Александр Мамонтов: Ковчег 5.0 ***

Дем Михайлов

Дем Михайлов

Неистовый писарь
Команда форума
Регистрация
8 Авг 2013
Сообщения
20.427
Оценок
55.493
Баллы
5.502
Возраст
42
Мир Ковчега заинтересовал еще одного автора.
Что очень и очень радует.


Вот прямая ссылка: http://samlib.ru/m/mamontow_a_i/

Названия и аннотации пока нет.
 

Арти

Арти

Новичок
Регистрация
22 Мар 2015
Сообщения
12
Оценок
29
Баллы
71
В процессе обсуждения с Русланом, поменял принцип изложения материала и кое-что в сюжете.
Поэтому выкладку начинаю с нуля.

Здесь буду выкладывать отдельные главы, а на самлибе только общий файл.

Частота выкладки: как муза укусит )


«Мы пришли, мы выжили, несмотря ни на что!»

Заявление переселенца после Волны, Летопись поселения​


Он шёл по темной улице в парке и размышлял о жизни.

«Жизнь, штука не предсказуемая и всё что в ней происходит нужно принимать критично. И стойко. Я вот десять лет преподаю физику на начальных курсах и наблюдаю постоянный спад желания учиться. Что-то постигать и применять знания. Все настолько привыкли, что любая информация под рукой лежит, что уже думать разучились. Потом правда жизнь таких хорошенько пинает, но не до всех, к сожалению, доходит». - Это мужчина со своим коллегой философствовали на тему образования вечером. Засиделись на кафедре допоздна и разговорились.

Где то гудела полицейская машина. Было довольно прохладно, но пальто он сегодня надел тёплое, как раз надеясь пройти после трудового дня. Мужчина вдыхал нагазованный воздух, пытаясь найти в этом хоть что-то хорошее.

И вдруг наступила темнота. И… он перестал ощущать свое тело, ничего не видел, все чувства как отрезало. Как будто несся через пространство и время и никак не мог остановиться, но испугаться не успел, как в глаза резко ударил яркий свет и ощущения вернулись.

Первое что мужчина почувствовал – боль под правой лопаткой, что-то кололо туда нещадно. С трудом перевернувшись обнаружил что лежал на каменном полу, и небольшой острый камень прямо подо мной. Закон подлости! Весь пол прибран, но именно под ним лежал этот осколок!

С трудом приподнявшись ,осмотрелся и часто поморгал глазами, надеясь что морок пропадет, но тщетно. Вокруг была какая-то пещера, в полутьме на стене виднелись непонятные рисунки. Свет падал из под потолка, наверное, солнце светило через трещину.

Вдруг перед глазами появилось сообщение:

ПЕРЕНОС СОВЕРШЕН УСЛОВНО УСПЕШНО!

Далее…

Перенос? Какой еще перенос? Где я? – Лихорадочная мысль посетила мужчину.

Добро пожаловать в КОВЧЕГ 5.0!

С момента глобальной аварийной активации прошло: 180.07.21.17… 180.07.21.18…

Поздравляем с успешным переносом Вашей личности!


Ваш идентификационный номер в системе: 38268763.
Ковчег? КОВЧЕГ???

- Это что же, я умер? Ничего такого не помню… Как так? - мысли текли хаотически, но он постарался успокоиться. - Хотя ведь процесс оцифровки занимает очень много времени. Если смерть пришла неожиданно, то информация могла не успеть поступить на сервер.

Мужчина знакомился с описанием системы Ковчега 5.0. Его виртуальное «Я» могло родиться только после физической смерти.

Текст сменился другим, прервав размышления.

Введите имя для Вашего воплощения:

Имя? – он задумался. - В ковчеге имя должно быть уникальным, а я хотел быть артефактором, тем кто создает что то серьезное, что нужно сначала изучить, подобрать оптимальные материалы и свойства. Я хотел творить! Правда это было довольно давно. Лет этак в 18. Ну да ладно, кое-какие увлечения сохранились и в бытность мою преподавателем в ВУЗе. Имя давно придумал, в те же года, да так и не пришло ничего оригинальнее. Усмехнувшись, решил что буду «АртИфактором». Почеми через «И»? Да захотелось, буду сокращенно «Арти» зваться, для маскировки от врагов общества своего... – почесав макушку, вздохнул, прервав размышления, - заносит что-то, нервы, наверное, шалят. Но как ввести имя? – Бубнил он себе под нос.

Никакой клавиатуры не было, только мигающий курсор и строчка ввода. Попробовал послать мысленный приказ на ввод. Как ни странно вышло. Система приняла имя безропотно, похоже, с опечаткой в русской транскрипции этого имени ещё никто не вводил, ну и хорошо.

Принято!

Имя воплощения: Артифактор!

Желаем Вам удачи, господин Артифактор!


Для Вашей категории выбор расы недоступен. Окончательное завершение!
Для Вашей категории выбор внешности и параметров недоступен! Меняется в зависимости от многих факторов.



Мбда. Поменять что то не получиться, что когда то давно выставил, то и останется навсегда.

Апчхи! – звук разнесся по пещере с гулким эхом.

Арти только сейчас заметил, что было довольно холодно, и он продрог. Осмотрел себя и выругался, ко всему прочему, он абсолютно голый сидел на полу.

- Ну и где начальный капитал и одежда, спрашивается? – Возмущался новый персонаж виртуального мира.

Попробовал вызвать какое-нибудь меню, но нашел лишь общую информацию о персонаже.

Имя: Артифактор.

Раса: Человек.

Пол: Мужчина.

Внешность: Аутентична оригиналу.

Параметры: Аутентичны оригиналу.

- То есть внешность и параметры скопированы с меня «настоящего». Это ладно. Я ничего в своей модели и не менял. Не могу понять этой тяги изуродовать себя до неузнаваемости. Зеленая кожа, нос как у Буратино, ослиные уши или еще что-то. Бррр. – передернув плечами, стал читать дальше.

ХАРАКТЕРИСТИКИ:

Уровень: 0

Ум: 1

Сила: 1

Ловкость: 1

Телосложение: 1

Свободные баллы: 0

Текущий уровень жизни: 55\55.

Текущий уровень энергии: 25\25.

Текущий уровень бодрости: 99\100.

Дополнительные данные:

Принятый максимальный базовый вес персонажа человек\мужчина: 90 килограмм.

Текущая грузоподъемность: 23 килограмма.
Двадцать килограмм грузоподъемности - базовый бонус для каждого персонажа.

- Итак, что мы имеем. - Арти вчитывался в строчки пояснений и пытался осознать, что здесь и как.

Ум – отвечает за умение колдовать и количество энергии. Как именно, неизвестно, но да разберёмся, когда появятся заклинания.

Сила отвечает за мощь ударов и переносимый груз. Одна единица силы повышает грузоподъёмность на 3 кг, а базовая грузоподъёмность персонажа 20 кг. Негусто.

Ловкость – скорость передвижения и уворачивания.

Телосложение, оно телосложение и есть. Чем больше, тем здоровее и, следовательно, сложнее тебя убить. Кроме того, кроме как пункты жизни она влияет на количество пунктов энергии, но незначительно.

Провёл несколько экспериментов. При любых физических нагрузках бодрость уменьшалась, но и восстанавливалась довольно быстро. Хотя это как посмотреть. Когда отдыхаешь, нормально, а вот во время боя больно долго. Всё относительно.

Шкала бодрости выражена не в пунктах, а в процентах. Бодрость тратится при каждом действии персонажа. Увеличить размер шкалы невозможно, но с ростом характеристик бодрость начинает убывать с гораздо меньшей скоростью. Восстановление бодрости происходит автоматически, так же как количество пунктов маны и жизни. Возможно, ускорить восстановление сего важнейшего параметра при помощи некоторых растений, мяса и прочих ресурсов или предметов мира Ковчег 5.0.

Кроме шкалы бодрости и энергия была ещё шкала голода.

Негусто информации вычитал.

- И никакого, даже захудалого, инвентаря нет! – Снова возмутился он.

В центре пещеры был выложен из камня небольшой постамент, не выше полуметра, в виде чаши. С одной стороны в чашу втекала вода и через отверстие в дне вытекала.

Ну, хоть от жажды не помру, – подумал мужчина. - Вдоволь напившись, стал осматривать стены пещеры. Везде были изображены какие-то странно знакомые знаки. Что-то беспокоило, когда он на них смотрел, но что, никак не мог понять?

Обойдя пещеру кругом нашел таки выход, наверное. Это была узкая щель в стене, перекрытая каменной глыбой.

- И вот как теперь выбираться? Это что же я тут заперт? Нееет, я так не хочу! - Подавив приступ паники, снова обошел пещеру и тут его будто обухом по голове ударили. Арти таки понял, что ему напоминали эти каракули на стене!

Шифр! Дурной детский шифр, что когда-то с парочкой друзей выдумал для игры в шпионов.

- Эх, детство мое золотое. – Прошептал он неосознанно.

Воспоминания, воспоминания, воспоминания…

- А ведь раз я в ковчеге то все, конец, не будет больше детей. Финита ля комедия.

Система ковчега – это виртуальный мир с миллионами оцифрованными сознаниями людей, которая предлагала продолжить жить в виртуальном мире, после вымирания планеты. Она создана лучшими умами обреченного на смерть человечества.

Около сорока лет назад планета Земля пошла вразнос. Резко участились землетрясения, стремительно начал меняться климат, щедро одаривая людей ураганами и обильными многодневными снегопадами. Ученые много спорили что да почему, но это как то было уже не слишком важно. Неурожаи, потопы, цунами… планету лихорадило как больного от гриппа, только роль инфекции выполняли люди. Старушка Земля решила избавиться от болезни радикально, путем истребления мерзких микробов разрушающих ее тело – от нас, от человечества.

Не все так думали, многие учёные склонялись к тому, что это всего лишь очередная эпоха глобальных изменений, циклично происходящих на планете. Как бы то ни было, массовые гибели людей от стихийных бедствий стали нормой. И все становилось только хуже. Тогда, тридцать пять лет назад, впервые возникла идея создания космического корабля убежища. Создание орбитального космического города. Причем система должна была располагаться в космосе и стоило такое «спасение» не мало. Для тех, кто победнее был предложена оцифровка и жизнь в виртуальной реальности в одном из трёх предлагаемых миров. Те же кто был побогаче покупал себе билет на космическую станцию, дабы посмотреть на агонизирующий мир сверху. Кто совсем бедный – живите и процветайте на агонизирующей матушке Земле.

