Ярлинги по рождению(цикл Зазеркальный квест)

ZloiOs

ZloiOs

летун-испытун
Регистрация
3 Май 2018
Сообщения
1.697
Оценок
5.741
Баллы
941
k7pi5nWLDkQ.jpg

IMG_20181125_154137_640.jpg


Кровь хлестала фонтанами, делая каменную россыпь склона еще более непроходимой. Ноги разъезжались на гладких валунах, то и дело грозя соскользнуть и застрять между ними. Если кто-нибудь себе ещё и ногу повредит, вырваться с перевала им точно не светит.

Пока же Муайто хоть и медленно, но продвигался вперёд, отмахиваясь секирой от чёрт знает откуда берущихся всё новых и новых коротышек. А те заполонили собой уже весь склон, выползая из неведомых щелей и со всех сторон устремляясь к их маленькому отряду.

Серыми блохами он перескакивали с валуна на валун, а подобравшись поближе, с гыркающими воплями бросались в атаку.

Вот и ещё один коблитт сиганул на Ярика, метров трёх не добежав. Взвился в прыжке, что-то заверещав и замахиваясь каменным топором.

И ведь не увернёшься даже - за спиной Агая, отстреливающая коротышек, подбирающихся снизу.

Ярик ткнул в "летуна" мечом и принял его вопящую тушку на поднятый щит, еле удерживая равновесие, чтоб не свалиться.

Даже нанизанный на сталь, коблитт и не подумал подыхать, а попытался заехать парню топором по спине. Тот только и успел чуть сместиться вбок, стряхивая коротышку наземь, да еле увернуться от удара. Правда, полностью уйти не удалось - прежде чем хрястнуться о камни, гадёныш долбанул-таки острой каменюкой, угодив вскользь по бедру и разорвав Ярику штаны. Ногу обожгло болью, но обращать на это внимание времени не было.

Выдернув из коротышки меч, парень быстро ткнул серого ещё разок, угодив прямо под подбородок, и поспешил перешагнуть обмякшее тело.

Прогудел пущенный Славкой фаер, и к ногам Ярика грохнулся сбитым мессершмиттом еще один коблитт. Прижав руки к сожженному лицу он издал такой жуткий вопль, что внутри у юноши всё захолодело. Он наотмашь полоснул коротышку мечом, перерубая тому горло вместе с руками и заставляя замолкнуть. Стиснув зубы и стараясь не смотреть на хлынувшую кровь, шагнул дальше.

Мельком глянул на Агаю. Девушка уже расстреляла один колчан и почти ополовинила второй. Но тут уж не до экономии. Снизу этих мелких гадов напирало не меньше чем с других сторон. И девушке отлично удавалось не подпускать их близко.

Славка тоже умница. Крутилась, как заведённая, выпуская по врагам то огнешары, то воздушные лезвия. Успевала помогать и Агае, и Ярику. И даже гоблину, отбивающемуся от серых сзади.

Впереди ухнул Муайто, рассекая своим жутким оружием кого-то из нападавших. В плечо Ярика ткнулась и забрызгала пол-лица кровью отлетевшая кудлатая коблиттская голова.

Вытереться не было никакой возможности. И некогда, и рукава уже тоже все перепачканы. Только размажешь всё, сделав ещё хуже.

- Гырк-грыр-р-р!

И очередной коротышка распластался в прыжке, норовя ткнуть в Ярика чем-то кривым и острым.

Щит в рыло - отличное средство против злобного недомерка.

Его оружие лишь скользнуло по прочной коже куртки, а сам он сломанной куклой рухнул на камни. Ярик шагнул прочь, решив не добивать нокаутированного коблитта. Но идущий следом Генордалтрис не оставил тому ни единого шанса выжить. Короткий росчерк кинжала, и популяция серых уменьшилась ещё на одну особь.

Ну и ПрОклятый с ним. Эмоции, словно стадо испуганных овец, смешались в кучу и забились в самый дальний уголок души, не выказывая и носа. Потом можно будет попереживать. А сейчас может быть важным только одно - вырваться с этого долбаного перевала, не оставив на нём никого из своих. Так что к чёрту все рефлексии! Кто тут ещё хочет сдохнуть!? Давай, налетай по одному!
- Как твоя рука? – сестра кивнула на замотанную кучей какого-то тряпья руку Ярика.

- Болит, но сносно, - скривился он. – Даже не представляю, как теперь без пальцев обходиться буду.

- Без пальца, - поправила его девушка. – Три мы с Геной подобрали, промыли и примотали. Мизинец только, как сквозь землю, провалился. Так и не нашли.

Славка развела руками. Вздохнула и, быстро сформировав заклинание, направила его на руку брата.

- Дядька Ижек помог. Он сказал, что всё срастётся. И восстановится, только не сразу. А мизинец можно отрастить, но это очень долго будет длиться.

- Вот же блин, - оживился Ярик и, удивлённо оглядывая, покрутил забинтованную руку перед глазами. - У нас хирурги часами мучаются, части сшивая. А тут прилепил, трахтибидохнул, и готово! А долго - это как? И что, мэтр Бошар тут? Я думал, он, после того, как нас предал, даже не покажется.

- Да не предавал он нас, - отмахнулась Славка. – Говорила я с ним. Этот Даркус понаврал всё про него. А дядька Ижек только про ожерелье сказал. Про то, что оно маяком сработало для окна открывшегося. Да и то нечаянно, не подумав, ляпнул, когда они про зеркало спорили. А долго – это пару месяцев, не меньше.

- Хреново, - буркнул Ярик. – А где мэтр сейчас?

- В комнате соседней, - ворчливо проскрипел гоблин, отвечая вместо сестры и нервно поглядывая на дверь. – Сидит в кабинете, книгу какую-то изучает. Словно у нас времени куча. Да и вы, гляжу, совсем не торопитесь.

- Реально, девчонки, валить надо, - Ярик повернулся к зелёному. – Выведешь нас? Или опять кому сдашь? Новая хозяйка, небось, хорошую цену за нас пропишет.

- Хотел бы, давно бы сдал, - проворчал гоблин, протянув перевязь с мечом юноши и Карук. – Держи. Возвращаю.

Ярик принял оружие правой рукой и с досадой взглянул на забинтованную левую.

- Вот же засада!

- Давай помогу, - подошла Агая и подцепила меч к поясу, а кинжал Ярик сам запихнул себе в сапог. – Ты что, веришь коблу?

Девушка кинула испепеляющий взгляд на зелёного. Тот поморщился, но Агае ничего не сказал, лишь обратился к неуспевшему ответить Ярику:

- Вам практически ничего не грозило. Императору Валтусу вы живыми и невредимыми нужны были. Такой источник информации терять никак нельзя.

- Много бы мы ему сумели рассказать, - ухмыльнулся парень. – У нас знаний с гулькин нос. Да, Славка? Только так, в общих чертах что-то наболтать смогли бы.

- А умному человеку порой и немногого хватает. Валтус бы нашёл, что и куда внедрить. Он свою империю любил и хотел лучше сделать, - гоблин подошёл к дверям, приоткрыв их выглянул из комнаты. - А сестрице его всего этого не надо. Она на трон усесться хотела, и сделала это. Давайте, двигайте за мной.


Выйдя из библиотеки, они оказались всё в том же кабинете, где произошло побоище. Тела вынесли, но пол местами был всё ещё заляпан кровью. Особенно у окна, где нашёл свою смерть Даркус. Там и вовсе багровая лужа разлилась.

Мэтр Бошар сидел, совершенно не обращая внимания на весь этот кошмар, увлечённо уткнувшись носом в какую-то здоровенную книгу, разложенную на столе.

- Дядька Ижек, - окликнула его Славка.

- А? Что? – приподнял он голову.

- Уходим уже, - махнула ему рукой девушка, - пойдём.

- Да, да, сейчас, - покивал маг и вновь погрузился в чтение.

- Маг, нам некогда! – раздражённо прикрикнул на него гоблин. - Мы спешим и тебя ждать не будем.

- Да, конечно, - подхватился мэтр. Выскакивая из-зя стола, он згробастал книгу, сунул её под мышку и повернулся к Ярику: – Интереснейший экземпляр обнаружил. Это, знаете ли, трактат самогО…

- Потом поговорите, - оборвал его Генордалтрис. – А сейчас за мной идите. И рожи только понаглее все сделайте.

Осторожно, чтоб куда не вляпаться, все двинулись за гоблином. Вошли в «предбанник», охраняемый новыми стражниками. Прошли мимо них, сделав морду кирпичом. Те же только в струнку вытянулись, задрав кверху подбородки. Ярик не удержался и гаркнул на одного:

- Почему сапоги не чищены, каналья!?

Стражник, выпучив глаза, попробовал скосить их вниз и, не меняя позы, взглянуть на свою обувь. Не преуспел в этом и лишь сдавленно хрюкнул:

- Виноват, твоя милость!

- То-то же! – кивнул Ярик и прошествовал дальше походкой спесивого генерала. – Смотрите у меня!

Когда вышли в коридор, стражники, наверняка, облегчённо вздохнули и вознесли хвалу Создателю.

- Чего это они нас даже не задержали? – окликнул юноша гоблина, когда вся их компания достаточно удалилась, топая по гулкому коридору. Генордалтрис уверенно вёл их вперёд, словно всю жизнь провел в стенах городской крепости.

- Так это не императорская охрана, а местная, городская. Я их сам сюда и поставил.

- Ты!? Это как? – У Ярика чуть глаза на лоб не вылезли.

- Вот так, - гоблин вынул из кармана и показал ему здоровенный золотой медальон на массивной цепочке. – Знак помощника начальника охраны императора.

- И где ты его раздобыл.

- Пока ты отдыхал, мы с Ярой решили все трупы в гардеробную отволочь. С глаз долой. Вот с одного и снял. Правда, отмывать пришлось. Уж больно кровью был заляпан.

- Фу, - поморщился Ярик.

- Фу не фу, а девицу твою с магом мы лишь благодаря этой висюльке и вызволили. Хорошо хоть ещё неразбериха во дворце полная. Мадрыся сейчас местную знать под себя подминает, власть устанавливает. Наше счастье, что мы этой хищнице на глаза пока не попались, и ей ещё не до скромных наших персон.

- А разве это не она тогда в кабинет заходила, - озадачился Ярик, - перед тем как я вырубился?

- Нет, - мотнул ушастой головой кобл, не сбавляя шага, - то её фрейлина главная была. Самой-то королеве нельзя было рядом находиться. Чтоб никто и подумать не мог убийство императора с ней связать.

- Можно подумать, - пожал плечами Ярик, - что так никто не подумает. Все равно ж подозревать будут.

- Подозревать будут, - кивнул гоблин. - Но с виду всё благопристойно будет. А это главное. Ну и настоящих убийц обязательно постараются найти. И казнить.

- Каких таких настоящих? – прищурился юноша.

- А ты угадай с трёх раз.

-Тебя, что ли?

- Меня никто в расчёт и брать не будет, - усмехнулся кобл. - Нет меня тут и не было никогда. А вот возможных претендентов на трон, посетивших Валтуса накануне кончины, сделать виновными очень даже легко.

- Что-то не нравится мне такой расклад совершенно, - прибавил шагу юноша и обернулся к остальным. – Давайте-ка поэнергичнее там!

Коридорами шли какими-то другими. Не теми, по которым Ярика сюда вели.

- Мы, Ген, куда сейчас? – парень бросил взгляд через плечо на нарядные платья девушек. – Надеюсь, не в канализацию опять?

- Что значит опять? - заинтересовалась Славка. – Вы там уже были что ли?

- Ай, даже говорить об этом не хочу, - отмахнулся Ярик и потеребил гоблина за рукав. – Ну так что, какие планы у нас?

- Пока здесь ещё почти никто не знает о смерти императора, нужно получить золотые по векселю, - Генордалтрис похлопал по карману своей жилетки, - потом искать коней, забирать твоего и улепётывать отсюда без оглядки. Пока Мадрысина армия сюда не дотопала и не перекрыла все дороги.

- Зачем ей тут армия? – выпучил глаза Ярик, - Сам говоришь, что она уже сейчас власть захватывает. Если знать её признает, народу-то, поди, вообще по барабану будет, кто им правит.

- Ты, Ярам, мозгами пораскинь, - глянувший на парня кобл был хмур и даже не ухмылялся, как обычно. – Разве эта хищница наестся одним маленьким кусочком империи, если есть возможность её всю проглотить? А ведь её коронации не все захотят. Это Валтус с мозгами дружил. Сестрица же его с таким характером, что Создатель упаси!

- И на кой же ты тогда укокошил хорошего правителя, променяв на такую грымзу? Что, правда, только из-за денег?

Гоблин покосился на Ярика и угрюмо проскрипел:

- А чем тебя эта причина не устраивает? Каждый зарабатывает, как может.

- Да всем не устраивает! – возмущение просто выплёскивалось из парня наружу. – Ты же мне только что про добро впаривал, а сам за золото такое вытворяешь! Ты же завтра нас опять продашь, глазом не моргнёшь!

Кобл остановился, отчего Ярик уткнулся ему в спину. А остальная компания столпилась сзади и дружно уставилась на гоблина.

- То, что ты, Ярам, - развернулся тот и исподлобья вперил в парня суровый взгляд, - не видишь всех сторон добра и зла в моих поступках, не даёт тебе осознать, чего в них больше. И для чего я это делаю. Сумеешь когда-нибудь понять, хорошо. Сейчас же я не собираюсь всё тебе объяснять и разжёвывать. Веришь мне, иди за мной. Нет – можешь проваливать, куда захочешь. Но, поверь мне, без меня вы тут долго не выживите.

- Я и с тобой в этом не сильно уверен, - эмоции под тяжёлым взглядом зелёного поутихли, но не огрызнуться Ярик не мог. – Просто выбора нет.

- Вот и нечего мне тут, - отвернулся гоблин и зашагал дальше.

- Подожди! - окрикнула его Славка. – Нам ещё Михо надо отыскать. Где он может быть?

Кобл опять остановился и раздражённо вздохнул:

- Зачем!? Вам же ясно сказали – сгорел он. Оттащили, наверняка, в ледяную комнату да бросили с другими помершими жреца ждать.

- Михо не умер! – возмущённо возразила девушка. – Не знаю, почему, но я в этом уверена!

- Соглашусь с Ярой, - вмешался мэтр, - мага не так просто убить. Его внутренний резерв может поддерживать жизнь довольно долго. И даже, при некоторых обстоятельствах способствует восстановлению организма. Да и я бы почувствовал смерть ученика.

- Вот видишь! – с упрёком посмотрела на кобла Славка. - Мы можем его найти?

- Да где мы его найдём!? – вызверился на неё тот. – Пока все ледники обойдём, его уже жрецы отмолить успеют, за стены вывезти и в общем погребальном костре спалить. А нас отловят и на плаху!

- А костёр один на всех? – спросил Ярик. – Может сразу на это место рванём? Там и перехватим.

- Ты с ума сошёл? Может до этого ещё весь день пройдёт! – у Славки после поддержки мэтра глаза, прямо, загорелись. – Он же обожжённый весь. Представь, как ему больно.

Ярик представил. Так, что внизу живота и где-то в пояснице все сжалось и похолодело. Он сморщился и посмотрел на сестру:

- И что ты предлагаешь?

- Дядька Ижек, - повернулась та к магу, - ты же можешь поисковое заклинание создать? Сейчас ведь уже не нужно маскироваться. Или обязательно вещь его нужна какая-нибудь?

- Зачем мне его вещь? - пожал плечами мэтр Бошар. – Он же мой ученик. У него и так ко мне привязка есть. Не удивлюсь, если уже и у тебя к нему образовалась. Она сама появляется со временем.

- Маг, давай ближе к делу, - Генордалтрису, явно не нравилась перспектива долгой задержки. – Сколько мы тут ещё топтаться будем? Скорее определяйся, в какую сторону шагать.

Мэтр поводил перед собой рукой и уверенно ткнул пальцем вперёд:

- Пока, точно, в этом направлении. Не уверен, что оно будет вечно совпадать с этими коридорами и проходами, но как-нибудь найдём.

- Тогда, дядька Ижек, иди, наверное, впереди, - обратилась к магу Славка и вопросительно глянула на кобла.

- Да, - кивнул тот, - только поскорее.

Мэтр резво стартанул, гоблин за ним, а следом и Славка. Ярик чуть приотстал и оказался рядом с Агаей, всё это время молча следовавшей за всеми в конце процессии.

- Как ты? – спросил немного смущённо.

- Непривычно очнь в таком платье, - девушка повела руками, указывая на свой наряд. – Такого шикарного я и не видала раньше. Не то, что не надевала. Только тесное оно какое-то. Неудобно ни поворачиваться, ни шагать быстро.

- Где вы его раздобыли?

- Сестра твоя принесла откуда-то.

- Надеюсь, не с помощника начальника охраны сняла, - хохотнул Ярик и тут же, смутившись под взглядом девушки, замолчал.

Двигались быстро. Помещения, коридоры и этажи сменялись одни за другими. Несколько раз направление менялось. Иногда приходилось идти, явно, в обратную сторону. Гоблин при этом ворчал, остальные же шли молча, стараясь не отставать от набравшего ходу мага.

Часто попадались охранники. Иногда пытались перегородить дорогу. Но, увидев сунутый им гоблином под нос медальон, резво отскакивали в сторону, освобождая проход. На то, что такой высокоранговый знак им подсовывает какой-то зелёный сморчок, стражники даже не обращали внимания. Может и удивлялись, но про себя, никак внешне это не выражая. Кто его знает, кому положено императора охранять. Тот ведь хоть и молодец, но вечно сам себе на уме. И не на такое способен.

Вскоре вышли из здания и, пересекая просторный двор, устремились к другому. Ярик оглянулся. Ага, всё это время они находились в огромной квадратной башне, приросшей одним боком прямо к крепостной стене.

На верхней её площадке бродили стражники, а в небе над ними, часто хлопая перепончатыми крыльями, кружилась парочка «дракерманов».

Засмотревшись на них, Ярик чуть не врезался в стенку дома. Оказывается, все уже повернули и рванули куда-то в обход здания.

Хихикнувшая Агая аккуратно подхватила парня под раненную руку и потащила рядом с собой, не давая больше отвлекаться и глазеть по сторонам.

Идти и чувствовать её прикосновение было безумно приятно. Ещё приятнее – ощущать её заботу и расположение. Сейчас бы отбросить все проблемы и просто беззаботно прогуляться по согретым ярким солнцем мощёным улочкам. Так нет же, скачи перепуганным зайцем через города и страны, унося ноги от навалившихся неприятностей. Если всю эту жуть вообще можно обозвать неприятностями.

- Нам сюда, - мэтр остановился перед каким-то домом, а гоблин, не раздумывая, тут же задолбил кулаками в дверь.
— Ну и кому так не терпится!? — посреди массивной деревянной двери открылось окошечко и сквозь него на компанию уставился чей-то глаз. — Чего надо!? Шумят тут...

— Открывай, морда! — сунул к окошку медальон раздражённый кобл. — Проверка к вам, Проклятый вас раздери!

— Какая проверка? — голос за дверью был полон недоумения.

— " Ревизорро" к вам нагрянул! — поддержал зелёного Ярик. — Открывайте уже!

Брякнули засовы и дверь плавно приоткрылась. Не дожидаясь приглашения, гоблин вломился внутрь, распахивая дверь и отталкивая с дороги здоровенного мужика. Хмурого, лохматого, одетого в простую грубую рубаху и штаны. Форменный китель висел на крючке, на стенке за его спиной. Рядом, на соседнем крючке — ножны с мечом. Снизу на полу стояли стоптанные разношенные сапоги. Сам мужик щеголял в тапках на босу ногу и вид имел слегка помятый и не совсем проснувшийся.

— Чего нас проверять? — удивлённо поворчал он, отодвигаясь и пропуская внутрь Ярика и остальных. — У нас всё чин чином. И бумаги, и мертвецы.

— Вот мы и проверим, — кивнул ему парень. — Почему спишь, каналья!?

Гоблин жестом предложил мэтру пройти вперёд и тут же двинул следом куда-то вглубь по широкому тёмному коридору.

— Дак, а чего не спать-то? — буркнул мужик. — Со вчерашнего дня всё спокойно. Новых постояльцев не прибавилось. С утра баржа со льдом пришла. Так его на подводе привезли и на заднем дворе в подвал разгружают.

— Звать тебя как, работничек? — Ярик шагнул в сторону, уступая проход Славке, ринувшейся за гоблином.

Мужик закрыл дверь за вошедшей последней Агаей и слегка поклонился:

— Подтан Таркус, господин.

— Таркус, ещё кроме тебя есть тут кто? — Ярик оглядел помещение. Что-то типа приёмного отделения в больнице.

Пара табуретов, стол с неровной стопкой бумаг. Некое подобие кушетки у дальней стены. Не хватает только плакатов со всякими болячками и рекламой лекарств.

— Только невольники, господин, что лёд разгружают, — пожал плечами мужик. — А жрецам рановато ещё.

— Это хорошо, — кивнул парень, — что рановато.

