмигнул мне, хлопнул по плечу, и они с Цезарем вышли вслед за Бирюком.
– А ты давно здесь? – Ветер со своим подносом перебрался за столик ко мне.
Выглядел он как молодой парень, с поправкой на икаровские размеры, чуть пониже меня, с очень живым, открытым лицом.
– Второй день.
– А-а-а! Я – четвертый месяц! И как тебе здесь?
– Пока не понял, – честно сознался я, – пока сложно и много непонятного.
– Тебе наставника дали?
– Майку.
– Ого! Майку знаю, здорово летает! Тогда тебе повезло, быстро научит.
– А тебя кто учил?
– Понимаешь, когда я пришел, еще не было такого, что для обучения полету нужен наставник. Мной ребята все понемногу занимались. Один одно покажет, второй другое… Тогда было как-то дружнее что ли, все всем помогали. Я помню, раз пять или шесть с Ласточкиного грохался, пока Деймон не показал, как правильно динамик ловить. Вульф многому научил, он здесь один из старейшин.
– А кто это?
– Так рядом с тобой сидел. Ты что! Он знаешь как летает?! Если бы бывал чаще, с ним наверно вообще никто не сравнился бы!
Понятно, мысленно усмехнулся, значит я не сильно промахнулся с ником.
– Ладно Рус, давай, учись и присоединяйся в небе. Знаешь там как классно? Это ни с чем не сравниться!
Он отодвинул поднос с наполовину недоеденной едой, порывисто вскочил, тоже подмигнул мне, и спорым шагом почти выбежал из трактира.

Ободренный вернулся на вчерашнее место. Выходит, что среди икаров все же попадаются нормальные пацаны, а снобизм «левосторонних» распространяется не на одного меня. Ничего-ничего, скоро я вам нос-то утру.
С этими мыслями приступил к тренировкам. Начал с прыжков. Но загнать шкалу выносливости в ноль одними прыжками оказалось не просто – сделал сотню, а шкала еще на треть полная.
Зато на высоту первой «ступеньки», что мне по колено, взлетаю легко. Пора бы присмотреть что-нибудь повыше, а пока «догнался» махами.
Когда от шкалы опять оставался тоненький «волосок», спустился на землю. Кстати, шкала постепенно растет, уже сто сорок пять пунктов, на простое восстановление нужно все больше и больше времени. В задумчивости почесал «тыковку», так дело пойдет, придется перерывы между подходами минут по пятнадцать-двадцать делать, а это значит чистого времени на тренировки будет оставаться все меньше. Вздохнул – плохо. Сам собой возник вопрос: «а что делать?» Решение напрашивалось, но оно мне не нравилось – эликсиры.
Восстанавливать выносливость с помощью алхимки можно, но не постоянно. Увлечённые концепцией реализма разработчики не стали давать возможность игрокам бесконечно пополнять силы или заживлять раны с помощью алхимии. Сам то я всегда был противником любого допинга, максимум – раньше держал на «черный день» лишь одну ампулу со средним восстановлением, а исцеления мне вообще были не нужны, поскольку под рукой всегда был лекарь. Однако от других слышал, что на сто процентов эликсиры работают только при первом применении в день, дальше – по уменьшающейся прогрессии. Так-то логично – типа привыкание, снижение эффекта. В общем, перенося на природу икаров – нельзя затариться эликсирами на восстановление выносливости, и летать бесконечно. Каждый следующий будет восстанавливать все меньше и меньше, а каком-то по счету просто перестанут действовать. Хм, вот интересно, а этот эффект накопительный? Типа, сегодня весь день заливался алхимией, на завтра – ее действие снижено? Или новый день обнуляет эффект?
Ладно, пока я размышлял, шкала наконец заполнилась. Но подумать о способах восстановления все-таки надо будет. Потом. Как-нибудь.
Походил меж «пьедесталов» выискивая более подходящую ступеньку. Думаю, мне теперь нужна по середину бедра. И тут на глаза попался булыжник. Эврика! Как я забыл?
Схватил каменюку, как раз – килограмм на пять-шесть будет. Прижал к груди, вернулся к прежнему постаменту. Прыжок! Чуть не грохнулся, из-за поменявшегося центра тяжести, забалансировал вцепляясь когтями в камень. Спрыгнул спиной вперед, проверил логи. Отлично! С утяжелением тренировки выпрыгиваний стали жрать полтора пункта. Так-то дело пойдет веселее!

Через сотню прыжков я обессиленный свалился в траву. На этот раз выносливость сжег всю, до остатка. До отказа тела.
– Привет.
Сил испуганно вздрагивать не осталось. Надсадно дыша, смахнул катящиеся по лицу градины пота. Из-за каменного «пьедестала» вышли две девушки. Миниатюрные, облегающие футболки подчеркивают ладненькие фигурки, крылышки светлые. Только одна брюнетка с прической каре, а вторая длинноволосая шатенка. Я устало изобразил рукой приветствие.
– Не помешали?
– Чему? – я удивился, – я тут валяюсь, наслаждаюсь видами. Вы сюда заниматься?
Девчонки, хихикнув переглянулись.
– Это ж «Лягушатник», нам-то что здесь делать? Не-е-еа, – протянула брюнетка, – мы пришли посмотреть, не загоняла ли тебя пчела.
– Какая еще «пчела»?
– Ну, Майка! Ее Сапсан так называет: пчелка-Майя.
– Не-а, – мотнул головой, – зачем мне пчелы? Я и сам с этим неплохо справляюсь. В смысле, с загонянием себя любимого, я это умею. Кстати, не представился, я - Рус
– А мы знакомы, помнишь? Вчера, в столовке, нас Сапсан познакомил…
– Девчонки, а я вас помню, я когда вчера первый раз в трактир пришел, вы там сидели. Как можно было пропустить таких красавиц!
Ответом были смущенные, но все же довольные улыбки.
– Ну а тебя, Веточка, как я мог забыть? Ты же могла быть моим наставником! Я тебе до сих пор благодарен!
Брюнетка зарделась еще сильнее.
Еще в реале выделил для себя этот тип девушек в отдельную категорию: миленькие, хорошенькие, стройные. Не «плоскодонки» и не «молочные фермы», не «дылды» и не «карлицы», не «скелеты» и не «коровы» … Они типовые. «Калиброванные». Это не плохо, наоборот, такие девушки не могут не нравиться. Вот только они похожи друг на друга, и их легко спутать. Что само по себе грозит катастрофой.
– А это Печенька.
– Как? – вырвалось у меня.
– Согласна, дурацкое имя, – скривилась мордашку вторая девушка. – Когда предложили в тесте поучаствовать, у меня опыта в онлайн играх вообще не было, вот и тупанула с ником. А теперь ребята Печкой дразнят.
Наконец-то я немного пришел в себя, и смог встать.
– Извините милые дамы, что валялся перед вами, – я приложил ладонь к груди, – просто реально упоролся. – Перевел взгляд на Печеньку, – мне очень приятно. И я не буду звать тебя Печкой. Обещаю, – подмигнул, – могу Пенькой или Ченькой
Девчонки переглянулись, снова хихикнули.
– А что, мне нравится, – заметила шатенка, – а ты почему один? Где твой учитель?
– Она занималась со мной, вчера допоздна. Показала, как махать, теперь вот самостоятельно отрабатываю. Я же не ребенок, мне не нужно над душой стоять, и пинать каждые пять минут не приходится. Сам себя отлично пинаю.
– Понятно. Слушай, а чего это ты тут с камнем скакал? Тоже Майка заставила?
Интересно, сколько времени они за мной наблюдали?
– Не, это я сам. Прыжок развиваю, для старта.
Подружки вновь переглянулись, с округлившимися глазами.
– Для чего?
– Для старта. У нас же крылья длинные, как у стрижей, те тоже с земли взлететь не могут. – Очередь удивляться настала мне, – а вы, как взлетаете?
– Да, просто, – Веточка пожала плечами, – если из ЛК, так там высоко, оттолкнулась и полетела. С Ласточкиного вообще все просто.
– А если отсюда?
– Рус, ну так здесь же кругом здоровенные булыганы! Разве тебя пчела на один из таких не загоняла махать крыльями?
Я согласился.
– Ну так чего сложного, с камня взлетать? Взмахнул и полетел!
– А если камней не будет? – не отставал я.
– Как это, не будет? – брюнетка прищурилась, – Здесь обычно всегда есть подходящие места. Да и вообще, не садись там, где нет возможности взлетать, и все дела.
– Вет, ну чего ты на парня набросилась? Он же первый день! – вступилась за меня Печенька. – Сама небось в первый день еще и не такое выдавала.
– Не набросилась я, – чуть надулась Веточка.
– Рус, а ты часом в реале не летал? – продолжила мой расстрел вопросами шатенка.
– Нет, я как-то больше по земле привык, ножками. А чего ты спрашиваешь?
– Ну интересно же. Вдруг ты летчик, и поэтому решил в тесте поучаствовать. Вон у нас Борисыч, это ник у него такой. Так он – бывший летчик. Забавный дядька, весь из себя военный. Правда уже несколько дней пропадает. Так он прямо заявляет – я пришел сюда за крыльями, раз реальные отобрали. Потом были двое парапланеристов и один дельтапланщик, но пропали. А еще Сапсан в реале летает. На спортивных самолетах. У него даже есть пилотское и свой самолет!
– Да откуда у него свой самолет, Печа! – скривилась Веточка, – это ему просто покататься давали. Ты сама подумай, зачем ему, свой? Он же в игре все время!
– Я от Майки слышала…
– Ты ее слушай больше, особенно про Сапсана.
– Слушайте, девчонки, – перебил я подружек, – а вы не в курсе, Сапана Александром зовут?
– Нет, – хором ответили обе. Веточка добавила, – С чего ты решил?
– Ну я слышал, что Майя его «Саша» называет.
– Сапсаша, – скривившись и чуть гнусавя протянули обе разом. Переглянулись. Печенька добавила, с томным придыханием, – ах, Сапсашенька…
Мы втроем расхохотались.
– Вижу, любите вы ее, – подмигнул я девчонкам.
– Да вообще-то, она нормальная девка, только уж очень в своего Сапсашеньку влюбленная. Готова ради него на все. Иногда смотреть противно, как за ним волочится.
– Да какая она нормальная, Вета? Стерва она, конченная. Ты ее просто не знаешь, а я таких в своей жизни нагляделась.
– Девчонки, девчонки! – я поднял руки, «сдаваясь». – Давайте вы не будете меня посвящать в ваши девичьи разборки. Вы для меня все замечательные. Лучше скажите, вы здесь давно?
Веточка пожала плечами.
– Да как сказать? Я – четыре месяца. Давно? Смотря с чем сравнивать. Если с Печкой или Витом, то давно - они в последнем наборе пришли. Если с Сапсаном, то недолго. Он тут с самого начала, больше года уже. А если с тобой, – она подмигнула и задрала нос – то я вообще ветеран! Слушаться меня должен!
– Уи, мон женераль, – я шутливо вытянулся. Потом перевел взгляд на Печеньку, – то есть до меня, вы с Витусом здесь самые молодые были?
– Ага. Зелененькие. Нас тогда семь человек пришло, а остались только мы двое. Представляешь, для Вита облом? Он сначала к одной девчонке клеился, блин, как ее? Не помнишь, Вет?
Веточка развела руками.
– Да, не важно, – махнула рукой шатенка, – короче, ушла она. Потом была еще одна, такая длинная, с крашеными волосами. Тоже не помню, как звали. Она вроде даже отвечать ему начала. Потом правда тоже свалила. Но тут Витус наконец полетел, почти через месяц, и решил на Майку переключиться.
– Через месяц? – я аж поперхнулся.
– Ты что? – на меня уставились две пары заботливых глаз.
– То есть вся эта бодяга, на месяц?! Месяц прыгать как обезьяна? О…
Я откинулся, закатывая глаза.
– Да погоди ты выпадать в осадок. Витус просто появлялся через день, а то и через два дня на третий. Да в самом начале половину времени в трактире проводил. Вот и дотянул, что его чуть не поперли. Так-то первый полет меньше времени занимает, особенно если тебя целенаправленно учат. Мне повезло, меня на третий день Ветка под крыло взяла, я за четыре дня полетела.
Меня отпустило, четыре дня не месяц.
– А что с остальными? – я, наконец-то смог вернуться к теме, – что с тобой пришли?
– Не знаю, – девушка пожала плечами, – Ушли.
– А почему?
– Да кто же из них говорил-то? Просто человек пропадает, и все.
На последних словах обе как-то притихли, видимо интереса тема не вызывала, решил сменить.
– Слушай, Пеня, а ты говорила, что у тебя опыта в онлайне совсем не было. А как тогда тебя в тест … – я умолк, решив, что сказать «взяли» будет как-то некрасиво. Вроде сомневаюсь в человеке.
– занесло? – Закончила за меня Печенька, – да это на самом деле дядин акк. Он то у нас подвинутый на онлайне, денег вливает кучу. Мама на него шипит, а ему пофиг. А что? Зарабатывает хорошо, неженат, вот и проводит полжизни в коконе. Короче, когда первых альфатестеров набирали, его взяли с радостью. Еще бы! Такой игровой опыт! Но ему со временем надоело: тут все сырое, недоделанное. Вот… Короче, он мне свой аккаунт предложил, он у него на год проплачен, ну и говорит: «нехорошо. Людей подводить не хочется, все-таки на него рассчитывают». Он ушел, на его место я. Перерегистрировалась конечно, не могу же я мужским персонажем играть. Я же, – тут она, слегка кокетничая опустила глаза, – девочка.
– Понятно. И как тебе здесь?
– А чё, прикольно. Ребята хорошие, горы кругом. Красиво.
– Слушайте, девчонки, а летать вам нравится?
– Конечно! Да! – ответили обе хором. Переглянулись.
Продолжила Веточка:
– Ты чего? Люди же тысячелетия мечтали, вот так вот, – прикрыв глаза и подняв голову, она вся вытянулась, вперед и вверх, раскинула руки («почему руки?» мысленно отметил я, «у нее же есть крылья!»), эдакая недо-ласточка, и пару секунд покачивалась, как будто в полете. На лице застыло выражение умиротворенной радости.