Три виртуальных мира, максимально приближенные к реальности.

Мир "Нормалити" – мир времён двадцать первого века, века процветания общества. Нормальная повседневная жизнь, где люди могли просто жить, работать, общаться.

Мир «Магия» – мир меча и магии. Для тех, кто хотел повоевать в фэнтези мире, поспасать принцесс и поубивать побольше драконов. Именно там и он был зарегистрирован. Очень уж хотелось заняться изготовлением необычных вещей. Да и к магии душа лежала. К исследованиям нового, пусть и виртуального. Да уж. Удивлялись его друзья, когда Арти им рассказал о своём выборе. Он ведь по профессии то физик. Преподаватель точных наук, а в изотерику подался. Ха-ха. Им не понять было, что в этом виртуальном мире создатели приблизили к реальности очень многое. Не только ощущения, но и законы природы и даже некоторые законы магии. Магия здесь тоже точная наука, хоть и придуманная. Так что там дальше.

Мир «Постапокалипсис» – мир апокалиптического будущего. Для тех кто хотел с пушкой наперевес уничтожать мутантов будущего и гонять на танках по радиоактивным зонам.

Ковчег предполагал медленное угасание человечества, а не возрождение оного. Угасание, может на века, пока система не выйдет из строя, но всё же угасание. И при этом система не должна была допустить морального отупления людей. В Ковчеге надо есть, надо пить, надо мыться, надо спать и надо ходить в туалет! Надо делать все то же самое, что и в навсегда утраченном реальном мире.

- Странно, насколько помню, ковчег не был еще достроен. Так что же, «выжили» только те, кто победнее? Был бы интересный конфуз, если честно! Но что-то меня на черный юмор потянуло, а это явный признак моего ошеломления. – Попенял он сам себе и тут обратил внимание, что стало заметно темнее.

Свет падал со свода пещеры, и его становилось ощутимо меньше. Видать снаружи наступал вечер, а это значит, что ночевать мужчина буду здесь, в пещере.

- Ладно, - подумал он, - пусть так. С утра, надеюсь, найду выход.

Подошёл к постаменту, набрал в ладони воды и немного отхлебнул. Вода была очень вкусная, настоящая! Такой в реальном мире, было уже давно не испить. Сегодня нормальную воду нельзя было даже купить! Многократно пропущенная через фильтры, и напичканная дезинфицирующими средствами, она становилась мёртвой и безвкусной.

- Хоть что-то тут в Ковчеге хорошо, - покачав головой, отметил Арти, ополоснул лицо и снова осмотрелся. Побродив в полумраке, не нашёл ничего лучше как опять улечься в центре на ровной поверхности, предварительно откинув, так неприятно встретивший его в начале камешек.


Проснулся Арти, как только луч света упал на его лицо. Он открыл глаза, и попытался было встать, но лишь с хриплым вздохом, немного приподнялся. Всё тело жутко одеревенело, и мужчина с большим трудом присел и начал, с охами и ахами, разминать затёкшие мышцы. Сначала рук, потом туловища, потом ноги. И ещё, он изрядно замёрз! Вроде простуды не было, но иногда, бывало, чихал.

Через полчаса смог таки встать и устроил себе дополнительную разминку, до конца приводя себя в чувство, и пытаясь согреться. Весь вспотел, но чувствовал себя уже лучше. Подошёл к пьедесталу и напился воды.

Светало, и в слабом освещении уже были видны очертания кривых стен. Умывшись, Арти стал шарить по всем углам и прощупывать стены, но ничего похожего на выход, кроме вчера найденной щели, не наблюдалось.

Попытался толкнуть камень на себя и от себя, пинал его со всей силы, при этом отбив ногу и потеряв несколько очков жизни, благо они восстанавливались, но камень не сдвинулся ни на сантиметр.

Арти охватила паника, он бросился на камень и стал молотить его руками, зовя на помощь и громко ругаясь, но с той стороны не послышалось ни звука.

- Заперт! Заперт, внутри этой пещеры и просто умру тут! – В отчаянии думал он, пытаясь найти выход и метаясь из конца пещеры в конец, ударяя по стенам, надеясь что что-нибудь случится, но увы…

Жизнь, из-за подобных неразумных действий, сильно упала и стала показывать 20 из 55, и только тогда он успокоился.

- Не хватало ещё убиться головой об стенку, что я почти и сделал, - успокаивал Арти сам себя.

Ещё раз напившись, и усевшись рядом с постаментом, снова осмотрел стены пещеры. Было уже совсем светло, и мужчина хорошо различал знаки на стене, много знаков.

Проскочило сообщение о повышении ловкости на +1, но он лишь отмахнулся, не до того было.

- Помниться, тогда в детстве, мы очень увлечённо играли в шпионов. Посылали друг другу шифрованные письма обо всём на свете. От домашнего задания в школе, до комментариев по последнему просмотренному нами фильму. А потом это как-то само собой прекратилось, нашлись другие интересы. – Вспоминал Арти своё детство. - Но я отвлекся… Всё, хватит! Приказываю себе взяться за дело. Я ведь в детстве с лёту разбирался в шифрованных этим секретным языком записях. Так что же сейчас не вспомню? – Попенял он себе, постукивая кулаком по затылку.

Он поднялся и рассматривал рисунки.

- Откуда здесь этот шифр? Кто это всё написал? Странно. Возможно, если смогу расшифровать, то всё узнаю… - Убеждал Арти себя.

Но чтение занимало время, очень много времени!

Как оказалось, мужчина уже почти не помнил придуманный им шифр, многолетней давности. Приходилось постоянно напрягать память и многократно перепроверять, что правильно понял смысл написанного. И это он ещё читал не всё подряд, пропуская ненужные подробности!

И всё равно, никак не мог уложить в голове, что же написано на стене его пещеры. Какие-то обрывочные данные вливались в мой мозг, названия растений и его свойства, рецепт не пойми чего, и совершенно уж непонятные рисунки. Всё было написано вразнобой, без всякой строгой последовательности.

Но был и малый бонус, за его старания в переводе система накинула интеллект на 2 пункта.

- С чего бы? За то, что напрягал мозг? – Удивлялся он. - Непонятно.

Многократно обходя пещеру и всматриваясь в слова, Арти таки наткнулся на начало записей и с некоторым трудом, постоянно ворошась в памяти, вспоминая символы, смог прочитать:

«Привет, Артифактор! Раз ты это читаешь …»

- Хоть что-то, - воскликнул мужчина радостно, погружаясь в странный тревожащий текст послания.


_____


Нажав на скрытый рычаг в арке входа, Арти толкнул камень и тот легко отошёл. В стене была система противовесов, которая закрыла вход сразу как я вышел.

- Ну и ладно, всё равно вряд ли туда вернусь, - оптимистично заметил сам себе.

Пройдя по короткому туннелю, он наконец-то выбрался наружу и теперь стоял на уступе склона. Солнце было в зените и тепло и мягко светило вокруг. Наверх шла отвесная стена, а внизу качались деревья и пели незнакомые птицы. Спуск был крутым и обещал быть крайне весёлым. Кое-как цепляясь за камни, мужчина спускался и думал о прочитанном тексте, всё ещё пребывая в шоке.

Вдруг Арти оступился и заскользил по пологому склону. Громко ругаясь, он цеплялся за куцые кустики, вырывая их на корню и, всё-таки, умудрился остановиться уже почти на краю склона. Сердце билось как бешенное. Пот струился в глаза, а руки и особенно спина ощутимо болели.

Глянув вниз, Арти благословил эти незнакомые ему горные кусты. Еще чуть чуть и его бы насадило на верхушки крон деревьев. Вздохнув свободнее, посмотрел на показатели жизни и бодрости и ахнул, они упали почти до нуля! Отдышавшись, мужчина отполз от края.

Бодрость восстановилась быстро, а вот показатель жизни полз вверх очень медленно. Нужно было отдохнуть, что он и делал, улёгшись на не расцарапанный живот.

Порадовали сообщения о повышении характеристик телосложения +2 и интеллекта +1.

Предположим, - задумался Арти, - телосложение ещё понятно, спуск физически довольно сложен, но интеллект? Это что же, догадался за кустики схватиться и получил? Странно как то.

Вскоре он продолжил спуск, ибо оставаться здесь было себе дороже. Спрыгнув с последнего камня вниз, вздохнул с облегчением, вокруг раскинулся лес…

Вполне обычный широколиственный лес с преобладанием дубов и клёнов. Довольно плотный, молодые деревца перемежались со старичками под шесть метров высотой. Под ними растут кустарники и различные травы. Много папоротников и широколиственных растений. Мхи и лишайники не видать, наверное, из-за густого покрова листьев, устлавшего землю.

Арти шёл по этому лесу и любовался окружающими его красотами, но вскоре заметил, что его показатель голода постепенно приближался к красному уровню, и он обеспокоился об отсутствии еды. Многие современные люди, оказавшись в диком лесу не способны выжить в этих суровых условиях, и в первую очередь, потому что не могут найти себе еду. Но лесу полно еды, если знать, где её искать.

Жаль Арти всё-таки мало знал, какие растения съедобны…

Ещё напрягали совсем уж незнакомые мне кустарники со странными ягодами. Как то пробовать мне их не хотелось совершенно. Но есть кое-что, достаточно вкусное и питательное, что сможет поддержать мои силы на высоте, и это жёлуди!

Мужчина высмотрел достаточно прямую и крепкую палку и начал подкапывать листья и землю вокруг старых дубков, и о радость, с десятой попытки он таки наткнулся на несколько желудей. Раздробив их, с помощью двух камней, съел ядрышки. Вот казалось бы, мелочь, но полный желудок это счастье! Пришлось ещё повозиться, чтобы набрать счастья побольше.

Примерно с час ушёл у него на полноценную трапезу, после которой отправился через дубовый лес в сторону от горы.

- Знать бы только куда идти и где здесь живут люди, - всматриваясь в лес, думал Арти, - но раз были надписи на стене пещеры, то должны быть и люди, ради которых это всё затеялось! – Успокаивал он себя, так как шёл весь день, изредка останавливаясь передохнуть и для поиска еды, но так никого и не встретил, что сильно его беспокоило.