— Яр, сюда! — донёсся откуда-то голос кобла, и Ярик с Агаей, забыв про подтана, поспешили на зов.

Несколько шагов по коридору, и сбоку обнаружилась лестница в подвал.

— Да, да, сюда давайте, — Генордалтрис маячил почти в полной темноте внизу лестницы. Глаза ещё не свыклись с отсутствием света, и спускаться пришлось очень осторожно, нащупывая ногами неширокие ступени и всё время опасаясь навернуться. Агая шла следом, ухватившись рукой за плечо Ярика и стараясь не отставать.

Поворот, и в лицо пахнуло холодом и какой-то кислятиной. За открытой дверью в просторном помещении находилось множество длинных узких столов. Большинство из них были пусты, но не все. На некоторых лежали на спинах заиндевевшие трупы.

Стены обложены крупными блоками льда. На сыром полу под столами тоже лёд.

— Что за запах? — сморщился Ярик.

В дальнем углу комнаты спиной к нему стоял, склонившись над одним из столов, мэтр. Рядом, прикрыв ладошкой рот, держала в поднятой над головой руке ярко светящийся фаер Славка. Одного взгляда на её лицо было достаточно, чтобы понять — с Михо всё не очень хорошо.

— Это кислица, — Агая так и не убрала руку с плеча Ярика. — Травка такая. Жрецы могут не каждый день приходить. Вот и посыпают трупы, чтобы в умертвия никто не обратился.

Они подошли к мэтру и Ярик глянул из-за его плеча на стол.

Лучше бы он этого не делал — внутренности словно сжались все, собравшись сначала где-то под сердцем, а затем подкатившись комом к горлу. Переносицу сдавило и защипало, а глаза невольно наполнились слезами.

Сквозь обгоревшие клочки одежды проглядывали серые бугрящиеся коросты, перемежающиеся то с вспузырившейся, то с почерневшей и полопавшейся кожей. Обнажённое местами мясо пугало своей синюшностью. А, словно усохшая, верхняя губа, оголившая зубы, заставила парня отшатнуться и почувствовать, как всё плывёт перед глазами, норовя опрокинуться набок.

— О-о, да ты раскис, парень, — гоблин залепил ему пару оплеух, но легче не стало. Захотелось срочно выбраться на свежий воздух.

— Он точно живой? — еле выдавил Ярик из себя, глядя на замершую статуей сестру.

Та молча кивнула, не отрывая взгляда от Михо и от колдовавшего над ним мэтра.

— А какого он даже не двигается?

— Слава богу, что не двигается, — повернулась всё же к нему Славка. — Дядька Ижек его усыпил. А когда мы вошли... ты не представляешь, что это был за звук, когда он пытался стонать.

Глаза у девушки были красные и какие-то потемневшие, что ли. Но совершенно сухие. И в обморок, в отличии от Ярика, она падать даже и не собиралась.

— Что сама не помогаешь лечить? — спросил он, стараясь втянуть воздух в заклинившие лёгкие.

— Мне сказали не мешать, — Славка отвернулась и вновь уставилась на Михо.

— Всё! — в этот момент произнёс мэтр, и у парня словно застыло всё внутри. А сестра даже вздрогнула, и фаер в её руке мигнул, чуть не погаснув.

— Что — всё? — спросил кобл. — Отмучился?

— Да чтоб тебя! — крякнул мэтр Бошар и пояснил: — Нельзя больше пока заклинаний накладывать. Нужно обождать немного. Самое главное я у него восстановил и в сон загнал. Он хоть боли чувствовать пока не будет. Давайте его отсюда выносить.

— Давайте, — желание выскочить из подвала стало уже совершенно невыносимым, и осознание того, что друг всё же выжил, лишь чуть-чуть помогало Ярику удержаться на ногах.

Он и сам не ожидал от себя такой реакции. Даже стыдно стало за такое проявление, наверное, слабости духа. Хорошо хоть Агая отошла куда-то. Вот, вроде, к чужим смертям он ведь уже немного подзачерствел. Но тут-то не чужой человек. Свой. Да ещё безумно страдающий. Это ж даже представить невозможно, как ему больно!

— Как только мы его понесём-то? — парень огляделся по сторонам. — Может, носилки где есть какие?

— Я уже посмотрела, — в комнату вошла Агая, — нет ни здесь, ни рядом где.

— Ничего, — маг склонился над Михо. Его выбритый затылок заблестел в свете фаера. — Помогите кто-нибудь, приподнимите мальчику голову и плечи.

Гоблин выполнил просьбу, а маг аккуратно пропихнул руки под тело ученика. Поднял его, с кряхтеньем выпрямляясь и поворачиваясь к выходу.

— Девочка моя, продолжай светить. Не дай Создатель, споткнусь.

— Мэтр, а ты справишься? — забеспокоился Ярик, — Может, я лучше?

— Ты меня сейчас старой развалиной обозвал? Справлюсь, конечно. Идите вперёд, посмотрите, чтоб не мешался никто.

Гоблин с Агаей, а за ними и Славка, потянулись к выходу. Ярик решил всё же пойти за мэтром. Подстраховать на лестнице на всякий случай. Бодрится старикан, но видно ведь, что тяжело ему Михо тащить.

Так и поднялись наверх. А там Генордалтрис, отворив зачем-то дверь во двор, остановился и, пропустив всех вперёд, уставился на гремящих кандалами троих амбалов, таскающих с большой подводы глыбы льда.

— Яр, обожди, — мотнул он головой. — Пойдём-ка со мной.

Парень затормозил и вышел вслед за зелёным во двор, недовольно сощурившись от ярких солнечных лучей.

— А скажите мне, парни, — уперев руки в боки, обратился кобл к остановившимся невольникам, — из каких мест будете?

Те угрюмо молчали, буравя Генордалтриса тяжёлыми взглядами исподлобья.

Ярик присмотрелся. Из одежды — одни дырявые штаны с рваными остатками каких-то юбок поверх. Сами здоровенные. Широкие плечи, перевитые мышцами длинные руки. Такие, что любой Шварцнегер отдыхает. Все трое даже Ярика, как минимум, на голову выше. Двое постарше, третий совсем молодой.

Лица у всех необычные. Широкоскулые, с немного приплюснутыми носами и раскосыми глазами. Прямые черные волосы мохнатыми копнами опускаются почти до плеч. Похожи на монголов каких-нибудь. Только те, вроде, такими огромными не бывают.

— Чего молчим? Откуда будете, спрашиваю?

— Тебе, зелёный, не всё ли равно? — молодой оказался самым разговорчивым.

— Если спрашиваю, значит нет, — кобл смотрел свысока на троицу и было непонятно, как это ему удаётся при всей его плюгавости. — Может, я вас домой отпустить хочу.

— Иди отсюда, шутник, пока я на тебя ледышку не уронил, — насупился один из старших. Оба других тоже посмурнели. — Чисто случайно на ушастую голову.

— Я тебе эту ледышку знаешь, куда засуну? — не остался в долгу кобл. — Я серьёзно, между прочим. Как брат братьям предлагаю. Ради Ушедших.

Ярику показалось, что в раскосых взглядах здоровяков появилась заинтересованность.

— Вот этому парню и его сестре, — махнул гоблин рукой в сторону Ярика, — нужен проводник через орочьи земли. Если один из вас поклянётся довести их до цели, я выведу двоих других из города и отпущу на все четыре стороны.

Троица бугаёв переглянулась и вперёд вышел самый молодой.

— Я проведу, — он повернулся к Ярику и, стукнув себя в грудь кулаком, выпалил: — Я, Муайто, клянусь, что доведу до цели и стану защитой тебе и твоей сестре.

— Э, нет, — в отличие от кивнувшего юноши, гоблин остался клятвой недоволен. — Ты не ему клянись, ты мне клянись, что его доведёшь.

Раскосый немного поугрюмел, оглянулся на старших и, тяжело вздохнув, повторил клятву, обращаясь к коблу.

— Другое дело, — подобрел тот. — Теперь идём за мной.

Он развернулся и двинулся прочь. Ярик за ним. Троица, гремя цепями, следом.

— Чем тебе его клятва не понравилась? — тихонько спросил юноша, догнав зелёного.

— Так орки клятвы, данные человекам, действительными не считают. Сбежал бы, хитрец, в первую же ночь. А вот клятву мне он нарушить не посмеет.

— Орки? — отвесил челюсть от удивления Ярик. — Вот это и есть орки!?

— Нет, — скосился на него гоблин, — это коблитты, объевшиеся хлюпавок и опухшие до неузнаваемости.

— А где клыки из-под губы?

— Это орки, а не хрюны болотные, — в ответ удивился кобл, глядя на Ярика, как на дебила.

Вошли в «приёмный покой», где мэтр и Славка хлопотали вокруг уложенного на кушетку Михо. Агая, пристроившись на одном из табуретов и сложив руки на груди, молча буравила взглядом подтана Таркуса. Тот сидел за столом и непонимающе пялился на непонятную суету вокруг.

— Так, служивый, — Генордалтрис решил сразу взять быка за рога, — ключи от цепей где? Давай, доставай. Я реквизирую у тебя невольников.

— Это как? — возмутился подтан.

— А вот так! — зелёный был неумолим. — Именем императора Валтуса. А будешь перечить, я тебе мигом устрою встречу с ним самим. И можешь мне поверить, она тебе не понравится.

Таркус нехотя покопался в ящике стола, вынул связку ключей и протянул гоблину.

— Сам открывай, — скомандовал тот, отворачиваясь.

Подтан, выбравшись из-за стола и склонившись, поочерёдно снял оковы со всех троих орков. Не успел распрямиться, как получил от одного из них ужасающей силы удар в голову. Отлетел к стене и сполз по ней на пол, лишившись сознания.

— Зачем? — вопросительно поднял бровь гоблин, глядя на потирающего руки и зло ощерившегося орка.

— Достал, — пожал плечами тот и, сняв с крючка ножны с мечом Таркуса, сунул их подмышку.

— Так! — не стал дожидаться кобл ещё каких-либо объяснений от здоровяка. — Уходим отсюда. Муайто, возьми, вон, китель подтана. Завернёте в него раненного и понесёшь его на руках. Только нежно, как своего первенца.

Орк кивнул. Подошёл к стене, придирчиво оглядел стоявшие внизу сапоги. Видимо, остался доволен, потому как тут же напялил их на себя. Дёрнув за полу кителя, сорвал его с крючка. Остальные кинулись помогать ему переложить и спеленать спящего Михо.

Через пару минут всё было готово. Генордалтрис выглянул на улицу, покрутил лопоухой головой и дал отмашку на выход. Сам пошёл впереди, за ним Ярик и Муайто. Девушки, мэтр и орки топали сзади.

Пройти без приключений далеко не удалось.

Не успели они дойти до перекрёстка, как из-за угла вывернул наряд стражников. Отделение из пяти человек. У командира на поясе короткий широкий меч. У остальных — три алебарды на длинных рукоятях и одна секира. Плюс кинжалы на поясах.

— Стоять! — заорал командир, подойдя ближе и остановившись шагах в трёх перед зелёным. — Кто такие? Куда следуем? Что несём?

— По распоряжению начальника императорской стражи! — гоблин вытянул перед собой руку с медальоном.

— О, братцы, — обернулся командир к своим, — это, императорские пособники. А ну, окружай их!

И, вытаскивая меч, вновь заорал на гоблина:

— Именем императрицы Мадрыси Каракасской! Объявляю вас задержанными! Сдайте оружие и сдавайтесь сами!

— Э-э, подожди, подожди, щас я тебе всё объясню, — гоблин принялся было что-то искать в карманах своей жилетки. Но тут, прямо рядом с ухом Ярика, обдав ветерком, пронесся со свистом брошенный орком меч. Без всякого вращения он рассёк воздух, пролетев над самой головой гоблина, и воткнулся стражнику в горло.

Вытаращивший глаза Генордалтрис начал оборачиваться, а оба бугая, шедшие за Яриком уже рванули вперёд. Вдвоём на четверых вооружённых воинов.

Парень потянул меч из ножен и глянул на Муайто:

— Даже не вздумай бросить Миху!

Молодой орк ответил взглядом, полным досады. Он просто рвался на помощь старшим, переминаясь с ноги на ногу и, похоже, невероятными усилиями еле удерживая себя на месте.

Хотя помогать оркам особо и не нужно было. Два слона в посудной лавке — это всё, что пришло в голову парню, при виде творившегося побоища. Стражникам почти не удавалось воспользоваться своим грозным оружием. Выставь они его вперёд на мгновение раньше, и орков ожидал бы тёплый приём. Но воины прошляпили рывок и на короткой дистанции явно проигрывали. Орки голыми руками отвешивали воякам такие плюхи, что те только и разлетались в стороны, напрочь забывая о драке.

Ярик даже меч до конца не вытянул — в несколько ударов сердца всё было закончено. Почти.

Из-за угла вывернул ещё один отряд. Увидев творимое, они похватали оружие на изготовку и ринулись в атаку.

Орки переглянулись и подняли с земли по алебарде.

Ярик вновь глянул на Муайто. Раскосый взгляд был переполнен мольбой отпустить его в битву.

— Стой здесь! — рявкнул на него парень и с сомнением глянул на свой меч. Против тяжёлого оружия стражников тот, явно, не плясал. А управиться с алебардой с покалеченной рукой вряд ли получится.

— Ладно, хрен с ним, давай! — сунув меч обратно в ножны, он протянул к орку руки.

Муайто, вспыхнув радостью, торопливо сбагрил свою ношу, в два прыжка дометнулся до валявшейся неподалёку секиры и, подхватив ее, вприпрыжку поскакал догонять своих.

— Пипец котятам, — повернулся Ярик к подошедшей сестре и кивнул в сторону замерших в нерешительности стражников.

Та в ответ кивнула в противоположную сторону, а над её рукой вспыхнул фаербол.

Ярик оглянулся. С другого конца улицы к ним торопились ещё с десяток солдат.

— Ну, или нам, — парень собрался опустить Михо на землю, но его остановил мэтр Бошар.

— Не нужно. Я разберусь, — он совершил несколько пасов руками и взмахнул ими в сторону приближающегося отряда.

Воздушная волна, пронёсшаяся по улице, врубилась в стражников, сбивая их с ног. Разметала по сторонам, опрокидывая и заставляя кувырком лететь прочь.

Славка выпустила в след пару фаерболов, дополнительно стимулируя сумевших подняться с земли воинов ринуться восвояси.

Миг, и улица опустела. Ярик обернулся. В другой стороне тоже всё было кончено. Довольные орки возвращались назад, радостно тыкая пальцами в собственные, только что заработанные и кровянящие порезы. Муайто, закинув на плечо секиру, счастливо демонстрировал товарищам снятый с кого-то широкий ремень с массивной пряжкой в виде черепа.

Парень перевёл взгляд на гоблина. Тот так и стоял, отвесив челюсть и ошарашенно оглядываясь. Если бы у него были волосы, зелёный, однозначно, сейчас рвал бы их клоками с ушастой головы, раскидывая в стороны. Когда орки приблизились, он только и вымолвил:

— Вы что наделали, дебилы!?
- Вас, камнеголовые, кто лезть просил!? Вы какого Проклятого тут устроили? – заскрипел кобл, когда нахмурившие брови орки остановились возле него. – У меня же пропуск Мадрысей подписанный! С полномочиями спец-агента и предписанием всесторонней помощи! Мы же могли свалить тишком, обо всём договорившись. Нас бы ещё и проводили, и помогли деньги по векселю получить. А теперь всех на клочки порвут раньше, чем я кому успею бумажкой в морду ткнуть!

Орки переглянулись.

- Извини, - пожал плечами Муайто. Но, ни на его довольной физиономии, ни на лицах его приятелей, Ярик не углядел и грамма раскаяния.

- Ладно, делаем так, - зелёный почесал лоб и огляделся по сторонам. Улица пока оставалась попрежнему пуста. – Вы с сестрой, этим болезным и остальными своими забиваетесь в каую-нибудь щель и сидите там до завтра, минимум. Может сестра что подскажет. Ждала же она тебя где-то. Держи, - он вытащил из кармана кошель с монетами и протянул Ярику, но тот держал на руках Михо. Сунув деньги Славке, кобл продолжил: - Считай, Яр, это твоя доля за Валтуса. Не пыхти! Вам сейчас понадобятся. Я этих пеньков высокогорных через казематы выведу, благо, ушли недалеко. А без них на вас и внимания особо не обратят. Может те, кто сбежал, и не запомнили никого. Всё, жду вас за северо-восточным мостом. Уходите, пока уцелевшие подмогу не привели. За коня не бойся, приведу.

Гоблин махнул оркам рукой и рванул в сторону квадратной башни тюрьмы. Троица послушно устремилась за ним. Ярик, перехватив Михо поудобнее, посмотрел на сестру.

- Есть идея, - кивнула она, - пойдёмте.

Все поспешили за угол, откуда явились первые стражники, обходя их бездвижные тела и озираясь по сторонам, словно трусливые воришки. Слава богу, никого не встретили. Проскочили квартал и свернули на боковую улочку. Тут уже можно было пойти поспокойнее.

Мэтр забрал у Ярика Михо. Парень даже спорить не стал. Ученик мага хоть и не был здоровяком, руки оттянул уже изрядно. Да и спина устала.

- Вон, - ткнула пальцем Славка в какую-то вывеску, - то, что надо. Заходим. Ярик, ты у нас самый неприметный, а наши с Агаей платья слишком в глаза бросаются. Вон, народ уже косится, - она кивнула на парочку местных жителей, проходящих мимо и беззастенчиво пялющихся на странную компанию. - Ты бы нам всем прикупил плащи или накидки длинные. Подешевле и с капюшонами.

- Да не вопрос, - юноша забрал у сестры деньги и занырнул в лавку. За ним и остальные, тут же заполнившие собой весь небольшой торговый зал.

Кошель, а точнее кожаный мешочек с затягивающийся шнурком горловиной, был полон империалов. Одной монетки хватило, чтобы быстро, особо не торгуясь, прикупить у хозяина магазинчика одежду на всех.

Для девушек выбрали пару каких-то простеньких просторных и длинных хламид, способных закрыть их с головы до пят. Лёгкие плащи чуть подороже Ярик отыскал для себя и мэтра. И даже для Михо. А то форменный китель подтана очень в глаза бросался. Ещё ему шляпу с пером и с широкими полями взял. И себе такую же. Только перо оторвал - не нравилась ему что-то эта киркоровщина.

Шляпы и сами были не фонтан. Из кожи, тяжёлые и громоздкие. На полях хоть картошку сажай. Но других не было. А этими, по крайней мере, лица от любопытных глаз можно прикрыть. Что для обожжённого ученика мага было особенно актуально.

Мэтр от шляпы отказался, предпочтя сверкать бритой лысиной на солнце.

Облачившись в обновки, двинулись дальше, разделившись, чтоб не идти толпой. Славка с Агаей, о чём-то переговариваясь, пошли впереди. Ярик с мэтром – приотстав шагов на десять. Вскоре девушки остановились под очередной вывеской. Закусочная, судя по доносившемуся разноголосому шуму да терпкому запаху еды и дешёвой выпивки.

- Вы, наверное, подождите нас здесь, - указала Славка на вход. – А мы прогуляемся до дома барона Трамбле. Он тут не особо далеко уже. За час, думаю, обернёмся. Если не у барона возьмём, так наймём где повозку какую-нибудь и приедем за вами. Только не ввязывайтесь ни во что. А то знаю я…

- Ладно, идите уже, - отмахнулся Ярик, глядя, как мэтр пытается сделать вид, что не устал. – Ждём вас. Сами там поаккуратнее.

Он приоткрыл дверь, пропуская мага внутрь и прошмыгнул следом.

Людей в закусочной было преизрядно. Дело шло к вечеру, и народ вовсю расслаблялся. Гул стоял такой, хоть в голос ори – никто внимания на тебя не обратит.

Мэтр Бошар торопливо прошел в дальний угол, углядев там пару свободных мест. Ярик, озираясь, за ним. За столом, куда они устремились, уже обитала парочка поднабравшихся забулдыг. Один почевал мордой на столе. Другой, сидя напротив и подперев голову руками, таращился в никуда, выдавливая из себя заунывный вой, видимо, означавший пение.

- Помоги-ка, Яр, - мэтр кивнул на спящего, - дай нам с Михо сесть.

- Легко, - Ярик наклонился к алкашу, ухватил правой рукой за пояс на штанах и рывком передвинул на край скамьи, освобождая место у стены. Спящий пьянчуга даже не среагировал.

Маг осторожно усадил своего ученика в самый угол, прислонив и к стене, и к столу. Уселся рядом.

- Ты кто? – с трудом сфокусировал на нём взгляд второй выпивоха.

- Мы твои лучшие друзья! – подсел к нему Ярик и хлопнул мужика по спине. – Что отмечаешь, друг?

- Праздник же! – удивился тот, пытаясь повернуться к парню и разглядеть его. – Если ты друг, почему я до сих пор трезвый?

Локоть мужика соскользнул, и он чуть было не приложился мордой об стол.

- Не вопрос, Коленька! – поспешил успокоить мужика Ярик и заорал: - Трактирщик! Мои друзья хотят выпить!

