Проект Икар-2

Enot17 (Игорь)

Enot17 (Игорь)

летающий енот
Регистрация
19 Сен 2014
Сообщения
592
Оценок
849
Баллы
696
Возраст
49
Друзья, коллеги, по-читатели, со-писатели, критики, метатели тапков, и просто не равнодушные.
Затянула меня, стезя писательская, буду ваять продолжение.
Буду выкладывать по главам, очень рассчитываю на объективную критику, ваши замечания, предложения. Запасайтесь тапками, разрабатывайте плечо, чтоб не травмироваться при бросках.
Пока текст выкладывается только здесь.
 

Enot17 (Игорь)

Enot17 (Игорь)

летающий енот
Регистрация
19 Сен 2014
Сообщения
592
Оценок
849
Баллы
696
Возраст
49
А вот и первая глава:
Глава1. Рус. Появление в Инкубаторе
Сначала, как обычно, я почувствовал вес своего тела. Или это надо называть гравитацией?

Через секунду, ощутил, что голыми подошвами стою на теплом камне, лицо обдувает приятный ветерок, и даже немного припекает солнце.

Зрение и слух, как всегда, проявились последними: слух просто «включился», как рубильником, в ушах добавился фоном шум ветра, неразборчивые крики, чуть в стороне, и почему-то выше, а перед глазами перестали плясать кляксы и искры.

Прояснившемуся взору открылась площадь, не сказать, чтоб большая, футбольное поле и то, наверно побольше в ширину будет. Похоже, что из камня, по крайней мере ее серая поверхность мне больше всего напомнила известняк. На той стороне площади, вытянутой в длину, взгляд нащупал возвышающееся здание. На ум сразу пришла Пизанская башня: такой же цилиндр, с арками опоясывающими каждый этаж, и маленькой башенкой наверху. Разве что эта башня не падала. Фоном ей служила раздвоенная горная вершина, в некотором отдалении.

Непроизвольно обвел взглядом пространство вокруг: место, где я появился со всех сторон, окружали горы. Крутые, скалистые, и высокие, хотя снежников не видно. Ну точно, как и говорили - затерянная в непроходимых горах локация, до которой, только по воздуху.

Глянул под ноги. Я стоял на выступающем из площади на ладонь, цилиндрическом постаменте, диаметром метра четыре. Гладкий, как будто отлили из бетона, никакого орнамента, никаких дополнительных изысков, которыми обычно украшались локации возрождения, или как некоторые говорят – камни возрождения. Хотя почему «камни»? Знаю я пару мест, где лока возрождения – вытоптанный участок на травянистом поле, причем не круглый, а какой-то ромбический.

В нескольких шагах за моей спиной вздымалась почти вертикальная скала, и терялась где-то в вышине. Можно сказать, что камень приткнули у одного края площади, с противоположной стороны от башни. Эта башня оказалось единственной постройкой, которую я смог увидеть. Слева по краю площади были выложены крупные валуны, собранные в группы по три-четыре, разных высот. Больше всего они мне напомнили ступеньки пьедесталов, украшавшие различные стадионы, только эти были покрупнее. За ними просматривалось полого уходящее вниз поле, зеленеющее травяным покровом.

Справа площадка ни ограничивалась ничем. Просто тянулась, тянулась, да и обрывалась в пропасть, как отсеченная ножом. С того места, где я стоял, было видно, что дальше тянется узкая, стиснутая высокими горами долина.

А над обрывом, ближе, дальше, на разной высоте парили икары. Много, я насчитал около десятка. От увиденного даже дух захватило. Забыв обо всем, принялся из разглядывать.

Вон один, забрался выше всех, наверно выше не только двенадцатиэтажки, но и труб ТЭЦ, что стояла неподалеку от родительского дома, и кружит, кружит, кружит, как какой-нибудь орел, выглядывая добычу.

Ниже его несколько икаров ходят челноком туда-сюда вдоль обрыва, на разной высоте.

А вдали, в долине парочка гоняется друг за другом, как играющие птицы: усиленно машут крыльями, то заходят один на другого сверху, то наоборот подныривают, уворачиваются. Играют в воздушные салочки.

Присмотрелся к летающим, благо зрение у меня теперь – сам себе завидую.

Первое, на что обратил внимание – крылья у всех разных цветов. Есть даже розовые. Да, да, сам сначала не поверил, но вот икар, летавший туда-сюда над обрывом выше остальных, исключая, конечно, того, что наворачивал круги в выси, подлетел чуть ближе, и я рассмотрел не только цвет крыльев, но и то, что это была девушка. Длинные волосы развивались на ветру, черный топ обтягивал выступающую грудь. Руки она скрестила под грудью, в отличии от летевшего вслед за ней, но чуть ниже парня, у которого руки просто болтались внизу, как не подвязанные веревочки. Да и крылья у него выглядели двумя кусками старой застиранной простыни: и не белые, и не бежевые, одно слово – грязные. Кстати, ноги у парня тоже были как-то странно поджаты: полусогнуты в коленях, из-за чего его силуэт выглядел какой-то уродливой конструкцией. Глянул опять на девушку – у нее ноги вытянуты в струнку, даже стопы натянуты, и вся она какая-то изящная. Вот розовокрылая долетела до какой-то невидимой черты, почти напротив меня, плавно выполнила разворот на сто восемьдесят градусов, помогла себе парой взмахов, и снова, раскинув крылья, вытянувшись в струнку заскользила к противоположной стороне долины.

Ее преследователь, так же развернулся на обратный курс. Не так ловко, и даже скользнул в крене на развороте, из-за чего потерял немного высоты, и был вынужден усиленно помахать крыльями, чтоб вернуть себе прежнюю позицию. Тут его подрезал другой, с рыжими в крапинку крыльями. Кажется, в воздухе возникла перепалка. Ветром до меня донесло обрывки фраз, и более всего они походили на ругань.

Тут я осознал, что давно не вижу тех двоих, что гонялись друг за другом в долине. Взгляд заметался, выискивая знакомые фигурки…

– Чего раскорячился на камне? – грубый голос со спины вернул на землю. Я, непроизвольно сделал шаг вперед и в сторону, разворачиваясь к говорившему.

– Да, приятель, не стоит занимать точку возрождения.

За моей спиной появились двое: обтягивающие майки с открытыми плечами, у одного синяя, у другого красная. У синего спортивные трусы, будто он вышел на пробежку, у второго серые бриджи до колен. Светло-серые крылья у обоих. Точно! Это же их я видел резвившимися в воздухе! Как это они так быстро оказались на камне возрождения?

Уже было открыл рот, чтоб задать вопрос, но парни, потеряв ко мне интерес прошли мимо, и переговариваясь направились к обрыву.

– Заметил, как я тебя во второй раз достал? Учись, бестолочь…

– Подумаешь, – хмыкнул второй, – зато я тебя каждый раз перекручиваю!

– Тут согласен, красавчик…

И так же вместе прыгнули с обрыва вперед, синхронно разводя крылья в стороны.