- Вот ведь не везёт, - крикнул мужчина с досады и уселся на поваленное бревно.

Вечерело, солнце ушло за горизонт и уже не освещало всё вокруг. Нужно было организовать себе ночлег.

Он нашел небольшую нору метра полтора в длину и метр в ширину, образовавшеюся под огромным камнем. Немного прибрав там, выкинув мелкие камешки и ветки с пожухлыми листьями, натаскал туда папоротников и обломанных с деревьев веток с листьями, в общем, организовал себе постель.

На небе появились звёзды. Созвездий Арти почти не знал, и сравнить их со звёздами в реальности не мог. Совпадали ли они или отличались? Ему это было непонятно.

Но что он точно мог отличить, так это луну. В этом мире луна была другая, не тот был рисунок гор и морей. Будто создатели решили пошутить и повернули луну к нам другим боком, да ещё и размер изменили. Эта луна явно была больше своего прототипа.

Отражённого света от неё было не много, но Арти хватало для осмотра местности.

Ветки во тьме превращались в лапы и когти, стремящиеся схватить неосторожного путника и утащить в глубину тьмы на съедение нечистой силы.

Он мотнул головой, стряхивая наваждение.

- Костёр бы не помешал, но как его разжечь без специальных средств? Трением? – Думал он, но не был настолько наивен, чтобы верить, что у него выйдет такой фокус. Тут нужна сноровка, и мужчина мог потратить весь день на эксперименты, но нужно было идти дальше.

С другой стороны, костёр виден издалека и на него могли прийти люди, могущие помочь или наоборот напасть. Выбор в такой ситуации всегда сложен.

- Ладно, посмотрим, что завтрашний день покажет, - решил Арти, наконец, и залез в свою нору.

Спал мужчина крепко и под утро ему снился странный сон, будто он, в полном боевом доспехе рыцаря, с мечом в одной руке и автоматом в другой бежит за луной, крича ей, что догонит и прикончит скрываемых ею извергов. Но так и не догнал, потому что ему помешала ракета, прилетевшая с другой стороны луны, подхватившая его за воротник своими руками и унёсшая в противоположную сторону.

Что только не присниться усталому мозгу…


Утром Арти продолжил свой путь, а в голове всё крутились прочитанные в самом начале строки его автобиографии:


«Привет, Артифактор! Раз ты это читаешь и удивляешься, значит, я помер, и теперь ты тут вместо меня. Кто я такой? Я это ТЫ. Вот так вот тоже бывает…»


Это был шок, так как слог и кое-какие ещё признаки указывали, что писал это всё действительно он. Но мужчина не помнил ничего до попадания сюда!

Как такое возможно? - Думал он тогда, но вскоре вычитал ответ, который не очень-то порадовал. Скорее крайне озадачил, ведь Ковчег оказался совсем не таким, как все желали…

Стоя там у стены и щурясь в полумраке Арти кое-как продолжал чтение пробираясь через дебри шифра, уже почти забытого, но чем дальше читал, тем более нервным становился. Слишком это было невероятно и странно.


«Смерть в ковчеге – это смерть страшная, но не окончательная. Как выразился один мой знакомый - «бракованное бессмертие нам всучили, хоть стой хоть падай». После смерти ты возрождаешься в месте своей привязки, НО полностью теряешь всё! Умения, уровни, вещи и, главное, ПАМЯТЬ. Да да, именно память, что самое печальное. Ибо начинаешь ты с самого нуля, голый и ничего не знающий, страдающий от своих сомнений и недостатков реальной физиологии. Начинаешь с момента твоей активации в мире Ковчега. Со всеми друзьями и врагами придется знакомиться заново, увы. Да и с миром тоже. Твоя жизнь в твоих руках, кричали нам создатели этого мира. Чтож может и так, но ты главное больше НЕ УМИРАЙ, ибо потеря памяти, всё равно, что потеря части твоей жизни».


Потеря части своей жизни - страшно это, и надо бы постараться, чтобы этого не происходило больше… - Решил он для себя.


_____


Стук разносился под сводами пещеры, он то нарастал, то становился тише, то замолкал на мгновение и снова раздавался.

Худощавый мужчина, средних лет ударял молотком по долоту, выдалбливая что-то на гранитной стене пещеры, освещённой неровным светом факела, закреплённого в треноге из гнутых железных палок. Огненные отсветы разбегались по пещере, образуя причудливые тени, колыхающиеся как живые. Его голый торс был весь в пыли, а штаны подпоясанные верёвкой потеряли всякий цвет и выглядели серыми.

Поселенцы давно уже прозвали его Профессором или просто Профом. Он не был против, привык. Это поначалу было непривычно, но потом даже понравилось, это как то его выделяло среди остальных. Прозвище крепко ассоциировалось именно с ним, хотя в прежней жизни до звания профессора он добраться не успел.

Отложив долото и молоток в сторону, и вытерев пот вперемешку с пылью, мужчина приложился к фляге с холодной водой и сделал несколько глотков.

- До чего же трудная работа, - вздохнул он, - но необходимая.

Он сам вызвался когда-то на это дело, ещё тогда во времена Второго пришествия, хоть и знал это лишь по записям той же летописи, память о тех временах не сохранилась. Во времена до Ковчега, в реальности, Проф как хобби увлекался скульптурой. Работы были посредственные, как мужчина признавался сам себе строго, но приносили большое моральное удовлетворение, отчего он и работал иногда по камню.

- И надо же, пригодилось, - пробормотал Проф, вспоминая о своём увлечении. – Камень лучше всего сохраняет историю.

Мужчина осмотрелся вокруг, на стенах было много надписей и рисунков. Это была летопись поселения, его история. Даже не так, Летопись. В ней были отображены все основные события жизненного пути членов их общины. Здесь, в мире Ковчега, где смерть окружает поселенцев, где память самое ценное, что у них есть, Летопись была основой их жизни.

Пещера была большая, не имела ответвлений, а стены достаточно ровные, просто идеальное помещение для каменной истории. Небольшой карниз, метр шириной, тянущийся вдоль горы, был единственным входом, соединяющим летописную пещеру с остальным поселением. Вдоль тропы были вбиты крюки, через которые протянут канат в качестве перил. Убери его и пещеру можно легко защищать одному. Никто не пройдёт незамеченным.

Виртуальная реальность Ковчега оказалась весьма своеобразной. Люди получили здесь своего рода бессмертие, но бессмертие липовое. Каждый раз умирая, они теряли воспоминания, а это ведь основа жизни. Именно наш опыт формирует человека, его отношение к жизни и людям. Именно память определяет наши поступки. Поэтому решено было вести эту Летопись, чтобы вернувшись после смерти в этом дом, в Крепость, как прозвали поселенцы своё обиталище, они могли узнать о себе и о жизни до… Чтобы они могли продолжать жизнь, основываясь на своих же достижениях.

Сформировалась своеобразная традиция. Каждый раз, возвращаясь домой, все поселенцы приходили к Профу и рассказывали всё что с ними произошло и что они видели в пути. Мужчина кратко записывал это в свою кожаную книгу, и потом выбирал наиболее стоящие моменты для выбивания в камне, для Летописи.

Проф нагнулся и поднял с пола свои записи. Кожаная книга действительно была сделана из кожи, из самых разных кож, разных цветов и размеров. Некоторые кожи были мягкие, некоторые твёрдые и почти не гнулись, некоторые страницы щеголяли рваными краями, некоторые были подрезаны. Он опять грустно вздохнул. На книгу шло всякое ненужное непотребство и сшивалось грубой верёвкой. Настоящей бумаги не было и в помине, вот и использовали, что было под рукой.

Это была уже десятая книга с записями, предыдущие так разрослись, что их стало неудобно таскать, и теперь они валялись в укромном месте, о котором знал лишь сам мужчина. Слишком много там было информации личного характера.

Он вспомнил, как взахлёб читал свои записи после предыдущей смерти, как это интригующе было. Мужчина подозревал, что это повторялось после каждой его смерти, но что поделать, если память здесь не сохранялась. В Летопись он вносил далеко не всё, потому что люди поступали по разному, и не всё поступки были достойны. Главное это факты событий, а чувства Проф оставил собственным записям поселенцев. Некоторые их писали и отдавали ему на хранение, чтобы потом получить вновь. Проф давно решил, что Летопись нужна, чтобы сделать их жизнь лучше и вносил в неё лишь самое нужное.


«Кто-то принял приход в новый мир как должное, кто-то сопротивлялся, как мог, а кто-то выбрал просто жить. Жить в Ковчеге, как жили раньше, в реальном мире, преодолевая все трудности.

- А что изменилось? – Спрашивали меня многие.

- Ничего, - отвечал я им, - мир поменялся, а люди остались, со всеми своими достоинствами и недостатками»

Мысли о первых днях в Ковчеге 5.0., Летопись поселения.​


Проф с факелом в рукам шёл вдоль летописной пещеры.

- Начало их истории, Первое пришествие, первое появление в мире Ковчега. – Пробормотал он, рассматривая выбитые знаки. – Интересно, что же чувствовали мы тогда? Напуганные, ничего не понимающие и не знающие о новом для нас мире. – Он мог лишь представлять себе это, основываясь на своих знаниях и записях о характерах поселенцев.

В который раз Проф принялся перечитывать летопись Первого пришествия…

_____


Тьма, тьма, тьма… Но вот загорелся огонёк и тело вынесло в море света. Со всех сторон обрушился поток звуков: шелест листьев на деревьях, колыхания травы.

Лючита никак не могла понять, - что происходит?

Она только что скакала на своей любимой лошадке по ранчо друга отца, как неожиданно всё пропало. Мир потемнел, а теперь это.

- Наверное упала, и головой стукнулась, - выругалась она отстранённо.

Спину что-то щекотало. Девушка с некоторым трудом приподнялась на локте, и посмотрела на свои руки с тёмным загаром. Взгляд опустился ниже и она ахнула.

- Да что за черт, - возопила девушка. – Что здесь происходит? Где, где моя одежда? - причитала она. - Почему я тут голая валяюсь на траве?

- Ну, если это шуточки Гои, – зло проговорила она, вспоминая племянника владельца ранчо, который всё время стремился за ней ухаживать. - я его убью! Убью гада такого, это уже ни в какие ворота не лезет, - девушка вскочила и только тут заметила, что-то не так.