- Дядька Ижек, ты что будешь? – спросил он мэтра, когда рядом нарисовался подавальщик.

- Горячее Ганзейское, если есть, - маг бодрился, но было видно, что он сильно устал.

- Есть такое? – парень дождался кивка официанта. – Мне взвара фруктового, а нашим друзьям то пойло, что они потребляли до нас. Кувшин.

- О-о-о! – одобрительно выдал пьянчуга и потыкал кулаком спящего приятеля. – Добс, Проклятый тебе в печёнку! Пить будешь!?

- У-у, - выдал тот, не поднимая головы.

- Отлично! – обрадовался сосед Ярика. Скорее всего тому, что весь кувшин достанется ему одному.

- Ты чего себя не подлечишь, дядька Ижек? – спросл Ярик, когда подавальщик отошёл. – Боишься, что заметит кто?

- Нет, - покачал тот лысой головой. – Откат у меня. Пока шли, всё, что мог, на Михо слил. Надо подождать.

- Ты там восстанавливайся давай, - обеспокоился юноша. – А то, если что, я с одной рукой за двоих не отобьюсь.

- Там другое, - отмахнулся мэтр Бошар. – Там сила иная. Помогу.

Появился официант с разносом, разметал по столу заказы – кувшин и две глиняные кружки с парящими напитками. Получил от Ярика монету и исчез, пообещав принести сдачу.

- Ну, за Императора Валтуса! – ухватив свой кувшин, провозгласил радостный мужик.

- Аминь, - брякнул Ярик и сделал глоток. Приятное тепло, прокатившись волной по пищеводу, разлилось по телу.

- Что такое «аминь»? – дыхнул перегаром повернувшийся к нему мужик.

- Молитва такая, - пожал плечами Ярик.

- Ты иноземец что ли? – прищурился сосед и погрозил пальцем. – Ты, иноземец, смотри! Ты про императора ничего такого ни-ни! Даже думать не моги! Он мужик что надо! Праздник, вон, нам… Ты нашего императора уважаешь?!

Он попытался ухватить Ярика за полу куртки, но не смог. Пальцы безуспешно скользнули по толстой коже, не сумев зацепиться.

- А давай, ещё за императора выпьем! – вместо ответа предложил мужику Ярик и поднял бокал. – За Валтуса!

- За императора! – подхватил пьянчуга и, хлебнув из кувшина, загорланил какую-то бодро-патриотическую песню.

С улицы в забегаловку ввалился наряд стражников. Всматриваясь в толпу, они заозирались по сторонам.

Ярику не оставалось ничего другого, кроме как, обняв мнимого собутыльника, начать ему радостно подпевать. Слов было не разобрать, и приходилось просто голосить вслед за вовсю разошедшимся алкашом.

Мэтр тоже заметил опасность и принялся покачивать своей кружкой в такт их общим завываниям. Привалившийся к стене и прикрытый шляпой Михо прекрасно гармонировал с развалившимся с другой стороны от мага и не подающим признаки жизни Добсом.

Побродив по залу и не заметив ничего подозрительного, стражники убрались восвояси. Позволив Ярику расслабиться и спокойно выдохнуть. С чего-то он так разволновался, что внутри всё клокотало и даже коленки тряслись противной мелкой дрожью. И ведь даже не от страха. От какого-то непонятного волнения. За Михо и за девчёнок, которые, случись что, вернувшись, могли бы и не застать их здесь, разминувшись со вдруг бы и победившими стражниками. Или наоборот, сами нарваться на стражу и быть ими схваченными.

В общем, накатило что-то. И с волнением он управился намного после ухода стражников.

Так и не назвавший своего имени сосед то продолжал упражняться в пении, то лез с объятьями и поцелуями. То грозился порвать за Валтуса всех коварных врагов голыми руками.

К тому моменту, когда заглянувшая в дверь и высмотревшая их Агая призывно замахала рукой, Ярик готов был сам голыми руками удавить надоевшего алкаша. Выскользнув из-под руки «по-братски» обнявшего его пьянчуги, парень, опередив мэтра, подхватил Михо на руки и ринулся к выходу.

На улице их ждал крытый экипаж, запряжённый парой лошадей. Пожилой кучер хмуро взирал с облучка на то, как Ярик с мэтром дружно пытаются запихнуть в дверцу бедного Миху, а Агая суетливо мечется вокруг них. Оставалось только надеяться, что со стороны всё это выглядит, как погрузка в экипаж перепившего гуляки.

Погрузились и погрохотали по мощёной мостовой, часто трясясь и подпрыгивая на выбоинах с кочками. Испытание то ещё. Благо недолгое. Прибыли буквально минут через пять.

На крыльце дома, к которому подкатили, стояла Славка с молодым парнем довольно крупноватых размеров и седым щуплым стариком.

С совершенно прямой, будто и несгибаемой, спиной, старикан спустился с крыльца и, подойдя к повозке, распахнул дверцу. Ярик выбрался первым и принял поданного мэтром Михо.

- Ну как вы? – голос сестры был спокоен, но Ярик чувствовал её нешуточное волнение и тревогу. И, скорее всего, в большей степени за ученика мага. Но обиды или ревности не было даже ни капельки. Михо и для него стал уже чем-то родным и неотъемлимым.

- Да всё норм, - ответил Ярик, поднимаясь по ступенькам крыльца.

Сестра посторонилась и указала на, видимо, хозяина дома:

- Это баронет Перкус. Самого барона Робле дома не оказалось, но баронет благодушно согласился послать за вами тарантон, уже в который раз выручая нас из беды.

Ярик признательно кивнул молодому человеку, к которому развернулась Славка.

- А это мой брат, - представила она его баронету, - маркиз Карабас.

Ярик чуть Михо не уронил и еле сдержался, чтоб глаза не вытаращить.

- Ага, Карабас, - кивнул он и мотнул головой на идущего следом мэтра, - А это мой помощник Дуримар.

- Очень рад знакомству, - слегка поклонился баронет. – Прошу в дом.

Седой старикан уже успел как-то просочиться мимо них и отворил дверь. Причём с таким гордым видом, словно не в дом запускает, а распахивает врата, как минимум, в райские кущи. Эта мысль, пришедшая в голову, показалась забавной, и Ярик задумался, каким должен быть тогда максимум. Кроме личной аудиенции с создателем на ум ничего не пришло. Он хмыкнул, поправил беспамятного друга, обвисшего на его руках, и вошел в дом.

- Куда Михо нести? – обернулся он к оставшемуся позади баронету.

Вместо того ответил, невесть как вновь успевший просквазануть вперёд, старичок:

- Сюда, милсдарь, неси. Тут его комната.

Комната. Больше на большой чулан похоже, даже окошка нет. Кровать, тумбочка да раскорячка-вешалка рядом со входом – вот и вся обстановочка. Впрочем, это сейчас было не главное. Уложив Михо на кровать, Ярик вышел, уступив место мэтру, тут же закопошившемуся вокруг своего ученика.

Убедившись, что приотставший баронет его не услышит парень, тихонько ткнув подошедшую сестру локтем в бок, зашипел ей в ухо:

- Предупреждать надо! Маркиз Карабас.

- Забыла, - отмахнулась от него Славка и скользнула в комнатку к Михо.

- Забыла она, - проворчал Ярик себе под нос и развернулся к подходящему Перкусу. – Спасибо, баронет. Бедный Михо попал в переделку. И твоя помощь очень кстати.

- О, не за что. Всегда рад помочь своим друзьям. А что случилось?

- Сестра тебе не рассказала?

- Она была так взволнована, что я не решился лезть к ней с расспросами.

- Угу, - кивнул парень, - как тут не волноваться. Его же чуть живьём не зажарили.

- Что ты говоришь?! – всплеснул руками побледневший баронет. – За что!?

- Так Славку защищал. Маркизу, в смысле.

- Кто же на неё посмел напасть? – поразился Перкус. – В городе же полно императорской стражи.

- А ты не в курсе что ли? – вздохнул Ярик. – Убили вашего императора. Будет у вас, похоже, новая императрица – Мадрыся.

- Какой кошмар! – не на шутку разнервничался баронет. – Как бы беспорядки не начались. Хотя о чём я!? Видимо, уже начались, раз на маркизу среди бела дня напали. Я теперь всерьёз обеспокоился за отца.

- А что с ним? – подошла Славка.

- Он ещё утром уехал в Дворянское Собрание. И до сих пор нет ни самого, ни каких-либо вестей от него.

- Не переживай, - девушка ободряюще погладила баронета по плечу. – С ним, наверняка, всё в порядке. Возможно, просто сильно заняты какими-нибудь важными обсуждениями.

- Спасибо, маркиза, - благодарно кивнул Перкус. – Как твой храбрый паж?

- Им дядька Ижек занимается, - оглянулась на комнату Михо Славка. – Я ему только мешать буду.

- Тогда позвольте пригласить всех вас к столу, - засуетился баронет. – Докуш, распорядись ужин подавать!

- Ужин – это супер! – обрадовался Ярик. – Я с этой беготнёй даже забыл, что не ел ничего. Только сейчас понял, как голоден.

- Вот и прошу отведать наше угощение, - приглашающе повёл рукой баронет. – А вашего Дуримара, надо же, какое имя странное, проводят к нам, как только он освободится.

- Перкус, дружище, - обратился Ярик к младшему Робле после того, как основательно подзакусил, - у меня к тебе огромнейшая просьба будет.

- Слушаю тебя, маркиз.

- Обстоятельства сложились так, что нам с сестрой и друзьями придётся срочно покинуть ваш город. Боюсь, устроившие на нас охоту люди будут и дальше искать возможность для нападения. Это опасно не только для нас, но и для твоего дома. Посоветуй, как можно приобрести экипаж, навроде вашего, чтоб мы могли поскорее уехать?

- Я бы предложил вам воспользоваться нашим тарантоном, - задумался Перкус, - но, возможно, нам с отцом и самим придётся уносить отсюда ноги. Как бы до новой смуты дело не дошло. Такие времена лучше в имении пережидать.

- Конечно, любезный баронет, - вмешалась Славка, - ты совершенно прав. Поэтому мы и хотели бы найти другой экипаж. Лучше даже поскромнее, но более вместительный. Всё же нас много, да ещё мой паж вряд ли успеет выздороветь.

- Наш тарантон тоже вместительный, - задумчиво произнёс Перкус. – Знаешь, маркиза, я подумал, что забирайте-ка вы, действительно его. Мы с отцом в случае чего и верхом управимся. Не так комфортно, зато куда быстрее передвигаться можно, – он повернулся к Ярику. - Я бы и вовсе сам с вами отправился, чтобы помочь защитить твою сестру и её подругу, - указав на девушек, баронет вздохнул, - Но, опасаюсь, что моему отцу понадобится неменьшая помощь.

- Без вопросов, дружище, - закивал Ярик, - отец, всяко, важнее. Видишь, и маркиза, вон, с этим согласна. Да и дорога у нас дальняя. А твой тарантон мы финансово не потянем. Нам бы попроще что-нибудь. Тем более в дорогу столько всего купить ещё надо. Продуктов, одежду для девчонок, оружие кое-какое. Лошадей еще. Не знаю, как другие, но лично я в этом тарантоне долго не смогу ехать. А вот это, - парень выложил на стол гоблинский кошель, - всё, что у нас сейчас есть.

- Это немало, - баронет заглянул в мешочек. – А отцу всё равно тарантон не нравился никогда. Вечно в нём что-нибудь да ломается. Я уступлю вам его за две трети от этого кошеля. Остального вам хватит на все покупки. Ещё и останется. Тем более, что продукты вам Докуш с собой соберёт.

Ярик пожал плечами. Стоимости тарантона он всё равно не знал. Да и сколько чего можно закупить на такое количество монет, тоже представлял слабо. А не доверять баронету оснований, вроде, не было.

- Хорошо, - кивнул он, - по рукам.

Перкус поднял брови, не поняв последнего выражения, но Ярик пояснил:

- Покупаем твой тарантон, отсчитывай деньги.

Баронет кивнул и аккуратно высыпал монеты на стол. Солидная такая кучка получилась. Перкус позвал старика Докуша и велел отсчитать и убрать должную сумму, а потом обратился к Ярику:

- Оружие и лошадей вам лучше за городом купить. Там дешевле будет. А с одеждой – пусть маркиза и леди Агая составят список необходимого. С утра пошлём служанку в лавку, она принесёт всё сюда. Самим вам небезопасно будет по городу ходить.

- Это точно, - Ярик был с баронетом полностью согласен. – Чем меньше шастать придётся, тем лучше.

- А размеры? – удивилась сестра. – Вдруг не подойдёт что?

- Разные принесёт, - уверенно заявил баронет. – А если что, ещё раз сбегает.

Возможность свалить все дела на служанку была, конечно, непривычна. Но тут с Перкусом трудно было не согласится. Гоблин, наверняка, не зря советовал им не высовываться лишний раз.

Утром, когда вся суета со сборами и покупкой одежды была закончена, Перкус вышел проводить отъезжающую компанию.

- Маркиза, - немного краснея, начал он и поклонился, - я был очень рад, что мы с моим отцом смогли оказать тебе и твоим близким посильную помощь. Не стану скрывать, маркиза, - слегка дрожащий голос выдавал сильное волнение младшего Робле, - ты стала нам далеко не безразлична. Мы всегда будем готовы принять всех вас у себя. И я очень сожалею, что не могу себе позволить отправиться с вами.

«Хорошо, что Михо не видит», - подумал Ярик, глядя на смущённого баронета. А тот подозвал старого Докуша с какой-то большой коробкой и продолжил.

- На память я хочу принести тебе этот скромный дар. Прими и не забывай, что здесь тебе всегда рады.

Девушка приняла коробку, оказавшуюся не такой уж и лёгкой, передала её Ярику, а сама подошла к баронету, приобняла его и чмокнула в щёку.

- Спасибо, любезный Перкус. Я никогда не забуду твоей доброты.

Она отвернулась от вконец растрогавшегося баронета и забралась в тарантон. Ярик протянул коробку и поставил ее у девушки в ногах. При этом внутри коробки что-то зашебуршалось и… даже не ясно было, как описать раздавшийся оттуда негромкий звук. Захотелось глянуть, кого там подсунул сеструхе Перкус, но непреодолимое желание поскорее убраться из города заставляло нервничать и поторапливаться. Ярик тоже обнял баронета, благодарно похлопал его здоровой рукой по плечу и полез на облучок к кучеру. Тот должен был вывезти их за город и вернуться назад пешком.

- Прощайте, любезный Перкус! – крикнула из окошка Славка, и тарантон тронулся
Народу на улицах почти что и не было. То ли отсыпались после бурных празднований, то ли прознали про убийство Валтуса и старались лишний раз не выходить из дома — времена смены власти частенько несли с собой смуту и беспорядки. К чему лишний раз рисковать?

А вот отряды стражи шастали по городу в немалом количестве. Некоторые из них останавливали неспешно двигавшийся тарантон и разглядывали его пассажиров. Но мэтр, заняв одну из скамеек, с самого начала пути вооружился бутылью вина и, периодически прикладываясь к ней, не переставал горланить похабные песенки. А обе девушки, сидя напротив и зажав между собой всё так же спящего Михо, весело и глупо хихикали. Иногда, впрочем, и вовсе разражаясь диким заливистым смехом и взвизгами.

Чаще всего стражникам хватало пары секунд, чтоб потерять интерес к владетельному господину, изволившему продолжить затянувшееся веселье в обществе разухабистых девиц. Иногда эта потеря интереса стимулировалась и щедрой рукой мэтра, с возгласом «На пиво!» небрежно запускавшего в служивых горстью мелких монет.

В общем, до выезда из города добрались без особых приключений. А вот там дорогу перегородил хмурый офицер с недовольной физиономией и потребовал выйти всем из тарантона. Кучер и Ярик, сменивший свою обычную куртку на какую-то простенькую дерюжную коротайку, у командира стражников особого интереса не вызвали. Он лишь скользнул по ним взглядом да перевёл взор на еле выбравшегося и теперь весьма неуверенно стоящего на ногах мэтра. Следом за ним экипаж покинули и девушки. С несмолкаемыми смешками они повисли с двух сторон на плечах старого мага, ещё более усугубляя его неустойчивое состояние.

— Чего надобно, любезный? — недовольно изрёк мэтр и громко икнул.

— Кто такие и куда следуем? — сморщился офицер и помахал рукой у себя под носом, видимо, отгоняя испускаемый старым магом запах перегара. Ярик даже удивился, каким образом только начавший пить мэтр Бошар умудрился так скоро поднабраться.

— А куда мы следуем? — удивился маг и недоуменно уставился на на своих спутниц. — Мы куда, вообще, следуем?

Агая потянула его за руку на себя и, дотянувшись губами до уха, что-то активно зашептала, одновременно хихикая и косясь на строгого офицера.

— О-о-оу! Да-а-а?! — поднял брови мэтр и взглянул на стражника. — А тебе, вообще, какое дело, куда мы следуем? С нами, поди, хочешь?

— Ещё кто в повозке имеется? — не отвечая, поинтересовался офицер, лицо которого стало ещё более недовольным и даже злым. Он заглянул в тарантон и кивнул на Михо: — Кто таков? Почему не вышел?

— А почему он не вышел? — вновь обратился к девушкам маг, но на этот раз, не дожидаясь подсказки, ответил сам: — Не может, вот и не вышел! Перебрал малость. Служба, ты долго нас ещё мурыжить будешь? Ты видишь, какие красотки меня заждались?! Пропускай уже!

Воин вздохнул, явно, сдерживая себя и вытащил из кармана несколько свёрнутых в трубочку листков.

— Так, — вымолвил он, проштудировав какой-то список. — Морской конь с мечами. Герб баронства Робле.

Свернул листки и, сунув обратно в карман, объявил:

— Барон Робле арестован, как смутьян и заговорщик. Все его родственники подлежат аресту. А всё движимое и недвижимое имущество — конфискации и передачи его в ведение императорской короны до окончания разбирательств.

Уже после первых слов офицера Ярик начал понимать, что спокойно миновать пост у них не выйдет. Нужно будет прорываться. И хоть сами ворота из города были открыты, проезд перегораживала гружённая мешками телега с десятком сновавших вокруг стражников. Парень ткнул локтем в бок кучера и, забирая у него кнут и вожжи, шепнул:

— Всё слышал? Как заваруха начнётся, беги к баронету, предупреди.

Кучер кивнул и полез потихоньку вниз.

— Фи, как у вас тут неинтересно, — капризно заявила Агая и, оттолкнув руку мэтра, развернулась, чтобы забраться в тарантон. Мага и прилипшую к нему Славку повело в сторону, а офицер ухватился за рукоятку меча.

— А ну, стоять! — заорал он. — Куда полезла?!

В сапоге Ярика, там, где покоился Карук, резко похолодело. Старый маг, похоже, формировал заклятье. Но первой неожиданно нанесла удар Славка.

В грудь офицера влепился фаербол, откинув задымившегося бедолагу на пару метров назад.

Кучер, вжав голову в плечи, сквозанул прочь. Стражники же у ворот, напротив, повытаскивав оружие, устремились к тарантону.

Шарах! Это созрел мэтр. «Воздушным кулаком» телегу с мешками слегка подбросило и, перевернув на бок, чуть отодвинуло в сторону. А нескольких стоявших рядом воинов раскувыркало так, будто они были пластиковыми манекенами. Только руки-ноги замелькали.

Запряжённые в тарантон лошади нервно заперебирали ногами. Ярику пришлось натянуть поводья, удерживая их.

Оставшиеся на ногах стражники, похоже, ничуть не испугались. С воплями они бросились в атаку. Одного, собравшегося нацелить на неё арбалет, очередным фаером сумела остановить Славка. Тут же остальных откинуло второй взрывной волной Бошаровского заклинания. На этот раз маг прошёлся «по площадям», отсрочив нападение и вновь сосредоточившись на телеге.

Славка заскочила в тарантон и сразу же, высунувшись из окна с другой стороны, запустила в поднимающихся с земли стражников сначала фаером, а потом «Воздушными лезвиями».

Бошар, набрав сил побольше, вновь зарядил «Кулаком». С грохотом телега отлетела ещё на пару метров вбок, почти освободив проход. Дальше её было не сдвинуть — упёрлась в стенку.

— Мэтр, в карету! — крикнул Ярик и, щёлкнув кнутом, заорал на лошадей: — А ну, пошли!

Старый маг выпустил ещё одну «Воздушную волну» и уже на ходу заскочил на подножку тарантона. Замешкавшись, едва успел занырнуть внутрь. Погнавший лошадей в узкий проход Ярик притёр карету вплотную к стенке, при этом проскрежетав по ней ободами колёс и долбанув неуспевшей закрыться дверцей.

Протиснулись еле-еле и понеслись, набирая скорость, по мосту, перекинутому через обводной канал. Колёса грохотали по крупной брусчатке, Ярик орал на лошадей, подгоняя их. Мэтр и Славка расшвыривались заклинаниями. То назад, в проём городских ворот, то вперёд, туда, где за мостом скучковалось ещё одно подразделение стражи. Благо дело никто из них под колёса не кинулся, предпочтя скрыться от бешеной тарантайки в придорожных кюветах.