В каком-то очаровании я прошел отделяющие меня от обрыва пару десятков метров, и встал на самом краю. В лицо дул ровный ветер. Был бы чуть послабее, мог бы сказать, что приятный. По крайней мере, не холодный.

Долина, которую перегородил обрыв, казалась узкой, из-за стиснувших ее крутых скалистых склонов, уходивших еще выше площадки, на которой располагался лагерь икаров.

Опустил взгляд, и непроизвольно сделал шаг назад, сердце дало сбой. От моих ног, вниз обрывалась пропасть. Высота? Да кто ж ее знает? Ниже меня, так, что можно запросто пару-тройку высотных домов поставить друг на друга, расстилалась белая пелена. Толи туман, а может и облако? Туман, все же мысленно я решил называть ЭТО туманом, застилал всю долину, до самого выхода, где сжимавшие ее стены расступались. Но еще дальше опять маячили пики и вершины. Ну да, самое сердце гор.

Я вдруг осознал всю свою ничтожность – маленькая песчинка, которую с высоты наверно и не разглядеть, на краю гигантской пропасти, в которую если падать – умру наверно раньше, чем до дна долечу. А вокруг, величественные, тысячелетние гиганты.

Раздался свист рассекаемого крыльями воздуха, смешивающийся с каким-то хлопающим звуком, и метрах в десяти от меня на край приземлился «грязнокрылый». Только сейчас обратил внимание, что одет он в подобие белого греческого хитона, такого же, как на мне, но расшитого красным геометрическим орнаментом по низу подола, воротнику и проймам, и более короткого – мой доставал до колен. И еще, у него были темные, почти черные узкие штаны, снизу сильно напомнившие мне джинсы, настолько длинные, что разлохматившиеся по низу штанины подметали камень площади. И только три узких, когтистых пальца вперед, и один назад не давали забыть про строение ног икаров.

Приземлившийся икар свел крылья, но не сложил их за спиной, как делал Феникс. Они как будто бессильно обвисли, из-за чего нижние перья теперь волочились по серому камню площади, подметая осевшую пыль и песок. Кстати, крылья оказались ничуть не грязными, вблизи они выглядели более симпатично: ряды белоснежных перьев перемежались с перьями серебристо-стального цвета. Вот только издали, такое сочетание цветов оказалось далеко не лучшим решением.

Так же, не обратив на меня никакого внимания икар, неторопливым шагом потащился в сторону башни.

Да тут что, всем на меня наплевать?

Новое хлопанье крыльев заставило обернуться. В паре метров от меня на край скалы опустился рыжекрылый.

– Здорово бродяга! – закричал он мне радостно, как только его крылья сложились за спиной, – тю, смотрю новенький пожаловал?

– Привет, – шагнул ему на встречу, протягивая руку, – я Рус. Да, вот только первый раз загрузился икаром.

Тот пожал мою руку, а потом обнял, похлопывая по спине

– Привет-привет, брат-икар, как говорится с прибытием. Зови меня Орланом! – он приподнял свой заостренный нос. Потом отошел на шаг назад, – а ты чего на краю стоишь, чего не летаешь?

– Так я первый раз, пока даже не представляю, как это делается…

– Э-э-э, не сцы, ща научу. Значит так, выходи на край. Разведи крылья…

Я подошел к краю. Посмотрел на сумку-торбу, со стартовым набором новичка ФанВирта висевшим на боку.

– Может снять? – я посмотрел на Орлана

– Да зачем, лети так, – тот махнул рукой, – она не мешает.

Я в ответ пожал плечами. Ну не мешает, так не мешает. Стоя лицом к пропасти, попытался развести крылья. Сначала ничего не получалось – я их просто не ощущал! Знал, даже чувствовал, как какие-то оперенные, и от этого шершавые штуки болтались за спиной. Но почувствовать их, так сказать, взять управление - не мог.

– Так, все понятно. Крыльев не чувствуешь?

Я посмотрел на парня и часто закивал.

– Спокуха, это не сложно. Чувствуешь что-нибудь?

Я ощутил прикосновение руки к крыльевому сгибу, выступавшему у меня над плечом.

– Ага

– Вот, а теперь?

Рука заскользила вниз, и теперь касалась того места в районе лопаток, где у меня из спины вырастали эти странные приспособления. То, как выглядит моя спина, я детально рассмотрел в редакторе, пока создавал персонажа. Навертел голограмму туда-сюда, по-разному.

Сосредоточившись, мне удалось кое-что почувствовать. По крайней мере, так показалось.

– Во-о-от, наконец-то получается! Молоток! – Орлан просто лучился счастьем. – теперь смотри, я их тебе потяну, в стороны, а ты запоминай ощущения.

Возникло ощущение, что у меня из спины торчат руки, только онемевшие, как будто отлёжанные, и кто-то помогает мне их расставить в стороны. Через секунду Орлан вытянул мне и второе крыло.

– Отлично! Да ты просто гений! У тебя здорово получается! Теперь попробуй крыльями взмахнуть, будто руками.

У меня не получилось.

– Не кипишуй, ща все получится. Попробуй мысленно взмахнуть руками, как крыльями.

Я мысленно представил. Ничего сложного.

– А теперь сосредоточься на крыльях, и сделай тоже самое, как руками.

Я попробовал, и… тело даже чуть бросило вперед от воздушной волны

– Вау-вау-вау! Стопе, братиша, не так резко. – Орлан придержал меня за крыло. – Ты так ща просто с обрыва сверзишься, не приняв должной полетной конфигурации!

Последние слова он подчеркнул голосом, с некоторой ноткой иронии.

– И, кстати, не маши при этом и руками!

– Правда чтоль? – Я и не заметил! Только сейчас понял, что стою с разведенными в стороны не только крыльями, но и руками. А я об них и думать забыл! Так на крыльях сосредоточился. – И как вы умудряетесь сразу и крылья, и руки контролировать?

– Не парься, братан, придет со временем.

Только сейчас заметил, что на обрыве уже стояли трое или четверо других икаров, и не вмешиваясь наблюдали за моим обучением.

– Значится так. Махать ты умеешь, разводить крылья научился… – мой «учитель» пожал плечами и развел руки, – да ты готовый летун! – он даже покачал головой. – Теперь делай как я. Встаем на самом краю, разводим крылья…

Он приготовился прыгать рядом, буквально касаясь своими разведенными крыльями моих. Я невольно посмотрел вниз. Кажется, меня немного повело, но боялся показать вид. Сердце в груди молотило как бешенное, даже немного стало отдавать в виски. В животе появилось сосущее чувство. Ну, давай, смелее! Ты же теперь икар! На тебя смотрят! Самоподбадривание, конечно, как всегда, помогало. Меня хотя бы перестало явно лихорадить. Больше всего я опасался, что окружающие заметят мой мандраж.

– Готов? – парень смотрел на меня. Я, как в полусне, пытаясь забыть о жуткой высоте под ногами, кивнул.