Она находилась в лесу, в странном лесу! В Австралии, где располагалось ранчо, не было никогда таких деревьев! Где травяное поле? Что это за место?

Лючитта ошалело осматривалась вокруг, и тут перед глазами появилось сообщение.

Добро пожаловать в КОВЧЕГ 5.0!

С момента глобальной аварийной активации прошло: 00.01.47.12… 00.01.47.13…
Поздравляем с успешным переносом Вашей личности!

Внимание!

В данный момент информационная система критично перегружена!

В связи с этим включена принудительная очередность доступа к информации любого толка!

Желаете ли Вы получить доступ к информационному источнику сроком на десять минут?

Да\Нет?


Что значит Ковчег? Как Ковчег?

Она недоумённо читала строчки сообщения.

- Значит я в Ковчеге? – переспросила она, непонятно кого.

Место в Ковчеге ей купил отец на её совершеннолетие. Дела были всё хуже и хуже, и он хоть и надеялся, что всё придёт в норму, но всё же, решил перестраховаться ради любимой дочки.

А Лючитта как раз начала бредить различной литературой о магии и волшебных существах. Она так хотела увидеть их вживую! Или в виртуальной реальности на крайний случай. И мир выбрала конечно же магический, и расу, имеющей бонус на путешествия по всяким лесам, чтобы самой добраться до магического зверинца.

- Интересно, как там папа? – задумалась грустно она, - тоже умер или жив ещё? А если возродился в Ковчеге, то где он сейчас?

Сообщение о выборе всё ещё маячило перед глазами.

- Ну конечно хочу! – подтвердила она запрос.


Ваш запрос удовлетворен!
Вы внесены в список ожидания доступа.

Ваш номер в списке: 87453417



Напоминаем, что вскоре каждый из участников проекта получит в инвентарь книгу знаний, содержащую в себе информацию общего толка о последних событиях.

Советуем перейти к созданию нового имени для Вас! Это обязательный шаг для получения доступа к информационным данным Вашего воплощения!

Внимание! В связи с перегруженностью системы канал связи прерывается!

ВНИМАНИЕ!

НЕ умирайте! Не умирайте! Не умирайте!

НИ в коем случае НЕ допускайте смерти персонажа до дальнейших указаний!

Желаем Вам удачи!

- И что значит, не умирайте? Что за ерунда? Это же виртуальная реальность, а не что-то там! Тут нельзя умереть! Это обещали в компании Ковчега 5.0. Вечная жизнь в виртуальном мире, – поражалась Лючитта прочитанному тексту.

- Ну и прекрасно! – несколько успокоившись, попыталась ввести своё имя. Не сразу она догадалась мысленно представлять, что вводит буквы на месте курсора.

- И звать меня будут, Лючитта! – гордо заявила девушка в пространство. – Но система была против.

Извините, данное имя уже используется, выберите другое!

- Пусть тогда будет Лючитта75, - выругалась девушка и попробовала снова.

Но опять ничего не вышло. Лишь с третьей попытки система проглотила введенное имя.

- Но почему нет никакой одежды? Всем ведь полагались стартовые наборы! – удивлялась она всё больше, ожидая следующего сообщения, которое не заставило себя ждать.

Для Вашей категории выбор расы недоступен. Окончательное завершение!
Для Вашей категории выбор внешности и параметров недоступен! Меняется в зависимости от многих факторов.

- И что это значит?


Имя: Лючитта157.
Раса: Антропоморф.
Подвид: Кошачьи
Пол: Женщина.


Внешность: Изменена.
Параметры: Аутентичны оригиналу

Ещё раз осмотрела себя и выругалась:

- И где, спрашивается? Я такую классную внешность себе сделала, а тут значит только в характеристиках и прописано о каджитке? Я так не играю! Где техподдержка, в конце концов! – попыталась послать она запрос.

Идет процесс Экстренной Цифровой Эвакуации!
Идет процесс Аварийной Активации!

Ваш запрос не может быть удовлетворен!

Вы уже находитесь в списке на ожидание доступа к внешним информационным источникам!

- О, великолепно! У них там значит бардак, а мне отдуваться! Я же, судя по номеру в списке, вечность ждать буду их информации. Вот ведь, вляпалась в какой-то баг системы, – причитала она про себя.

- И где же всё-таки одежда? Может в инвентаре лежит?

Но вызвать инвентарь, что бы она ни пробовала, так и не удалось, видать его в Ковчеге просто не было.

- Это что же теперь, весь хлам на себе таскать? – поразилась она своим тщетным попыткам. - Хотя чего этот я, мне пока и таскать то нечего… - ещё раз осмотрев себя, буркнула девушка, продолжив читать справочную информацию о характеристиках персонажа.

- С этим всё понятно, но что теперь делать то? – вопросила Лючитта в воздух. – Ладно, надо поселение найти, может там помогут.

Идти голышом куда-то было дискомфортно, но не сидеть же на месте!

На всякий случай девушка сорвала несколько листов папоротников, чтобы в случае чего прикрыться.

Деревья, деревья, деревья. Девушка брела через лес, перелезая через коряги, пролезая под низкими ветками и обходя заросли кустарников, а деревья всё не кончались, хоть она и шла уже час. И что хуже всего, она так никого и не встретила!

Что это были за деревья, было не понятно. Лючитта не достаточно знала ботанику, чтобы определить это самостоятельно.

И ещё, очень настораживало отсутствие животных и птиц. Да что там птиц, даже насекомых не было! Где они все? Нет, конечно, встретиться с хищником девушке совсем не хотелось, но ведь и так как-то неправильно.

А может это вообще магический лес? Да вроде непохож…

Бодрость при таком переходе постоянно снижалась и приходилось часто отдыхать.

Один раз она уже попробовала потратить её до нуля и сильно пожалела об этом, потому что просто рухнула обессиленная на землю и не могла подняться, пока бодрость немного не восстановилась.

К тому же, шкала голода постепенно поднималась и начинала немного беспокоить Лючитту. Насколько она знала, в Ковчеге всё было приближенно к реальности, и нужно было регулярно питаться, иначе сначала замедлялось восстановление жизни и бодрости, а потом наступала голодная смерть. Но вот что есть…

Под деревьями росли папоротники и какие-то кусты с ягодами. Всё бы ничего, но некоторые из них были странного цвета – бордовые, фиолетовые. Были ещё более привычные, зелёные и жёлтые.

- Зелёные, вряд ли спелые, - подумала девушка и, всё-таки решилась попробовать жёлтые, цвет понравился и был более привычен для глаз.

- Эх, не отравиться бы, – думала девушка, аккуратно срывая с куста одну жёлтую ягодку и кидая её в рот. – Вроде ничего.

Ягода была очень вкусной и просто таяла на языке. Девушка с трудом поборола желание нарвать ещё этих вкусных ягодок.

- Ладно, если всё нормально будет через пару часов, то съем ещё, – решила Лючитта, чтобы хоть как то отбить у себя желание отрывать ягоды.

По пути ей попалась довольно прямая палка.

- Моё первое оружие, - хмыкнула Лючитта и, держа палку в правой руке, опиралась на неё при ходьбе.

Предыдущие листья папоротника были давно выброшены и заменены новыми, пучком расположившиеся в левой руке.

- Я, похоже, по кругу блуждаю, - сказала Лючитта сама себе, отдыхая в который раз на корне дерева.

К четвёртому часу блужданий, девушке всё же повезло. Она вышла к небольшому ручью.

И куда же дальше идти? - спросила сама себя девушка, вдоволь напившись ключевой воды.

- Итак, ручей наверняка впадает в реку или в озеро, а на берегах рек всегда селились люди, – вспомнила она из истории. – Если пойду вдоль ручья, то куда-нибудь да выйду, - приободрилась она и быстрее зашагала вдоль течения ручейка.

Чем дальше, тем шире становился ручей, но до реки ему было ещё далеко.

Вскоре лес поредел, и до носа девушки донёсся запах соли.

- Дальше, похоже, море находится, - обрадовалась девушка хоть какой-то перемене.

Лес расступился и, выбравшись на берег, девушка оглядела местность. Слева и справа сплошной стеной шелестел лес. А впереди, насколько хватало взгляда, раскинулось море. Голубое и прекрасное. Солнце играло бликами на набегающих волнах.

Девушка присела у воды и опустила руки в море. Небольшие волны набегали на берег и распадались, сталкиваясь с ладонями. Зачерпнув песок в одном из углублений между камнями, Лючитта смогла разглядеть и почувствовать каждую песчинку. Реалистичность Ковчега просто поражала воображение!

Вот только не было видно ни рыбёшек, ни рачков.

В море тоже не было жизни. По крайней мере, в этом месте, - подумала она.

- Хорошо-то как! – выпрямившись, потянулась Лючитта, но неожиданно напряглась, увидев какое-то движение краем глаза.

Пригнувшись, и взяв свою палку в обе руки как дубину, пошла вдоль каменистого берега в сторону до намеченного места. Осторожно заглянув за камень, она вздохнула с облегчением. Среди камней сидела девочка лет 14, также как и Лючитта без одежды, и ковырялась палкой между камней. Что-то подцепила и взяла в руку.

- Эй, - позвала Лючитта девочку.

- Ой, - от неожиданности воскликнула она, выронила палку, резко обернулась, но, потеряв равновесие, привалилась к камню попытавшись придержаться рукой.

Послышался небольшой хруст. Лючитта испугалась! Неужели перелом? Прыгнула к девочке, взяла её за руку, успев заметить небольшую дымку, исходящую из сжатого кулака. Она разжала руку и ни чего не обнаружив, огорчённо вздохнула, и что-то сказала.

Язык уж точно не мой родной испанский, - подумала Лючитта.

- Как тебя зовут? – спросила Лючитта на испанском, но девочка лишь покачала головой, и что-то заговорила.

- Не понимаю я тебя, – сказала девушка в ответ, и повторила вопрос на английском, который в какой-то степени знала, но та снова покачала головой.

Язык девочки был знакомый и что-то напоминал. Лючитта напрягла память, и в голове всплыл образ одного из работников ранчо, где она часто бывала.

Тот человек часто говорил на том же языке, хотя больше ругался, - улыбнулась девушка своим воспоминаниям. - Ах, точно, - вспомнила она окончательно, - это точно был русский, давно проживающий в Австралии.