Что-то просвистело возле самого уха Яромира. И ещё забумкало по деревянному корпусу тарантона. Парень оглянулся. Два арбалетных болта застряли в лакированной стенке повозки. Куда попали остальные, видно не было. Оставалось лишь надеяться, что внутрь ни один из выпущенных стражниками снарядов не попал.

Экипаж понёсся по пригороду. Ярик, позабыв, что где-то здесь их должны дожидаться гоблин, продолжал гнать. Тарантон чудом не опрокидывался на ставших довольно частыми поворотах и жалобно скрипел.

Высунулся из окна мэтр Бошар:

— Яр, тормози! Коней так загонишь и Михо растрясёшь!

— Вас выстрелами не задело?

— Нет, пронесло.

Парень придержал коней, снижая скорость. Вспомнив про гоблина, закрутил головой, заозирался. Ну и где его тут искать? За мостом — это как-то не очень конкретно.

Миновали пригород, никого больше из стражи не встретив. Дорога впереди запетляла по холмистой равнине, справа изредка поросшей небольшими рощицами. В полукиллометре слева темнел густой лес.

Именно из него, спустя какое-то время вынырнула пара всадников, ведя на поводу ещё тройку запасных лошадей. И если бы даже Ярик вдруг не сумел распознать в наездниках разноцветную парочку — зелёного гоблина и красного орка, своего Тайсона он бы узнал, наверное, не только из трёх, но и из тысячи коней.

Хотелось остановить тарантон, соскочить с облучка и рвануть с радостными криками навстречу всадникам. Но вероятность погони никто не отменял, и приходилось сдерживаться, продолжая погонять лошадей и лишь счастливо всматриваться в приближающуюся кавалькаду.

Раньше Ярику казалось, что кобл отлично умеет управляться с лошадью. И только теперь, когда рядом с зеленым красовался орк, стала понятна разница между «ездить» на лошади и «скакать». Муайто был не просто великолепным наездником. Сидя на своём коне без седла и без стремян, он, казалось, ни капли не был озабочен возможностью навернуться или хотя бы даже просто потерять равновесие. Лошади неслись по неровному лугу, а этот здоровяк словно приклеен был к спине своего скакуна. И больше всего напоминал начавшему ему завидовать парню индейца из какого-нибудь вестерна. Натуральный Чингачгук. Только перья не торчали в развивающихся тёмных волосах. И вместо лука с копьём или томагавком — всё та же, забранная у стражников, двухлезвийная секира. Сейчас она высовывалась у краснокожего орка из-за спины и была похожа на раскинувшую крылья и сверкающую металлическим блеском огромную бабочку, примостившуюся на плече.

Всадники выскочили на дорогу уже далеко за прогромыхавшим мимо тарантоном. Прибавили ходу, догоняя, и через несколько минут наконец-то поравнялись с экипажем.

Зелёный махнул рукой, мол, я вперёд, догоняйте, и умчался. А орк с заводными конями поехал рядом. Причём с совершенно независимым видом. Типа, вы сами по себе, а я тут просто мимо проезжал. Даже не взглянул в их сторону ни разу.

«Ну и фиг с тобой», — подумал Ярик и тоже отвернулся.

Дорога так и продолжала быть мощёной. С одной стороны, это несказанно радовало из-за отсутствия пыли. С другой — дико бесило из-за непрекращающейся мелкой тряски. Такой, что если хоть чуть-чуть разжать зубы, они тут же начинали отстукивать яростную дробь, грозя вскоре рассыпаться в полную труху.

Будь на то воля Ярика, бросил бы вожжи да перебрался на Тайсона, который, периодически вклиниваясь между конём Муайто и тарантоном, тянул шею к парню, радостно всхрапывая и косясь на него лиловым глазом. Но, кроме юноши, экипажем управлять было некому. Со всеми этими гонками да скачками девушки, наверняка, еле справлялись с удержанием дрыхнувшего Лишека в нетравмоопасном положении. А мэтр Бошар должен был регулярно накладывать на своего ученика врачующие заклятья, направляя их поочерёдно на все пострадавшие места бедолаги.

Так что сидел Ярик и дальше на жёстком облучке да погонял лошадей, стараясь не раскрывать рот, дабы не выдавать в эфир порции морзянки. К счастью продлилось это испытание не очень долго.

Дорога повернула направо, за закончившийся лес, и впереди замаячил охраняющий переправу военный форт. С ближней к Крынску стороны к крепости прижималось с десяток гражданских построек, образовавших своеобразный приграничный городок.

Ярик немного напрягся, не зная к чему готовиться. Но народ по поселению сновал вполне себе тихо-мирно, никакой вооружённой и готовящейся их встретить стражи не наблюдалось, а на самой окраине экипаж, подбоченившись, поджидал пеший гоблин.

В своих песочного цвета бриджах и кожаной жилетке поверх нарядной белой рубашки, Генордалтрис выглядел очень даже презентабельно. Если бы не оливкового цвета физиономия да не внушительного вида кинжалы, заткнутые за широкий кушак, мог бы, наверное, вполне сойти за добропорядочного селянина.

— Спокойно всё, — кобл вскочил на притормозивший возле него тарантон и уселся на облучок рядом с Яромиром. — Они тут все ни ухом, ни рылом пока. Но поторапливаться надо. Налево поворачивай сейчас и, вон, к домам тем правь.

Остановились у построек, оказавшихся целым торгово-развлекательным комплексом. Тут тебе и гостиница, и харчевня, и магазины со всякой всячиной.

— А ничего, что этот с нами? — кивнул Ярик на соскальзывающего с коня на землю Муайто.

— Нет, — ответил зелёный, скосившись на орка, — Здесь с ними торгуют. Сюда и степные, и горские целыми караванами за товаром ходят. Так что и внимания на него никто не обратит. Вам за себя нужно больше переживать. Прискачет вестовой, и всё, будем прорываться и вплавь уходить. Мост нам заказан будет. Так что, девицам вели поторапливаться.

Когда почти все покинули тарантон, мэтр решил остаться с Михо, сказав, что им обоим ничего не надо. Орк на вопрос об оружии или одежде лишь пожал плечами и гордо заявил, что подачки бледнолицых ему не нужны. Одежды ему хватает, а оружие, если понадобится, он сам себе раздобудет.

«Ну и хрен с тобой», — в очередной раз подумал Ярик и, наобнимавшись с Тайсоном, отправился по магазинам в сопровождении одних только девушек.

— Одежда там, оружие там, — гоблин ткнул пальцем в разные здания, — продукты в дорогу вон там возьмёте. И не мешкайте, времени в обрез у нас.

Захватившие с собой свои дорожные костюмы, Славка и Агая сначала двинули к одёжной лавке, чтоб набрать себе всякого там по мелочам и заодно переодеться. Такое впечатление, что роскошные платья им обеим порядком поднадоели, и они спешат поскорее от них избавиться. Хотя Ярику казалось, что такие богатые наряды очень им даже нравятся. В общем, фиг этих девчонок разберёшь с их запросами и предпочтениями.

Сам он прямиком направился в оружейный магазин. Зачем, сам не знал. Вроде, и не надо ничего. Меч у него отличный, кинжал и вовсе уникальный. Но просто, ждать девушек, пока они одежду выбирают, вроде как, скучно. И к ним не зайдёшь, и на улице без дела торчать тоже не резон. Вот и пошёл. И не пожалел.

Поначалу бесцельно шатался по магазину, тупо глазея на множество представленного в нём оружия. Чего тут только не было. Мечи, пики, топоры, цепы и даже боевые косы. Ножи и кинжалы всех размеров и форм. Луки, арбалеты и множество разных стрел и болтов к ним. От охотничьих до бронебойных. Через пять минут Ярику начало казаться, что, если хорошо поискать, здесь запросто можно откопать даже автомат Калашникова. Или, в крайнем случае, пулемёт Максим.

А потом он дошёл до одного из стеллажей и завис. Его взгляд сразу словно прикипел к офигительной штукенции, висящей на стене за прилавком. Он даже не сразу понял, что это такое. Тут и описать-то сложно, не то что разобраться. Чем-то похоже на очень древний пистолет, даже курок есть. Только вместо ствола чёрт разберёт что. Механизм какой-то сложный из длинных, разной толщины и формы металлических деталей. Под ним, будто магазин на карабине каком, присобачен узкий блестящий короб. Весь в чеканке. Красивая деревянная ручка, но не загнутая книзу, а почти прямая, украшенная серебристым орнаментом-узором, вдавленным в неё непонятным образом. Венчал рукоять немаленький такой, серебристого же цвета, шишак. Размером, наверное, с крупную сливу.

— Интересуешься? — подошёл сухопарый пожилой мужчина. Наверное хозяин лавки или просто продавец. Седой, чисто выбритый. Нацепи ему очки и пиджак — вылитый их учитель физики. — Могу показать. Чудесная заморская работа. Изумительная конструкция.

Ярик кивнул, почему-то постеснявшись спросить, что же это за продукт несовсем местного изобретательского мастерства. Но торговец уже и сам, сняв агрегат со стены, начал объяснять:

— Складной многозарядный дротовик. В обойме пять дротиков. Легко взводится, — он нажал какой-то рычажок на оружии, и с щелчком раздвинулись плоские дуги. — Лёгкое движение руки, и тетива натянута и готова к выстрелу. Дротики подаются автоматически с помощью пружинного механизма.

Седой «физик», вытянув руку, развернулся и, нацелив дротовик на деревянную стенку в другом конце магазина, нажал спусковой крючок. Бздынькнуло. И в стенку со звонким стуком впился металлический дротик, чуть ли не на две трети уйдя в дерево.

— Желаешь посмотреть поближе, — продавец протянул заморский агрегат юноше, тут же жадно протянувшего к нему руки.

— Не боится воды. С ним легко справиться даже с твоей повреждённой рукой, — мужик не мог не заметить забинтованную левую кисть Ярика. — Вот видишь рычаг? Цепляешь ладонью и тянешь на себя. Попробуй.

Парень попробовал. Тетива вновь со щелчком встала на взвод, а из прорези в казённой части выдвинулся и замер, уперевшись в стопорные ограничители новый дротик.

— Не боится короткого пребывания даже в в огне. А ещё, если ты приобретёшь этот экземпляр сегодня, — продолжал рекламировать свой товар торговец, — в подарок от меня получишь отличный кожаный чехол для дротовика, крепящийся как к поясному ремню, так и к конскому седлу.

Но Ярик и так был готов купить дротовик, наверное, за любые деньги. Даже если карету заложить придётся.

— Сколько стоит? — выдавил из себя юноша, не в силах оторвать восторженный взгляд от красавца дротовика.

В этот момент вошли успевшие переодеться Ярослава с Агаей.

— Ярик, ты чего со всеми деньгами-то умотал? — с порога зашумела сестра. — Нам рассчитываться нужно, мы там отложили себе, — она подошла ближе. — О-о, братец, да ты, смотрю, залип!

Девушка посмотрела на оружие, судорожно сжимаемое братом в руках, на его горящие глаза и повернулась к торговцу:

— Сколько?

— Сто империалов.

— Сколько?! — поразилась Славка. — Да мы за такие деньги тарантон купили!

— Ну так то тарантон, — развёл руками торговец, — а то тонкая альвийская работа. Последняя модель. Полуавтоматический пятизарядный дротовик.

— Да ему цена, максимум, пятьдесят! — девушка возмущённо нахмурилась. После чего препирательства с продавцом растянулись ещё на несколько минут, пока не сторговались на тех же ста золотых империалах, но в придачу к дротовику они получали не только чехол к нему, но и лук для Агаи с четырьмя полными колчанами стрел, и пару симпатичных кинжальчиков с ножнами для обеих девушек. При этом хозяин лавки хоть и не светился счастьем, но и недовольным его назвать было нельзя.

Зато Ярик, сам не зная почему, просто сиял от счастья. Словно ребёнок, вытащивший из-под праздничной ёлки игрушку, о которой мечтал весь год. Отдав Славке остатки денег, он вернулся к тарантону, договорился с гоблином, что теперь тот будет управлять экипажем и отправился дожидаться возвращения девушек в обнимку с Тайсоном.
 

Вложения

Последнее редактирование:

ZloiOs

ZloiOs

летун-испытун
Регистрация
3 Май 2018
Сообщения
1.697
Оценок
5.741
Баллы
941
Когда покидали форт, Агая тоже предпочла пересесть на коня и поехала рядом с Яромиром. Что того, конечно же, несказанно порадовало. Надо же, все тридцать три удовольствия сразу. И Тайсон вот он, и новенький дротовик в чехле к седлу приторочен. И девушка рядом, сидит, вся из себя такая красивая, стройная и изящная в своём охотничьем костюме. Черные волосы забраны в хвост, огромные тёмные глаза наполнены блеском, а с губ не сходит улыбка, согревающая душу и заставляющая сердце учащённо биться. Красота – страшная сила.

Лук девушка тоже на коня повесила. И колчаны со стрелами. Ну и правильно, нечего такие тяжести всё время на себе носить. Дротовик, кстати, если в руках долго таскать, эти самые руки довольно быстро оттягивать начинает. Весу в нём немало. И сам механизм, и дротики. И, тем более, шар на ручке. Это яблоко, как пояснил торговец, сразу кучу функций выполняет. Оно и противовес, и из чехла выдёргивать за него дротовик удобнее. Ну и долбануть по башке им кого можно, если дротики закончились, а под рукой больше нет ничего.

Дротиками, между прочим, разбрасываться тоже не след. Не так уж их и много. С полсотни наскрёб «физик», да ещё, ушлый тип, цену за них заламывал тоже нехилую. Если б не упёртые девчонки, денег совсем не осталось бы.

Ярик поправил дротовик в чехле. Собственно, там и поправлять нечего было. Просто лишний раз потрогал такое офигенское новоприобретение. Классное же. Хотя у сестры подарок от Перкуса и вовсе отпадным оказался. Ярик, конечно, догадывался, что в ящике живой кто-то. Но даже предположить не мог, что зверушка детёнышем дракермана окажется.

Трёхнедельный, как выяснилось из прилагающейся записки, дракончик был ещё слепым. И привязывался только к тому, кого первого разглядит, когда прозреет. Произойти это должно было со дня на день. Так что Славке пришлось самостоятельно кормить малыша упакованными в отдельную коробку какими-то местными и жутко противными сушеными краказябрами. Ярик предложил ей передать дракерманчика ему, но сестра, при всей нелюбви к мелкой и, тем более, насекомообразной живности, наотрез отказалась. И каждый раз чуть не со слезами выуживая корм из коробки, сама запихивала его в пасть драконышу.

А поскольку Жулька, как назвала животинку девушка, жрать просил часто, а кроме того еще и постоянно наваливал в ящик вонючие кучки… В общем, теперь ей кроме Михо приходилось ещё и за этим мелким обжорой ухаживать. Правда Ярославу это ничуть не расстраивало и подарком баронета она была жутко довольна.


Вскоре показалась река Урта. Ещё пошире Итилы, через которую они в прошлый раз переправлялись. Ярику даже интересно стало, как через такую реку широкую можно мост перекинуть с таким нетехногенным развитием. Тут без магии, поди, не обойтись.

Но нет, оказывается, обойтись. Когда подскакали ближе и заплатили страже пошлину за проезд, выяснилось, что намертво всобачено в берег и дно лишь метров двадцать конструкции. Остальное – натурально понтонная переправа. Куча связанных между собой плавающих секций из здоровенных бочек и настила из досок поверху.

Вся эта система нипель покачивалась на волнах и выглядела устрашающе-ненадёжно. Кони упёрлись, не желая на неё ступать. Пришлось всем спешиваться и вести коней в поводу. Орк вёл и своего, и запасного. А вот запряжённых в тарантон мэтр с гоблином и вовсе вдвоём за собой потянули. Полчаса страха – и все на другом берегу. И то, только благодаря мэтру, наложившему на лошадей какое-то успокаивающее заклятье, а затем благополучно его снявшему.


На другой стороне реки никаких укреплений не наблюдалось. Сразу начиналась и тянулась, на сколько глаз видел, широкая степь. Мощёной дороги здесь тоже никто не проложил. Двинули по протоптанной тропе за Муайто, возглавившим их небольшой караван. И дальше ехали всё время на северо-восток, лишь раз остановившись на перекусить да коней покормить-попоить.

Спустя какое-то время впереди показалась горная цепь, выраставшая с каждым часом всё выше и выше. Но приблизиться к ней смогли уже только ближе к вечеру. Горы вздымались почти сплошной стеной. Высокие, крутые, с белыми снежными шапками на вершинах. Снижались они, разрывая цепь, лишь в том месте, куда по настоянию Генордалтриса вёл отряд краснокожий орк.

Когда приблизились к широкому, километра в полтора, проходу в горах, позади уже основательно стемнело, а вот вершины гор всё ещё сияли в закатных лучах. Зрелище непередаваемой красоты. Хоть останавливайся да любуйся.

Но останавливаться не стали. Гоблин настойчиво требовал двигаться дальше, к какой-то разрушенной крепости в глубине прохода. Мол, разбивать лагерь здесь сильно небезопасно, а вот в крепости, пусть от нее и остались одни развалины, всё поспокойнее будет.

Спорить с ним никто не стал. Вымотались все ужасно, но, раз говорит так, наверное, знает. Ехали молча. На разговоры сил уже не было. Ярик даже носом клевать начал периодически. Чудом не наворачиваясь с Тайсона, просыпался в последний миг. Трёс головой, хлопал себя по щекам, чтоб через несколько минут, глядя в спину маячащего впереди Муайто, опять начать погружаться в дрёму.

В какой-то момент чуть-таки не хлопнулся с коня, завалившись на бок. Ладно, Агая не дала упасть, подхватила. Хотя и сама держалась из последних сил. Вот когда можно было пожалеть, что отказались в карете ехать. Там, поди, уже дрыхнут все, десятый сон видючи. А тут хоть к седлу себя привязывай да спички в глаза вставляй.

Зато разноцветным хоть бы хны. Ну ладно, гоблин. Он, вроде как, по природе ночной житель. Так ведь и Муайто – прёт на своём коне вперёд, как на танке, и сна, похоже, ни в одном глазу. Железобетонный он что ли?

Остановились глубоко за полночь. Точнее и не определишь. Что спереди, что сзади – хоть глаз выколи. Луна за горами, видать спряталась. Не видать её. Только россыпь звёзд в вышине.

Гоблин зажёг откуда-то вытащенный факел и впереди высветились на небольшом пригорке обещанные развалины древней крепости. Правда, их и развалинами-то с трудом можно было назвать. Так, невысокие, ниже пояса, не до конца развалившиеся фрагменты каменных стен. Осаду за такими точно не выдержишь. Смысл был сюда тащиться? С таким же успехом могли бы и в чистом поле заночевать.

Тем не менее кобл распорядился завести внутрь этого более чем скромного укрепления всех коней. И тех, что под седлом были, и запасных, и выпряженных из тарантона. Хорошо хоть саму колымагу не заставил в горку закатывать. Бросили экипаж там, где остановились.

Зевающий мэтр Бошар с помощью Ярика вытащил из повозки своего ученика, отнёс к указанному коблом месту ночёвки. И, прихватив с собой Славку, отправился вокруг лагеря сигнальную сеть устанавливать. Ну, и заодно девушке показать, как это делается.

К тому моменту, когда они вернулись, Ярик уже дрых, как сурок. Наполнил конские торбы закупленным в форте овсом да завалился головой к стеночке, рядом с Михо. Даже правкой оружия не стал заниматься, мысленно повинившись перед капитаном. Только накрылся одеялом да тут же и отключился.


Проснулся от того, что замёрз. Светало. Но вставать ещё не хотелось. Без мэтровских эликсирчиков усталость так просто не проходила.

Ярик перевернулся на другой бок, пытаясь поплотнее укутаться в одеяло и почти упёрся лбом в затылок Агаи. Она, оказывается, всю ночь рядом спала.

Пышные чёрные волосы, вкусно пахнувшие какими-то травами, разметались по подложенному под голову вещмешку. Хотелось уткнуться в них носом, зарыться лицом и вдыхать этот аромат. А ещё придвинуться поближе, прижаться и крепко обнять. Что он, немного поколебавшись, и проделал. Закрыл глаза, попытавшись снова уснуть, но усиленно заколотившееся сердце и взбунтовавшийся организм напрочь прогнали остатки сна.

Девушка зашевелилась, поворачиваясь к нему, и Ярик, чуть приподняв руку и замерев, почему-то даже дыхание затаил. Расслабившись, лишь когда Агая сама прильнула к нему и уткнулась лицом в шею. От её ровного дыхания было немного щекотно, но безумно приятно. Яромир мог бы пролежать так ещё бог знает сколько времени, но и десяти минут, наверное, не прошло, как скрипучий голос Генордалтриса разрушил идиллию, пробудив весь лагерь.

- Встаём! Хватит валяться! Дальше ехать пора! Подъём! Просыпайтесь! Все встаём!

Не проснуться от такого будильника было невозможно.

- Где же у него кнопка, Ури? – проворчал Ярик, недовольно скосившись на разоравшегося гоблина. – Как же тебя, блин, отключить-то?