– Тогда на раз, два, три. Руки сведи, как перед прыжком в воду. Сигал когда-нибудь с берега?

Сосредоточенно глядя перед собой, я часто-часто закивал.

– Отлично! Тогда раз…

– А ну стоять!!! – громом раздался крик над головой. – Новенький, сделай два шага назад! Быстро!

Над нами со свистом и шумом промчалась гигантская птица, на миг загородившая солнце. Так-то я ненавижу, когда мной командуют. Но сейчас ухватился за возможность отодвинуться, от пугающей меня пропасти.

На обрыв сел еще один икар

– Рыжий, что за цирк ты здесь устроил? – в голосе вновь прибывшего явственно слышались командные нотки и раздражение.

– Да чё ты, Сапсан?! Обучаю новичка полетам! Как ты меня когда-то…

– Бл*дь, ты в своем уме?!! Он же зеленый, как огурец, ему до Ласточкиного обрыва, как до Пекина задним ходом.

– Ну … и не страшно! А вдруг бы полетел? – на ходу подбирая слова начал оправдываться мой несостоявшийся учитель.

– Куда? Кувырком, с километровой высоты?

Услышав про высоту, я еще раз аккуратно выглянул за край. Но поскольку сделать это, я попытался со своего места, со стороны наверно выглядело забавно: выставив вперед ногу, я немного наклонился, и вытянул шею, как жираф.

– Чё ты, Сапсан, видишь – он и сам бы туда не сиганул. Смотри, как от края щемится, услышав про высоту.

– Рыжий, иди отсюда, – видимо Сапсан остывал, из голоса пропал металл, появились усталые нотки, – ты норму сегодняшнюю сделал?

– Не, ну чё ты начинаешь? Сел передохнуть, смотрю, человечку помощь нужна…

Сапсан только отмахнулся, – Иди, летай.

И подошел ко мне.

– Привет, – протянул руку, – как ты уже понял, я – Сапсан. Извини что так получилось.

– Руслав, – пожал протянутую руку, – а в принципе, что могло случиться? Ну возродился бы на камне, через часик. Реализм, конечно, реализмом, но ведь до смерти тут не умирают?

Мой новый знакомый усмехнулся, – До смерти, конечно, нет. Да и возродился бы ты не через час, а сразу же, здесь же тестовая лока, многие функции упрощены, но с этим мы тебя еще познакомим. Но вот свой стартовый набор ты бы уже не достал.

– Блин, – я почесал затылок, – не подумал…

В моей котомке лежали как стандартные вещи, которые получал любой новичок ФанВирта: деревянная миска, оловянная ложка, оловянная же кружка. Так и вещи, которых в моем предыдущем наборе новичка не было: здоровый шмат солонины, и буханка черного хлеба. А еще литровый кожаный бурдюк. Насколько я помнил, все новичковые вещи были с повышенной прочностью, например кружку и миску я протаскал всю свою прошлую «жизнь» так ни на что, не променяв, хотя были варианты.

– А что, забрать их снизу, не вариант?

– Как тебе сказать? – Сапсан пожал одним плечом, склонив к нему голову, – сам то ты еще долго можешь даже не пытаться спускаться вниз – дорога в один конец. Да честно сказать и не каждый старожил сможет подняться со дна. Тем более сейчас, сквозь такую облачность. Кстати, – подмигнул он мне, – чего мы все стоя, да на сухую? Пойдем, познакомлю тебя с Инкубатором. Это мы так тестовую локу зовем, – пояснил он мне. Впрочем, это я знал и так. – а еще надо определиться с твоим наставником, ибо самостоятельно ты эту науку будешь осваивать до морковкиного заговения.

И приглашающе махнув мне рукой направился в сторону все той же «Пизанской» башни.
 

Enot17 (Игорь)

Enot17 (Игорь)

летающий енот
Регистрация
19 Сен 2014
Сообщения
592
Оценок
849
Баллы
696
Возраст
49

Enot17 (Игорь)

Enot17 (Игорь)

летающий енот
Регистрация
19 Сен 2014
Сообщения
592
Оценок
849
Баллы
696
Возраст
49
Изменил первую главу, вот:
Как обычно вначале, я почувствовал вес своего тела. Или это надо называть гравитацией?
Через мгновенье, ощутил, что голыми подошвами стою на теплом камне, лицо обдувает приятный ветерок, и даже немного припекает солнце.
Зрение и слух, традиционно, проявились последними: секунда, и слух просто «включился», как рубильником, в ушах добавился фоном шум ветра, неразборчивые крики, где-то чуть в стороне, и почему-то выше. А перед глазами перестали плясать кляксы и искры.
Прояснившемуся взору открылась площадь, не сказать, чтоб большая, футбольное поле и то, наверно побольше в ширину будет. На той стороне взгляд уперся в возвышающееся здание. Ассоциация услужливо отыскала в памяти Пизанскую башню: такой же цилиндр, с арками опоясывающими каждый этаж, и маленькой башенкой наверху. Разве что эта башня не падала. Фоном ей служила, находящаяся на значительном удалении раздвоенная горная вершина.
Обвел взглядом пространство вокруг: место, где я появился со всех сторон, окружали горы. Крутые, скалистые, и высокие, кое-где даже снежные шапки выглядывали. Ну точно, как и говорили - затерянная в непроходимых горах локация, до которой, только по воздуху. Ладно, делать нечего, надо обживаться, теперь это мой дом. Причем, непонятно на какой срок. Назвался груздем – полезай в котомку, назвался икаром… В горы?