В этот момент раздался уже знакомый свист крыльев. Над нами пронеслись две молнии: красная и синяя.
– Ну или вот так вот, – с иронией заметила Печенька.
Выполнив эффектный разворот в глубоком крене, «братья-акробатья» секунду пикировали прямо на нас, поднырнули, и энергично оттормозившись приземлились в паре шагов. При этом красный сел чисто, а синий не до конца погасил скорость, и пробежался по инерции два шага.
– Лошара, – ухмыльнулся красный спортсмен.
– Чё? – Синий порывисто развернулся, изобразил боксерскую стойку. Я оценил, стойка хорошая: ноги напружинены, локти не разбрасывает. Миг, и вот уже парень расслабился, махнул рукой, – ладно, я сегодня добрый. Живи пацанчик.
– Привет девчонки, – синий наконец повернулся к нам, – а мы вас потеряли…
– Слышишь, Вет, тут у нас какие Саши-растеряши обнаружились? Ты не знаешь их случайно?
– Приходилось видится. Да ладно, хорошо, что сами не потерялись, – в тон ответила Веточка, – вы что хотели, потерянные?
Скорее всего, это была не первая их пикировка, так как парни не растерялись.
– Да вот, летаем мы значит, на южаке, гоняем грязного, а оценить некому.
– Так уж и некому?
Красный скривил гримасу, пожал плечами:
– А кому? Борисыча нет, Рыжий в кафешке завис, никак не нажрется видать, морда ржавая. Саныч отца родного включил: «мальчики не балуйтесь». Пчелу не поймешь: мы вроде этого дуралея чуть ли не из задницы у нее достали, а то летел чуть носом не уткнувшись, представляешь? А она шипит на нас, словно не пчела, а кошка…
– Драная? – прищурившись переспросила Печенька.
– Да не, почему? – начал было красный, но синий перебил:
– Драная, драная, – добавил примирительно, – короче, девчонки, присоединяйтесь. А то скучно становится.
– А «грязный» это кто? – подал голос я.
Парни не отреагировали, будто помимо их и двух девушек в «Лягушатнике» никого не было.
– «Грязным» Витуса иногда называют, – пояснила Веточка, – заметил, какие у него крылья?
– Ну да, неудачное сочетание цветов, что ему, никто не скажет, как издалека смотрится?
– А толку? – вклинилась Печенька, – Какого создал перса в редакторе, тем и пользуешься. Всё. Он сначала хотел себе белоснежные крылья. Но белоснежные, только у «ангелов» из поддержки, простым игрокам нельзя. Ну, типа, когда нас в большой мир выпустят, чтоб с админами не путали. Серебряные Сапсан сразу занял, тоже облом. Вот он и решил микс сделать.
– Да и кто ему будет говорить? – пренебрежительно скривила рот Веточка, – его никто не любит.
– Что так?
– Потому что он слизняк и халявщик, – снизошел до ответа один из парней, – девчонки, вы летите?
– Погодите секунду, а что значит «Сапсан занял»? – удивился я, – ну, про крылья.
– Да ты что, не знаешь? – изумилась Веточка, – Крылья у всех должны быть разными!
– Погодите-ка, – я стал переводить взгляд с одной девушки на другую.
– Так, – притворно нахмурилась Печенька, – только не говори, что у нас крылья одинаковые!
Девчонки синхронно повернулись ко мне в пол-оборота спиной и лицом друг к другу, сцепившись руками. Каждая расправила дальнее от подруги крыло. Получилось красиво.
А я разглядел, что несмотря на внешнюю схожесть – у обеих крылья светлые, в деталях они все же различались. У Печеньки крылья были ближе к бежевым и в частую серую крапинку. У Веточки окрас градиентом изменялся от корня крыла, где был ближе к цвету топленого молока, к почти белым маховым перьям.
– Ну? – притворно продолжала хмуриться Печенька.
– Сдаюсь, сдаюсь, – я поднял руки, – но у меня есть оправдание.
– И?
– Я не видел вас в полете.
Девчонки переглянулись, обменялись пожатием плеч.
– Живи, – шутливо погрозила мне Веточка, – ладно, заболтались мы с тобой. Давай, тренируйся. Вот станешь икаром, тогда вместе полетаем.
Ну да, ну да, напоминать мне о «личиночном» статусе было обязательным. Я натянул искусственную улыбку, помахал рукой.
Девушки легко взбежали на «пьедесталы» из валунов. Взмах крыльями, несильный толчок с обеих ног, и две «птицы» скрылись от меня за нагромождениями камней, в направлении Ласточкиного обрыва.
Почти одновременно с этим парни развернулись, параллельно разбежались. Три шага, прыжок, заработали крылья…, и я опять остался один в Лягушатнике.