Зарядка, лечебные процедуры от мэтра со Славкой, накладывающих на раненную руку какие-то сложные заклинания. Быстрый завтрак, короткие сборы и снова дорога, вихляющая по то сужающемуся, то вновь раздающемуся в ширь межгорью. Ярик опять ехал рядом с Агаей. Но сколько не кидал на неё любопытные взгляды, так и не смог понять, как девушка прореагировала на его утренние вольности. Ни за завтраком ничего не сказала, ни сейчас даже и не собиралась. Ехала молча, разглядывая склоны ограничивающих проход гор и на парня почти не обращала внимания. Вот попробуй пойми вообще этих девчонок.

Какое-то время Ярик, решивший отвлечься от гаданий, тоже пробовал глазеть по сторонам. Но ничего интересного не углядел. Горы и горы кругом. Вспомнил, что давно не тренировался входить в сатэ. Надвинул шляпу на глаза, чтоб меньше отвлекаться, и начал повторять про себя стих про колосок, но тут сзади в тарантоне громко взвизгнула сестра.

Гоблин аж на облучке подпрыгнул и коней остановил. Ярик тоже затормозил и развернул Тайсона.

— Чего там у тебя? — подъехал и попытался заглянуть в окошко повозки.

— Не суйся сюда! — Славка выставила ладошку. — У жульки глазки открылись! Я тут с кормёжкой полезла, а она на меня глазами хлопает!

— А чего орать-то было? — пожал парень плечами и махнул рукой коблу, чтоб тот трогал дальше. — Я вот, знаешь, чего понять только не могу? С чего ты решила, что дракон девочка? И почему Жулька?

— Не знаю, — честно призналась сестра, — мне так кажется. А Жулька в честь Джульеты. Просто мне в голову тогда больше ничего не пришло. А ей имя подходит. Вон какая красотка.

— Не знаю, не видел пока, — проворчал Яромир. — Сама же и не даёшь посмотреть. А вдруг мальчиком всё же окажется? Переименовывать будешь в Жулика? Или нет, понял. Будет Жулькой в честь Жульена.

- Кобитты! – раздался спереди голос Муайто и Ярик тут же позабыл про дракона.

- Где?! – обернулся он и закрутил головой. Орк ткнул пальцем в склон возвышающейся слева горы, но парень, как не вглядывался, никого не смог заметить.

- На ближний гребень смотри, - снизошёл гордый орк до объяснений. – Два огромных валуна видишь? Прямо под ними несколько голов серых торчит.

Два валуна Яромир видел. Действительно, огромные. И вокруг них куча камней поменьше. И никаких голов.

- Гена, может, травку свою пожевать дашь? – повернулся он к гоблину. – А то никого не вижу.

- Так пробуй, - сварливо, словно зажал щепотку курукуша, буркнул кобл и застучал концом кнута по стенке тарантона: - Маги, готовьтесь. Похоже, помощь ваша нужна будет.

Ярик вздохнул и забубнил про себя неизменное:

«Я узнал, что у меня

Есть огромная…»

- Остановись, - выглянул из окна мэтр бошар, - я к тебе наверх залезу. Яра Слава пусть внутри остаётся.

Кобл придержал коней, и старый маг, выбравшись из тарантона, стал карабкаться наверх, к подвинувшемуся на своей скамеечке зелёному.

Остановка ли тарантона стала для коблиттов сигналом, или они просто догадались, что их вычислили, но воинственные коротышки, как тараканы из щелей, полезли из-за камней в таком количестве, что не заметить их и без сатэ стало невозможно. Не меньше трёх десятков, точно.

И не удивительно, что парень сразу не смог их разглядеть. Лысые головы с кожей землянисто-серого цвета весьма напоминали валяющиеся повсюду камни. А обнаженные по пояс тела устремившихся вниз по склону тварей и вовсе, похоже, были обмазаны грязью.

- Откуда тут столько болотных коблиттов? – удивился Ярик, глядя, как Агая вытаскивает из саадака, притороченного к седлу чехла, лук и готовит стрелы. Дротовик свой новый что ли опробовать? Отличный повод.

Вытянул супер-девайс за шар из широкого раструба кобуры и взвёл тетиву.

- Это не болотные, - ответил услыхавший вопрос Муайто. – Это горные.

- Есть разница? – глянул на него Ярик и прицелился в голову ближайшего коротышки.

- Не, - орк слез с коня и перехватил поудобнее свою секиру. - И те, и другие дикие и мерзкие.

Парень вспомнил, что не спросил про дальность выстрела и решил подождать, пока коблитт поближе подбежит. Не дождался. Бздынькнул сбоку лук Агаи и в него воткнулась стрела.

- Блин, - поморщился Ярик, переводя прицел на соседнего уродца и нажимая на спуск. Резкий щелчок, и руку колыхнуло отдачей. Промазал. Дротик высек искру об камни гораздо выше серой ушастой башки. – Блин!

Прицелился практически в ноги коротышке и выстрелил снова. Хрясть! Дротик ткнулся ему в грудину, заставив споткнуться и закувыркаться вниз по склону.

Ж-ж-жух! Славкин фаер остановил ещё одного нападающего. И еще одного проткнула очередная стрела Агаи. У девушек с меткостью оказалось получше как-то.

- Ладно, пристреляемся, - буркнул Ярик, выцеливая нового серого. Хрясть! – Попал!

Славка запустила сразу два фаера с обеих рук. Ух ты, растёт сеструха! Один, правда, ушёл в молоко, зато второй прожёг дыру в пузе дикаря. Тот жутко завизжал, опрокидываясь на спину и засучив конечностями. Но на остальных это ничуть не подействовало. Так и скакали по камням, подбегая всё ближе и ближе.

Громыхнуло-полыхнуло. Мэтр Бошар подключился к обороне, послав вверх по склону целую волну огня, спалившую, наверное, с десяток тварей, подбежавших особенно близко.

Вопли боли и негодования разнеслись по округе.

Муайто, собиравшийся было шагнуть невстречу серым, глянув на мага, передумал. И правильно. С такими заклами можно и своим шкуры подпалить.

Ярик расстрелял обойму, выщелкнул её из казённика, прижав дротовик левой рукой к бедру. Вставил новую. Торговец не обманул. И перезарядка, и взвод давались легко, без всяких осложнений.

- Девчонки! – крикнул он. – Валите дальних. Дайте тех, что поближе, мне!

- Хитренький! – отозвалась сестра и запустила «лезвия» вверх по склону, срубая сразу двоих серых.

Агая промолчала, но тоже начала брать прицел повыше.

Пару раз промазав, Ярик уложил ещё троих. Четверо коротышек были довольно близко, и он поспешил перезарядить оружие.

- Оставьте этих мне! - зычно гаркнул Муайто, опережая собравшегося опять чем-то засандалить мэтра. Тот пожал плечами и придержал заклинание. А нетерпеливо переминающийся до этого орк, радостно взрыкнув, скакнул навстречу набегающей четвёрке уродцев.

Шансы у тех были нулевые. Неизвестно, на что они вообще надеялись, бросаясь в атаку. Длиннорукий Муайто доставал их секирой гораздо раньше, чем те сами могли воспользоваться своим корявым примитивным оружием. Какие-то каменные топоры, дубины и кривые ржавые кинжалы. Они даже дотянуться не могли, отваливаясь от орка, брызжа кровью и отлетая разрубленными тушками. На каждого из серых у орка ушло по взмаху топора. Четыре секунды – четыре неподвижных трупа коротышек.

Подмоги им не предвиделось. Гора обезлюдела. Пара-тройка серых улепётывала куда-то вдаль, позабыв об атаке.

Мэтр, чтоб не рассеивать заклинание, запустил «Воздушную стену» им вслед, особо не навредив и лишь раскидав по склону. Досадливо крякнул и кряхтя полез с облучка вниз на землю.

- Отлично, - проскрипел кобл, которому даже пальцем шевельнуть не пришлось, - Поехали уже дальше. И так подзадержались.

Ярик хотел спросить, куда это они так спешат, раз пятиминутный бой так озаботил зелёного. Но его отвлекла Агая.

- Как твоя рука? – спросила она, убирая лук обратно в саадак.

- Да ничего, норм, - кивнул парень, - справляюсь пока.

- Ну и отлично, - улыбнулась девушка, погладив его по руке. И Ярику стало не до гоблина.
Дальше старались ехать, держась середины прохода. Благо, он пока особо и не сужался.

Какое-то время Ярик настороженно крутил головой, оглядывая ближайшие горные склоны, да изредка переговаривался с Агаей. Потом разговор как-то сам собой увял, коблитты, вроде, больше не появлялись, а пялиться на нагромождение однотонных серых камней со всех сторон стало скучно. Да и толку-то от его попыток что-либо рассмотреть? Парень попробовал расслабиться и затараторил про себя превратившийся уже в заклинание стишок. Может хоть сейчас получится в состояние сатэ войти.

Не получалось долго. Лишь спустя, наверное, с полсотни «колосков», стук копыт и громыхание колёс по каменистой дороге стали плавно пропадать, словно растворяясь в наползающей тишине, а потом вдруг резко вернулись, сразу обогатившись целой кучей новых звуков. Тут тебе и поскрипывание кожаных сёдел, и скрежет каких-то деталей тарантона, завывание ветра в вышине и даже дыхание бредущего впереди коня Муайто. Казалось, пожелай Ярик, и запросто сможет услышать сердцебиение самого орка.

Зрение тоже обострилось. Будто резче стало, и красок добавилось. Даже серые и скучные камни на склонах — чуть ли не каждый свой оттенок получили.

Коротышек парень, слава богу, нигде заметить не смог, а вот шныряющих меж камней мелких зверьков, что сильно походили на сусликов, начал замечать на очень даже большом расстоянии.

Не углядев вокруг ничего, внушающего опасность, он перестал вертеться и сосредоточился на каруке, упрятанном за голенищем правого сапога. И тут же почувствовал радостный отклик привязанного к клинку духа хаоса — тот был ужасно доволен, что про него наконец-то вспомнили. Ярику даже немного стыдно стало, что так давно с Кляксичем не общался.

«Извини, друг! — мысленно обратился он к духу. — На привале обязательно тебя в костре подержу, если его развести разрешат».

Чуть склонившись, он похлопал рукой по сапогу с кинжалом и оглянулся на тарантон.

Даже сквозь его стенки разглядел сияние хитро переплетённых линий какого-то мощного заклинания. Наверняка, лечебное. Это или мэтр, или сестра над Михо колдуют. Вон и сам силуэт парня просвечивает. Так уже магией весь пропитался, что фонит, будто радиоактивный.

Быстрее бы они его уже в порядок привели, что ли. Всё-таки Лишек, хоть и был причиной их неожиданного путешествия сквозь зеркало в этот мир, но за это время всё же умудрился стать для близнецов не чужим человеком. Для Ярика, вон, другом. А Славка так и вовсе, похоже, втюрилась в ученика мага.

О! А вот это интересненько! В ближнем к Ярику углу экипажа, где-то почти на уровне пола, еле пробивалось через стенку едва заметное магическое свечение непонятного происхождения. Слабо пульсирующие и даже, кажется, немного двигающееся. Если предположить, что это новая Славкина зверушка, то либо сестра наложила на неё какое-то заклинание, либо дракошка сама была тварью магической и имела собственное излучение. Не забыть бы потом уточнить при случае. Надо же знать, чего ожидать от этого подарочка.

Потом Ярик вновь переключился на разглядывание склонов, пытаясь установить границы своей «дальнозоркости». Выяснилось, что если хорошенько напрячься, то различное зверьё, даже мелкое, он мог засечь где-то за километр. А ауры их и того дальше.

Через полчаса тренировок приноровился засекать «свечение» живых существ метров на триста вокруг одновременно, даже не крутя при этом головой, а глядя просто вперёд на дорогу. Ещё через час он мог делать это, и вовсе не сосредотачиваясь на процессе, в фоновом режиме, полностью переключив внимание на слух.

Яромиру настолько понравилось видеть и слышать всё-всё вокруг, ощущая себя чуть ли не Суперменом, что от восторга он весь изъёрзался в седле. И это никак не могло остаться незамеченным Агаей.

— Ты чему так радуешься? — подозрительно спросила она, глядя, как парень просто сияет от удовольствия.

— Способности свои изучаю. Вот, ты суслика на горе видишь? Нет? А он там есть. В смысле, не, наверное, есть, а я его вижу. А если захочу, то и услышать смогу.

— Что, правда?

— Конечно, правда! А ещё я могу даже эмоции всех чувствовать. Сейчас вот удивление твоё вижу. Гена, вижу, чего-то ждёт и волнуется при этом.

— Неприятностей? — Агая заозиралась по сторонам.

— Непонятно, — пожал Ярик плечами, улыбнулся девушке и вновь прислушался к своим ощущениям. — А Муайто чего-то злится. Нет, не злится. Скорее, он раздражён.

Он наподдал пятками Тайсону, послав его немного вперёд, и окликнул орка:

— Муайто, скажи, что тебя раздражает?

— Ты, — буркнул воин, не оглядываясь.

— Не, я серьёзно. Я вижу, что тебя что-то злит и раздражает. Ты ждёшь нападения? Тебе место не нравится? Ты, вообще, здесь бывал? Ты знаешь, куда мы едем?

— Здесь ещё бывал, а там дальше уже нет, — сухо ответил орк. — Нападения нужно ждать всегда. А раздражает меня твоя болтовня.

— Да нет здесь коблиттов, расслабься, — Ярик не почувствовал усиления каких-либо эмоций у орка и решил пока от него не отставать. — Слушай, а тебе сколько лет?

— Мы не меряем возраст тёплыми сезонами. Мы считаем зимы.

— А какая разница? — удивился Яромир.

— Зимой приходят холода и иногда голод, — словно тупому объяснил Муайто. — А летом еды всегда много.

— Да я не про это, — махнул рукой парень. — Возраст-то одинаковый. Ладно, зим тебе сколько?

— Семнадцать.

— Ух ты, я думал, ты старше. А девушка у тебя есть?

— Есть.

— А в плен ты как попал?

— Не твоё дело.

— Фу, какой ты грубый. Мог бы и подружелюбнее отвечать.

— С какой стати? — чуть обернулся орк и угрюмо зыркнул на Ярика. — Ты мне не друг.

— Зато мы тебя из плена освободили.

— Ты опять за старое? — раздался сзади недовольный голос гоблина.

Но орк уже ответил сам:

— А я вас об этом и не просил.

Вот теперь краснокожий начинал злиться сильнее. Ярик просто физически почувствовал нарастание его эмоционального фона. Хотя и без состояния сатэ это трудно было бы не заметить.

— Мы бы и сами сбежали чуть позже. Без всякой помощи.

— Не знаю, не знаю, — Ярик почувствовал, как только что почти вспыхнувший орк, справился со своими эмоциями. Их всплеск стал тут же затихать. Самообладанию Муайто можно было позавидовать. Но Яромиру словно вожжа под хвост попала. Ему вдруг до жути стало интересно, сможет он выбесить краснокожего или нет. Каков там у него «запас прочности»? Он повернулся к коблу и нарочито громко спросил: — Я вот вообще не понимаю, на кой нам такой проводник нужен. Дороги он всё равно не знает. Мы ему не друзья. И он к нам, сто пудов, враждебно относится. Заведёт ещё куда не туда, где нас и прибьют, даже фамилии не спросив.

— Если спросят, ещё скорее прибьют, — буркнул Генордалтрис, хмуро глядя исподлобья и не переставая подгонять лошадей. — Никуда он нас не заведёт. Он мне обещание дал.

— И ты ему веришь? — парень скосился на Муайто, уровень раздражения которого снова стал понемногу увеличиваться. — Но ведь он дальше и сам не бывал. Какой смысл в том, что он с нами прётся? Я же вижу, что он с удовольствием драпанул бы отсюда в другую сторону. На кой он нам такой?

— Мы, если ты не в курсе, через земли орков едем, — в отличие от краснокожего, и голос, и эмоции гоблина продолжали оставаться ровными, хотя какая-то непонятная озабоченность всё так же продолжала в нём присутствовать. — Можем в любой момент встретить какое-нибудь племя. Меня они не тронут в любом случае. А вот вам, если даже вы со мной едете, безопасность я гарантировать не смогу. С человеками орки особо не ладят. На большой отряд может и не нападут, а такой, как наш, им только в радость порезать будет.

— Человеки оркам враги, — убеждённо заявил Муайто, согласно качая головой. Он снова смог себя сдержать и успокоиться. — С тех времён, как они в этот мир пришли и на Ушедших напали.

— А если вас сопровождает орк, — перебил краснокожего гоблин, — вы считаетесь его гостями. Есть шанс добраться до цели. Да и ещё кого, опять же, встретить можно. Тех же серых. А Муайто, сам видишь, воин хороший.

— Был бы хороший, в плен бы не попался, — чуть склонив голову на бок, довольно прищурился Ярик, видя, как закаменела спина орка, вздувшись напрягшимися мышцами. А эмоции полыхнули, словно спрыснутый бензином сухой хворост.

— Ты чего к нему привязался? — ткнула его в бок Агая. — Уймись уже.

— Я специально, — склонившись к ней, шепнул парень. — А то чего он, едет, молчит, фигню про нас всякую думает.

Муайто же придержал коня, остановился и развернулся к подъезжающей к нему парочке. Его лицо не выражало никаких эмоций. Он казался спокойным, как сто индейцев. Но Ярик ясно видел, какой вулкан клокочет сейчас у него внутри.

— Я пообещал коблу проводить вас до цели, — голос орка тоже оставался ровным и спокойным. — Племена не станут вас убивать. И я не стану, хотя сделал бы это легко и с удовольствием. Орки лучше человеков и сильнее. Орки храбрые. Они как волки нападают на врагов молча и молча рвут им глотки. А человеки такие же брехливые, как и их пёсы. Любят шуметь, сотрясая воздух, и нападают лишь, когда их много.

Он замолчал и выжидающе уставился на Ярика. Его взгляд, казалось, обрёл физическую силу и плотность. Вся бурлящая в орке злость превратилась в невидимый пресс, стремящийся смять и сплющить в лепёшку волю парня, да и его самого до кучи. Наблюдать за подобным в состоянии сатэ — значило ощущать всю мощь такого давления в сто раз сильнее. Но одновременно с этим, непонятно почему, Ярик ощущал какую-то подпитку, позволяющую не только стойко выдерживать буйный орочий напор, но и быть уверенным в собственных силах и возможностях одолеть Муайто. И эмоционально, и физически. И перестать быть для него врагом, что куда важнее.

— Это вызов? — улыбнулся он, подъезжая почти вплотную к орку.

— Эй, вы, там! — гаркнул сзади гоблин. — Сдурели?! Муайто! Ты мне обещал!

— Я обещал, — перевёл на него взгляд орк, — довести его и сестру до цели живыми. Про то, что нельзя бить человеков, речи не было.

И пока он это говорил, весь его гнев снова пропал, перестав ощущаться. Орк опять был совершенно спокоен. Да и на Ярика он уже смотрел не со злостью и раздражением, а, скорее, с любопытством. Примет, мол, тот его вызов или нет. Хотя заметно, что сам он, вроде как, сомневается в своевременности каких-либо поединков. Вон, по сторонам как то и дело зыркает, горы осматривает. Не нравится ему это место. И нападения серых в самый неподходящий момент, наверное, опасается.

— Это ещё кто кого побьёт, — заявил Ярик и, приглашающе махнув рукой, предложил спуститься с коней на землю. — Разомнёмся?

В эмоциях орка проявились нотки довольства и даже радости. Только, чем эта радость вызвана, уловить было, к сожалению, невозможно. То ли тем, что парень не струсил, то ли возможностью намять бока малолетнему дебилу, нагло задирающему, явно, более сильного противника.

Муайто неторопливо слез с коня, продолжая внимательно осматривать ближайшие склоны. Вытащил из креплений за спиной и присобачил к седлу свою секиру. Глянул выжидающе на Ярика.

Тот не заставил себя долго ждать. Соскользнул с Тайсона и, сняв перевязь с мечом, протянул её Агае:

— Подержи, пожалуйста.

— Как ты драться-то собрался? — нахмурившаяся девушка смотрела на него с укором. — У тебя же левая рука покалечена.

— Да там зарубцевалось всё и не болит, — взглянул Яромир на забинтованную культю. — Просто кулак собрать не получится. Но я и так обойтись попробую. Левая рука не правая.

— Ненормальный, — фыркнула Агая, глядя, как он пытается быстро перебинтовать укороченную кисть. — Он же тебя на голову почти выше и сильнее.

На это Ярик лишь плечами пожал. Из-за недостающих фаланг четырёх пальцев кулака, действительно, не получилось бы при всём желании. Однако обрубки пальцев, и впрямь, давно не беспокоили. Врачующие процедуры мэтра и Ярославы убрали боль и затянули огрызки костяшек свежей розовой кожей. Мэтр сказал, что со временем пальцы и вовсе отрастить можно будет, но до этого, явно, пока ещё далеко.