Опять ветер донес обрывки криков. Непроизвольно повернулся.
Справа площадь ни ограничивалась ничем. Просто тянулась, тянулась, да и обрывалась как отсеченная ножом. С того места, где я стоял, было видно, что дальше начинается узкая, стиснутая высокими горами долина.
А над обрывом, ближе, дальше, на разной высоте парили икары. Вернее, это я уже знал, как называются эти крылатые существа. А так, с виду – человек человеком, только крылья из-за спины. Ну и ноги…
Летунов оказалось не мало, я насчитал около десятка. От увиденного даже дух захватило. Забыв обо всем, принялся их разглядывать.
Вон один, забрался выше всех. Высоко, наверно выше не только двенадцатиэтажки, или труб ТЭЦ, что стояла неподалеку от родительского дома. Как бы не повыше Останкинской башни. И кружит, кружит, кружит, как какой-нибудь орел, выглядывающий добычу.
Большинство остальных икаров ходят челноком туда-сюда вдоль обрыва, на разной высоте, долетают до какой-то, невидимой мне границы, и назад.
А вдали, в долине еще парочка гоняется друг за другом, как играющие птицы: усиленно машут крыльями, то заходят один на другого сверху, то наоборот подныривают, уворачиваются. Играют в воздушные салочки.
Присмотрелся к летающим, благо зрение у меня теперь – сам себе завидую.
Первое, на что обратил внимание – крылья у всех разных цветов. Есть даже розовые. Да, да, сам сначала не поверил, но вот икар, летавший над обрывом выше остальных, исключая, конечно, того, что наворачивал круги в выси, подлетел чуть ближе, и я рассмотрел не только цвет крыльев, но и то, что это была девушка. Длинные волосы развивались на ветру, черный топ обтягивал выступающую грудь. Руки она скрестила под грудью, в отличии от летевшего вслед за ней, но чуть ниже парня, у которого руки просто болтались внизу, как не подвязанные веревочки. Да и крылья у него выглядели двумя кусками старой застиранной простыни: и не белые, и не цветные, одно слово – грязные. Кстати, ноги у парня тоже были как-то странно поджаты: полусогнуты в коленях, из-за чего его силуэт выглядел уродливой конструкцией. Глянул опять на девушку – у нее ноги вытянуты в струнку, даже стопы натянуты, и вся она какая-то грациозная. Вот розовокрылая долетела до какой-то невидимой черты, почти напротив меня, изящно выполнила разворот на сто восемьдесят градусов, помогла себе парой взмахов, и снова, раскинув крылья, вытянувшись в струнку заскользила к противоположной стороне долины.
Ее преследователь, так же развернулся на обратный курс. Не так ловко, и даже скользнул в крене на развороте, из-за чего потерял немного высоты, и был вынужден усиленно помахать крыльями, чтоб вернуть себе прежнюю позицию. Тут его подрезал другой, с рыжими в крапинку крыльями. Кажется, в воздухе возникла перепалка. Ветром до меня донесло обрывки ругани. Понятно! Вот ее то я и услышал.
В какой-то момент я осознал, что давно не вижу тех двоих, что гонялись друг за другом в долине. Взгляд заметался, выискивая знакомые фигурки…
– Чего раскорячился на камне? – грубый голос со спины вернул на землю. Я, непроизвольно сделал шаг вперед и в сторону, разворачиваясь к говорившему.
– Да, приятель, не стоит занимать точку возрождения.
За моей спиной появились двое: обтягивающие майки с открытыми плечами, у одного синяя, у другого красная. У синего спортивные трусы, будто он вышел на пробежку, у второго серые бриджи до колен. Светло-серые крылья у обоих. Точно! Это же их я видел резвившимися в воздухе! Как это они так быстро оказались на камне возрождения?
Уже было открыл рот, чтоб задать вопрос, но парни, потеряв ко мне интерес прошли мимо, и переговариваясь направились к обрыву.
– Заметил, как я тебя во второй раз достал? Учись, бестолочь…
– Подумаешь, – хмыкнул второй, – зато я тебя каждый раз перекручиваю!
– Тут согласен, красавчик…
И так же вместе прыгнули с обрыва вперед, синхронно разводя крылья в стороны.
В каком-то очаровании я прошел отделяющие меня от обрыва пару десятков метров, и встал на самом краю. В лицо дул ровный ветер. Был бы чуть послабее, мог бы сказать, что приятный. По крайней мере, не холодный.
Долина, которую перегородил обрыв, казалась узкой, из-за стиснувших ее крутых скалистых склонов, уходивших еще выше площадки, на которой располагался лагерь икаров.
Опустил взгляд, и непроизвольно сделал шаг назад, сердце дало сбой. От моих ног, вниз обрывалась пропасть. Высота? Да кто ж ее знает то? Ниже меня, так, что можно запросто пару-тройку высотных домов поставить друг на друга, расстилалась белая пелена. Толи туман, а может и облако? Туман, все же мысленно я решил называть ЭТО туманом, застилал всю долину, до самого выхода, где сжимавшие ее стены расступались. Но еще дальше опять маячили пики и вершины. Ну да, «самое сердце гор».
Вдруг, как холодным душем на меня обрушилось осознание своей ничтожности: маленькая песчинка, которую с высоты наверно и не разглядеть, на краю гигантской пропасти, в которую если падать – умру от страха раньше, чем до дна долечу. И долина эта, кажется узкой, только на фоне окружающих вершин. Так то, от «стенки до стенки» наверно несколько километров будет. А вокруг, величественные, тысячелетние гиганты. Красиво, конечно, но… не привык я пока еще к такой грандиозности.