Глава 13. Рус. Слеты.
Собеседники улетели, тогда чего прохлаждаюсь? Они-то, между прочим, летают, а я пока нет. Я пока – личинка.
Скрипнув зубами, схватил камень и снова прыгал до полного изнеможения. На этот раз выносливости хватило на сто десять прыжков. Расту помаленьку!
Пока восстанавливался решал дилемму: повыше или потяжелее? А может и то, и другое? Пошарил вокруг, все камни или здорово больше моего, или такие же. Тогда сейчас пару циклов махов, а там решу с прыжками.
Запрыгивая зайчиком на вершину, подумал: «Надо бы Веточку куда-нибудь пригласить». А что? Симпатичная девчонка, я сейчас … свободен. Почему-то при мысли о собственной незанятости кольнуло. Толи обида, толи сожаление. Ну не ревность же!
И уже когда вовсю работал крыльями, сжав зубы, сосредоточившись на том, чтоб мах получался глубоким и энергичным, пришла мысль: «А куда я-пешеход приглашу летающую девушку, если вокруг, для пеших прогулок только площадь, размером меньше футбольного поля, да вот эта вот лощинка, перед моими глазами?!
В сердцах со всей силы хлопнул крыльями вниз … и потерял опору под ногами, меня будто сдернуло с камня. Меньше мгновенья я с удивлением наблюдал, как земля, где-то внизу под ногами сдвигается назад, начинает приближаться. Дальше работали инстинкты: группировка, кувырок, встал на ноги.
Елки палки! Да я же почти взлетел! В азарте глянул на покинутую верхушку, повторить?
Пустая шкала охладила пыл, надо восстанавливаться. В этот момент тренькнуло, в поле зрения всплыл конвертик.
Что за новости? Феникс?! Позволил ногам подломиться, сам плюхнулся, опираясь спиной на валун. Открыл сообщение.
Отправитель «Майя Нежный Лотос» … Кто?
«Занимаешься? Приду, проверю»
Вот черт! Даже не знаю, как реагировать. Первая реакция – послать. Тоже мне, проверяльщица. Сдержался, все-таки это мой наставник, кто еще будет меня учить? Хотел было отшутиться, но передумал. Нафиг, написал «занимаюсь», и смахнул вкладку чата.
Ломать голову над тем, как она меня нашла не стал - мы же в закрытой локе, тут всех по пальцам пересчитать, и уж наверняка из всех «Рус» - я единственный.
Впрочем, как ни крути, Майка права. Прыжки меня к полету не приближают. Конечно, в дальнейшем они облегчат старт, и закладывать их надо сейчас, пока персонаж совсем не раскачан. Но сейчас моя первейшая задача – как можно скорее полететь. А значит – прыжки подождут.
Вернулся к «своему» пьедесталу, заскочил на верх. Проверил «сытость» - половина. Хм… входит в привычку. Скосил глаза на выносливость – полная. Уцепился когтями покрепче за камни, наклон, крылья в стороны, и-и-и раз! …

Майка появилась, когда я отдыхал после очередного цикла. Растянулся на травке, разбросал руки-ноги в стороны. Оказалось – весьма удобно: крылья, когда сложены за спиной, представляют собой хорошую подстилку-лежанку, а перья – отличную теплоизоляцию. Наверно, даже на камне можно спать, не боясь переохлаждения. Эдакий коврик-каремат, который всегда с собой!
Пока шкала выносливости нехотя заполнялась прямо перед глазами, мозги решали непростую задачу: куда все-таки сводить девушку в этом, забытом богом месте?
Вариант «посидеть в трактире» мне откровенно не нравился. Хотя на подобное мероприятие я и готов спустить некоторое количество «золотого запаса».
Тогда предложить «прогуляться»? Хм, а куда? Приподнял голову, огляделся. В «Лягушатник»? И народ здесь не толпиться, можно спокойно побродить разговаривая, о том, о сем… Но правильно ли, на первом свидании тащить ее в столь укромное местечко? Как бы не подумала чего. Что я какой-нибудь маньяк озабоченный!
Может, вдоль обрыва? Мда… Днем будут всякие ненормальные над головами носиться. А после выходки Рыжего в первый день, я не могу гарантировать шуток и похуже. Прилетит, к примеру, что-нибудь на голову! И самое обидное, в этой ситуации, что ответить я не смогу! Только потом на земле и вылавливать. Кстати… Я представил: вот мы идем, вот падает мне на голову … не знаю, камень-не камень, может что и похуже - тарелка жирной похлебки. Я стою внизу, весь обтекаю, грожу бессильно в небо кулаченками… А моя девушка взлетает, и пытается нагнать обидчика? Нет, только не это! После такого – удалять персонажа, и плевать «полетел-не полетел». Ничего хуже ситуации, когда не я свою женщину защищаю, а она меня, представить не могу.
Конечно, можно и вечерком, в сумерках. Когда икары уже отлетались, но еще не совсем стемнело. Да даже если стемнеет, фонари у входа видно издалека, надо только прямиком на них идти. Кстати, после можно и в трактире посидеть, народ уже рассосется.
Хороший вариант! И нефиг ждать, пока встану на крыло. А то буду тянуть: вот сейчас полечу, вот сейчас начну в воздухе подольше держаться! Так можно долго откладывать… Интересно, а есть у Пентюха цветы?
Свист рассекаемого воздуха прервал размышления.
– Прохлаждаешься? – Майка ироничным взглядом окинула мою тушку с вершины кучки валунов.
– Восстанавливаюсь. – я сел, подпершись рукой, – Слушай, Май, а как так получается, что с одной стороны, когда я машу крыльями, они жесткие, и гнуться только по суставам, но если надо сесть, или вот лечь, то кости внутри легко гнуться, как резиновые?
Девушка слетела вниз, в своей изящной манере. Сегодня на ней был розовый топик, и розовые же обтягивающие штанишки до щиколотки (не знаю я названий всех этих шмоток, в спортзалах в таких половина ходит).
– А не зря тебя Саша выделяет, наверно больше половины всех тестеров до сих пор над этим не задумывались, – хмыкнула розовокрылка. Я в свою очередь отметил это «Саша».
Я поднялся на ноги.
– Ладно, – милостиво разрешила розовая наставница, – сиди-отдыхай, раз не бездельничал, а работал. Вижу – вон даже футболка в потеках пота.
– Нет Май, не могу я валяться в присутствии стоящей девушки. Не приучен.
Удостоился иронично-изучающего взгляда
– Вон ты какой? Может еще и ручку даме подаешь, когда она со скалы слезает? Ты у нас часом, не интеллигент, в надцатом поколении? Или может даже аристократ, из потомственных?
Не поддержал ее игривый тон.
– Да причем тут: интеллигент-не интеллигент. Я нормальный мужчина, и веду себя соответствующе – по-мужски. Меня отец так учил.
Взгляд девушки сменился на задумчивый.
– Ладно, мужчина, – выделила ударением, – сидай плиз, дама рядом расположится.
Она опустилась на землю, подобрав под себя ноги по-женски – на одну сторону, коленка к коленке. Я уселся рядом, по-турецки.
– На счет крыльев. – Майка опустила руку на свое, «подстеленное» под ноги, так же, впрочем, как и у меня. – Еще на заре теста столкнулись, что если делать крыло прямо совсем как птичье, то его владелец сможет или стоять, или летать. Ну может лечь получится. Но не сидеть, это точно. Попробовали – и тестировщики взвыли! Меня еще не было, я чуть-чуть этого не застала, Саша рассказывал. Представляешь – все время стоять! В общем, хочешь-не хочешь пришлось разрабам отступать от своего реализма, на который они молятся, как на икону, и вводить игровое допущение: свел крылья за спиной – все, кости стали резиновыми. Развел – окостенели.
– Ясно. Значит при падениях лучше их успевать сводить. Чтоб кости не поломались?
– Не обольщайся. Обычные наши падения, если все прошляпил – никакая группировка не поможет. А с малых высот надо не группироваться, а наоборот, раскрываться и парашютировать. Да, и по камню крыльями лучше не елозить – перья трутся, шершавятся, могут все-таки поломаться… Так, ну-ка рассказывай, чем тут занимался.