Длинную полосу ткани, заменявшей бинт, Ярик намотал по-боксёрски, оплетая каждый палец по-отдельности и туго фиксируя кисть целиком. Закрепил хвостик тряпичной полоски на запястье, радуясь, что это всё же левая рука, с которой, бинтуя, куда проще справиться.

Ещё раз осмотрел окрестности. Ничего подозрительного не заметил. Поигрался, фокусируя зрение на разно-удалённых каменюках. Отметил ауры мелких зверьков, беззаботно шныряющих по склонам. Засёк какую-то птицу, парящую в вышине. Состояние сатэ держалось, не слетало, помогая замечать всё до мелочей. Теперь нужно было постараться сохранить его во время драки.

Яромир глянул на натягивающего поводья гоблина. Помахал рукой, показывая вокруг. Генордалтрис кивнул, типа, понял и будет поглядывать, контролируя обстановку.

Из окна плавно остановившегося тарантона высунулась голова мэтра Бошара.

— Что-то случилось? — озабоченно спросил он

— Размяться молодёжь решила, — ответил с облучка гоблин, — скучно им, видишь ли.

— А-а-а, — протянул маг и ненадолго скрылся, чтоб вскоре, распахнув дверцу, выбраться наружу. — Я, пожалуй, тоже разомнусь. Надоело сидеть.

Он отошёл в сторонку и принялся вертеться, то размахивая руками, то забавно приседая.

Ярик же подёргал-покрутил себя за нос, растёр уши. Размял шею, наклоняя голову в стороны, и двинулся к заждавшемуся его Муайто.

А тот стоял расслабившись, опустив спокойно руки вдоль тела и с ухмылкой наблюдая за мальчишкой, совершающим какие-то странные манипуляции. Право начать поединок он, явно, великодушно предоставлял мелкому наглецу.

«Ну, и ладно, — подумал Ярик, — мы люди не гордые, нас упрашивать не надо».

И он сходу вмазал фронт-киком, угодив каблуком сапога в широкую грудь орка.

Удар был силён. Вот только на краснокожего особого впечатления не произвёл. Его, конечно мотануло, отодвинув чуть назад, и даже заставило поморщиться, но и только. Даже эмоции никак не трепыхнулись. Только по физиономии расплылась широкая улыбка, обнажающая здоровые ровные зубы.

«Весело ему», — мелькнуло в голове и Ярик решил повторить удар, целясь на этот раз ногой в челюсть. Но орк, похоже, уже ждал этого. Не отодвигаясь, сбил левой рукой удар в сторону, а правой попытался заехать парню по лицу. Но для Ярика и без состояния сатэ такой удар был слишком легко читаем. Слишком размашистый — от него увернуться, вообще, не проблема.

Ещё и вложился орк в удар нехило. Его кулак со свистом рассёк воздух возле правого уха. А сам Муайто, чуть провалившись, подставил рёбра под правый хук.

— Хук! — выдохнул Ярик, проверяя печень орка на прочность.

— Кхек! — ответил орк, как-то очень быстро среагировав на удар и заехав обратным движением руки по уху мальчишке.

Ладно хоть вскользь попал. Но и так мало не показалось. Ухо обожгло, словно наждачкой по нему прошлись.

Ярик разорвал дистанцию и переминаясь с ноги на ногу, принял привычную стойку.

— А это нормально? — услышал он удивлённый голос мэтра.

— Да пусть их, — невозмутимо проскрипел в ответ кобл.

А Ярику пришлось уворачиваться от длинного и довольно резкого джеба орка.

Он ушел с линии атаки, опасаясь её продолжения, но за тычком ничего больше не последовало. Орк не намеревался за ним гоняться, вновь предоставляя возможность напасть самому.

Ага, попробуй урони этот шкаф, когда он и не собирается подставляться под удары. Здоровый, слон. По такому Кличко плачет или Валуев. Тем более, что и смотрится орк, как его младший брат.

Ярик шагнул влево и закружил вокруг спокойно разворачивающимся вслед за ним орка.

Заодно проверил свой круговой «сатэ-сканер» местности. Работает, никуда не делся. Всё можно увидеть и с боков, и за спиной. И друзей, и коней, и дурацких сусликов.

«Супер», — подумал он и, резко сократив дистанцию долбанул лоу-киком по левому бедру Муайто. Тот выбросил руку в очередном джебе. Промазал. Яромир уже отскочил. И сразу же, на подскоке, повторил удар. В ту же точку. И, уйдя от размашистого свинга, резко рванул за спину орка.

Тот крутанулся, попробовав зацепить юношу рукой. Но Ярик словно почувствовал его движение и извернулся, уходя от захвата.

Не успел толком повернуться, а орк уже снова стоит к нему лицом. Шустрый для такого громилы.

Ещё один удачный кик по бедру. Обычный человек уже бы стоять на этой ноге не смог, а этому всё хоть бы хны.

Стоит, будто приглашает попробовать ещё раз. Даже ногу чуть вперёд выставил, гад. И рожа — довольная такая.

— Орки умеют терпеть боль, — ухмыльнулся орк. — А ты?

Ярик улыбнулся, оценив шутку, и вновь двинулся по кругу, только вправо теперь. Орк так и держит левую ногу впереди, заманивает, типа.

Ладно. Ложный замах и уход от всколыхнувшего перед самым носом воздух кулака. И сразу резкая атака киком. Только уже не по бедру, а ниже. По колену.

Аж хрустнуло что-то.

И тут же нехило прилетело в лоб. Да так, что парня откинуло куда-то назад влево, пару раз перекувыркнув.

До десяти никто считать не стал. И от земли его оторвала железобетонная рука Муайто, ухватившая за горло, сдавившая его до полного перекрытия кислорода и вздёрнувшая кверху. Только ноги в воздухе заболтались.
Это орк, что, одной рукой его поднял? Нихренасики карасики! Этот же дуболом, как памятник Ленину на центральной площади города — руку вперёд вытянул и стоит себе. Только клешнёй своей не путь к коммунизму указывает, а его, Ярика, буйно трепыхающегося, удерживает.

Парень несколько раз с силой долбанул правым кулаком по сгибу локтя орка. Но никакой пользы это не принесло. До ухмыляющейся рожи вообще никак не дотянуться, длины рук не хватает.

Воздух в лёгких того и гляди закончится. Орки, говоришь, боль терпеть умеют? Ладно, скажи это своей печени.

Ярик ухватился руками за предплечье Муайто. Подтянул колени к груди и резко, вкладывая всю силу, воткнул обе ноги в бок орку, заодно выпрямляясь и просто-таки вырывая своё горло из немного ослабевшей хватки краснокожего. Чуть кадык там не оставил.

Грохнулся спиной на камни, катнулся в сторону и вскочил на ноги, тяжело дыша. Повернулся к Муайто.

Тот тоже поднимался. На землю пусть и не свалился, но на колено припасть Ярик его всё же уговорил. Не мудрено. Печёнка — она такая, с ней фиг добазаришься.

А эмоции у орка всё такие же ровные. Он что, успокоительное пьёт? Только удивления чутка добавилось. Вот и хорошо, удивляться полезно.

Парень рванул к озадаченно державшемуся за правый бок орку, надеясь, пока тот не совсем прочухался, дотянуться кулаком до его челюсти. Но даже сблизиться не успел, налетев на фронт-кик, но сейчас уже в исполнении Муайто. Еле увернулся, с трудом уйдя от прилетевшего следом правого свинга.

Одна радость — поднырнув под лапу орка, вновь оказался рядом с его многострадальной печенью. Врезал по ней правым локтем и метнулся к земле, избегая встречи с тяжеленным кулаком Муайто.

Отскочил, развернулся... чтоб оказаться нос к носу с успевшим уже сблизиться орком. Пятясь и уклоняясь, ушёл от резких, ставших теперь не такими уж и размашистыми, ударов. Ещё один отбил-отклонил, под другой поднырнул и чуть не проворонил лоу-кик слева. Научил на свою голову! Успел, приподняв ногу, выставить жёсткий блок. По голени словно дубиной вмазали.

Но и для Муайто это сюрпризом оказалось. Вон, как бровки на мгновение взлетели. Отшиб, поди, ногу-то с непривычки.

Но ещё большей неожиданностью для орка стал удар Ярика. Лишь чуть оперевшись на отбитую левую ногу, он тут же выметнул её вперёд, максимально вкладываясь в кик. Пробороздил сапогом по боку слегка уклонившегося орка и оказался совсем рядом с ним.

Правым локтем — под дых. Основанием левой раскрытой ладони, коротким крюком — по рёбрам. Снова правым локтем — снизу вверх, в челюсть. Только зубы у краснокожего клацнули.

Отскочить уже не получилось. Муайто сгрёб его своими лапищами так, словно обнять собрался. И, издав какой-то утробный взрык, размахнувшись головой, долбанул парня лбом.

Как Яромир понял, что тот задумал, вряд ли объяснишь. Почувствовал. Может то же самое сатэ помогло. Уклониться, один чёрт, уже никак не получалось. Только выставить свой собственный лоб навстречу, надеясь, что череп выдержит и не расколется.

Если кто-то когда-то и пытался лбом проломить стену, то у него после этих экспериментов, наверняка, были точно такие же ощущения. Приятными их, точно, не назовёшь.

Когда способность воспринимать окружающий мир вернулась, Ярик обнаружил себя сидящим на земле. А прямо над ним, тряся башкой и разбрызгивая кровавые капли из смятого носа, навис орк.

Это от мозгостряса, что ли, всё в красной дымке как будто? Словно сквозь цветные стекляшки на мир смотришь. И мозги еле ворочаются. С болью и скрипом. Вот это приложило его не по-детски. Там в башке, точно, дыры нет? Надо бы проверить, наверное.

Но сатэ, однозначно, не слетело. Похоже, оно ему и в осадок слиться не даёт. Или ссыпаться? Пофиг. Главное, все вокруг довольно чётко ощущается. Даже лучше, чем обычно.

Люди, кони, звери, птицы. Даже букашки под ногами. Ауры всех отпечатываются в голове, как на экране радара. Да ещё и разными цветами переливаются.

Вон, мэтр за спиной руку в сторону протянул. А к ней, пронзая фиолетовую ауру мага, из воздуха блестящие нити потянулись. Занырнули в ладонь, слились в один поток, устремившись куда-то к сердцу. Там закрутились в стремительной круговерти, полыхнув белым пламенем, и выплеснулись обратно, через ту же руку, наполнив ярким, только теперь уже тоже фиолетовым, сиянием заготовленную и выведенную в воздухе формулу заклинания.

Маг встряхнул кистью, и заклинание словно ветром сдуло. И прямо на Ярика. Миг, и по телу прошла волна исцеления. А кровавая дымка перед глазами враз рассосалась. Мир вокруг окрасился в нормальные цвета.

Только ауры у всех ещё сильнее засветились забавным разноцветьем. У мэтра аура сразу в голубую превратилась. Более тёмную по краям и светлеющую к центру.

А у Муайто было и вовсе интересно всё - на общем светло-зелёном фоне выделялись какие-то красные пятна. Вокруг головы, с правого боку и возле левого бедра.

Ну-ка, ну-ка! Это не там ли, куда ему больше всего от Ярика прилетело?

— Дядька Ижек, — обратился парень к магу, — а ты не можешь и на Муайто лечилку кинуть?

Мэтр Бошар молча ещё раз проделал манипуляции с магической энергией и запульнул заклинанием в орка. Через секунду красные пятна в его ауре побледнели и почти пропали, а сама она окрасилась в ровный, ставший чуть более тёмным, зелёный цвет. Интересно, почему у краснокожего орка зелёная аура?

— Спасибо, — кивнул Ярик и ринулся отползать от орка, который нахмурив брови, тут же наклонился и попытался ухватить парня за плечо. Немного не успел.

Видать, боль в печени у Муайто не до конца прошла. А может и рёбра ему Ярик повредил. Орк чуть скривил недовольно рот, прижав правую ладонь к боку, и сделал пару быстрых шагов вслед за юношей. Вновь нагнувшись, поймал за ногу уже левой рукой. Потянул на себя, выпрямляясь.

— Э-э-э! — Ярик пробороздил задницей, а потом и спиной, землю и вновь заболтался в воздухе. Только теперь вверх ногами. — Ты что творишь, гад?!

Он хотел ещё что-то высказать краснокожему верзиле, но не успел. Сердце сжалось от непонятной тревоги. Откуда-то явно повеяло опасностью. Парень замер, пытаясь определить, хотя бы с какой стороны ждать беды.

Было не очень удобно делать это вниз головой, да ещё и орк решил немножко его встряхнуть.

— Подожди! — кринул ему Яромир. — Замри! А ещё лучше, опусти меня!

— С чего бы это? — голос Муайто был сердитым, но, одновременно, очень довольным. — Либо сдавайся, либо...

— Нет! — рыкнул Яромир. Надвигалось что-то по-настоящему серьёзное и опасное, а потому, вложив в голос все силы и эмоции, словно вытянутые из вдруг уплотнившейся собственной ауры, он гаркнул на орка, что было мочи: — Отпусти, я сказал!

Орк от неожиданности разжал руку. Из-за голенища выскользнул Карук и брякнулся на камни. Но ещё раньше приземлился сам Ярик, больно саданувшись при этом головой, но даже не обратив на такую мелочь внимание. К нему подскочила Агая, помогла усесться.

— Гена, ты чувствуешь это? — благодарно сжав руку девушки, парень поднял голову на подошедшего гоблина.

— Это то, что я думаю? — Муайто тоже вопрошал к зелёному, указывая пальцем на кинжал, который Ярик, не глядя, уже нащупал рукой и теперь запихивал обратно в сапог.

— Да, — ответил кобл, казалось, сразу обоим. — Очень много людей. Большой отряд. Воины и пара колдунов. Гонятся за нами.

Ярик поднялся на ноги и уставился в ту сторону, откуда они приехали. Напряг «зрение» и сам явственно разглядел плотное скопление огромного числа аур, приближающихся со стороны покинутой ими империи.

— Да, очень много людей, — повторил он за гоблином.

Подошедший сзади орк тоже вгляделся вдаль, приложив руку козырьком к глазам и недовольно произнёс:

— Слишком много. Уходить нужно.

— Ну и чего мы тогда стоим?! — первым, как ни странно, зашевелился мэтр. Распахнув дверцу, он ломанулся в тарантон, обращаясь к коблу. — Поехали скорее!

В несколько секунд зелёный оказался наверху повозки и ухватился за вожжи. Остальные тоже кинулись к лошадям, вскакивая в сёдла и сходу горяча своих скакунов. Рванули, обгоняя повозку, как с низкого старта.

Но далеко уехать не смогли. И половины километра не проехали, когда сзади что-то грохнуло, хрустнуло и заскрежетало под разъярённые вопли гоблина, крик мэтра и визг Славки.

— Да троганый ты кот! — оглянувшись, Ярик принялся сдерживать рвущегося вперёд Тайсона. Еле остановил его и, развернув, крикнул проехавшим чуть дальше Агае и орку: — Возвращаемся! Тарантон накрылся!

— Чем? — удивился Муайто, но Ярик ему не ответил, вовсю уже спеша назад.

Тарантон, потеряв оба задних колеса, грохоча и сыпля искрами, пробороздил просевшей кормой, или что там у него, каменистую тропу и замер. Запряжённые в него лошади нервно перебирали ногами и недовольно косились на кобла, так резко их осадивших. А сам он, чудом не сверзнувшийся с облучка, сейчас, соскочив вниз, носился вокруг повозки, точно ошпаренный. Размахивая руками и громко извергая лишь ему понятные ругательства. Не иначе, матерился по-гоблински.

Тайсон не успел ещё остановиться, а Ярик уже соскочил на землю и кинулся к дверце тарантона.

— Вы тут целы? — распахнул её, заглядывая внутрь.

— Относительно, — тяжело пыхтящая сестра вместе с мэтром пыталась удержать все так же крепко дрыхнущего Михо, свалившегося с передней скамейки и теперь так и норовящего соскользнуть по наклонному полу, завалившись под скамейку заднюю. — Давай, помогай вытаскивать. Что там случилось? Надолго встали?

— Какое там надолго?! — Ярик потянулся к Михо, ухватил его за подмышки. — Дядька Ижек, ты ей, что, не сказал?

— Занята она была, — мэтр, держа своего ученика за ноги, помог подтянуть его к выходу, — драконёнка своего кормила.

— Понятно. Погоня, Славка, за нами нарисовалась. Да такая, что фиг сотрёшь. Сотни две, не меньше. Даже не знаю, на кой они за нами такую толпу послали. Гена! — он оглянулся, ища глазами кобла. — Помогай вытаскивать. Что там у нас? Починить можно!

Подбежала Агая, засуетилась вокруг Михо, придерживая его за безвольно болтающиеся руки.

— Без кузнеца никак, — гоблин подскочил следом. Перехватив у мэтра, взял Лишека за ноги, помогая выволочь его наружу и положить на землю. — Будем коней из повозки выпрягать и седлать. Маг, твой ученик выдержит, если его поперёк седла повезти?

— Кожный покров я ему везде почти восстановил. Проблемы могут только на горле быть. Там дыра сквозная была. Плохо ещё заросло...

Ярика аж передёрнуло, как представил такое. Что-то защемило в груди, и он с сочувствием глянул на друга, лежащего перед ним. На половине головы совсем нет волос. Кожа лица слева, вроде нормальная, а справа — покрасневшая и какая-то сильно гладкая, что ли. Сосуды, вон, все, прямо-таки, просвечивают. И ещё нет ни бровей, ни ресниц. А горло и правая кисть и вовсе замотаны-забинтованы чистыми тряпицами.

— Маг! — нетерпеливо заскрипел кобл. — Я спросил...

— Я думаю, да, — закивал выбравшийся из тарантона мэтр Бошар. Он помог спуститься на землю Ярославе и, обернувшись, пристально посмотрел на своего ученика. — На пользу ему это, конечно, не пойдёт. Но и не убьёт. Тем более, как я понимаю, — он перевёл взгляд на торопливо двинувшихся распрягать лошадей гоблина и орка, — выбора у нас особо и нет.

— Может попробовать всё же отремонтировать колёса? — Славка присела к Михо и погладила его по голове. — Растрясём же раны. Кожа тонкая ещё совсем, полопаться может.

— Ну да, — поддержала её Агая, глядя на мэтра. — Ты же маг. Неужто не сможешь починить?!

— Смогу, — кивнул Бошар. — Если ты все части, что по округе разлетелись, соберёшь и правильно составишь, как раньше было. Чем болтать попусту, лучше помогайте вещи вытаскивать. Яра Слава, ты бы своего зверёныша в мешок заплечный пересадила. С ящиком-то, поди, скакать не сильно удобно будет.

— Они нас заметили. — Муайто ткнул пальцем туда, где на горизонте от проявившейся уже толпы всадников отделился небольшой отряд и ускоренно направился в их сторону.

Ярик, убедившись, что сатэ так и не слетело, подключил «дальнозоркость». Двадцать конников. Или четыре руки, как тут обычно принято считать воинов и дни.

— Ага, — кивнул он, — похоже, разведку выслали. Давайте сваливать уже.

Уже через пару минут вся компания скакала прочь. Михо лежал поперёк седла на Тайсоне. Ярику пришлось устроиться сзади, прямо на крупе коня, держась за луку седла и придерживая товарища одновременно. Ладно хоть Тайсоном особо управлять не надо было — и сам прекрасно соображал, что от него требуется. Чудо, а не конь. Даже несмотря на двойной груз, запросто смог обогнать всех остальных. Приходилось его даже чуть сдерживать, чтоб сильно вперёд не отрывался.

Когда укладывали на седло ученика мага, голову его прибинтовали к свешенным вниз рукам, чтоб сильно не болталась и не травмировалась, да и самого юношу постарались примотать покрепче. Но, один чёрт, во время скачки бедолагу изрядно мотыляло, и у Яромира всё сжималось внутри от переживаний за друга.

Поглядывая за его аурой, он периодически, стоило ей лишь чуть сильнее покраснеть, подавал сигнал Славке, старавшейся держаться рядом. И та накладывала на Михо очередную лечилку. Так и двигались, пока Ярик не почувствовал впереди ещё одно большое скопление аур.

Он потянул поводья, останавливая Тайсона. Обернулся, поднимая руку.

— Стойте! — закричал остальным, принявшимся недоуменно осаживать своих скакунов.

— Почему остановились? — опередил всех с вопросом Муайто.

— Ещё один отряд впереди, — Ярик заозирался вокруг, выглядывая ещё какой путь к бегству. — Наверное, не меньше этого. Похоже, придётся в горы сворачивать. Как думаешь, куда лучше?

— Без разницы, — пожал плечами орк. Не заметно было, чтоб он сильно волновался. — На конях далеко нигде не пройдём.

— Погоня приближается, — проскрипел, констатируя и без того известный факт, гоблин. — Надо уходить.

— Спасибо, что сказал, — расстроенно буркнул Ярик. Мысли метались, пытаясь прийти хоть к какому-то решению. Тут не шахматы. Ходы хрен просчитаешь, фигурами не пожертвуешь. Да и как выбирать — местность совершенно незнакомая.