Раздался свист рассекаемого крыльями воздуха, смешивающийся с каким-то хлопающим звуком, и метрах в шести от меня на край приземлился «грязнокрылый». Только сейчас обратил внимание, что одет он в подобие белого греческого хитона, такого же, как на мне, но расшитого красным геометрическим орнаментом по низу подола, воротнику и проймам, и более короткого – мой доставал до колен. А еще, у него были темные, почти черные узкие штаны, снизу сильно напомнившие мне джинсы, настолько длинные, что разлохматившиеся по низу штанины подметали камень площади. И только три узких, когтистых пальца вперед, и один назад не давали забыть про строение ног икаров.
Приземлившийся икар свел крылья, но не сложил их за спиной, как делал Феникс. Они как будто бессильно обвисли, из-за чего нижние перья теперь волочились по серому камню площади, подметая осевшую пыль и песок. А икар, так же не обратив на меня никакого внимания, неторопливым шагом потащился в сторону башни.
Кстати, крылья оказались ничуть не грязными, вблизи они выглядели более симпатично: ряды белоснежных перьев перемежались с перьями серебристо-стального цвета. Вот только издали, такое сочетание цветов оказалось далеко не лучшим решением.
Да тут что, всем на меня наплевать?
Новое хлопанье крыльев заставило обернуться. В паре метров от меня на край скалы опустился рыжекрылый.
– Здорово бродяга! – закричал он мне радостно, как только крылья сложились за спиной, – тю, смотрю новенький пожаловал?
– Привет, – шагнул ему на встречу, протягивая руку, – я Рус. Да. Вот только первый раз загрузился икаром.
Тот пожал мою руку, а потом обнял, похлопывая по спине
– Привет-привет, брат-икар, как говорится с прибытием. Зови меня Орланом! – он приподнял свой заостренный нос. Потом отошел на шаг назад, – а ты чего на краю стоишь, чего не летаешь?
– Слушай, – я опасливо глянул в сторону обрыва, – я вообще-то в первый раз, пока даже не представляю, как это делается…
– Э-э-э, не сцы, ща научу, не сложно. Значит так, выходи на край. Разведи крылья…
Я, вздохнув, подошел к краю. Взглянул на сумку-торбу, со стартовым набором новичка ФанВирта висевшим на боку.
– Может снять?
– Да зачем, лети так, – Орлан небрежно отмахнулся, – она не мешает.
Я в ответ пожал плечами. Ну не мешает, так не мешает. Переминаясь с ноги на ногу, опять покосился вниз… Охренеть! Как забыть о той бездне, что у тебя под ногами? Потихоньку, стараясь сделать это незаметно выдохнул сквозь зубы. Прикрыл глаза. Так, развести крылья…
Минуточку! Другая мысль почти вытеснила у меня страх высоты – я не чувствовал свои крылья! Внутри пробежал холодок. А как же тогда летать?
То, что крылья сзади, я не то, что знал, я их чувствовал. Вот, две какие-то плоские, относительно увесистые штуки болтаются за спиной. Большие. До земли не достают, но икрами при ходьбе их чувствовал. А еще, я ощущал, что сзади что-то оттягивает спину. Не как рюкзак, а наверно, как бутафорские крылышки, которые подвешивают за спину на костюмированных карнавалах.
Мне что, досталась ущербная версия?
– Так, все понятно. Крыльев не чувствуешь?
Я посмотрел на парня, - Да, - выдохнул тревожно.
– Спокуха, не ссать! Это у всех по-первости. Ща, проведем тебе индивидуальный сеанс. Вот так, чувствуешь что-нибудь?
Я ощутил прикосновение руки к крыльевому сгибу, выступавшему у меня над плечом. Очень непривычное чувство. С одной стороны – я чувствую, что к моей плоти что-то прикасается. Но мозг просто отказывается верить, что вот ЭТО – часть моего тела. Да я двадцать четыре года прожил на свете, и уже привык к своему телу. Нет у него ни каких крыльев!
– Ну так что, есть?
– Ага, – подтвердил, сам себе не веря.
– Отлично! Значит это, как его? Нейромышечное сопряжение произошло. Продолжим.
Рука заскользила вниз, и теперь касалась того места в районе лопаток, где у меня из спины вырастали эти странные приспособления. То, как выглядит моя спина, я детально рассмотрел в редакторе, пока создавал персонажа. Навертел голограмму туда-сюда, по-разному. Вроде – все логично: в районе лопаток у меня из спины вырастали два здоровенных крыла, настолько больших, что сгиб в сложенном состоянии выступал над плечом почти до мочек ушей, если смотреть на фигурку спереди, а кончики доставали до середины икроножных мышц.
Сосредоточившись, мне удалось кое-что почувствовать. По крайней мере, так показалось.
– Во-о-от, наконец-то получается! Молоток! – видимо на лице у меня что-то отразилось. Орлан просто лучился счастьем. – теперь смотри, я их тебе потяну, в стороны, а ты запоминай ощущения.
Сначала, возникло чувство, как будто мертвую, приделанную к спине бутафорию тянут в сторону. Потом, постепенно возникло ощущение, что у меня из спины торчат … не знаю, еще одни руки? Только онемевшие, как будто отлёжанные, и кто-то помогает мне их расставить в стороны. Через секунду Орлан вытянул мне и второе крыло.
– Отлично! Да ты просто гений! У тебя здорово получается! Теперь попробуй крыльями взмахнуть.
У меня не получилось.
– Не кипишуй, ща все получится. Попробуй мысленно взмахнуть руками, как крыльями.
Я мысленно представил. Ничего сложного.
– А теперь сосредоточься на крыльях, и сделай тоже самое, как руками.
Я попробовал, и… тело даже чуть бросило вперед от воздушной волны
– Вау-вау-вау! Стопе, братиша, не так резко. – Орлан придержал меня за крыло. – Ты так ща просто с обрыва сверзишься, не приняв должной полетной конфигурации!
Последние слова он подчеркнул голосом, с некоторой ноткой иронии.
– И, кстати, не маши при этом и руками!
– Правда чтоль? – Я и не заметил! Только сейчас понял, что стою с разведенными в стороны не только крыльями, но и руками. А я об них и думать забыл! Так на крыльях сосредоточился. – И как вы умудряетесь сразу и крылья, и руки контролировать?
– Не парься, братан, придет со временем.
На обрыве уже нарисовались трое или четверо других икаров, и не вмешиваясь наблюдали за моим обучением. Кажется, в этот момент приземлялась розовокрылая девушка. Но мне, было не до того.
– Значится так. Махать ты умеешь, разводить крылья научился… – мой «учитель» пожал плечами и развел руки, – да ты готовый летун! – он даже покачал головой. – Тогда вперед! Покорять воздушный океан!
Легко сказать! Я опять подумал о том, какая бездна лежит под ногами. За туманом земли было не видно, но воображение рисовало внизу острые пики, на которые сейчас наденется моя тушка. Кажется, я сглотнул.
– Боишься?
Я отрицательно замотал головой. Сказать в слух побоялся – горло сжал спазм, не хотелось давать петуха, на виду у моих будущих товарищей. Тем более, среди них наблюдались представители прекрасной половины человечества.
– Не дрефь, давай вместе. Делай как я. Встаем на самом краю, разводим крылья…
Орлан встал рядом на краю, буквально касаясь своими рыжими крыльями моих. Я опять невольно посмотрел вниз. Кажется, меня немного повело, но показывать страх в свой первый день мне тоже не хотелось. Сердце в груди молотило как бешенное, даже немного стало отдавать в виски. В животе появилось сосущее чувство. Ну, давай, смелее! Ты же теперь тоже икар! На тебя смотрят! Самоподбадривание, конечно, как всегда, помогало. Меня хотя бы перестало явно лихорадить. Больше всего я опасался, что окружающие заметят мой мандраж.
– Готов? – парень смотрел на меня. Я, как в полусне, пытаясь забыть о жуткой высоте под ногами, кивнул.
– Тогда на раз, два, три. Руки сведи, как перед прыжком в воду. Сигал когда-нибудь с берега?
Сосредоточенно глядя перед собой, я часто-часто закивал.
– Отлично! Тогда раз…
Сердце сейчас выпрыгнет, мир вокруг сузился и кажется замер. Движения и речь Орлана растянулись, как в киношном слоумо.
– Д…В…А-а-а…
Я кажется зажмурился, и начал падать вперед, готовясь оттолкнуться ногами.

– А ну стоять!!! – громом раздался крик над головой. – Новенький, сделай два шага назад! Быстро!
В последний момент я остановил падение, вцепившись когтями в край обрыва. Кажется, взмахнул руками, чтоб удержать равновесие.
Над нами со свистом и шумом промчалась гигантская птица, на миг загородившая солнце. Так-то я ненавижу, когда мной командуют, но сейчас ухватился за возможность отодвинуться, от пугающей меня пропасти. На обрыв сел еще один икар
– Рыжий, что за цирк ты здесь устроил? – в голосе вновь прибывшего явственно слышались командные нотки и раздражение.
– Да чё ты, Сапсан?! Обучаю новичка полетам! Как ты меня когда-то…
– Бл*дь, ты в своем уме?!! Он же зеленый, как огурец, ему до Ласточкиного обрыва, как до Пекина задним ходом.
– Ну-у-у … и не страшно! А вдруг бы полетел? – на ходу подбирая слова начал оправдываться мой несостоявшийся учитель.
– Куда? Кувырком, с километровой высоты?
Услышав про высоту, я еще раз аккуратно выглянул за край. Но поскольку сделать это, я попытался со своего места, со стороны наверно выглядело забавно: выставив вперед ногу, я немного наклонился, и вытянул шею, как жираф.
– Чё ты, Сапсан, видишь – он и сам бы туда не сиганул. Смотри, как от края щемится, услышав про высоту.
– Рыжий, уйди с глаз моих, – видимо Сапсан остывал, из голоса пропал металл, появились усталые нотки, – ты норму сегодняшнюю сделал?
– Не, ну чё ты начинаешь? Сел передохнуть, смотрю, человечку помощь нужна…
Сапсан только отмахнулся, – Иди уже, учитель, летай…
И подошел ко мне.
– Привет, – протянул руку, – как ты уже понял, я – Сапсан. Извини что так получилось.
– Руслав, – пожал протянутую руку, добавил бодро, скрывая уже отпускавший меня ужас перед огромной высотой, – пустяки, проехали.
– Ну и славно, – подмигнул мне обладатель серебряных крыльев. – Рыжий, он как ребенок, все бы над кем-нибудь подшутить.
Знаю я таких шутников. Клоуны. Им шутки, а я чуть не обделался!
– Да без проблем. Слушай, – парень мне показался серьезным, а спросить было больше некого, – тут такое дело…. Я не пойму, как крыльями пользоваться. Я тут смотрел: вы ими машете, или просто расправив парите, а я… я их просто не чувствую!
 