– Хорош, слазь, – наставница махнула рукой, останавливая «демонстрацию успехов», – неплохо, но так ты не полетишь.
– Так что не так-то? – я буквально взмолился. – Я что, все утро в пустую угробил?!
– Не в пустую. Сколько сейчас выносливость?
Я проверил.
– Сто пятьдесят.
– Вот! – Указующий перст вознесся перед моим носом. – Кроме того, амплитуда у тебя сейчас отличная, взмах правильный. Все в копилку.
– Тогда почему «не полетишь»?!
– Рус.
Уже не «новичок»? Надо же, я дорос до «Руса»!
– Рус, пойми, взмах должен быть энергичным, но легким. Ты должен взмахивать крыльями, словно перышком. Но при этом – энергично и сильно! А ты будто штангу ворочаешь!
– Да как?!! Майя, я сейчас голову сломаю, как это: «легко», и одновременно «сильно»?!!
– М-м-м-м… – наставница и сама оказалась в затруднении, – даже не знаю, как тебе еще объяснить?
Махнула рукой.
– Ладно. Давай пока тормознемся с махами, может потом самой придет.
Она осмотрелась, подошла к соседней кучке валунов. Хлопнула ладонью по нижней ступеньке
– Ну-ка перебирайся сюда.
Я слез вниз, подошел к новому «пьедесталу». Этот был повыше, четыре здоровенных камня, нижний на уровне середины бедра, верхний так вообще – выше моего роста. Легко запрыгнул на первую ступень, собрался выше…
– Стой! Выше не нужно. Кстати, а ты уже неплохо запрыгиваешь. Тренировался?
Гордый собой я кивнул
– Рус, ты совсем дебил?
Наконец-то, я чуть не вслух это не сказал. А я-то думаю, что это с ней с утра такое? Сжал зубы и выжидательно уставился на наставницу.
– Рус, если ты не полетишь к началу беты… – она устало вздохнула, – и ты еще находишь время на всякую херню!
Херня, не херня, но искать подходящий камень для взлета, посреди широкого поля я не хочу. Мало-ли как сложится в дальнейшем. А я вижу, как здесь взлетают мастера. Так что, чтоб ты мне сейчас не наговорила, прыжки я не оставлю!
– Продолжим? – постарался, чтоб мой тон был максимально нейтральным.
– Продолжим, – чуть ли не сквозь зубы выговорила наставница.
– Значит так, новичек. Маховый полет хоть и является основным способом куда-то долететь, но, если ты был достаточно наблюдательным, мог наверно заметить – не единственным.
– Видел, – кивнул я, – вдоль обрыва вы летаете без взмахов. Как будто парите.
– Не «как будто», – передразнила Майка, – а парим. Это называется – парящий полет. Мог бы и сам узнать, если бы хоть немного поработал с форумом. Парение, это тоже очень важно, поскольку расход выносливости при этом в шесть раз меньше. Думаешь не много? – она окинула меня взглядом. Я стоял молча, но она продолжила, будто услышала возражения, – ты ошибаешься. Сейчас ты можешь на махах держаться в воздухе, … сколько?
– Тридцать взмахов, – прикинул я.
– «Тридцать взмахов», – опять передразнила девушка, – а по времени это сколько? Как ты вообще собрался рассчитывать дистанцию перелета, а?
Опять сказать нечего.
– Средняя интенсивность взмахов – один в три-четыре секунды.
Я прям загрустил, это ж получается … Заметил выжидательный взгляд «училки»
– Сто двадцать секунд? Две минуты?
– Две минуты, – с нескрываемой иронией прищурилась Майка. Видимо мой разочарованный вид доставлял ей какое-то удовольствие. Садистка она что-ли?
– Да куда же можно долететь за две минуты?! Как ты там говорила: взлететь, набрать высоты… Черт, – может я ничего не понимаю в полетах и в икарах, но я неплохо осведомлен, как быстро развивается выносливость. Если я еще за пару дней подниму выносливость хотя бы до трехсот, это будет чудо!
Удовлетворившись моей растерянностью, девчонка сжалилась
– Расход выносливости в парении составляет пятнадцать пунктов в минуту.
И снова это взгляд – выжидательно-снисходительный. Ну, дескать, новичок, посчитаешь, что получается?
– Десять минут?!
Ну-у-у! Это легче прожить! Круто!
– Сильно не обольщайся. Никогда ты не будешь летать на одном парении. Так что учитывай расход на маховый взлет, на приземление надо оставлять… Да и динамик есть не везде. – увидела мои нахмуренные, в попытке понять последнюю фразу брови, пояснила, – паришь ты только в восходящем потоке. В горах это динамик. А он только там, где есть ветер. Без динамика ты на парении будешь хоть медленно, но опускаться. Так что свои расчеты смело дели на два.
Все равно, впереди забрезжила перспектива, и настроение мое, несмотря на все подколки «училки» улучшилось.
– И когда же мы начнем изучать парение?
– А вот прямо сейчас! – сказала девушка, и тон ее мне не понравился.

– Помнишь, что тебе говорил Рыжий, когда хотел запустить с Ласточкиного обрыва?
Я кивнул. Хотя… а она что, там была? Не помню.
– Так вот, по сути, все он тебе объяснил правильно. Разве что выносливости тогда, тебе хватило бы на чуть-чуть, – наставница сделала паузу, – А сейчас, разведи крылья. А теперь, удерживая их в этом положении, просто спрыгни с камня.
Я подсел, прыжок… Крылья резко вывернуло вверх. Благо земля была близко.
– Нет, нет и нет, Рус. Ты должен опираться на воздух, напряги мышцы!
Я попробовал – приседая, в то же время слегка опускал крылья вниз.
– Ты должен почувствовать опору на крыльях, воздушную подушку. … Давай опять на камень.
Я повторил. Потом еще. И еще. И еще пять раз.
– Блин, Рус, все не то! В последний раз ты вообще в момент прыжка пытался махнуть вниз. Это неправильно! Так ты воткнешься перьями в землю, и переломаешь их! … Ну ка дай. Смотри.
Девушка вспрыгнула на камень, развела крылья, слегка оттолкнулась с двух ног… И проскользила над землей несколько метров.
– Понял?
– Не знаю, – честно признался я, – у тебя получается здорово. А вот почему у меня такая лажа? Слушай, может я повыше заберусь? Все-таки чуть больше времени лететь буду, может успею опереться на крылья?
– Думаешь? – хмыкнула девушка, оценивая взглядом высоту камней, – а ноги не поломаешь?
– Слушай, я вспрыгиваю на нижнюю ступеньку, значит ноги такую нагрузку уже переносят. К тому же я буду как это … Парашютировать?
Она еще раз взглянула на камни, прищурившись на меня, подумала…
– Ну давай попробуем. Если что – тебе грохаться. Только … со второй, не выше.
С тяжким вздохом я запрыгнул на вторую. Ох уж мне эти, перестраховщики!
Развел крылья, приготовился. И-и-и … прыжок!
Крылья опять стало выворачивать воздухом, но теперь я успел напрячь мышцы, и какое-то мгновенье летел над землей! Ура!
Однако не успел обрадоваться, как горизонт накренился, летевшая на меня земля почему-то шарахнулась в сторону, потом по левому крылу ударило… А дальше я кубарем покатился по траве.
Потирая ушибы поднялся.
– Крыло цело?
– Да вроде… – я отвел оперенную конечность в сторону, согнул-разогнул, взмахнул разик, – вроде цело.
Побаливало, конечно, особенно плечо, но ничего такого, чего бы я не мог перетерпеть.
– А что случилось? – я уставился на Майку, – даже понять ничего не успел.
– Поздравляю. Ты словил классический циркуль.
– Что?
– Крен. Ты просто не выдержал крен. – она развела руки и покачала ими из стороны в сторону, как дети изображают летящие самолеты.
– Все равно ничего не понял!
– Рус, все просто, – наконец-то перешла на нормальный тон девушка, – ты левым крылом чуть провалился. Произошло это от того, что подъемная сила на нем оказалась меньше, чем на правом. Не знаю, может не до конца отвел его, может чуть поджал… А может на правом мышцы слабее, и его вывернуло. Ты не левша?
– Нет.
– Ну тогда точно – не симметричное разведение. Короче, у тебя развился левый крен, и ты воткнулся крылом в землю.
– А что делать?
Майка развела руками
– Не заваливаться в крен. А для этого – держи крылья симметрично. Ты должен почувствовать, что давление на каждое крыло одинаковое.
– А как? Я же лечу полсекунды. Что я успею почувствовать за это время?! Может все же повыше забраться?
– Повыше заберешься, – девушка хмыкнула, – последствия будут более плачевные. Скорее всего ушибами не отделаешься. Сломаешь крыло – придется тратиться на эликсиры. Само заживать будет очень долго. Или… Ты сейчас какого уровня?
– Вечером второй поднял. Сейчас до третьего половина…
– Пол уровня быстро наверстаешь…
– То есть? … – я приподнял бровь.
– А что? Идешь до южака, и прыгаешь. Кстати, пока летишь, успеешь что-нибудь поотрабатывать.
Она выжидательно посмотрела на меня. Я прикрыл глаза, представляя… Черт, опять перед глазами карусель из неба и скал, сосущий ужас в животе, даже тошнота подкатил.
– Не-е… – потряс головой, отгоняя наваждение, – я лучше так.
– Ну так, значит так, – она пожала плечами, – тогда лезь обратно.
Я снова вспрыгнул на вторую ступеньку.
– Смотри, Рус, – Майя встала сбоку, принялась инструктировать, – сейчас надо сделать следующее. Перед стартом, крылья разведи симметрично. В момент прыжка, постарайся почувствовать, как опираешься на воздух. А потом, в полете, контролируй, чтоб давление на оба крыла было одинаковое. Понял?
Сосредоточенно кивнул головой. Ну, пробую? Прыжок…
Горизонт крутануло, я инстинктивно сжался, кувырок по траве. Встал.
– Цел?
– Вроде, – кинул взгляд на крылья, чуть покрутил корпусом.
– Так, смотри. Первое. Ты прыгал уже в крене. Крылья были не одинаково, опять левое выше. От этого тебя уже в момент прыжка стало закручивать, а ты, вместо того, чтоб исправлять крен сжался. И дальше летел кулем, благо не переломался при падении. Может все же с первой ступеньки.
– Не, нормально, – замотал головой, – давай еще раз.
– Хорошо.
Я запрыгнул… Какой-то червячок не отпускал, точил и точил. На всякий случай вызвал шкалу сытости.
– Черт, черт, черт!!!
Спрыгнул обратно. Майка вопросительно дернула подбородком.
– Еда! Совсем забыл, что икары офигеть какие проглоты!
– Что? – прищурилась наставница, – Все-таки не вывел шкалы, как я советовала?
– Да не, выносливость то я вывел. Вон, перед глазами болтается!
– Та-а-ак. А «голод»?
– Ну прости. Решил, что буду перед каждым циклом проверять… И ведь проверял же!
– Руслан…
– Руслав, – поправил я.
– Да мне пофиг, новичок! – взорвалась Майка, – мне надоели твои косяки, понял? Я сколько тут с тобой ковыряться должна? Мне что, больше заняться нечем? Я трачу на тебя свое время… а ты… а ты…
Внезапно она отвернулась, отмахнулась как от помехи.
– Ладно, иди, жри.
Вот те на! Да она сейчас заплачет! Что за …?
Подошел сзади.
– Майя, извини пожалуйста, признаю, виноват… – помолчал. И внезапно для самого себя приобнял за плечи, – прости. Обещаю – это в последний раз.
Та с легкостью вывернулась, все-таки разница в уровнях у нас огромная, не говоря ни слова, отошла на пару шагов, а потом разбежавшись взлетела, и скрылась с моих глаз за грядой валунов-пьедесталов.
 