Девушка показала открытую ладонь, указала на себя и назвалась:

- Лючитта.

Потом указала на девочку и сделала вопросительное лицо.

- Света, - та сразу поняла, что от неё хотели.

- Вот и познакомились, - сказала девушка, но Света опять не поняла слов.

Жестами Лючитта попыталась объяснить, что нужно идти дальше, искать помощь.

С горе пополам, но девочка разобралась, утвердительно кивнула и улыбнулась. Яркая детская улыбка, отразилась на её лице.

Лючитта обернулась и рассматривала местность. Сзади приятно шумело море, влево и вправо, насколько хватало обзора, стоял сплошной лес.

Снова посмотрев на ребёнка, она заметила недоумённый взгляд, направленный на неё.

- Ну что такое? – спросила девушка, наклонившись, чтобы их лица были на одном уровне.

Света не ответила, лишь обошла Лючитту и почесала той спину, а потом за что-то дёрнула.

- Ай, - вздрогнула девушка, почувствовав резкую боль, - обиженно посмотрев на девочку, потянулась почесаться в месте щипка, и недоумённо застыла.

Под рукой чувствовалась шерсть, небольшой участок кожи покрывали нежные волоски.

- Зарастает Лючитта, – и недоумённо пожала плечами на немой вопрос девочки.

Девушка махнула направо, показывая, что пора идти и уже успела сделать шаг в выбранном направлении, когда Света подбежала и осторожно взялась за её руку. Лючитта одобрительно улыбнулась.

Так они и шли по песчаному берегу, оставляя следы позади себя. Нагретый песок приятно пересыпался между пальцами ног.

Света всему удивлялась и без умолку болтала, показывая рукой то на море, то камень необычной, напоминающей собаку, форме, но Лючитта почти ничего не понимала, и лишь кивала в ответ.

- Пусть наговорится, - улыбнулась она, - у девочки явный стресс, а так ей, похоже, легче переносить нестандартную ситуацию.

Вскоре песчаный берег закончился, утыкаясь в каменный утёс, отвесно поднимающийся ввысь. Пришлось заходить обратно в лес. Света уже изрядно хотела есть и потянулась сорвать бордовые ягоды с ближайшего кустика, Лючитта успела перехватить её руку и покачала головой.

- Нельзя, вдруг они ядовитые, - проговорила она строго, хоть Света и не понимала ничего из сказанного. Но вполне могла уловить интонацию.

Подошла к другому кусту и указала на жёлтые ягоды. Они девочке весьма понравились.

- Жаль не во что их положить, - опять расстроилась Лючитта.

А девочка, немного побродив в округе, принесла несколько больших листов папоротников и сложила их кулёчком. Пусть небольшие, но вмещающие несколько горстей ягод на двоих.

- Эх, сама-то хороша, не догадалась, дурёха, - отругала себя Лючитта, хлопнув руками по бёдрам, и улыбнулась ободряюще, протягивающей ей кулёк, уже заполненный ягодами, Свете.

В лесу было сложно определить направление, и Лючитта старалась двигаться вдоль берега, ориентируясь на прибрежные скалы и шум моря, доносившийся с левой стороны.

Начинало темнеть и девушки ушли дальше в лес, на поиск подходящей поляны для ночёвки. С моря повеяло холодом, и Лючитта опасалась подхватить простуду, хоть и не была уверена, что таковая в Ковчеге существует.

Побродив немного, была найдена небольшая полянка, заросшая мелкой травкой, просто идеально подходящая для ночёвки. Лючитта собрала побольше листьев папоротника, и устроила лежанку на двоих.

А в это время девочка задумчиво сидела и крутила несколько стебельков в руке и что-то из них вязала.

Когда Лючитта уже закончила собирать постель, Света протянула ей пучок листьев, со стеснительной улыбкой.

- Что тут у нас, - поинтересовалась девушка, и, взяв пучок, развернула его.

Это была небольшая юбочка, сделанная из больших листьев всё тех же папоротников, и скреплённых верёвочкой, связанной из стебельков травы.

- Ах, ты моя хорошая, - умилилась девушка подарку и обняла девочку за плечи.

Девушка сразу же надела юбку на себя. Не слишком удобная и неприятно скребущая кожу, но это всё же была одежда.

- Хоть немного приличий соблюсти при будущей встрече с людьми, – радовалась она.

Девочка сделала такую же юбочку и себе.

Спать ложились вместе, чтобы было теплее, ибо к вечеру немного захолодало. Устроились на импровизированной лежанке всё из тех же листьев папоротника, и укрывшись ими же, как одеялом, заснули.

Когда Лючитта проснулась, Светы рядом не оказалось. Беспокойство охватило девушку, и она вскочила со своей импровизированной кровати. Тело болело и продрогло после сна на земле, пусть и с подкладкой из листьев.

Схватив свою палку в правую руку, заозиралась вокруг. Девочки видно не было, и Лючитта прокричала в лес:

- Света-а-а!

Откуда-то из зарослей донёсся ответный зов.

- Вроде её голос, - пробурчала Лючитта, - вот как выпорю, за то, что волноваться заставляет, - взволнованно подумала она, но сразу передумала. – Мама я ей что ли? Но всё равно поговорить нужно, только она же ничего не понимает из моих слов, – и приуныла.

Девочка, вся грязная, в зелёных разводах от травяного сока, но совершенно довольная собой, выползла из зарослей и протянула ей кулёк с ягодами.

- Хорошая всё-таки девчёнка – подумала Лючитта, - вон как заботится, - и улыбнулась благодарно.

- Грязнуля, - сказала она нежно, обращаясь к девочке и гладя её по голове. – Нам нужен ручей, чтобы помыться, но сначала давай съедим эти прекрасные ягоды.

Бросив палку обратно на землю, протянула руку к кульку и обомлела. Поднесла кисть к глазам, поморгала и от шока присела на землю. Кисть была как будто чужая, в клочковатой шерсти, а на кончиках пальцев явно сформировались подушечки с торчащими кончиками коготков. Лючитта попробовала напрячь мышцы, и из кончиков пальцев, из под меха вылезли острые когти.

Света завороженно смотрела на это. Протянула руку, аккуратно потрогала коготки и что-то промычала с некоторой завистью.

- Да нормально, всё, - уверенно сказала Лючитта, поднимаясь и делая вид, будто ничего особенного не случилось, но сильное волнение охватило её.

- Исправляют! Не знаю, что там у администраторов за баг был, но, похоже, они всё-таки взялись за дело и теперь исправляют мой аватар. Я превращаюсь в антропоморфку, как и хотела, - возликовала Лючитта на своё открытие, пробуя языком подросшие клыки и обнаружив, что на спине шерсти стало значительно больше, - вот только почему нельзя было этого сразу сделать, спрашивается? – возмутилась она, продолжая свой мысленный монолог.

Девочка уже подпрыгивала от нетерпения, дёргая Лючитту за руку и требуя идти дальше.

- Странно, подросла она что ли? Вроде вчера была ниже, - внимательно посмотрела на идущую рядом Свету, но решила, что ей показалось.

Ручей нашли через час. Он протекал между корнями деревьев, журчал и блестел на солнце. В одном месте вода вымыла изрядно земли, образовав маленькую заводь, где теперь Света радостно плескалась в прохладной водичке, смывая пыль, грязь и пот, а Лючитта смотрела по сторонам, решая, куда пойти дальше.

- Наверное снова к морю лучше выйти, - решила она.

Им до сих пор никто не встретился, что было, по крайней мере, странно.


_____




Молодой парень бежал через лес, перепрыгивая через корни, преследуя кого-то.

Хан Ён, кореец, долгое время живший с русскими на одном из промышленных предприятий, где проработал всю жизнь. Билет в Ковчег он купил сам, потратив почти все накопленные деньги, чтобы в случае беды сбежать сюда, в другой мир, непохожий на его опостылевшую обыденность.

- Не могу… догнать! – взволновано думал Хан, выбиваясь из сил. – До чего же прытким стал! Да стой ты! Стой! – хрипло кричал он, чувствуя, что задыхается от стремительного бега.

Второй парень ломился вперёд, не разбирая дороги и что-то дико вереща…

- Проклятье! – вскрикнул Хан, рухнув на землю. Бодрость закончилась, и теперь он не мог сдвинуться с места, как бы ни старался.

- Что за невезение, - думал он, вынуждено отдыхая на земле. – Что тут вообще происходит? Это совсем не тот мир, что нам обещали… Где одежда? Где оружие? Где вообще жизнь в этом лесу? Одни растения кругом! – вспоминал он прошедший день пути.

Бодрость поднялась, и Хан встал. Дальше он продвигался небольшими пробежками, давая время восстановиться бодрости.

Вдалеке снова послышался приглушённый вопль.

- Ты у меня ещё получишь, - думал парень о преследуемом, - дай только догнать и привести в чувство!

Парень шёл по следам своего напарника, бегущего всё вперёд и вперёд.

Выйдя к ручью, он выругался. Следы заканчивались у самой воды, и было совершенно непонятно, куда идти дальше.

- Куда он мог отправиться? – задумался Хан, - Вверх? Вниз?

Тут он услышал визг к низу по течению.

- Вниз, - проговорил он, обеспокоенно и помчался в выбранном направлении.

- Только бы успеть, только бы он чего не натворил! – лихорадочно думал Хан, перепрыгивая через коряги.

До него донеслись вопли и женские крики. Он побежал ещё быстрее, но всё же не успел. Хан Ён увидел лишь развязку трагедии.

- Проклятье, - нервно пробормотал Хан. – Не успел.


_____


- В Ковчеге должны были оказаться миллионы людей, и где они все? – думала Лючитта, когда её отвлёк незнакомый звук.

Сзади послышался какой-то шум, и девушка, неожиданно получив сильный удар в спину, полетела в заводь. Боль пронзила тело. С трудом поднявшись и отплёвываясь от воды, она попыталась встать, но снова получила сильный удар. Кто-то пнул её под рёбра со всей силы, так, что девушка задохнулась и рухнула в воду.

Послышался визг Светы и истерический жуткий мужской хохот.

Еле еле поднявшись, сквозь мокрые волосы, залепившие лицо, девушка увидела как как какой-то мужчина схватил девочку за руку и ударил в живот. Та согнулась пополам от боли и рухнула бы, если бы её не держали за руку.

- Не смей её трогать, - яростно завопила Лучитта.