— Тогда давайте вправо, вон туда попробуем, — развернул он Тайсона, — там склон, вроде, более пологий.

Глянул на орка. Тот лишь снова плечами пожал, дылда флегматичная. Генордалтрис только испытующе глянул на парня и от комментариев вообще воздержался.

— Вправо, так вправо, — Агая подъехала ближе. Махнула рукой в сторону склона ближайшей горы. — Туда?

— Да, наверное, — неуверенно кивнул Ярик.

Внимательно оглядев гору, никого, крупнее сусликов, не заметил. Но, что там за гребнем, не известно. Может толпа коблиттов. Однако, рисковать всё равно придётся. Отряд имперцев удивительно быстро их почти уже нагнал. Даже отчетливо стал слышен стук копыт и выкрики всадников, горячащих коней.

— Давайте за мной, — похлопав Тайсона по шее, послал его вверх по склону и оглянулся на друзей. — Другого выхода у нас всё равно нет.

Спорить никто не стал. Да и смысл? Встреча с целой армией врагов ничем хорошим, точно, кончиться не могла.

До гребня склона добрались довольно быстро. Добрались и остановились в полной растерянности — в отличие от относительно пологого подъёма спуск, можно сказать, отсутствовал вообще. Слишком резко гора уходила вниз, превратившись вдруг в почти непроходимую даже пешим скалистость.

— Приехали, — как-то обречённо выдохнула Славка.

— Похоже на то, — согласился Ярик, глядя, как к подножью горы подъезжает отряд конной разведки.
— Это не имперцы, — сообщил приблизившийся кобл. — Горцы из Кавакаса. Мадрыся послала, к провидцу не ходи. Вон, шапки мохнатые из овцев, видишь? Такие только они и носят.

Тем временем преследователи разделились на три части. Один десяток конников направился вверх, прямо к беглецам. Второй двинул дальше, в объезд, видимо, в надежде, перевалив через гребень несколько ниже, отсечь путь вниз. Похоже, местность эту кавакасцы получше знали.

— Скорее за гребень! — крикнул Ярик, видя, как оставшиеся на месте воины из третьей группы вытаскивают из саадаков луки. — С коней слезайте! И мне помогите кто-нибудь, а то сам я навернусь ещё.

Подъехал Муайто. Ухватив Михо за торчащий край скамейки, помог Яромиру сползти с коня. Сам, уклоняясь от засвистевших над головами стрел, соскользнул на землю.

— Дядюшка Ижек, — Ярик повернулся к мэтру, — может шуганёшь их чем-нибудь?

— Не стоит, — возразил Генордалтрис. — Маг сейчас засветится, они тут же своих пришлют. Пусть подольше не знают про все наши возможности.

— Думаешь, они не знают? Если это за нами погоня, то знают наверняка.

— Вдруг, нет, — пожал плечами кобл.

— Пусть будет вдруг. Агая, — парень обернулся к подружке, — может, тогда ты? Мне бесполезно с такого расстояния стрелять. Только дротики зря растрачу.

Девушка кивнула. Она-то, в отличие от Яромира, после прошлой стычки почти все стрелы собрала. А вот он несколько штук вообще не нашёл. Ни сам, ни с помощью друзей.

Агая уже потянулась за луком, но орк её остановил:

— Не нужно пока. Поднимайтесь лучше повыше. Там, видите, перед скалой площадка ровная. На ней и коней ближе к стене поставите, и сами разместитесь. А тут я сам пока.

Передав повод своего коня гоблину, он подошёл поближе к гребню и быстро выглянул за него. А потом, подхватывая с земли нехилые такие каменюки, с полкирпича, наверное, а некоторые и побольше, принялся запуливать их в горцев. Да так быстро, что, вроде, и не целясь даже.

Как ни любопытно было Ярику посмотреть на результат, выглядывать за гребень он не рискнул. Кивнул остальным, чтоб вверх двигали, наклонился вперёд немного, да попёр, пыхтя, в сторону указанной орком площадки.

Из-за гребня донеслись чьи-то злые возгласы и конское ржание.

«Камнеметание — пять баллов,» — мысленно похвалил краснокожего парень. Идти вверх с таким «рюкзаком» за плечами, да ещё и по камням, которые то и дело норовили вывернуться из-под ног, было тяжеловато. Иногда приходилось даже рукой о землю опираться, чтоб не грохнуться. Ноги ещё от скачки не отошли, а тут ещё больше нагрузка. И ладно бы склон просто вверх шёл. Он ведь, гад, наискосок ещё. Правая сторона выше, и от этого идти ещё неудобнее.

К площадке он подбирался уже чуть не на четвереньках. Даже Славкино заклинание не сильно помогло. Видать, они с мэтром все силы в лечение Михо вбухивали, а на него уже толком и не хватило.

Ещё и сатэ отчего-то соскочило. Он, вроде, так привык уже к нему, что и не замечал. А тут, как в воду окунули — сразу ничего не видно толком и не слышно. Неужели усталость так подействовала? Потом разберётся.

На небольшое плато, размером с пару волейбольных площадок, он уже заполз из последних сил. Прямо на карачках. И обессиленно завалился на бок. Стараясь сделать это не очень резко, так чтоб Лишеком об землю не долбануть.

Подскочили давно обогнавшие его девчонки. Оттянули от края и принялись отвязывать Михо. Ярик даже вставать пока не пытался. Мышцы ног забились так, что, казалось, шевельнись сейчас, и отвалятся. Или их, как минимум, судорогой сведёт.

Захрустели камни под быстрыми шагами — Муайто нагнал отряд.

— Ну, и чего ты разлёгся? — тут же обратился он к Ярику. — Видишь, тут камней совсем мало. Давай, вставай. Надо набрать на склоне и сюда накидать побольше.

— Дай, хоть, отдышусь маленько, — скривился парень.

— Потом отдышишься. Давай, давай!

Конечно, Муайто был прав. Но как же не хотелось отрываться даже от такой жёсткой и бугристой каменистой поверхности!

Пришлось всё же вставать, нахлобучивать обратно шляпу и отправляться за камнями. А сам орк с помощью гоблина и мага занялся подтаскиванием к краю плато валунов покрупнее. Некоторые они даже все втроём с трудом подкатывали, создавая небольшую баррикаду.

Агая встала на краю с луком на изготовку и контролировала склон, иногда выпуская стрелы в горцев, что рискнули оказаться ближе всех или просто не успели спрятаться за большие валуны на склоне.

Славка, закончив с врачеванием Михо, занялась лошадьми. Укладывала на землю и накладывала на них показанное мэтром заклинание успокоения, чтоб погрузить в полудрёму. Только Тайсона Яромир попросил не зачаровывать. Ну его нафиг, вдруг сестра опять что-нибудь накосячит с непривычки. Лечи его потом. А так Ярик и без того, вон, сказал коню, чтоб лежал смирно за спинами остальных, тот и лежит, только головой крутит. Да косит с укором. Мол, долго валяться тут будем, вместо того, чтоб скакать, как все нормальные лошади?

Кто б ещё знал.

Сам же парень, ползая по склону, чтоб не бегать туда-сюда, просто закидывал на площадку все каменюки, более-менее подходящие для метания. Себе помельче, орку покрупнее. Но даже и так, за несколько минут ухойдакался напрочь.

Поэтому, когда Агая крикнула: «Всё! Забирайся!» — он почти резво вскарабкался на плато и, перевалившись через край, радостно растянулся на земле. А над головой уже стрелы вовсю засвистели.

Оказывается, лучники горцев тоже поднялись немного по склону, чтоб атаку своих прикрыть.

Агая, встав на колено и высунувшись из-за валуна, выпустила несколько стрел в ответ.

— Это что, всё? — скептически хмыкнул Муайто, оглядывая накиданные Яриком камни и хмуро посмотрел на него. — Не густо.

— Что успел, — пожал плечами тот.

— Тогда целься лучше, — орк взял в руки пару камней и выглянул из-за укрытия. Размахнулся и запустил в кого-то одним из них. Примерился и метнул второй.

Ярик тоже ухватил булыжники и пододвинулся к краю. Выглянул.

Большинство горцев, отпустив коней, карабкались наверх пешком. Перебегая с места на место и прячась за большими глыбами, подбирались всё ближе и ближе. Только лучники по-прежнему гарцевали чуть ниже по склону, заставляя коней двигаться то влево, то вправо, мешая Агае целиться.

Ну, и куда, в кого тут кидать? До лучников не докинуть. В остальных толком и не попасть. Только зря камни выбросит.

Плюнув на затею с камнеметанием, Ярик отложил булыжники в сторону и, пригнувшись, сбегал к Тайсону за забытым, закреплённым на седле дротовиком. Заодно собрал и прихватил с собой несколько валяющихся вокруг стрел горцев. Тех, что не сломались, от попадания в скалу над ними, а отскочили относительно целыми. Какое ни какое, а пополнение боезапаса.

Вернувшись, подложил стрелы поближе к Агае, лишь кивнувшей в ответ, и, взведя дротовик, принялся выбирать цель.

Нет, отсюда не попасть ни в кого. Все от стрел Агаи да от камней орка прячутся. Нужно куда-нибудь подальше от этой парочки переместиться.

Те горцы, что в обход пошли, пока ещё далековато. А вот из первого десятка — уже довольно близко подобрались.

Ярик переполз влево на самый край и, укрываясь от вражеских лучников, осторожно огляделся. Лучников, кстати, всего трое осталось. Да и то один уже пеший. Одного, точно, Агая сняла. Вон со стрелой в груди валяется. Лошадь другого, похоже, этот камнемётчик завалил. Теми булыганами, что Муайто кидается, можно и слону голову проломить. А где ещё один лукарь? Непонятно.

Пеших каракасцев, что в гору лезут, тоже уже восемь, а не десять. И они теперь не так резво к ним на встречу стремятся. Осторожничают. Вон, один перебежал, за камнем скукожился. Типа, спрятался. Только шапка белая мохнатая торчит. Ну и бок, как раз тот, что к Ярику ближе, выпирает чуть.

Прицелился, дыхание затаил. Бздыньк! Горец выкатился из-за камня и, пока пытался встать, получил добавку в виде стрелы.

Агая, красотка, быстро среагировала. И еле присесть успела, увернувшись от стрел горцев — лучники внизу тоже не зевали.

Муайто тут же сильно размахнулся и заметнул в них очередную каменюку. Во всадников не попал, но одному из коней по задней ноге угодил. Тот обиженно заржал, рванулся и чуть было не выскочил из-под седока. Лучник на коне удержался, но сразу же соскочил с седла — на следующем же шаге бедное животное рухнуло наземь, попытавшись опереться на повреждённую ногу. Не иначе, сломанную.

Конь забился, пытаясь встать, а уцелевший горец поспешил его добить. И сам отхватил стрелу от Агаи.

Отлично! Всего два лукаря осталось. А это чей бок из-за валуна торчит?

Ярик прицелился, но на спуск нажать не успел. Горец метнулся вперёд, перебегая на новое место. Нырнул за другой камень, прячась. А вот одна нога торчать осталась. В неё-то парень дротик и всадил. Теперь быстро не побегает.

Похоже, каракасцы заметили, что у обороняющихся ещё один стрелок появился. Стали прятаться и от Ярика тоже. Пришлось пытаться подловить их в момент перебежек.

Одному, кинувшемуся в его сторону, Ярик угодил прямо в грудь. Ещё одного ранил в руку. В третьего промазал. Чертыхнулся расстроенно и, перезарядив дротовик, стал поджидать следующую жертву.

Агая лишила лошади последнего лучника, пробив животному шею.

Орк удачно угодил в лоб перебегающего горца. Остальные попрятались и что-то вообще перестали торопиться лезть вперёд. Хотя до площадки-то им шагов тридцать осталось.

Заметив торчащее из-за укрытия плечо каракасца, Ярик попробовал немного сместиться вбок, чтоб зацепить его выстрелом наверняка. И чуть не вскрикнул от неожиданности, когда шляпу рвануло с головы прилетевшей стрелой и отбросило на несколько метров в сторону. А вторая стрела, шоркнув по дротовику, чуть не выбила его из руки. Сердце ухнуло куда-то под желудок и на пару мгновений замерло от испуга.

Вот он лопухнулся не по-детски! Лучники-то, хоть и превратились в пешеходов, менее опасными от этого не стали. А он про них забыл. И теперь валяющаяся на земле шляпа, если на поля не смотреть, стала очень похожа на влюблённое сердце, как его обычно рисуют, с проткнувшей его насквозь стрелой. На несколько сантиметров ниже эта зараза пройди, и пиши пропало.

Хотел выглянуть, посмотреть, откуда там этот снайпер по нему лупанул, и чуть вообще без головы не остался. Ещё одна стрела, прошелестев над самым ухом, вырвала клок волос на виске.

— Й-о-ожики колючие! — занырнул он обратно за камень. — Вот чингачгуки недоделанные! Пристрелялись.

Он отполз от края. Перебрался к другому камню.

— Я на тот склон, — крикнула ему Агая. — Там уже близко подобрались, как раз достану. А ты этих держи. И позиции чаще меняй.

— Да понял я уже про позиции, — кивнул Ярик. — «Этих держи». Самого, вон, чуть не удержали.

Он аккуратно выглянул вниз. Засёк место, где затаился один из стрелков, и сразу же отодвинулся, оглядываясь. Вспомнился старый трюк из киношек.

Кого бы привлечь? Агая занята отстрелом горцев на другом склоне. Муайто, вообще, и там, и здесь успевает «огонь» поддерживать. Мэтр показывает Славке какое-то заклинание. Михо спит. Остаётся зелёный.

— Ген, — сползав за шляпой, парень вытащил из неё стрелу, — помощь твоя нужна.

Гоблин, спокойно сидящий по-турецки чуть позади, взглянул на парня, вопросительно подняв одну бровь.

— Вот, — Ярик насадил свой подпорченный головной убор на вертикально удерживаемую стрелу и подал коблу. — Нужно будет приподнять над вон тем камнем по моему сигналу. Только сам не высовывайся.

— Кто бы говорил, — буркнул зелёный, забирая нехитрое сооружение. — Давай, командуй.

Ярик выглянул из укрытия. Засёк обоих стрелков, приготовил дротовик:

— Поднимай!

Гоблин замаячил шляпой. Оба лучника приподнялись, выцеливая «обманку». Выстрелили одновременно и горцы, и Ярик.

Шляпе повезло, в неё на этот раз не попали. Одному из горцев, тому, что был к Ярику поближе, повезло куда меньше. Хоть и целился парень в низ живота, дротик пробил лучнику плечо.

Быстрая перезарядка и ещё один выстрел по неудачнику, не успевшему толком укрыться. Дротик сорвал с горца шапку, но вреда, похоже, не причинил. Ну и ладно, всё равно метко уже не постреляет.

И того — лишь один лучник в остатке. Ещё бы и его из строя вывести, но второй раз номер со шляпой вряд ли уже прокатит. А потому...

— Муайто, пригляди тут за ними, я Агае помогу, — Ярик отодвинулся от края, забрал у гоблина свою шляпу и перебрался к девушке.

На этом склоне крупных камней, за которыми можно было бы легко укрыться, было куда меньше. И за следующие минут пятнадцать им удалось почти ополовинить число каракасцев. Остальные, так же, как и их друзья на другой стороне горы, залегли, не торопясь продолжать наступление.

— Ну, и чего они ждут? — вот уже несколько минут никто из горцев и носа не выказывал из-за укрытий, и Ярик как-то даже занервничал.

— Понятно, чего, — оглянулся на него Муайто. — Им какой смысл под стрелы подставляться? Осталось их немного, наших сил они не знают. А ну как мы их всех тут положим. Вот и ждут, когда помощь подоспеет. А под прикрытием стрелков да с подкреплением, — орк взял в руки секиру и провёл ногтем по лезвию, проверяя заточку, — они всей толпой сразу и навалятся. Вот тут-то нас и прижмут.

— Но у нас же маги, — попытался возразить Ярик.

— Кобл говорит, у них тоже. Маги друг с другом сцепятся, им не до нас будет. Нам самим отбиваться придётся. А народу у них столько, что рано или поздно они нас додавят. Лучше сейчас в горы уходить, пока они подкрепление ждут.

— Мы же с конями не пройдём! — удивился Ярик.

— Мы и без коней-то не факт, что пройдём, — проскрипел гоблин. — Даже если магёныша потащит Муайто, твоим девицам будет очень сложно пробираться по скалам.

— Сложно, но можно, — флегматично пожал плечами орк. — Лошадей нужно будет бросить. Когда-нибудь всё равно придётся уходить. И лучше это сделать сейчас, пока все живы и здоровы, — он покосился на Михо, — почти. Будь я один или не пообещай коблу сопровождать вас, ушёл бы уже давно.

— Но я не могу потерять Тайсона! — Ярик понимал, что Муайто прав, но сама мысль о том, что с конём необходимо будет расстаться, просто переворачивала всё внутри, угнетая и будоража одновременно.

— Тогда потеряешь всех их, — орк повёл рукой, указывая на остальных. — Выбирай.

— Один раз я уже выбрал недавно, — тяжело вздохнул парень. — До сих пор жалею, что загнал всех в такую задницу. Надо было налево поворачивать.

— Там могло быть ещё хуже, — обернувшись, Агая улыбнулась Ярику. Пыталась поддержать. Но улыбка у неё была какая-то грустная, и от этого на душе парня ещё сильнее заскребли кошки.

— А вот к ним и подмога подоспела, — выглянул из укрытия Муайто, заслышав стук множества копыт внизу. — Не меньше десяти рук.

Ярик тоже высунулся немного. Да уж, понаехали. С полсотни всадников растянулось по основанию склона, заполнив его почти весь.

Лучник, тот, которого Ярик ранил, спустился вниз и кинулся что-то докладывать одному из вновь прибывших. Командиру, наверное. Внешне, по крайней мере, тот ничем не отличался от остальных. Так что, с полной уверенностью и не скажешь.

Но, выслушав стрелка, всадник направил коня вверх по склону, остановившись где-то на середине пути.

Агая быстро выпустила в него стрелу. Та прошла, наверное, в сантиметре от головы горца, улетев дальше, в толпу и поранив чьего-то коня.

Но гордый горец даже ухом не повёл на этот выстрел, а вот девушке пришлось занырнуть за камень, прячась сразу от десятка выпущенных по ней стрел.

— Эй, там, наверху! — заорал горец. — Вы кто такие?

— Путники! — крикнул Ярик в ответ. — Ехали мимо, никого не трогали.

— Зачем, путники, тогда моих людей побили? — конь под горцем нетерпеливо перебирал ногами, прямо как Тайсон, ни на секунду не замирая на месте.

— Так они сами полезли! — парень приготовил дротовик. Уж больно нагло маячил перед глазами задумчиво замолчавший горец.
— Подожди немного, не стреляй, — проскрипел над ухом гоблин. — Пусть говорит. Может, пока он общается, остальные не полезут.

— Вы должны спуститься! — проорал снизу горец. Конь под ним всё никак не хотел стоять смирно. Всё норовил пуститься вскачь, и каракасцу то и дело приходилось его сдерживать.

— С чего бы это?! — крикнул Ярик. — Нам и тут хорошо!

— А я пока схожу тогда, посмотрю тропу какую через скалы, — Муайто собрался встать, но кобл его остановил.

— Не нужно ничего искать. Мы никуда не будем уходить.

Орк посмотрел на него недоверчиво.

— Ты, конечно, старший, и я должен тебя слушаться...

— Вот и слушайся, — перебил его гоблин, — раз должен.

— Сдавайтесь! Именем Мадрыси Каракаской, приказываю вам! — не унимался горец.

— Мы ей не подчиняемся! И тут вам не Каракас!

— Мне, всё же, кажется, что оставаться нельзя, — взгляд орка исподлобья был хмур. — Даже если мы отобьём все нападения, они просто встанут у горы и дождутся, пока мы не сдохнем от голода и жажды. А это когда-нибудь всё равно произойдёт, даже если мы съедим всех лошадей и выпьем их кровь.

— До этого не дойдёт, — усмехнулся кобл. — Да и Яр, скорее, сам тебя сожрёт, чем даст съесть своего коня.

Муайто скосил взгляд на Ярика, но тот лишь обалдело кивнул, пытаясь представить жуткое такое развитие ситуации.

— Ты уверен? — орк повернулся к Генордалтрису.

— Конечно, — пожал плечами тот. — Магов с этим отрядом нет. И им скоро будет не до нас. Да Яр, наверное, уже и сам всё видит.

— Что? — оторвался от мрачных фантазий парень. — Что вижу?

Гоблин зыркнул на него с таким укором, что Ярик невольно нервно сглотнул.

— У меня сатэ слетело, — попытался он оправдаться.

— Тогда мы вас всех перебьём! — радостно сообщил громкоголосый горец.

— Плохое оправдание, — недовольно выдал гоблин.

— Какое есть, — вздохнул Ярик и крикнул всаднику: — Вряд ли у вас это выйдет! Мы вас самих перебьём!

— Вот теперь можешь в него стрельнуть, — буркнул кобл. — Разъездился здесь, разорался.

Ярик нажал на спусковой крючок, но поторопился, да и строптивый конь горца опять сместился.