Enot17 (Игорь)

Enot17 (Игорь)

летающий енот
Регистрация
19 Сен 2014
Сообщения
640
Оценок
962
Баллы
696
Возраст
50
И еще... Пока там Шелест не разродился :yazyk:
Глава 14. Рус. Как тебе в икарах?
Медленно переступая гудящими ногами, и уставившись в землю я брел в сторону трактира. Неожиданная реакция Майки ввергла меня в неслабую задумчивость. А я-то считал ее обычной стервой. Конечно, не психолог я, но, судя по последней реакции, она и сама не в своей тарелке. А грубостью пытается замаскировать собственную неуверенность.
У самого входя в трактир нос к носу столкнулся с выходящими икарами. Спортсмены, Рыжий, Печенька и Веточка.
Братья как обычно, прошли не обратив внимания, Рыжий задорно подмигнул, девчонки приветственно помахали ладошками.
– Привет!
– Привет… – я спохватился, – Вет, можно на секунду? Один вопрос…
– Да, – повернулась к своим, – идите, сейчас догоню. Что за вопрос?
– Слушай, – в горле внезапно пересохло, я поперхнулся, – а что ты сегодня вечером делаешь?
– Вечером? – девушка слегка удивилась неожиданному вопросу, потом глаза устремились к небу, как будто там ее расписание написано. Наконец взгляд вернулся ко мне, пожала плечами, – да пока ничего не планировала. А что?
– Тогда… – черт, из головы вылетели все заготовки, выпалил первое, что пришло на ум, – как смотришь на совместную вечернюю прогулку? – Тут же поправился, как бы извиняясь – пешком, я пока не летаю…
– Пе-ешко-ом? – весело протянула девушка, – звучит романтично… А когда?
– Ну давай … как все налетаются … Вечерком … В сумерках
– Ах в сумерках, – уже кокетничая уточнила Веточка, –- ну что ж… Давай доживем до вечера. Вернее – до сумерек.
Она послала мне воздушный поцелуй и бегом бросилась догонять ушедших икаров.
В приподнятом настроении я толкнул двери в трактир.

В левой половине Майка, сидит спиной ко входу. И хоть лица ее не вижу, но чувствую – чуть не искрит. За соседним столиков грязнокрылый Витус. И еще один, не знакомый мне икар, увлеченно работающий ложкой.
В правой – человек пять, все незнакомые. Чтоб не попадаться на глаза наставнице, сходил за подносом к правой раздаче, постоял с едой в руках, подумал, и уселся вновь посередине, между «половинами» обеденного зала. Не знаю, что у вас тут за деление, мне на него пофиг. Я – сам по себе!
Умяв похлебку, открыл интерфейс. Ну что ж, могло быть хуже. «Сытость» успела обнулиться полностью, и у меня «отъело» процентов десять общего здоровья. Значит все мои остальные шкалы соответственно уменьшились до девяноста процентов. Вот черт! Могло быть и хуже.
Покопавшись в настройках, вывел в поле зрения и шкалу сытости, пристроив ее над «выносливостью». Придется признать, что Майка советовала дело. А я, конечно же, весь такой «на опыте» взял, и наплевал на рекомендации того, кто по-любому в местной специфике разбирается лучше. Покосился в сторону столика девушки, сходить, извиниться что ли?
В левой половине зала диспозиция слегка изменилась. Незнакомый икар исчез, видать вышел, пока я расправлялся с похлебкой. Витус переместился за Майкин столик, их разговора я не слышал.
Ложка зачерпнула хорошей, жирной каши с куском мяса. Вот, кстати! У меня же есть торбочка – холщевая сумка на лямке, которую удобно носить через плечо. Рыжий кажется говорил, что она даже в полете не мешает? Не знаю, можно ли доверять этой информации, но я и не собираюсь ее использовать в полете. А вот набрать в нее еды, чтоб не таскаться в трактир, это мысль!
– Да достал ты меня уже, козел! Иди нахрен!
Раздавшийся крик был неожиданным не только для меня. Когда я вскинулся, в поисках источника, народ в правой половине так же активно вертел головами. Из-за сектора подсобки место, где сидела Майка им было не видно, поэтому, стремясь понять, что происходит уставились на меня.
Я секунду-другую смотрел на сидящих за одним столиком Майку и Вита, махнул «правым», мол все норм, никого не убивают, встал, прихватил недопитую кружку с компотом и неторопливо направился в левую половину.
– Маечка, ну что ты строишь из себя, фифу-недотрогу? Твоему «Сапсаше» плевать на тебя, он кроме полетов и вылизывания разрабовских задниц ничего видеть не хочет. А я – нормальный пацан, со мной не скучно…
– Это с Рыжим не скучно. – Я обошел столик, чтоб стоять к ним обоим лицом. Майка сидела, опершись на локти, уткнувшись в поднос, заваленный пустыми мисками и как мне показалось, скрежетала зубами. Парень в пол-оборота к ней, – а с тобой? Сомневаюсь. Ты же непонятливый.
– Чего? – прищурился Вит.
– Тебе только что, указали путь. И настоятельно порекомендовали незамедлительно по нему отправиться.
– Чё? Что ты сказал?
– Ну точно, непонятливый, – я сделал вид что обращаюсь к Майке. Потом перевел взгляд на сидевшего с перекошенным лицом Вита, проговорил разделяя слова, – я сказал, что тебя только что послали на хер. А ты сидишь здесь и чёкаешь. Я понятно объясняю? Послали на хер – иди.
Парень развернулся грудью ко мне, уперся ладонями в столешницу. По виду – прям сейчас вскочит, для расправы надо мной, низкоуровневым.
– Да я тебя, малек…
Я перешагнул через лавку, поставил на стол кружку, поправил крылья, чтоб не заминались, сел, уперся локтями в стол, а подбородок положил на сцепленные кулаки.
– Давай, рассказывай, – изобразил усталую заинтересованность, – что ты меня?
– Порву, – выдохнул Вит сверкая глазами.
– Ага, порвешь. Еще варианты? – я вновь повернулся к девушке, – представляешь, Май, меня порвут. А глаза-то какие страшные, прям обоссаться можно… – я, отодвинувшись заглянул под стол, – а не, пока не обоссался. Эх, если бы еще и дым из ноздрей, тогда бы точно…
От стойки послышались сдержанные смешки. Все-таки парочка из правой половины не удержалась, и сейчас наблюдала спектакль, выглядывая из-за угла. Только Пентюх, вот же болван электронный! Стоял себе, протирал стакан, тупо уставившись в сторону двери.
Витус резко обернулся, порывисто вернулся в исходное положение.
– Ну что ты мечешься, – я вздохнул, – тебе же указали, куда идти…
Вит вскочил, завис надо мной. Я спокойно отпил из кружки.
– Ну смотри малек… – он поджал губы, поиграл желваками, – оглядывайся.
– Спасибо, – как можно вежливее ответил я.
Подметая пол крыльями, как плащом мой соперник вышел из трактира. От стойки мен показали два больших пальца вверх. Я оторвал правую руку от кружки, поднял, ладонью вперед, в ответном приветствии.
– Ты тоже проваливай, – раздался глухой голос Майки.
– Хорошо, сейчас уйду. Я, – ткнул пальцами себя в грудь, – понятливый. Но, прежде чем уйду, тебе придется меня выслушать. Тридцать секунд.
Девушка подняла ничего не выражающие глаза.
– Майя, прости меня пожалуйста. Я виноват. Наверно я ничуть не лучше того придурка, – указал пальцем на дверь, вздохнул, – ты права, что на меня злишься. На твоем месте, я б наверно уже прибил такого ученика. Говоришь ему: выведи шкалы. Нет! Говоришь ему – все усилия на полет, сначала полети, а уж потом все остальное... Нет! Думает, что самый умный. – я пожал плечами и изобразил виноватую мину. Немного сменил тон, – но ты меня тоже пойми. Куда мне деть весь мой опыт? Он же вот здесь, – коснулся пальцами головы, – он же на подкорке… Поверь, я стараюсь. И очень ценю то, что ты со мной возишься, и до сих пор не послала к черту. Майя, – поймал ее взгляд, виновато улыбнулся, – прости меня. Я буду очень стараться, чтоб не подводить тебя больше.
В тридцать секунд я точно не уложился, но то, что она меня не перебивала – хороший знак. Я встал, забрал кружку...
– Подожди.
Снова сел.
– Зря ты так. С Витусом. Все-таки он десятого уровня, а ты?
Девчонка так и не подняла головы.
– А я второго, – сказал чуть ли не с вызовом, – и что? Что он мне сделает?
– При такой разнице в уровнях? – она криво усмехнулась, – все, что угодно.
– Нет, – я спокойно покачал головой, – все что угодно, не сможет. Сможет только или побить, или убить.
– А что, этого мало?
– Наверно не мало, – я пожал плечами, – а мне что, надо этого бояться?
– Если будешь часто умирать, вообще в уровнях откатишься. Навыки, предположим, никуда не денутся, а вот что будешь делать с сотней выносливости?
Я откинулся назад, улыбнулся.
– Хочешь сказать, что если я продолжу цеплять Витуса, то он сможет опустить меня на первый уровень, и не дать развиться?
– Вариант не исключен, – будто бы с вызовом отозвалась Майка.
– Знаешь, – я снова склонился над столом, положив локти сверху, – я очень хочу полететь. Может не из-за всякой там романтики, или восторженных возгласов «ах, полет! Ах круто!». Я просто не хочу подводить Сапсана. Из всех здесь присутствующих, – сделал пальцем круг в воздухе, – он единственный, кого я бы хотел назвать другом. А подводить друзей я не могу, – выдохнул, помолчал несколько секунд. – Но есть еще кое-что. Даже ради друзей, я не выкажу страха перед всякими уродами. Насколько бы сильнее они не были. Я и в реале их не боялся, а уж здесь… – усмехнулся. – К тому же, проиграть противнику, в пять раз тебя сильнее – не позорно. Глупо, да. Но не позорно. Позорно зассать.
Девушка наклонилась еще сильнее, наши лица сблизились. Какое-то время она, не отрываясь смотрела мне прямо в глаза, сквозь прищуренные веки, как через бойницы.
– Через пять минут в Лягушатнике, – наконец донесся до меня ее хриплый голос. Выражения разобрать не смог.
Я отпрянул, выставил ладони
– Май, через десять минут? – увидел вновь вспыхнувший гнев в глазах, пояснил примирительно, – я поесть с собой возьму. Чтоб не таскаться в трактир каждый раз. Ладно?
Оценивающий взгляд, сверху вниз. Мотнула головой.
– Только быстро.
– Окей, уже бегу.