dJulia

dJulia

Ну где там Белый кролик?
Команда форума
Регистрация
13 Сен 2018
Сообщения
682
Оценок
859
Баллы
406
Возраст
120
и теперь все перечитывать??? а ты коварный ,) а чего не отредактировал в первом спойлере? со временем этот может затеряться в переписке...
 

Enot17 (Игорь)

Enot17 (Игорь)

летающий енот
Регистрация
19 Сен 2014
Сообщения
592
Оценок
849
Баллы
696
Возраст
49
и теперь все перечитывать??? а ты коварный ,) а чего не отредактировал в первом спойлере? со временем этот может затеряться в переписке...
найдется. когда закончу и выложу целиком
а это - рабочий процесс.
 

Enot17 (Игорь)

Enot17 (Игорь)

летающий енот
Регистрация
19 Сен 2014
Сообщения
592
Оценок
849
Баллы
696
Возраст
49
Тэк-с... в муках родилась вторая глава.

– Совсем не чувствуешь? – Сапсан недоверчиво посмотрел на меня, – я же видел, ты ими даже взмахнуть сумел.
– Если честно, я даже не понимаю, как это получилось! – развел руками, – у меня ощущение, что из спины торчат две онемевшие культяпки, которые мне совсем не подчиняются.
– Фух, – выдохнул собеседник, – я уж думал нейронной связи не образовалось. А так-то, – он сделал небрежный жест кистью, – все через это проходили. Так, подожди минутку, – и обернулся к стоящим невдалеке ребятам.
Несмотря на то, что затеянное Рыжим-Орланом представление не состоялось, часть народа не разошлась и сейчас что-то обсуждала.
Три парня и две девушки, одной из которых была уже виденная мной розовокрылая. Сейчас я имел возможность разглядеть ее получше. Невысокая, почти на голову ниже нас с Сапсаном. Копна каштановых волос струиться по плечам, и сбегает до лопаток. Черный топ обтягивает высокую грудь, оставляя открытым втянутый животик. Ниже – шаровары на манер восточных, сквозь которые проглядывают накаченные бедра и ягодицы. Невольно сравнил ее с Анахитой. Аня конечно выше, но при этом узкобедрая, впрочем, как и все девушки-модели. Эта же, как будто сошла с плакатов фитнес-залов и качалок.
Она о чем-то оживленно спорила с уже виденными мной воздушными акробатами. За ее плечом маячил «грязнокрылый»
– Давай-ка я тебя познакомлю, – Сапсан сделал приглашающее движение рукой. – Смотри, это наши братья-актобатья Чук и Гек. Воздушные хулиганы, но вообще отличные ребята.
А они действительно как братья! Крепенькие, сбитые, повыше, конечно розовой, но на полголовы ниже меня. Одинаковые короткие прически. Даже чертами лица чем-то похожи.
– Третий, это Витус, – Сапсан снисходительно хмыкнул, – его легко найти, где Майка, там и он. Ну и наши красавицы: Веточка и пчелка-Майя.
При этих словах, розовая прервалась и повернулась к нам.
– Что, Саш?
– Ребят, минуточку внимания, – теперь на нас смотрели все пятеро. – Это, наш новичок. Его зовут Рус. Пока ничего не умеет, и кому-то придется ему помочь, в покорении воздушного океана.
Три пары хмурых мужских глаз уставились на меня. Братья – как на потенциальную досадную помеху, Витус, или как я его теперь мысленно переименовал - Пьеро, настороженно. Майя не отрываясь смотрела на Сапсана. И только еще одна девушка-икар, Веточка, ладненькая, с точеной фигуркой, и темной стрижкой «под мальчика», приветливо улыбнулась и помахала ладошкой.
Несколько секунд тянулась пауза. Ответной инициативы не наблюдалось.
– Так, если желающих нет… – Витус-Пьеро сделал попытку что-то сказать, но серебрянно-крылый его остановил, – не, Вит, только не ты… Хм, к братьям тебя что ли отправить? …, – Сапсан принялся рассуждать вслух, – они тебя угробят. – Посмотрел на меня, подмигнул, – не, ты нам еще нужен. Живой. Майя, – он перевел взгляд на розовую, – сможешь заняться новеньким?
Улыбка постепенно стерлась с губ девушки. Она бросила взгляд в мою сторону, потом снова обратилась к Сапсану, – Саш, а почему я? Мне что, заняться больше нечем?
– Майечка, – парень прижал руки к груди, – во-первых, ты отлично летаешь. Можно сказать – лучше всех. – Мышцы на лице девушки слегка дернулись, снова собираясь в намек на улыбку. – Во-вторых, ты же хочешь получить статус наставника? – В глазах розовой блеснула надежда. – Ну и в-третьих, сделай это для меня.
Пчелка-Майя снова расплылась в счастливой улыбке. – Для тебя, конечно. – перевела взгляд на меня. Улыбка стерлась.
– Да, и покажи ему, что тут у нас где, введи в курс…
– Пойдем, новичок, – тяжело вздохнув, Майя повернулась, и направилась в сторону башни.