Девушка с разбегу врезалась в этого человека, опрокинув того в водоём. Заискрились брызги в солнечныйх лучах. Рука девочки выскользнула из захвата и она упала в воду.

Лючитта в ярости смотрела на спину этого человека, готовая наброситься на него опять, но тут ей стало жутко, по настоящему жутко.

Раздался истерический, безумный смех. Мужчина обернулся и дикими глазами посмотрел на неё.

Это был скорее молодой парень, без одежды, весь покрытый бурой сыпью. У него было странное, искаженное, перекошенное тело. Правое плечо шире левого, одна рука толще, а левая нога немного короче правой.

Но не это так поразило девушку. У него были сумасшедшие глаза, совершенно лишённые разума. Он, то взвывал, то плакал, что-то причитая на непонятном языке. Изо рта шла пена, лицо искажено гримасами, меняющимися каждую секунду.

Парень завопил и снова бросился на Лючитту. Она с трудом увернулась, отбегая подальше, и заманивая его подальше от Светы. Та уже отдышалась, и взлохмаченная, теперь с ужасом смотрела на это зрелище, боясь встать или даже пошевелиться.

Парень вёл себя как дикий зверь. Логики в его действиях не было совершенно, лишь ярость и безумие светились в покрасневших глазах. Он кидался к ней, так что девушка с трудом уворачивалась. То рыча, обходил девушку по кругу, делая конвульсивные движения.

Но эта игра быстро надоела ему и, сделав резкий прыжок вперёд, набросился на девушку. Лючитта попробовала было снова увернуться, но не успела. Скорость, с которой парень добежал до неё, была невероятная. Обычный человек не мог так быстро перемещаться!

Он схватил её за локоть левой руки и с нечеловеческой силой бросил. Послышался хруст ломаемой кости. От сильнейшего удара и дикой боли в сломанном локте у Лючитты потемнело в глазах.

Послышался вопль ужаса. Света что-то орала на своём языке, пока парень не догнал её и не ударил кулаком в голову. Он что-то причитал, и безумно завывал.

Ярость, ярость клокотала в помутневшем от боли сознании девушки.

- Убью, - шептала она сквозь зубы, с трудом поднимаясь.

Здоровье было уже 5 из 55. Один удар и она умрёт, но ей было сейчас всё равно.

- Достать, убить, спасти, - вертелось в голове.

Она поднялась и пошла к этому зверю в теле человека.

Он стоял над девочкой и дико хохотал, ничего не замечая вокруг.

Лючитта инстинктивно выпустила когти и, подобравшись поближе, полоснула его по спине.

Завопив от боли, парень обернулся и получил второй удар в район шеи. Потом ещё один и ещё один. От шока он ничего не смог мог сделать. Уровень его жизни падал. В глазах появился проблеск разума и в него проник ужас от осознания скорой смерти. Он с диким воплем развернулся и отпрыгнул в сторону, бросился, не разбирая дороги, в лес, но споткнулся о корягу и рухнул на острый сук, торчавший из корня дерева. Плаксиво захрипев, с обиженно скорченными губами, он дёрнулся и замолчал. Его тело растаяло в воздухе, не оставив ничего.

- Вот значит, как тут умирают, - отрешённо думала Лючитта, смотря на место, где только что лежал труп.

Она села в воду и разрыдалась. Психологический шок от битвы наступил неожиданно, и так же неожиданно пропал, когда девушка заметила Свету, ошалело смотрящую вокруг.

Подобравшись поближе девушка, обняла ребёнка, и утишающим голосом говорила, что всё будет хорошо, что всё прошло, а безумца больше нет.

Слова были девочке не понятны, но интонации успокаивали.

Уровень жизни немного подрос и был уже 10 из 55. Только сейчас она осознала, что чуть не умерла, а что тогда?

Возрождение где-нибудь?

Но на ум пришла строчка из первых сообщений Ковчега:

«Не умирайте! Ни в коем случае не умирайте!»

- А если нет? Если есть какая-то проблема? А вдруг умрёшь окончательно? Этот парень, возродиться ли он или навсегда… - Лючитта похолодела, мысли путались.

Зашуршали кусты рядом. Девушка встрепенулась и поднялась, снова выпустив когти и угрожающе оскалившись, прикрывая ребёнка.

Из леса выбежал молодой человек с широкими плечами, по внешности кореец или китаец, Лючитта не очень разбиралась в этом. Он резко остановился на краю водоёма, тяжело дыша. Был виден лишь его торс, остальное скрывали густые кусты. Он вытянул руки вверх, показывая, что безоружен и постоянно повторял:

- Спокойно, спокойно, я вам ничего не сделаю, я вам не враг - говорил он это на трёх языках, видимо, не очень уверенный, что его поймут хотя бы на одном.

Света поняла, да и Лючитта тоже. Одна фраза была на русском, другая на английском, третья непонятно.

Девушка немного расслабилась, но оставалась настороже. Слишком свежи были события произошедшие буквально пять минут назад.

- Я тебя понимаю, - сказала она на ломанном английском. – Выйди к нам, поговорим.

- Эм, я бы рад, но видите ли, я немного не одет, – пробормотал Хан смущённо.

Лючитта только сейчас заметила, что он старался на них не смотреть, так как они, как в прочем и он, были раздеты.

Она оглядела себя и Свету и вздохнула. Зрелище было ещё то. Обе мокрые, грязные, со спутанными волосами. Их самодельные юбочки порвались и утерялись.

- Значит так, парень, отвернись и отойди на несколько метров туда, - махнула Лючитта рукой в сторону более менее просматриваемого с ручья места. – Поговорим на расстоянии, пока я ребёнка в порядок привожу.

Парень кивнул.

Ему пришлось рассказать, что он преследовал как раз напавшего на них парня, так как тот был не в себе…

- Меня зовут Хан Ён, а парня, которого вы видели, Ман Кир. Я его встретил вчера, и мы решили, что вдвоём безопаснее идти по лесу, к тому же он был моим соотечественником, – начал Хан рассказ. - Ему лет 18, не больше. Ребёнок совсем.

Девушка за его спиной хмыкнула, и он её прекрасно понимал, она увидела совсем не то.

- Не думайте о нём совсем уж плохо, не нарочно он это сделал, – сзади молчали, был слышен лишь плеск воды, и он продолжил. – Видели здесь кусты с ягодами? Наверняка видели, - сам себе подтвердил парень. – Не все они съедобны, а он как ребёнок тащил всё в рот. Есть, говорит, хотел и удивлялся моим придиркам. А сегодня недосмотрел я, он бордовых ягод с утра наелся. Весь куст ободрал. А потом… - Хан огорчённо продолжил, - весь покрылся сыпью и стал вести себя не адекватно. Я за ним, а он как с цепи сорвался, несётся, будто бодрость бесконечная, не догнать. Несколько часов бегали, пока сюда не добежал, а тут… - Он расстроено замолчал. – Молчали долго, он было уж решил, что они ушли, но сзади слышались звуки движения и шелеста листьев.

- Можешь обернуться, чтобы я видела твои глаза, - послышалось сзади.

Девушка стояла в отдалении, частично покрытая шерстью, с когтями на правой руке и вертикальными зрачками зелёных пронзительных глаз. За ней пряталась девочка, смотревшая настороженно. Обе прикрылись листьями папоротника, продетыми через тонкие веточки, связанные вместе и обхватывавшие бёдра и грудь по кругу.

- Не знаю, можно ли тебе верить, - с сомнением сказал она. – Но кое-что совпадает... – Она не стала уточнять, что именно. - Вот воскреснет, я с ним ещё поговорю откровенно, тогда посмотрим, правда ли это всё. – Угрожающе проговорила она, продемонстрировав правую руку с выпущенными когтями.

- Оживёт ли, - с грустью и сомнением, заметил Хан, опасливо посматривая на когти. - Было же сообщение, что умирать нельзя. Неспроста ведь.

Она промолчала на это заявление.

- Привет? – обратился он к девочке на русском, та опасливо на него смотрела, прячась за спину девушки.

- Я тебя не обижу, у самого трое сестёр, - и улыбнулся, открыто так, доброжелательно.

- А ты нас правда обижать не будешь? - робко спросила она, сделав маленький шажок из-за спины своей защитницы.

- Правда, правда, честное слово, пальцем вас не трону, – заверил её Хан разводя руки в стороны. – Я женщин и детей не обижаю, только плохих людей, - заверил он её.

- А что же тогда этого бяку не побил? – резонно, но уже более смело бросила девочка, сверкая внимательными глазами.

- Извини, не успел я, быстро, быстро бежал, но не успел, - заверил он её, - а так бы обязательно, помог чем смог.

- Ты вроде парень адекватный, меня можешь звать Лючитта, а вот её Светой. – Видя что ребёнок поуспокоился, настороженно проговорила Лючитта, - но смотри, я буду за тобой следить! Если что, разделаюсь как с твоим знакомцем, - кровожадно улыбнувшись, сказала она, уставив на него палец с высунутым когтём.

- Договорились! – обрадовано ответил Хан Ён.

Парень сделал себе такую же юбку как у них, и смотрелся довольно потешно.

Она бы рассмеялась, если бы левая рука не болела так сильно!

Подвигав ей, девушка охнула и скривилась.

- Надо шину поставить, иначе неправильно срастётся, - обеспокоено смотря на её попытки двигать левой рукой, отметил Хан. – Я помогу, сама ты не справишься.

Наломав тонких, но гибких веток, кореец приложил более менее прямую палку к руке и намотал ветки вокруг руки. Шина получилась плохая, а ветки всё норовили расползтись. В итоге рука была почти полностью запелёнана ветками и напоминала скорее конечность какого-нибудь сказочного лешего, чем руку девушки, но лучше ничего не было.

Во время этого процесса Хан постоянно разговаривал то с ней, то ребёнком.

- Вы тоже постепенно превращаетесь, – сказал он, наматывая новую порцию веток поверх руки.

- Будто сам не видишь, - буркнула девушка, корчась от боли.

Наконец-то закончив процедуру, она вздохнула с облегчением, и спросила в ответ.

- А ты должен был быть?

- Гном я, по крайней мере, стану вскоре, - осмотрел он свои плечи, которые были шире, чем должны при таком худощавом телосложении корейца.