В три шага взлетел по лестнице на второй этаж, толкнул свою дверь. Где же ты? Ага! Схватил сумку, проверил. КЛМН без «Н» (туристический сленг: Кружка, Ложка, Миска, Нож) нафиг. Флягу оставил. И бегом вниз.
Сначала метнулся к стойке. Хлопнул по лбу: да черт! Как забыл? Плюхнулся за ближайший столик, открыл интерфейс, карта, провалился в меню. Так, что взять? Сыр. Пойдет. Сушеное мясо. В «корзину». Что еще? Вот – «молодое вино». Слабоалкогольное. Ну алкоголизм нам, икарам не грозит, зато и жажду утолить, и калории. Ткнул «заключить сделку». Трень – списалось несколько медяков.
– Ваш заказ, господин.
Чуть не вырывая из рук официантки, стал кидать принесенное в торбочку. Вино оказалось в бурдючке, можно так, не переливая…
– Привет, – хлопок по плечу, – как успехи?
Повернул голову, рядом стоял серебрянокрылый.
– Привет Саныч, – я продолжил собираться, – все норм, занимаюсь. Ты извини, мне дали десять минут на сборы, из них прошло уже четыре. А мне еще пехом до Лягушатника добираться.
– Не дали, а попросил.
К столику подошла Майка.
– Вот, возьми, – протянула несколько полосок сушеного мяса, и булочек, – они есть в каждой порции. Вместо того, чтоб разбрасываться деньгами, мог с подносов набрать.
– Так там же мало, – поразился я
– А тебя кто-то ограничивает в количестве порций? Все так делают – набирают по пять-шесть подносов, собирают с них только хлеб и сушку. У тебя фляга есть, – ткнула пальцем, – можешь компоту налить.
– А остальное куда?
– В смысле, «куда»? – пришел черед удивляться девушке, – оставляй на столах, Скрепка уберет.
– Слушай, я так не могу. Она же остальное выбросит!
– Ну и что?! Рус, ты чего? Это же все цифровое!
– Не знаю… – выдохнул, – меня бабушка так приучила. Не могу я еду выбрасывать…
– Посмотри на вещи по-другому, – за стол уселся Сапсан, подмигнул, – представь, что она их не выбросит, а подогреет, и снова выставит на раздачу.
– Ну тебя, Саш, – Майку аж передернуло, – не шути так!
– Пчелка, а ты дашь нам с твоим учеником поболтать?
– О чем ты говоришь? Конечно же! Так Рус, – это уже мне, – я тогда пойду летать, а то с тобой разучишься. Как закончишь – черкни в приват. Ок?
Я кивнул, девушка вышла. Сапсан проводил ее долгим взглядом.
– Огонь девка, – подмигнул мне.
Я деликатно тему проигнорировал.
– Так, а чего это мы тут на виду сидим? Пошли.
Парень встал, прошел на правую половину, почти в самый угол, сел у окна.
– Чего-нибудь будешь? – посмотрел на меня вопросительно.
– Спасибо, я только что, – мотнул головой в ответ, – так о чем ты хотел поговорить?
– А я, с твоего позволения, перекушу. Секунду, – Сапсан сходил за подносом, вернулся, – ну и как тебе? В икарах.
– Так я еще не икар.
Парень отмахнулся.
– Дело ближайшего будущего. Майка рассказывала, у тебя хороший прогресс, пару-тройку дней в таком же духе, и полетишь. Но уже наверно сейчас есть представление о расе, в которую тебя занесло? И наверняка есть вопросы… Так как тебе, в икарах?
Я задумался. Сапсан ждал, даже ложку отложил.
– Хорошо, – наконец собрался с мыслями я, – слушай, есть странности, а есть то, что откровенно вызывает у меня … – задумался, говорить, не говорить? А, да ладно, этот поймет, – а есть то, что заставляет задуматься о правильности выбора.
– Выбора теста?
– Выбора расы.
– О как! Тогда давай по порядку. Начни со странностей.
– Со странностей… Ну вот смотри: голод. Для чего это? – я вопросительно всплеснул руками, – почему икар такой проглот?
– Это-то как раз легко объяснить, – и тут же задумался. Но увидев мой удивленный взгляд, рассмеялся, пояснил, – не, объяснить легко, я над примерами… А ты … кроме ФанВирта, еще во что-нибудь гонял?
– Неа. Были другие увлечения.
– А сейчас, значит, поменялись? Ладно, это твое дело. Тогда на ФанВирте. К примеру, ты встречал здесь магов-бойцов? Нет-нет, не боевых магов, а именно магов, которые кроме магии владели бы боевыми искусствами, или оружием там каким?
– Нет конечно. Маги — это всегда поддержка. Стоят в глубине строя, или лечат, или, – усмехнулся, – калечат издалека. Но если вражеские бойцы до магов добрались, все, кранты шляпникам. В ближнем бою у них никаких шансов.
–Все так, – кивнул парень, – ты, я вижу разбираешься в тактике! А вот скажи, никогда не задумывался, почему так?
Я честно пожал плечами.
– Без понятия. Просто принял как данность: так значит так. Может, сложно качать все вместе? В чем-то одном лучше прогресс идет?
– Хм… А вот ты. Ты боец, я помню. У тебя как с магией было?
– Да ни как, – пожал плечами, – магия, это не мое. Всякие заклинания, заклятия, бр-р-р. Толи дело – хороший меч или топор, копье тоже в тему, и – стенка на стенку, грудь в грудь, щит в щит, а там… у кого текстикулы крепче.
Сапсан рассмеялся.
– Да уж, вижу увлеченного рекона. И что, совсем магию не пробовал?
– Почему же? Была «искра», там огонь разжечь, например… Конечно, когда никуда не торопишься, то набрать сухих веточек, мха опять же высохшего, взять кремень, ножом высечь искры… Эх, красота, – я мечтательно закатил глаза. – Но если дождь, ты промок, и надо по-быстрому согреться, то конечно, магия выручает, не спорю.
– Понятно, – видимо парень забросил мысль, подвести меня к чему-то с помощью наводящих вопросов, – я тебе расскажу, почему ты не видел магов-рукопашников, или воинов-танков с убойной магией. И это не потому, что качая все равномерно, они будут медленнее прогрессировать. Некоторые сидят в игре сутками, с самого ее появления, уж могли бы раскачать себе все. Баланс.
– Что? – я не расслышал последнее слово.
– Баланс, Рус. Его долбанное величество, игровой баланс.
– Э-э-э… – только и нашел что ответить я.