Пару минут мы шли молча, она впереди, я тащился за ней, соображая, как же так получилось, что еще вчера вечером я был воином, мечником, у меня была девушка, а теперь…
– Так, как там тебя?
– Руслав, – ответил машинально. И чуть не налетел на мою нечаянную наставницу, которая развернулась ко мне. Ее указательный пальчик уперся мне в грудь.
– Давай-ка кое-что проясним, новичок. Я, конечно, буду тебя учить, ибо мне позарез нужен статус наставника. То есть полететь ты полетишь. Но на этом – все. Я тебе – не мамка, объяснять, что-как в ФанВирте не буду, сам разберешься, надеюсь – не маленький. И еще, – палец больно ткнул меня в грудь второй раз, – мне нафиг не сдался еще один членистоногий, пускающий слюни на мою задницу. Понял?
– Окей, – я наконец смог поднять взгляд и посмотрел ее в глаза, – давай проясним. Это в икарах я пока, – выделил голосом «пока», – новичок. Еще вчера я был воином, семьдесят восьмого уровня, говорит это о чем-нибудь? – ответный взгляд был красноречив. Вот так, не люблю, когда со мной не считаются. – Зовут меня, Руслав, для краткости можно Рус. И кстати, ты должна знать, лучше меня, что у нас сзади крылья…
– И что? – непонимание в глазах.
– И ничего. – Пришлось пояснить, – не смотрел я на твою задницу, ее крылья закрывают. Я просто о своем задумался.
Несколько секунд я выдерживал подозрительный взгляд. Но по видимости, мой был так чист и бесхитростен, что наконец она хмыкнула, и чуть смягчилась.
– Ладно, нови… Рус, пойдем, покажу тебе где можно шмотки кинуть.
– Слушай, – обратился я через несколько шагов, – а кто такой «членистоногий»?
– Что? – она даже несколько опешила, но потом сообразила, рассмеялась от души, – а, это! Есть у вас, мужиков такой подотряд. Куда член, туда и ноги. Задрали уже.
Прыснул в ответ, – успокойся, у меня есть девушка…
Тем временем мы подошли к Пизанской башне.
– Итак, – начала экскурсию Майя, – это, Общий дом. У нас здесь тест, поэтому разработчики не заморачивались разнообразием строений. Наверняка обратил внимание, что даже камень возрождения здесь прост и скучен до невозможности, как будто из бетона отлили. Дескать – свою функцию выполняет, и ладно. Так и тут, – она вздохнула, – просто, функционально, непритязательно. Скучно… Голодный?
Я помотал головой, о еде пока даже не думал.
– Вот и хорошо. Но учти, икары – проглоты. Это нам такую расовую фишку подкинули. – она скривилась, – Харчевня здесь же, на первом этаже, потом сходим. На втором – новичковые личные комнаты. Тебе пока туда.
– Что еще за дискриминация? – взвился я.
– А-а-а, раз так давай, крутой парень, можешь занять любую свободную. – Девушка изобразила жест рукой «вперед», – но учти, лестница есть только на второй этаж.
Присмотрелся. Действительно, в башне я насчитал одиннадцать этажей, и маленькую башенку сверху. Каждый этаж оформлен арками, за которой виднелась дверь. И только по периметру второго шел узкий карниз, на который вели две расходящиеся в виде латинской «v» лестницы.
Выдохнул, – понятно.
– Занимай любую, сейчас из нелетающих здесь, только ты. Доживем до открытой бетты – надеюсь добавят помещений. Давай, располагайся, будешь готов - найдешь меня на Ласточкином обрыве.
Она махнула рукой в сторону, откуда только что пришли, развернулась, в несколько шагов разбежалась, и высоко подпрыгнув умахала от меня в направлении все той же долины.

Я толкнул ближайшую к правой лестнице дверь, замер на пороге. Моя новая Личная Комната. Пожал плечами, ну и ладно, начну с чистого листа – пустой прямоугольник стен, ни мебели, ни вещей, ни картин. Не сказать, чтоб я и в прошлую сильно вкладывался, но какой-никакой уют у меня был. Ладно, что толку залипать в прошлом? Скинул в угол торбу с «новичковым» набором, развернулся и вышел.
Под ногами расстилалась пустая площадь. Поскольку двери в таверну смотрели прямо на обрыв, а лестница, поднимаясь опоясывала четверть оборота башни, я видел перед собой только прямоугольник площадки, круг камня возрождения на той стороне, и высокую скалу, которая ограничивала дальний от меня край площади. Правый от меня край площади обрывался в уже виденную мной пропасть. Левый, скрывала башня. Я сначала хотел обойти ее вокруг, по карнизу, но его ширина, менее полуметра и отсутствие перилл разохотили от такого путешествия.
До земли метра три. Справа призывно выглядывали ступеньки. Спрыгнуть? Бросил взгляд по сторонам, вроде никого. Над обрывом по-прежнему рассекают мои новые сородичи, но вроде никому нет дела, до одинокой фигурки, стоящей на карнизе.
Так, и как это делается? Я ведь вроде уже пробовал. Почувствовать крылья… Ну же…
Мысленный взор сосредоточился на лопатках. Та-а-ак… Вот и они, непонятные отростки. Ну-ка давайте, расправляйтесь!
Повернул голову назад. Ничего – крылья как висели, так и висят. Полное ощущение, что я пытаюсь шевелить отлежанной рукой. Вижу – вот она, и даже если трогаю, то чувствую, но пошевелить не получается.
Дотянулся левой рукой, провел по крыльевому сгибу. Пальцы нащупали перья, жесткие, гладкие. В крыле возникли ответные ощущения. Да! Вот же – чувствую! Ну ка еще!
Крыло шевельнулось, пытаясь расправиться, я почувствовал, как оно упирается в стенку за моей спиной… И я чуть не сверзился с парапета вниз! О черт!
Извернулся так, что в боку закололо, ухватился за ручку двери. Ну конечно, не размявшись, не разогревшись выдаю здесь пируэты и скрутки! Еще раз глянул вниз. Ну нафиг, здесь же ноги переломаешь! Лестница надежнее.