Правда работа оказалась совершенно напрасной, через час девушка сбросила всю эту конструкцию за ненадобностью, так как рука полностью зажила вместе с восстановлением уровня жизни. Редкие проявления виртуальной реальности этого мира.

- Ты ведь в мир магии собиралась? – дождавшись утвердительного кивка, Хан продолжил. – Я тоже, но меня беспокоит Света, – он немного помолчал. – Она утверждает, что ей нужно срочно во Владимир, где её будет ждать сестра. Она должна была появиться в нормальном мире. Без всякой магии и прочего.

- Может, ты что-то путаешь? - удивлённо посмотрела она на девочку, которая старательно обрывала кусты, и с удовольствием ела жёлтые ягоды. – Этого ведь быть не может!

- Ну почему же, тут возможно два варианта, - неуверенно заметил Хан. – Либо она не там где должна быть, либо мы. Кроме нашей внешности, я пока магии не видел…


«Что делает человека лидером? Есть много мнений на этот счёт, но в нашем случае так сложились обстоятельства, что больше никого не нашлось. И человек вынужден был вернуться на стезю командира, хоть и не желал этого»

Летопись Первого пришествия​


Проф сидел и раздумывал о перипетиях своей летописи. Он знал её наизусть и также знал, что она далеко не полная. В первые дни на острове образовалось несколько групп, каждая выживала по своему, и исследовала новый мир, но что-то доподлинно было известно лишь об одной, о той, что собралась вокруг военного. Остальные канули в лету, не оставив о себе никаких записей или очевидцев событий. Поселенцы нашли несколько разорённых стоянок, но, увы, ничего более. Эта группа дала начало теперешнему дому поселенцев и мужчина ещё раз проверял летопись на стене, не забыл ли что-то важное внести на каменные стены летописной пещеры…

_____


Александр с трудом пробирался через заросли этого непонятного леса.

- Где живность? – думал он, отодвигая правой рукой следующую ветку, мешающую идти, - и что вообще происходит? Это совсем не то, что мне обещали в компании Ковчега, хотя вроде ситуация постепенно улучшается, - и он посмотрел на свою руку, точнее культу левой руки.

Ещё вчера обрубок был значительно короче, до самого плеча, таким как в реальной жизни, а теперь… Немного отрос. И сильно отличался по цвету и твёрдости от человеческой плоти. Это был скорее металл.

Вчера ещё, Александр на чём свет поминал администраторов, так как был сильно разочарован случившимся. Мало того что он умер! Так ещё и здесь, в виртуальном мире, в своеобразном посмертии, продолжал оставаться калекой!

Он-то надеялся, что оживёт в мире постапокалипсиса с новой рукой протезом и прекрасным титановым клинком для шинковки мутантов, а тут такое разочарование!

Но ситуация была не самая плохая, как сначала посчитал Александр, уже к вечеру он заметил, что рука немного отросла, а сегодня это было уже хорошо заметно. Скоро он получит свой современный протез, как и хотел.

Оставалась вторая проблема, второй день он никого не может встретить, ни одного человека, да ещё и лес странный, одни заросли, но никого животного происхождения нет. Это напрягало даже больше, чем отсутствие одежды на нём. Одежда что? Ерунда, приобретём, было бы у кого!

Раздвинув последние заросли, он, наконец, выбрался за границу леса. Отряхнулся от прилипших листочков и внимательно огляделся вокруг. Сзади лес, а впереди был каменистый подъём и был явно слышен шум моря, шум разбиваемых о камни волн.

- Извините, не могли бы вы помочь мне спуститься, очень прошу. – Вдруг раздалось сверху, и Александр, подпрыгнув от неожиданности, перекувыркнулся в сторону, приняв боевую стойку.

- О, браво, браво, выправка настоящего военного, - поаплодировали сверху, - но я бы, всё-таки попросил мне помочь, понимаете ли, мне одному не спуститься, - донеслось опять из вороха листьев.

- И где вы находитесь? - Александр разглядывал верхушки деревьев, но никого не видел.

- Да как раз на том самом дереве, под которым вы только что стояли, – ответили сверху.

Подойдя вплотную к стволу и взглянув вверх, мужчина таки увидел своего собеседника.

Худощавый человек сидел на верхушке дерева и в правду не мог спуститься. У ствола практически не было веток от земли до половины высоты дерева, а обхват ствола в несколько метров не давал возможности за него ухватиться.

- Сейчас помогу вам, - крикнул он вверх.

Забраться с одной рукой на дерево было проблемой, так что Александр решил помочь по-другому. Он нашёл валяющееся неподалёку тонкое деревце, видать сваленное ветром во время шторма, и приставил его к дереву со страдальцем.

- Спускайтесь по брёвнышку, как по лестнице, - крикнул он верх, - я подержу, чтобы вы не упали.

- О, буду очень благодарен, - ответил мужчина, пытаясь сползти по приставному деревцу с толстой ветки, на которой сидел уже второй день. - Ох тыж, господи, - вскрикнул он, оступаясь уже у самого низа и упав на голову своего спасителя. – Извините, пожалуйста, - пробормотал он смущенно, поднимаясь и слезая с Александра.

- Ух, чуть не раздавили, - усмехнулся тот отряхиваясь.

- Позвольте представиться, Геннадий Павлович, – протянул он руку для пожатия. – Историк и искусствовед.

- Александр Прокофьевич, - ответил он на рукопожатие, - но можно просто Александр.

- Тогда и меня, пожалуйста зовите Геннадий, а то как то ситуация не очень располагает на официальный тон, - и широко улыбнулся прямыми ровными зубами, обращая внимание на отсутствие одежды у обоих.

- И давно ты тут? – спросил Александр, раздумывая, что же теперь делать.

- Так второй день сижу и осматриваю окрестности, вон там, например, точно какой-то храм видел, - указал он в сторону подъема на утёс.

- Храм говоришье? – переспросил Александр, задумчиво. – Так пойдём же посмотрим. Может, хоть узнаем, где мы находимся и куда идти дальше!

- А это отличная идея, Александр, - обрадовался он, явно желая того же, но не уверенный как попросить.

- А что ты помнишь о последнем дне в реальном мире? – спросил Геннадий, тяжело дыша при подъёме наверх.

- Да немного, - Александр чувствовал себя гораздо легче и говорил без отдышки. – Работал себе, работал, а потом темнота и я уже тут.

- У меня также, третье сентября, кажется? – вновь спросил он.

- Да, третье. Есть предположения, что произошло с землёй?

- К сожалению, ни каких, похоже, это было крайне неожиданное событие, – пропыхтел Геннадий, и они замолчали на время подъёма.

Забравшись на утёс, они обнаружили строение. Оно заросло травой, но камень монолитных блоков хорошо проступал через неё. Это была скорее пирамида, выложенная из больших гранитных камней, размером пять на пять метров.

А за строением сверкало море и крутой обрыв, спускавшийся вниз, и волны прибоя, разбивавшиеся о скалы.

- Высоковато здесь, – отметил Александр, осматривая округу. Утёс тянулся по километру влево и вправо, и терялся за изгибами берега.

- Я, кажется, нашёл вход! – Геннадий не терял времени даром и уже раздвигал длинные ползучие растения, обвившие проход внутрь пирамиды. – Ох, Александр, помоги мне, пожалуйста, сил не хватает толкнуть дверь. – Каменная плита отодвинулась на десяток сантиметров и застряла, как бы он ни пытался её сдвинуть.

- Поднажмём – выдохнули мужчины, навалившись на дверь, и та нехотя сдвинулась внутрь помещения.

- Ну чтож, не сидеть же снаружи, - заметил себе под нос Александр и полез за уже юркнувшим внутрь историком.

Небольшое помещение в полумраке казалось зловещим, будто они заявились в древний храм забытого бога. У противоположной стены стоял алтарь – большой неровный камень с бурыми застывшими подтёками, будто это была кровь, застывшая и не отмытая от кровавых ритуалов. На нем покоились два предмета. Витой рог, покрытый замысловатыми золотыми узорами, и меч, расписанный рунами. На стенах барельефы, повествующие о чём-то заблудшим путникам.

- Мрачное местечко, - заметил Геннадий, подходя к алтарю. – Судя по алтарю и барельефам, я не ошибся это действительно, когда-то, был храм, а на алтаре приносили жертвоприношения. – Он от возбуждения подпрыгивал, осматривая всё вокруг.

Геннадий хотел потрогать рог с алтаря, но как только прикоснулся, по нему пошли трещины, миллионы трещин распространились по рогу к камню, а потом и к мечу, и алтарь со всем содержимым рассыпался в пыль, опустившуюся на каменный пол храма.

- Ох, как же так, - несколько обиженно вздохнул он, – только что-то интересное нашли. – Александр, очень прошу, не трогай, пожалуйста, барельефы, вдруг они тоже рассыпаться? А мне хотелось бы хотя бы прочитать историю этого места. – Он теперь более осторожно передвигался, рассматривая изображения на стенах.

А Александр, собственно так и стоял у входа, не успев сделать и шага.

- Вот уж точно историк до мозга костей, - удивлялся он своему спутнику, - ладно, может, что интересное узнает, - решил мужчина и тоже стал рассматривать рисунки.

А посмотреть было на что. Барельефы рассказывали незамысловатую, но довольно интересную историю.

Вот изображён монстр, очень похожий на кракена из легенд, атакующий деревни на берегу моря, ужас людей и разрушенные дома. Изображение острова с несколькими поселениями, ясно даёт понять, что сбежать у людей не получиться, а с морем связана вся их жизнь. Вот рыбаки закидывают сети, наполняя лодки рыбой, вот женщины плетут рыболовные снасти. На рисунке были ещё знаки, раскиданные по поверхности острова, но что они означали, было непонятно.

- Как интересно, - задумчиво протянул историк. – Появилась некая тварь, вроде бы такую кракеном часто звали в мифологии, и стала нападать на остров. А вот тут показано, что жители решили приносить твари жертвы, чтобы утихомирить её. – Он указал на изображение жреца с кривым ножом и девушкой, привязанной к алтарю. – Подкармливали, в общем. – И хмыкнул осуждающе.

Дальше было более интересное изображение. На корабле приплыли люди в балахонах, и в центре самой большой деревни встали в круг. Кракен пытался на них напасть, но утыкался в некий барьер, очерченный вокруг группы людей. На следующей картине в руках у людей в балахонах зажглись огни, они поднимались ввысь, объединяясь там в один луч, падающий в кракена. И можно было представить вопль чудовища и его агонию от атаки людей.