– Придется немного тебя просветить. Ничего, если я при этом буду жевать?
Я кивнул.
– Извини, «голод» почти на нуле… – пояснил Сапсан. Впрочем, говорить еда ему почти не мешала, – Так вот, пойми, в игре очень важен баланс между игровыми персонажами. Почему это важно, объяснять надо?
– Никогда не задумывался, – честно сознался я.
– А надо бы Рус, ты ведь не просто игрок, и даже не ОБТ-шник какой-то. Ты – альфа-тестер! – ложка взлетела вверх в указующем жесте, – почти что, сотрудник компании. … И не морщись, статус альфа-тестера для других игроков очень значим.
– Да я впервые о них услышал, когда приглашение в тест получил!
– Тем не менее! Я хочу, чтоб ты начинал мыслить не как рядовой игрок, а как человек, имеющий отношение к игре. Как человек, который фактически эту игру делает… Ладно, проехали, – пару секунд он жевал, сделал глоток из кружки, промокнул губы салфеткой, продолжил, – ты когда-нибудь задумывался, что произойдет, если в игре появится имба?
– Это так называемый «имбаллансный персонаж»?
– Да. Это нереально крутой персонаж, который вносит дисбаланс в хорошо отлаженную игровую систему.
– Я знаю только то, – усмехнулся, – что его все тут же начинают ненавидеть. И я, по правде говоря, тоже.
– Понимаю, качался, качался, тратил время, силы, кто-то даже реал на раскачку тратит. И все для того, чтоб доминировать над остальными. А тут появляется хмырь, который просто взял себе имбового перса, и нагибает тебя, как хочет!
– Что тут сказать? Ты прав. Но в чем проблема? Эти имбы нужны только тем, кто привык получать преимущества не за счет скиллов, а за счет просчетов в игровом балансе! Так сделайте их за отдельный донат, сделайте их платными. Я думаю, все сопливые «мамкины-нагибаторы» ломануться хватать себе имбалансных персов, чтоб потешить ЧСВ…
Парень поморщился, остановил меня жестом.
– Нет Рус, все немного сложнее. Представь, в игре около сотни персонажей, на разработку каждого ушли усилия программистов, тестировщиков, гемдеев… Куча времени и денег. А игроки начнут хватать себе только того, который позволяет быть самым крутым. Получается что? Что усилия и ресурсы потрачены в пустую?
Я пожал плечами
– Как только подавляющее большинство похватает себе имб, внезапно окажется, что они уже не могут нагибать за счет крутости персонажа. Против них будут точно такие же, и опять начнут решать скилы. А это время, потраченное на прокачку, и усилия. Значит, опять на коне будет тот, кто пролил больше пота, и больше постарался.
– Рус, ты слишком плоско смотришь. ФанВирт ведь чем берет?
– Реализмом, чем еще? – удивился я, – мы здесь испытываем боль, получаем травмы… Можно, к примеру сломать руку или ногу. Причем это будет не уменьшением пресловутых «хепе», а реальный перелом, когда и больно, и конечностью пользоваться не можешь… Это ж круто!
– Блин, Рус, – рассмеялся серебрянокрылый, – ты красавчик! Дай пять!
Он протянул через стол руку, обменялись рукопожатием.
– Да, ты прав, – отсмеявшись продолжил парень, – но не только реализмом. Возможности, Рус, понимаешь? Возможности! Ты можешь быть крафтером, можешь заняться бизнесом. Например, откроешь таверну, чем тебе не разновидность стратегии? Да кем угодно, не только магом или воином. И тут, представь, в игре появляются, как ты там сказал? Мамкины нагибаторы? Вот они появляются. А у них на уме одно – бей-круши-убивай, это же игра!
– Ну а что тут такого? Это игра! Все как в жизни – плати налоги, чтоб стража защищала, или плати за защиту. Нанимай собственную охрану… Знаешь, сколько я в охране каравана ходил?
– Проблема в том, Рус, что пока эти ололо-нагибаторы подвержены все тем же законам, они не представляют опасности для серьезных игроков. Ведь, как ты сам сказал, они привыкли побеждать не за счет прокачки, не за счет того, что вкладывались в скиллы, нет. Им это не интересно. А значит их удел – геноцидить новичков и одиночек. Все, на этом потолок. Но если появляется имба…
Сапсан отставил пустую тарелку, отсалютовал мне кружкой.
– А теперь представь, Рус. Вот ты серьёзный игрок. Вкладываешься в прогресс персонажа, качаешься, нарабатываешь боевку, покупаешь себе весьма дорогие доспехи и оружие… И тут появляется новичок, который походя с тобой справляется, просто за счет того, что взял себе персонажа, обладающего уникальными преимуществами? Например, он сразу и маг, причем во всех областях, и танк, и дальний дамагер… И все это – не результат его усилий. Просто перс такой.
– Да понял я тебя уже, Саныч, понял. Сволочи они, просто – сволочи и ублюдки. Ты к чему ведешь то?
– А к тому, что многие… большинство, не будут терпеть подобного… ФанВирт, Рус, не единственная игра с полным погружением…
– Боишься, что с появлением имб, у игры наладится отток игроков?
– Это не я боюсь, Рус, не я, – вздохнул парень, – этого бояться разрабы, админы, все. А более того – акционеры игры. И поэтому, все малейшие намеки на то, что персонаж может получиться имбовым, рубятся еще в зародыше. Иногда – вместе с теми, кто их пытался ввести или предложить.
– Погоди, Сапсаныч, – до меня вдруг начало доходить, – ты хочешь сказать … что икары такие … такие проглоты, чтоб не стать имбой? – Я с недоверием уставился на парня. – чё-то лажа какая-то… Нет, я могу теперь понять зачем икары такие хрупкие. И даже понимаю, зачем штрафы на силу, на магию… Понимаю, но не значит, что мне это стало нравится. Но голод?!
– Как раз «хрупкость», как ты ее называешь, здесь ни при чем, – добродушно усмехнулся Сапсан, – тут дело в весе: нужно было максимально облегчить тело икара, вот и прошлось вводить трубчатые кости. На счет силы и магии – ты прав. Вначале вообще речи не шло об летающих персонажах. На драконе – пожалуйста, а вот са-ам… – парень покачал головой, – так что голод, в ту же кучу. Это же ограничение дальности!
– Да ладно! Набрал с собой еды, и вся недолга!
– Ха-ха-ха, – расхохотался в голос мой собеседник, – и много ты еды собрался набирать, умник? Ты грузоподъёмность свою видел?
– Но ведь есть же лучше ограничение этой твоей дальности! Выносливость! Далеко ты умашешь с таким расходом? Да я даже не представляю, какую выносливость надо иметь, чтоб лететь дольше, чем проголодаешься.
Парень внезапно нахмурился
– Вот тут ты ошибаешься. Нашлись … уникумы, чтоб их… Умудрился-таки, в воздухе часами держаться.
И он скрипнул зубами. Я почему-то взглянул на его правую руку. Мне показалось, что сейчас еще и кружка, которую он сжимал в кулаке, а не за ручку, должна треснуть. Нет. Хотя пальцы заметно побелели.
– Вот еще, Сапсан, о внешности…
– Извини Рус, – внезапно перебил меня серебрянокрылый, – мы уже тут долго рассуждаем, а там, между прочим, тебя наверно Майка заждалась… Давай, если остались вопросы, вечерком поговорим, а? Да и мне пора…
– Лады.
А сам подумал: «у меня же вечером свидание с Веточкой!» А, да ладно, успею, главное начало сумерек не прозевать.
 

Enot17 (Игорь)

Enot17 (Игорь)

летающий енот
Регистрация
19 Сен 2014
Сообщения
640
Оценок
962
Баллы
696
Возраст
50
Так, господа и дамы. Я не радовал вас последнее время продолжениями... И сегодня их тоже не будет, простите.
Немного других новостей: https://author.today/post/165689
Пока текст на АТ не "догонит" местный, есть время кинуть коммент, типа: "аффтар, у тебя там-то и там-то косяк..."
В принципе, и после будет не поздно, но я редко занимаюсь редактированием того, что выложено для широкой публики. Как говорится: "умерла, так умерла"

Текст будет выкладываться и здесь, но - прошу понять, после публикации на АТ, часы чтения, будь они не ладны очень нужны :(
 

mechanik

mechanik

Застрявший на форуме
Регистрация
17 Сен 2016
Сообщения
3.723
Оценок
3.666
Баллы
1.111
Возраст
53
типа: "аффтар, у тебя там-то и там-то косяк..."

Забей
 

Drake

Drake

Участник похода
Регистрация
27 Июл 2015
Сообщения
1.719
Оценок
2.175
Баллы
1.301
Возраст
43
есть время кинуть коммент, типа: "аффтар, у тебя там-то и там-то косяк..."
Пока что споткнулся в 4 главе об имена.
Феникс говорит "Ира", а бабулька "Женечка".

П. С.
Ну и "Аня" чуть позже. Но тут хотя бы понятно, что это от "Анахита".

П. П. С.
Кстати, тут, на форуме - понятнее, что за Ира такая.
 
Последнее редактирование:

Enot17 (Игорь)

Enot17 (Игорь)

летающий енот
Регистрация
19 Сен 2014
Сообщения
640
Оценок
962
Баллы
696
Возраст
50
Пока что споткнулся в 4 главе об имена.
Феникс говорит "Ира", а бабулька "Женечка".

П. С.
Ну и "Аня" чуть позже. Но тут хотя бы понятно, что это от "Анахита".

П. П. С.
Кстати, тут, на форуме - понятнее, что за Ира такая.
Спасибо за замечание. Это не ошибка, это, возможно, недостаток квалификации у меня: объяснить и обыграть в сцене все так, чтоб было понятно.
Упоминание Иры - это отсылка к первой книге, и тому, почему герой "запал" на "Аню"
Женя - реальное имя, Анахита - виртуальное, как и у самого героя: Саша - реальное, Феникс - виртуальное.
Вообще глава писалась от первого лица, я думал попробовать двух фокальных персонажей - и один говорит "Я" и другой "Я". Но глав с Фениксом в книге получается так мало, что и пробовать не стал, и в спешном порядке подредачил главу под третье лицо.
 

Drake

Drake

Участник похода
Регистрация
27 Июл 2015
Сообщения
1.719
Оценок
2.175
Баллы
1.301
Возраст
43
Упоминание Иры - это отсылка к первой книге, и тому, почему герой "запал" на "Аню"
Женя - реальное имя, Анахита - виртуальное, как и у самого героя: Саша - реальное, Феникс - виртуальное.
Это всё я понял. Просто "споткнулся", и решил озвучить.
Пожалуйста ;)
 

Enot17 (Игорь)

Enot17 (Игорь)

летающий енот
Регистрация
19 Сен 2014
Сообщения
640
Оценок
962
Баллы
696
Возраст
50
Тэк-с... Дамы и господа. И возможно - особенно дамы. Мне тут отзывы нужны, на романтическую сцену. А то в свои годы я уже и забыл, как это тушеваться на первых свиданиях :D

...
– Привет. Заждался?
Вздрогнув от неожиданности, обернулся. Веточка!
Черт, а я планировал встретить ее при приземлении. Даже представлял мысленно, как встану у нее на пути так, чтоб при касании земли она сразу оказалась в моих объятиях… Эх! Ладно, думаю не последний раз «ловлю» ее при посадке.
– Нет, ну что ты! Я тут … приземления изучаю. Смотрю, как профи это делают.
– Нашел профи… – начал было Рыжий, потом осекся, взглянул на нас, – Так, братело! А что это происходит? Птенчик оперяется?
Мы с Веточкой переглянулись.
– Что?
– Я говорю, летать еще не научился, а девчонок наших уже уводит! Не в тех местах, братишка, ты оперение отращиваешь!
– Так, Рыжий, – я со смехом погрозил шутнику, – иди уже, … заполняй шкалу «голода». А то дозубоскалишься тут, и здоровье начнет уменьшаться.
Стоящая рядом девчонка прыснула в кулачек. Фраза звучала многозначно.
Рыжий шутливо прицелился в меня из пальца, сказал «пух!», подмигнул и пошагал к таверне.
Я снова повернулся к девушке. Так, сейчас: шаг вплотную, обнять, сказать: «вот теперь привет» …
Опять хлопанье крыльев. За спиной Веточки села Печенька. Подмигнула мне, проходя мимо подруги, толкнула ее плечом в плечо, что-то хихикнула неразборчивое.
Да что ты будешь делать!
Проводил взглядом, только-только стал поворачивать голову обратно к девушке… Над головой свист крыльев. Майка! Розовой молнией промчалась к башне, я думал – повторит трюк «братьев», но нет. Заложив вираж, наставница сходу влетела на верхний этаж башни. Ого! От удивления, я на секунду потерялся.
– Вот это да! – не удержался, – видел, как она на верхушку валуна садиться, но чтоб прямо на этаж залететь…
– Так мы пойдем куда-нибудь? Или ты еще чьи-нибудь посадки хочешь посмотреть?
Я «отвис». Девушка иронично смотрела на меня, склонив голову к плечу.
– Извини. Просто для меня здесь все так внове!
– Ладно, – она шутливо толкнула меня своим плечиком, – насмотришься еще. Куда идем?
– Слушай, – я вдруг опомнился, – ты же с полетов! Голодная? Может сначала тебе поесть надо? Давай я тебя чем-нибудь угощу.
– Рус, – она скорчила милую рожицу, – пока будем есть совсем стемнеет! Ничего, сколько-то еще я выживу, а потом, – подмигнула, – позволю спасти меня от голодной смерти.