Пешком дотопал до обрыва. Диспозиция поменялась незначительно – все так же челноками вперед-назад летали икары. Все так же розовые крылья Майи виднелись выше других. Все так же, закономерно вслед за ней пытался следовать несуразный Пьеро. Не увидел серебряных крыльев Сапсана, да Чук и Гек носились красной и синей молниями промеж остальных.
Сложил руки рупором.
– Майя! – разнеслось над долиной.
Похоже бестолку. Она на высоте этажа так двенадцатого. Да еще и ветер с долины наверняка мои вопли относит. Ладно, подожду.
Взгляд опять прикипел к пропасти под ногами. Черт, как же высоко! И ведь никакой ограды. Хотя зачем она им. Покосился на летающих.
Что б не стоять болванчиком, ожидая, пока на меня снизойдет наставник, решил: попробую опять почувствовать крылья.
Встал в паре метров от обрыва, лицом к долине. Вновь мысленно попытался почувствовать крылья. Уже привычно мысленным взглядом пробежал по спине. Вот и новые части моего тела, ощущаю их как продолжение лопаток. Они же имеют мышцы? Если «да», то я могу их напрячь.
Это ощущалось так, как будто я напрягаю мышцы спины. Крылья как будто шевельнулись. Оглянулся. Черт! Как бы я сейчас хотел взгляд от третьего лица, чтоб видеть, что у меня там происходит… Кстати!
Я даже поднял голову – вон оно, солнышко, висит над головой, освещает долину. Развернулся спиной к пропасти, опустил взгляд. Отлично! Четкая тень пробежала от моих ног. Эх, солнце слишком высоко, тень получилась коротенькая. Но зато я вижу, как с двух сторон от моей головы высятся теневые горбики. Ну-с, попробую.
Новый мышечный импульс… Ура! «Горбики» по обе стороны от головы дернулись, и увеличились в размерах, по бокам моей фигуры раздвинулись как бы шторки, скрыв силуэт. Еще. По тени было похоже, что два холма росли, росли, вверх и в стороны, и вдруг приобрели форму крыльев. Да! Получилось!
Тут же я ощутил, что в спину что-то мягко, но в то же время настойчиво начало толкать. Я уперся ногами, даже слегка откинулся назад, напрягая мышцы тела. Заметил, как тени от моих крыльев раздвинулись еще, и в тот же момент от сильного толчка полетел вперед. Несколько шагов я успевал перебирать ногами, потом запнулся, и покатился кубарем по жесткому камню. А-а-а-а!!!
Как же больно! Ранее, в реальной жизни, мне приходилось много кувыркаться. Это были жесткие, почти «деревянные» маты в фехтовальном зале. Позже это была хорошо утоптанная земля. Но обычно на теле всегда была какая-то защита: хотя бы стеганка, или реплика средневекового гамбезона. Кувыркался я и в бригантине, будучи сбитым с ног на бугурте. Но сейчас, между голым камнем, и моим телом оказалась только тонкая ткань хитона.
Поднялся на ноги, оглядел себя. Отметил, почти самодовольно: не прошли даром уроки реальной акробатики – голова камня даже не коснулась, больно только спине, на которой я прокатился, да слегка ушибся пятками, не до конца сгруппировавшись. А так почти без потерь. Привычно открыл игровой интерфейс. Здоровье просело на пяток процентов, ерунда. Глянул вкладку амуниции. Хитон утратил прочности на четверть. На голограмме отмечались пара прорех на спине. Не беда, есть иголка с ниткой, вечером починю.
Глянул на верх. Майя по-прежнему там, в небесной выси, ну хоть бы взгляд на землю кинула! Ладно, я вроде и сам справляюсь.
Итак, развести крылья теперь получается. А пинка я получил от ветра. Еще бы, такая парусность у крыльев! Как сразу не подумал? Встану как я теперь боком.
Сказано-сделано. Опять развел крылья. Правое, нацеленное прямиком в башню Общего дома вытянулось по ветру, как полотнище, зато левое ветер стремился завернуть, и мне пришлось прилагать некоторые силы, чтоб удерживать его распахнутым.
Так, теперь надо научиться махать. Хоть мои новые сородичи и парят, почти без взмахов в вышине, взлетают они все же используя маховый полет. Да и Феникс тогда, поднимался на махах.
Значит махать крыльями для икара, то же самое что переставлять ноги для человека – основа передвижения? Буду осваивать! Как там Рыжий говорил? «Махнуть как руками»? А я при руками и махал. Раскинул руки, параллельно крыльям. И-раз…
Сосредоточившись лишь на ощущениях в спине, я не заметил, как прикрыл глаза, даже постоянный фоновый шум от ветра перестал слышать. Ну же! Давай! Сжать мышцы – распустить мышцы, еще раз…
Кажется, меня крутануло, глаза тут же сами собой раскрылись. Я опять лицом к долине, до края метра три, не меньше, облегченно выдохнул. И только сейчас дошло! Ну-ка? Взмах, еще взмах. Получилось!!!
Так что, я могу присоединиться к летающим? А почему нет? Сейчас взлечу, ничего хитрого на мой взгляд икары не делали – парили себе вдоль края, изредка помогая взмахами, я так тоже смогу.
Мелькнула тщеславная мыслишка: «вот вам, и новичок! Без наставника обошёлся!» Представляю, как удивиться Майка, увидев меня рядом! Хотя, чему я удивляюсь? Я же вам не диванный игрун, большую часть сознательной жизни в спорте. Мой организм с детства приучен осваивать сложную моторику.
Подошел к самому краю, когти вцепились в каменный выступ. Как там? Раскинь крылья и прыгай, как в воду? Это не сложно, нырять я люблю! Так, крылья в стороны. Кажется, я даже услышал хлопок, когда мои новые конечности распахнулись за спиной. Встречный ветер налег на них, и мне пришлось сделать шаг назад, уперевшись.
Вот черт, зачем здесь этот ветер? Как они взлетают, не будучи отброшенными назад? Потом вспомнил старт Майки. Ну точно! Она же разбежалась, чтоб преодолеть встречный ветер!
Сложил крылья, самодовольно отметил про себя, что процедура, еще недавно вызвавшая столько трудностей становится рутиной. Отошел назад на десять шагов, опять встал лицом к долине, крылья предусмотрительно держал сложенными.
Ветер развивал волосы, холодил лицо, трепал хитон. Может развернуться, и взлететь по ветру? Это же логично! Ветер будет дополнительно меня разгонять. Оглянулся. Позади камень площади, одинокий перст Общего дома, какие-то нагромождения валунов на той стороне… Нет. Куда я там полечу? Параллельно, где-то подспудно в душе поселился мелкий бесенок. «Чего ждешь? У тебя же все получается! Сейчас дотянешь, что спустится с небес твоя розовая наставница, и все. Никто не узнает, что ты смог бы сам!»
К черту сомнения! Наклонившись, я как заправский спринтер рванул вперед. Когти буксанули по гладкому камню на первом шаге, но потом отлично бросили вперед мое тщедушное тельце. Край пропасти бросился мне на встречу, я прикипел к нему взглядом. И когда черта, отделявшая родную поверхность площади от холодной бездны мелькнула почти подомной, я дополнительно толкнулся вперед, как с трамплина, и раскрыл крылья.
Хлопок за спиной, я почувствовал, как меня приподнимает… Я лечу! Да! Получилось!!!
Горизонт наклонился, перед глазами мелькнула красная системная надпись, что-то про выносливость, ниже ее в поле зрения замигал тревожно-красный пустой бар какой-то шкалы, но разбираться не было времени. Я ощутил, как крылья вывернуло назад, попытался вновь их расправить. Безрезультатно. А потом небо и окружающие горы мелькнули в хороводе, желудок подпрыгнул, в груди наоборот, ахнула пустота, как при прыжке с десятиметровой вышки.
Из круговерти пространства взгляд на миг выхватил белую пелену, покрывающую долину. Неужели я туда?! Но нет, откуда-то выскочил скальный выступ, прыгнул навстречу. За полмига до столкновения я успел заметить его бугристую поверхность, какие-то редкие травинки, трепещущие на ветру.
Удар.
Тьма.
 

dJulia

dJulia

Ну где там Белый кролик?
Команда форума
Регистрация
13 Сен 2018
Сообщения
682
Оценок
859
Баллы
406
Возраст
120
ну вот... угробил (((
и куда подевалась Веточка?

п.с. – Окей, – я наконец смог поднять взгляд и посмотрел ее в глаза
в ее глаза/ей в глаза
взгляд -- глаза .... а если просто "..я посмотрел ей в глаза" ?
 

Похожие темы


Сверху Снизу