— Мазила, — констатировал Генордалтрис, когда дротик вонзился в круп коню, чуть ли не под хвост, и тот, яростно взбрыкивая, метнулся прочь.

Засвистели стрелы над головами, заставляя вжаться в камни.

— Сейчас полезут, — по голосу Муайто не понятно было, то ли он рад, то ли огорчён этим фактом. Уж больно странная улыбка расползлась по его лицу. Как-то сильно смахивающая на оскал волка.

Орк перехватил поудобнее подобранную с земли секиру. Ярик же напротив, вынув меч из ножен, положил его перед собой и вновь приготовил дротовик. Авось да подстрелит ещё кого на подходе.

Посмотрел на кобла. Тот сидел с совершенно спокойной физиономией, казалось, совсем ни о чём не переживая.

Наверное, пора было уже подключать к обороне артиллерию. Тем более, и мэтр уже закончил учить Славку. Позвать их, что ли?

«Ту-туру-туру-ту-ту!» — раздалось где-то справа вдали. Ярик глянул вниз, пытаясь понять, что происходит.

Горцы разворачивали коней и энергично настёгивая их, спешили убраться с горы. Даже те, из первого отряда, что прятались за камнями на склонах горы, позабыв про осторожность, ломанулись вниз, отлавливать своих скакунов.

Ярик даже не сообразил пальнуть им вслед от такого неожиданного зрелища. А вот Муайто успел метнуть несколько камней. Одним даже попал бегущему горцу в спину. Тот так и закувыркался по склону. Однако, сумел подняться, свистнул подбежавшему коню и, немного неуклюже вскочив в седло, ломанулся прочь, догонять улепётывающих своих.

А справа нарастал внезапно появившийся гул, становясь всё громче и отчётливей. Снова пропел боевой рожок.

— У-о-а! — добавился к грохоту, наверное, тысячи копыт многоголосый вой.

Славка с мэтром, видя, что остальные безбоязненно высунулись из укрытий, тоже подошли поближе. И теперь вместе со всеми смотрели, как по долине несётся самая настоящая лава конников с пиками наперевес.

— Ярлинги, — ответил гоблин на вопросительный взгляд парня. — Гвардия короля.

Всадников не меньше пары сотен проскочило мимо. С пиками не все. Только те, что впереди. За ними лучники. Кони у всех мощные, куда крупнее, чем у каракассцев. Почти как Тайсон, наверное. У каждого скакуна какие-то накладки защитные на лбу и на груди. У самих всадников Ярик никаких лат не углядел. А из защиты видны только маленькие круглые щиты, на левое предплечье присобаченные. Все воины в жёлто-коричневых кожаных куртках и таких же шляпах с широкими полями да цветными перьями, трепыхающимися на ветру. У тех Ярлингов, что с пиками, в отличии от лучников, ещё и плащи серые на одно плечо накинуты. На плащах гербы, похоже, то ли вышитые, то ли нарисованные. Издалека и не рассмотреть.

Почти вертикальная стена скалы не позволяла увидеть, куда несутся всадники. Но Ярику стало так интересно взглянуть на предстоящую заварушку, что он выскочил на склон и поспешил туда, откуда битву будет видно получше.

— Не вздумай только вниз спускаться! — крикнул ему в след гоблин.

Парень лишь руку поднял, типа, услышал. Он думал, что конница сейчас со всего маха врубится во вражеские ряды. Но ничего такого не произошло.

Ту полусотню горцев, что осаждала склон, Ярлинги даже догонять не стали. Каракасцы так драпанули, что шиш поймаешь. Тем более они уже почти достигли своих, развернувшихся всем войском в широкий строй и перегородивших низину от края до края.

Ярлинги же, увидев такое количество врагов и миновав узкое место межгорья, стали замедляться и перестраиваться. Те, что с пиками, раздались вширь, несколькими шеренгами перегородив ущелье. В центре не плотно друг к другу встали. Так, что сквозь их строй смогли просочиться лучники.

Они выскакивали вперёд, сливаясь в один поток, но, не доезжая до противника метров сто с лишним, делились на два потока и расходились в стороны, выпуская стрелы. Не снижая скорости по дуге уходили назад, спеша убраться подальше.

Потому как в ответ тоже полетели стрелы. И не все Ярлинги успевали их избежать. Повалились с лошадей первые убитые. Кого-то ранило. Несколько коней рухнуло с простреленными ногами. Но почти все их седоки умудрились ловко соскочить, оставшись на ногах. Лишь одному не повезло, и он закувыркался по земле, чудом избегая встречи с копытами проносившихся мимо скакунов. На ноги поднялся, но как-то неуверенно.

Бедолагу тут же подобрали. Один из всадников просто перекинул его поперёк седла прямо перед собой. Может, и не так приятно скакать, лежащему животом на холке идущего рысью коня, но всё же это лучше, чем быть убитым, остановившись, дабы усесться поудобнее.

Остальные, лишившиеся коней, просто лихо повскакивали прямо на ходу на крупы коней своих товарищей. Так и добрались на них до замерших рядов копейщиков. А там, соскочив, прошмыгнули куда-то назад. За ними же проследовали и раненные лукари.

Те же, кому повезло остаться целым, проскакав к центру перед строем, двинули повторять свой набег, вливаясь в новый поток нападающих и совершая ещё один круг этой лихой карусели.

После чего все уцелевшие стрелки втянулись обратно в строй и спрятались за спины так никуда и не двинувшихся копейщиков.

Каракасцы, как ни странно, вообще не предприняли каких-либо действий, и на этом битва, можно сказать, и закончилась.

— И это всё?! — повернулся Ярик к гоблину, стоявшему к нему ближе всех.

— А ты ждал, что они, не зная толком сил друг друга, сразу в сечу кровавую кинутся? — пожал плечами зелёный. — Если б ты из сатэ не вышел, видел бы, что и с той, и с другой стороны, здесь лишь передовые отряды. А основные силы только подтягиваются. Ярлинги всего лишь свои намерения обозначили. Вроде как поприветствовали и вызов кинули.

— А те чего не ответили? И что теперь дальше будет?

— Я тебе, что, провидец? Или полководец? — возмутился кобл. — Откуда я знаю. Разведку вышлют за врагом наблюдать. Ты бы вернулся, кстати. А то, вон, как раз разведчики, наверное, нас уже заметили.

Яромир глянул вниз. И точно, десяток всадников, обнажив мечи и горяча коней, устремился прямо к ним.

— Меч свой подними, — ткнул пальцем в оставленное парнем оружие гоблин, как только Ярик перемахнул через камни на краю плато. — В ножны сунь и навстречу этим пошли. Нет, дротовик оставь. Пусть здесь полежит. И помолчи пока. Я с ними сам разговаривать буду. А вы, — обернулся кобл к остальным, — не высовывайтесь и не вздумайте шарахнуть по ним чем-нибудь, что бы там внизу не происходило.

Ярик оглянулся на Агаю, сестру, махнул им рукой и поспешил догонять гоблина, зашагавшего уже навстречу разведчикам Ярлингов.

— Вы кто такие?! — приближаясь, ожидаемо закричал их предводитель, рыжий веснушчатый и довольно молодой парень, явно не на много старше самого Ярика. Объехав их сбоку, он остановил коня так, что взирал теперь сверху вниз, а гоблину, чтобы ответить, приходилось задирать голову.

Убедившись, что его отряд полностью окружил парочку незнакомцев, рыжий то пристально всматривался в их лица, то кидал хмурые взгляды наверх, словно ожидая нападения, то косился на валяющиеся вокруг на склоне трупы горцев.

Ярик же с интересом рассматривал тех, за кого ему пришлось выдавать себя в этом мире. Чем Ярлинги отличались от остальных людей, ну вот убей бог, совершенно было не ясно. Обыкновенные парни. Светлокожие. Глаза, в основном, голубые да серые. Но, вон, и тёмные встречаются. И волосы далеко не у всех с рыжим отливом.

— Это вы их положили? — ткнул мечом в сторону трупа каракасца рыжий.

— Нет, они сами, тебя заметив, дух испустили, — проскрипел сердито кобл и повысил голос. — Хватит болаболить! Веди нас к своему королю, Ярлинг. Нам нужно с ним встретиться.

— Вот это ты сказанул, зелёный! — засмеялся в голос предводитель, оглядываясь на своих разведчиков, а те дружно заржали в ответ. — С чего бы королю беседовать с такими непонятными личностями. Вам не с королём встретиться надо. По вас дознаватель с палачом скучают, заждались уже. У вас же на лицах написано, что вы лазутчики вражеские. Таких пусти к королю, без него и останешься.

— Всё сказал? — скрестив руки на груди, и насторожив этим ближайшего конника, буркнул гоблин. — А теперь скажи своему человеку, чтоб не дёргался, и смотри, что покажу.

Кобл быстрым движением пальцев извлёк из кармана жилетки какой-то перстень и сунул его под нос рыжему:

— Узнаёшь? Это перстень твоего короля с личными вензелями. Ар Трой сам мне его вручил. Я его тайный агент.

Ярлинг удивлённо и недоверчиво принял из рук гоблина перстень и покрутил его перед глазами, а зелёный, на которого Ярик выставился с неменьшим удивлением, продолжил:

— Так что, нечего нам тут с вами, охламонами, разговоры разводить. Веди нас к королю, и доложи, что Яр Амир с Генордалтрисом к нему прибыли.

— Что-то не очень он, — рыжий кивнул на Ярика, — похож на Ярлинга. Одет, как не пойми кто. Имя странное. Разве что меч наш, и сам огневолос малость. Да и ты, зелёный, на агента короля не тянешь. И то, что горцев тут покрошили, ни о чём не говорит. Может, вы императора шпионы. А перстень короля и вовсе украли где. Кажется мне, что врёте вы всё.

— А мне кажется, что тебе в разведке служить надоело, — уставился на него гоблин и как-то очень властно добавил: — Веди к королю! Не то до конца дней своих будешь лишь навоз за лошадьми выгребать!

Ярику показалось, что рыжий даже чуть в лице изменился после этого. Не от самих слов, а от того, как гоблин всё это произнёс.

— Да нет здесь короля, — немного пришибленно ответил он. — Не с нами он идёт. Да и мне нужно в дозор выдвигаться, не могу я с вами разгуливать.

— Отправь нас тогда к ярлу вашему, — продолжал наседать на Ярлинга зелёный. — Кто-то же вас ведёт.

— Хорошо, — кивнул рыжий. — Пошлю с вами Гарта. Он вас к ярлу отведёт. Пусть тот сам решает, то с вами делать.

— Вот и отлично, — согласился кобл. — Только нам нужно всех своих с плато забрать. А вы коней там оставьте, дальше конному не пройти.

— Разберёмся, — вроде как оклемался рыжий и скомандовал одному из своих: — Гарт, пусть своих собирают, сопроводишь их к темнику. Потом сюда вернёшься, поможешь Сайку за лошадьми присмотреть.

Воин в ответ кивнул и несильно стукнул себя кулаком в грудь. А рыжий поворотил коня и направил его наверх, к плато. Отряд его, тут же потеряв интерес к Ярику с коблом, двинулся следом.

На плато они, и впрямь, пососкакивали с коней и, один за другим, пешими отправились куда-то дальше по склону, оставив здесь лишь Гарта, удивлённо уставившегося на орка с секирой, да ещё Сайка, спокойно занявшегося ослаблением конских подпруг и раздачей животным корма.

— Собирайтесь, — обратился Ярик к своим, подобрав оставленный у камня дротовик, и покрутил в воздухе рукой, — все. Спускаемся. Муайто, сможешь Михо спустить?

Орк пожал плечами и кивнул. Конечно, для него вес ученика мага совершенно незначителен.

— Отлично, — тоже кивнул Ярик и направился к Тайсону, уже стоящему, как и остальные кони, на ногах. Сеструха озаботилась.

— Ну, что, заждался меня, мой хороший? — похлопал коня по шее парень. — Пойдём уже отсюда.

— Что там? — подошла Агая. А за ней и Славка.

— Нормально всё, — повернулся к ним Ярик, а Агаю ещё и успокаивающе по плечу погладил. Неизвестно, насколько это успокоило девушку, но самому парню сразу как-то похорошело от ответной улыбки красавицы. — К темнику нас поведут. Гена, партизан, договорился.

— В смысле? — вопросительно наклонила голову Славка.

— Наш зелёный друг, — Ярик, взмахнув рукой, дурашливо поклонился хмуро глядящему на него коблу, — как всегда, полон неожиданностей. Этот наш многостаночник, оказывается, ещё и на короля Ярлингов пашет.

— Даже не удивляюсь, — фыркнула сестра, а Агая, злобно зыркнув на зелёного, с прищуром глянула на парня, мол, а я вам говорила.

— Ладно, пойдёмте уже, — вздохнул Ярик и поспешил к орку, помочь закрепить на его спине Михо.

Спускались по склону неспешно, ведя коней в поводу. Только Гарт так и ехал верхом, чуть приотстав и всё косился на Муайто. Орков он, что ли, не видел?

В какой-то момент Ярик поравнялся с мэтром и спросил:

— Дядька Ижек, а кто такой темник?

Маг посмотрел на парня недоумённо, а потом хлопнул себя по лбу:

— Вот я пенёк замшелый! — оглянувшись на сопровождающего их воина, приглушённым голосом запричитал он. — Придумал выдавать вас с сестрой за знатных Ярлингов, а с воинской иерархией познакомить забыл. Яра Слава, — позвал он девушку, — подойди ко мне поближе, тебя это тоже касается.

Дождавшись, когда Славка приблизится, мэтр снова оглянулся на невозмутимо едущего позади всех Ярлинга. Тот, вроде как, не проявил никакого интереса к разговору конвоируемых. И мэтр принялся объяснять:

— Самое маленькое воинское подразделение, что в империи, что у Ярлингов, вы уже знаете, называется «рукой». Состоит из пяти воинов, — мэтр поднял перед собой раскрытую ладонь и указал на оттопыренный большой палец. — Старший у них зовётся подтаном. У конников его ещё большаком называют. Пятью руками младший тан командует или податаман. У атамана или тана уже полусотня, то бишь десять рук под командой. А сотню ведёт старший тан, он же — сотник. Соединение, что из нескольких сотен состоит по старинке «тьмой» называется. Ну, и командует им, соответственно, темник. Или ярл по-другому. Запомнили? Ярлы самим королём назначаются из самых верных и именитых подданных. Хотя, были случаи, из самых низов люди в ярлы выбивались. Но редко. Вот от ярлов-то и само название Ярлингов пошло, ибо, от императорского дома отделившись, мотылялся народец по миру, с боями себе место под солнцем отвоёвывая. То с одними схлестнутся, то с другими...

— Понятно. Спасибо, дядька Ижек, — кивнул Ярик.

Они уже почти спустились к подножию горы и Гарт, объехав и опередив всю компанию, махнул им рукой:

— За мной следуйте.

Конный строй, перегородивший ущелье, остался позади справа. Гарт же повёл всех левее, а потом повернул за гору направо, где в широкой долине, как оказалось, уже разместилось основное войско Ярлингов.

Вот уж, действительно, тьма. Такую кучу народа Ярик со Славкой, разве что, только в Питере видели днём на Невском проспекте. Только там совсем не протолкнуться было, особенно если на китайских экскурсантов наткнёшься, а тут народ всё же не так тесно разместился.
 
Последнее редактирование:

dJulia

dJulia

Ну где там Белый кролик?
Команда форума
Регистрация
13 Сен 2018
Сообщения
581
Оценок
603
Баллы
376
Возраст
120
:men: а где красочные иллюстрации?
как там у классика? ... книжка без картинок...
 

Мутный Тип

Мутный Тип

Мудрый Адепт!
Регистрация
27 Сен 2017
Сообщения
203
Оценок
149
Баллы
191
Возраст
26
Как там было в классике: -- Маловато будет!)
Имхо лучше полными главами выкладывать, чем вот так вот кусками:ya-za:

И ещё вопрос по первой главе, зелёный всё про их претенденство втирает, а откуда новой королеве известно что они возможные претенденты, имп мертв, даркус тоже того, стража которая видела смерть импа скорее всего тоже того, или будет того, что-бы свидетелей не оставлять. Так что, если никто не проболтается из них же, то за ними будут охотиться в начале только как за убийцами импа, мб потом и выяснят про возможное родство, а зелёный сразу под него заливает (нагнетает прям), видимо очень торопится свалить, что-то он опять задумал))
 
Последнее редактирование:

ZloiOs

ZloiOs

летун-испытун
Регистрация
3 Май 2018
Сообщения
1.697
Оценок
5.741
Баллы
941
Как там было в классике: -- Маловато будет!)
Имхо лучше полными главами выкладывать, чем вот так вот кусками:ya-za:

И ещё вопрос по первой главе, зелёный всё про их претенденство втирает, а откуда новой королеве известно что они возможные претенденты, имп мертв, даркус тоже того, стража которая видела смерть импа скорее всего тоже того, или будет того, что-бы свидетелей не оставлять. Так что, если никто не проболтается из них же, то за ними будут охотиться в начале только как за убийцами импа, мб потом и выяснят про возможное родство, а зелёный сразу под него заливает (нагнетает прям), видимо очень торопится свалить, что-то он опять задумал))
Не знает королева)) пока. Но в любой момент может узнать. И есть от кого. Потому и надо поспешать.)) Ну и, надеюсь, не только поэтому))))))
Куски маленькие, потому что совершенно нет сил на редактуру кусков. Отдых так выматывает. Ща фотки кину)))) завидуйте))))))
 
Последнее редактирование:

ZloiOs

ZloiOs

летун-испытун
Регистрация
3 Май 2018
Сообщения
1.697
Оценок
5.741
Баллы
941
:men: а где красочные иллюстрации?
как там у классика? ... книжка без картинок...
Душа моя, пока не решили какую картинку делать. Надо с мастером подумать ешчо. На ат пока временую запендюрил с так понравившемся тебе лошадиным задом))) могу и сюда ее поставить))
 
Последнее редактирование:

Мутный Тип

Мутный Тип

Мудрый Адепт!
Регистрация
27 Сен 2017
Сообщения
203
Оценок
149
Баллы
191
Возраст
26
Не знает королева)) пока. Но в любой момент может узнать. И есть от кого. Потому и надо поспешать.)) Ну и, надеюсь, не только поэтому))))))
Куски маленькие, потому что совершенно нет сил на редактуру кусков. Отдых так выматывает. За фотки кину)))) завидуйте))))))
Красиво жить не запретишь!) А где хоть отдыхаешь, что на фотках такая красотища, Турция? Тайланд?
А отдых это да, иной раз в выходной с дивана трудно подняться), а тут книжка писать когда вокруг такое, это почти подвиг блин :sh_ok:
 

ZloiOs

ZloiOs

летун-испытун
Регистрация
3 Май 2018
Сообщения
1.697
Оценок
5.741
Баллы
941
Красиво жить не запретишь!) А где хоть отдыхаешь, что на фотках такая красотища, Турция? Тайланд?
А отдых это да, иной раз в выходной с дивана трудно подняться), а тут книжка писать когда вокруг такое, это почти подвиг блин :sh_ok:
Не поверишь, даже пальцем лень в кнопки тыкать)))) Тай.
 

ZloiOs

ZloiOs

летун-испытун
Регистрация
3 Май 2018
Сообщения
1.697
Оценок
5.741
Баллы
941

Мутный Тип

Мутный Тип

Мудрый Адепт!
Регистрация
27 Сен 2017
Сообщения
203
Оценок
149
Баллы
191
Возраст
26
К сожалению эта неделя последняя))) пока не уехал релаксирую, познаю дзен и продумываю сюжет)
)Посмотреть вложение 3822Посмотреть вложение 3823
Давай там набирайся положительных впечатлений)), и для души полезно и книжка интереснее получится:smoke
Главное, что-бы по возвращению хандра не напала, а то она такая, она может:kav_boy:
 

ZloiOs

ZloiOs

летун-испытун
Регистрация
3 Май 2018
Сообщения
1.697
Оценок
5.741
Баллы
941
Давай там набирайся положительных впечатлений)), и для души полезно и книжка интереснее получится:smoke
Главное, что-бы по возвращению хандра не напала, а то она такая, она может:kav_boy:
не дождётесь)))
сегодня на пляже, кстати, понял, в какую сторону теперь линия попрёт.)) главное теперь осилить)))
 

dJulia

dJulia

Ну где там Белый кролик?
Команда форума
Регистрация
13 Сен 2018
Сообщения
581
Оценок
603
Баллы
376
Возраст
120
не дождётесь)))
сегодня на пляже, кстати, понял, в какую сторону теперь линия попрёт.)) главное теперь осилить)))
:smu:sche_nie: оу... главные герои .... будут плутать по бескрайним гавайским пляжам?
 

Мутный Тип

Мутный Тип

Мудрый Адепт!
Регистрация
27 Сен 2017
Сообщения
203
Оценок
149
Баллы
191
Возраст
26

ZloiOs

ZloiOs

летун-испытун
Регистрация
3 Май 2018
Сообщения
1.697
Оценок
5.741
Баллы
941

Сверху Снизу