Сумрак постепенно сгущался, хоть небо пока еще оставалось светлым. Внизу, в долине тьма уже опустилась пологом.
– Интересно, – пробормотал я почти под нос, – а сейчас тумана внизу не видно…
– Это облака, – уточнила девушка, подойдя к самому краю.
К счастью прежнего страха перед высотой я уже не испытывал. Видимо, когда туда прыгать не надо, никаких панических мыслей в голову не приходило. А удержаться на краю я могу. Выдохнул:
– Жаль. Хотел посмотреть, что внизу.
– А ты и не увидишь, – Веточка качнула головой, – днем там всегда облачность, вечером темно. Говорят, иногда по утрам бывают разрывы в облаках, тогда там виден лес.
– Вот как? А я думал вы туда летаете…
– Не-а. Слишком высоко обратно забираться, выносливости ни у кого не хватит.
– Так вдоль обрыва должен быть динамик? Я же видел – там само выносит вверх.
– Ребята говорили, что метров сто ниже и все, нет динамика. Я не проверяла.
– А что так?
– Страшно. – по-простому ответила девушка, – Вдруг опустишься, а назад силенок не хватит? Представляешь? И будешь опускаться туда … в холодную, мрачную неизвестность … Бр-р-р…
– Не холодно?
Со стороны долины поддувало, и я пожалел, что не захватил какой-нибудь куртки: можно было бы романтично предложить спутнице. Да вообще, все наперекосяк с самого начала! Эх…
– Ну что ты! У икаров же повышенная сопротивляемость холоду! Нам специально так сделали, чтоб на больших высотах не мерзнуть.
– А … там холодно?
– Не знаю, я пока особо высоко не поднималась. Ты лучше Сапсана спроси, он высоко-о-о забирается.
– Пойдем?
– Погоди, – девушка придержала меня за руку, – давай посидим?
Стараясь не думать, что случиться, если я все же свалюсь вниз, уселся, подал руку Веточке. Та пристроилась рядом, касаясь своим плечом моего. Автоматически приобнял ее за плечо, опустить руку ниже не давало крыло девушки.
– Здорово… – протянула Веточка, уставившись вдаль, – помню мы с девчонками, еще в школе, забирались на многоэтажки, где доступ на крышу был открыт, садились вот так на парапет. Сидишь такая, ножками болтаешь, а под тобой люди ходят. Маленькие-маленькие… А ты любил по крышам лазить?
– Не, – я усмехнулся, – у меня лет с десяти свободного времени почти что и не было: тренировки, тренировки, тренировки … школа.
– Да? – она повернулась ко мне, – а чем ты занимался?
– Разным, – пожал плечами, – бокс, карате, но там не долго. На плаванье ходил, больше для общей физухи. Потом луком увлекся, в институте уже к реконструкторам попал, там ИСБ затянул.
– Как-как?
– ИСБ? Исторический средневековый бой.
– А это что такое?
– А это … – новая усмешка, – делаешь вначале доспех. Можешь сам ковать, если умеешь и руки прямые. Но как правило – кого-то просишь. Всякую мелочь, вроде ремешков, заклепок каких можно и самому. Поддоспешник кстати, я сам шил. – добавил в сторону, – Все пальцы исколол. Естественно – меч, щит и все такое… А потом, – я взглянул на девушку, сидящую с распахнутыми восторженными глазенками, – надеваешь все это на себя, и давай лупить друг друга со всей дури.
– Это зачем? – в голосе смешались страх и восторг.
– Ну так бои же! Один на один, толпа на толпу… Попытка почувствовать, что ощущали наши предки.
– Ух ты! Русик, так тебе же надо было воина качать!
– Да я и был воином, до теста. Семьдесят девятый уровень.
– Вот это да! … А как же тебя в тест занесло?
– Предложили, – я опять пожал плечами, – вот я и решил попробовать пятый океан.
– Ой! Тебе понравится, вот увидишь! Летать – это самое лучшее, что может быть в жизни!
Она весело заболтала ногами.
– А как ты попала в тест?
– Да, – она отмахнулась, – ничего интересного. Сначала я качала боевого мага. Но вся эта заумь с заклинаниями… Слишком часто меня убивали. Потом решила попробовать лекаря. Думаю: буду стоять себе позади всех, лечить раненых… Не-е-е, скучно. Потом стала лучницей, даже расу сменила на эльфийку. Вроде что-то стало получаться. И тут бац – приходит на почту предложение от админов, а не хотели бы вы, уважаемая, попробовать себя в тесте? Я: что за тест? Они молчат… Потом: подпишите соглашение, что все что узнаете помрет вместе с вами. Я: ого! Как интересно! Подписала. Провели со мной собеседование, удаленное. Спрашивали то и это … Ну ты в курсе наверно? Потом говорят: надо летать. И тут я такая: Вау! Да это же круто!!! … И вот я здесь!
Мы опять замолчали. Почти стемнело. Боковые отроги, образовывающие долину, еще как-то угадывались, но под ногами у нас уже вовсю разливалась тьма. Над головой стали появляться первые звезды.
– Слушай, а ты не знаешь, откуда можно здесь дров натаскать? Валежника какого, веток … хотя ветки, конечно, не очень.
– Как это, «не очень»? – надула губки Веточка.
– Ой, извини, я не то имел в виду! – до меня только что дошло.
– Ладно, я же поняла… А зачем тебе?
– Скажу - не будет сюрпризом… Хотя ладно. Если честно, мне так не хватает посиделок у костра. Я когда предыдущим персом был, частенько ночи проводил у костра. Ужин какой сварганишь, чаек… Хорошо! Сидишь, смотришь в огонь…
– Класс! – девчонка оживилась, – О! Кстати, знаю где неподалеку можно толстых палок наломать… Может даже наломанные есть… Хочешь, я завтра натаскаю?
– Нет, что ты! – я даже отстранился
– Почему? – брови девушки взлетели вверх, – Что не так?
– Да я себя как мужика уважать перестану, если мне… – хотел сказать «моя», язык не повернулся, – девушка будет дрова к костру носить! … Может она еще за мамонтом отправится, пока я, лежа на диване буду предаваться размышлениям, или там стихи сочинять?
– Хорошо. – Толкнула она меня плечом, – Тогда давай, скорее учись летать, и устроим пикник.
Что-то коснулось моего плеча. Скосил глаза: Веточка положила на него голову.
Не давая себе шанса задуматься, начать строить планы, мысленно репетировать, немного повернулся к девушке, свободной рукой тихонько взял ее за подбородок, осторожно повернул голову к себе, и коснулся губами ее губ. Нежно-нежно. На немного отстранился, и повторил поцелуй. Потом еще. По ее телу пробежала дрожь. Мягкие пальчики легли мне на губы.
– Подожди. Не надо торопиться.
Я вздохнул
– Хорошо. Не буду.
Развернулся опять лицом к пропасти, прижал ее покрепче к себе. Легкая головка опять устроилась на моем плече. Несколько секунд или минут мы просидели в полном молчании, созерцая все новые и новые загорающиеся звезды. Наконец она вздохнула.
– Русик, ты меня извини, но мне уже выходить пора.
– А как же? … Я думал мы еще в таверне посидим, я закажу что-нибудь из меню… Ты что любишь?
– Давай в другой раз, ладно? Мне в самом деле – пора. Только проводи меня ближе к башне, не хочу выходить на обрыве.
Ну да! Я представил, как она появляется, а «умный» сервер, решил чуть сместить точку появления. Правда Веточка крылатая…
– Подожди, я сейчас помогу тебе встать, – она освободилась из моих объятий.
– Вот еще! – я резко вскочил на ноги, протянул ей руку, – подавать руку – мужская работа.
– Но ты же еще не летающий! – она ухватилась за мою ладонь, и я с легкостью поднял ее, – свалился бы, что мне тогда делать?
– Подумаешь! – хмыкнул я, – подождала бы меня у камня возрождения, я как раз бы рассказал, что там, внизу.
– Не надо! Не люблю, когда люди умирают, даже понарошку!
Мы стояли лицом к лицу, я протянул руки, пропустил их у нее под крыльями и привлек к себе, удерживая за талию. Она в ответном порыве прижалась ко мне всем телом, и крепко поцеловала. Потом вывернулась
– Пойдем?
– Пойдем, – я снова тяжко вздохнул. Где-то вдалеке, сквозь сгустившийся до состояния ночной темноты сумрак проглядывали два фонаря, отмечавшие вход в таверну.
 

Drake

Drake

Участник похода
Регистрация
27 Июл 2015
Сообщения
1.719
Оценок
2.175
Баллы
1.301
Возраст
43
Ох, что-то ГГ, похоже, за двумя зайками погнался. Чревато.
И, кстати, стукнуть Ветке про Руса и Майку с преукрашательством - вполне может лказаться в стиле грязнокрылого.
 

Похожие темы


Сверху Снизу