Несколькими простыми штрихами было выбито в камне, как кракен уменьшается в размерах и помещается в странный рог в руках человека в плаще.

- Магия, ну конечно же. – Воскликнул Геннадий. – С помощью магии кракена поместили в рог, и наверняка подув в него можно было вызвать это чудовище опять. А меч, - он указал на последний барельеф, - позволял окончательно эту тварь убить, на случай если она вырвется из-под контроля.

- Довольно интересно, но откуда в мире будущего, такие вещи? Здесь не должно быть никакой магии! – удивлённо заметил Александр, опять разглядывая рисунки на стенах.

- Мир будущего? – задумчиво протянул Геннадий, - жаль тебя разочаровывать, но мы похоже не совсем там где ожидали, - он помолчал и продолжил, - понимаешь ли, я вот должен был оказаться в нормальном мире, не хотелось мне бегать за эльфийками или стрелять в мутантов, хотелось тихой спокойной жизни. Я вообще человек неторопливый по сути.

Александр обернулся и посмотрел на историка, но тот лишь пожал плечами, против фактов не попрёшь.

- И где же мы тогда?

- Чего не знаю, того не знаю. Получается какая-то солянка. Погодим делать выводы, нужно больше узнать о мире, тогда и обсудим подробнее, - заключил Геннадий.

Александра немного успокоился. Рано ещё волноваться, жизнь покажет.

- А что алтарь то рассыпался так быстро? – спросил он, ведь это было довольно странно.

- Время, мой дорогой, время. Судя по тому, КАК он рассыпался, алтарь, и вещи на нём простояли тут не одну сотню лет, и просто пришли в негодность, так сказать, - усмехнулся Геннадий своему сравнению.

- Но раз они магические, разве не должны быть более надёжны? – недоумённо переспросил мужчина, не очень понимая происходящее.

- Это зависит от законов магического мира, который придумали программисты и создатели, но вообще-то, магию накладывают на вполне обычные вещи, а те имеют тенденцию ломаться со временем. – И Геннадий изобразил руками, как что-то рассыпается на осколки между его пальцами.

_____


Это утро для Лючитты опять началось крайне беспокойно. Она проснулась от сильного плача Светы. Девочка сидела на траве и рыдала в три ручья. Поспешно подойдя и обняв её, женщина грозно посмотрела на Хан Ёна.

- Это не я, правда, - испугано пробормотал кореец, протирая глаза, - я сам только что проснулся.

Света указала на свои ноги, снова всхлипнула и быстро что-то затараторила на своём языке. Хан кивал, что-то отвечал и успокаивал.

На вопросительный взгляд Лучитты он лишь пожал плечами, и тихо попросил подождать, пока ребёнок не успокоится.

Лючитта присматривалась к девочке и тут заметила, что ноги не пропорциональные, слишком длинные для её возраста. Слишком. Этак она в свои 14 лет будет ростом с туже Лючитту, при том тело остаётся детским.

Они проговорили так с час и Света, наконец-то успокоившись, отошла за ягодами.

- Правильно, ты заметила, - заметил Хан взгляд девушки, - именно из-за ног она ревела. Сестра у неё довольно легкомысленная была, и постоянно говорила лишь про свою внешность и что ноги должны от ушей расти. – Хмыкнул Хан осуждающе. – А Света ещё ребёнок, наслушалась ерунды, да в редакторе персонажа и попробовала удлинить себе ноги, полюбоваться на этакую красоту. – Мужчина с жалостью посмотрел на девочку и покачал головой. – Не больно-то ей понравилось, да забыла она изменения сбросить, вылетело из головы. А теперь… не только мы с тобой меняемся, - глянул он в глаза Лючитты, - но и у неё вот ноги отросли.

- И что же делать то теперь, - обеспокоенно спросила девушка, она очень хотела помочь бедной Свете, но как, не представляла.

- Ничего мы не можем, - вздохнул Хан, - просто помочь ей освоиться. Внешность у персонажей сменить нельзя. Редактор при заселении не был активен, как ты помнишь. – Он взглянул в сторону ребёнка, - она такой и останется, пока администрация не появиться.

- Но ты ведь её как-то успокоил? – Лючитта вспомнила, как долго Хан разговаривал с ребёнком.

- Просто предложил ей перспективы применения длинных ног. – Он присел на корточки у голого участка земли, без растительности, и сделал несколько рисунков. – Вот смотри. У неё размер шага скоро будет больше чем у нас, при этом масса останется почти такой же. Если она прокачает немного ловкость, то сможет бегать быстрее всех. – Он улыбнулся. – Скоростной ланью, будет наша Света. Вполне неплохая компенсация за такие выкрутасы Ковчега, главное находить во всём этом позитив.

- Позитив? – задумчиво протянула девушка, - может быть, может быть.

Сама она сознательно выбрала расу антропоморфа, ей всегда импонировали когти и вальяжность кошачьих, а также возможность с лёгкостью передвигаться по пересечённой местности.

- Ладно, пошли, нужно выйти обратно на берег, может сегодня повезёт, и мы встретим других людей.

Они пробирались через лес весь день и вечером вышли на пляж. Море покраснело в заходящих лучах солнца, как будто горело, соприкасаясь со светилом на горизонте.

- Смотри, там по-моему костёр виднеется, - заметила Лючитта мелькающий огонёк вдали вдоль берега. – Может там люди есть? – Предположила она.

Хан Ён присмотрелся и предложил пойти в ту сторону, может, там действительно есть люди и они помогут путникам и объяснят, что тут происходит.


_____


Александр стоял и слушал голосящих на всю округу своих спутников. Одна женщина ревела навзрыд, раскачиваясь из стороны в сторону, напоминая игрушку-болванчика и никого не желала слушать.

Другая вопила у него под ухом, упирая руки в бока и требуя справедливости, правда непонятно для кого и как. Требовала администрации и жалобную книгу.

- Вот где я ей жалобную книгу отыщу? У нас даже одежды нет, листочками папоротников прикрываемся, чтобы соблюсти хотя бы видимость приличий! – уныло думал он.

На душе было погано, мужчину охватила апатия, и не только его одного. Только что произошло то, что выбило всех из колеи.

- Что я могу сделать? – разборчиво, сухим голосом ответил он на её заявления. – Я знаю не больше вашего и доступа к администрации не имею.

Она неожиданно замолчала и проговорила отчаявшимся голосом:

- Но ведь так же нельзя…

Мужчины, выдохшись от криков и взаимных упрёков, расселись кто на земле, кто на бревне и уныло смотрели с утёса вдаль.

Надо было расшевелить их, заставить смотреть вперёд, несмотря ни на что, – думал он, но никак не мог решиться сделать шаг вперёд.

Ведь придётся взять ответственность за этих людей на себя, отвечать за них и следить, чтобы не наделали глупостей, как недавно. Страшно, но необходимо, так как не было больше никого, кто в данный момент могли бы взять на себя шефство и не угробить всю группу при этом.

С ним такое уже было, давно на военной службе. Александр командовал небольшим отрядом молодых военных, учил их не теряться в боевых условиях, но в реальной боевой обстановке сберечь не смог. На них напали из засады, и разнесли машину из гранатомёта. Тех, кто выжил, расстреливали из автоматов почти в упор. Он тогда потерял левую руку, её оторвало взрывом, а его самого отбросило в кусты, может потому и выжил, один из всех. Следовавшая за ними колонна военных отбила атаку, но отряд Александра погиб, а его доставили в госпиталь.

Выписавшись, он ушёл в запас и больше не лез в командиры никогда, даже на собраниях рабочих не выступал, а теперь вот опять придётся.

- Замолчите, все! – гаркнул Александр.

Голоса смолкли, и даже всхлипы женщины притихли. Все посмотрели на него.

- Хватит летать в облаках! Это уже больше не ИГРА! Хватит относиться ко всему столь легкомысленно! Мы не знаем, что здесь происходит, и неизвестно когда узнаем, – он посмотрел каждому в глаза. – Нам надо выжить здесь, или вы забыли требование не умирать?

- Мы должны суметь защититься в случае опасности.

- Да от кого нам защищаться то? – буркнул один из мужчин, - тут даже насекомых не водится!

- От кого? А утренний случай? – переспросил Александр зычно, - И вы, кажется, забыли, что в Ковчег стремились все? Все, в том числе и всякие отморозки, расисты, маньяки, любящие резать своих жертв? А ведь боль здесь вполне реальная, даже если мы будем возрождаться, – он вздохнул. – И к тому же, мы видели с вами лишь этот лес. А что там дальше? Может, это только тут нет животных, а глубже в лесу имеются хищники? Об этом вы подумали?

Александр вспомнил утренний инцидент.

Вместе с Геннадием, они утром вышли на группку людей в лесу. Мужчины и женщины активно спорили друг с другом, что нужно дальше делать, куда идти, где искать помощь, раз администрация их игнорирует. Обычная реакция запутавшихся и напуганных людей.

Неожиданно на них выбежал ещё один человек, но ведущий себя не адекватно. Весь в грязи, со звериными глазами, и палкой в руках он нападал и кидался на всех подряд. Его пытались утихомирить, но безрезультатно.

Александр, взглянул на свою руку, утром она уже полностью отросла, но ещё плохо его слушалась, особенно клинок. Оружие то норовило выскочить, то с трудом убиралось. Сейчас-то он уже приноровился, и проблем не было, но утром…

Безумец набросился на него, но Александр легко его перебросил через плечо и повалил спиной на землю. Приёмы самообороны, пусть и подзабытые, но отведённые до автоматизма во время его службы в армии, послужили сейчас неплохо. Но тому было всё мало, не желая успокаиваться, мужчина вскочил и снова набросился. Военный увернулся и собирался обезвредить, ударив кулаком в живот, но тут сработало оружие. Клинок выскочил из руки и проткнул безумца, тот поморгал удивлённо и исчез.

Остальные не слишком огорчились кончине нападавшего, тот успел опустить уровень их жизни, пусть немного, но своя шкура как говориться дороже…

Александр, выплыл из воспоминаний и огляделся.

Люди молчали, кажется, до них начинало доходить, что сказка не получилась, и Ковчег оказался не столь радостным местом, как им хотелось, а даже совсем наоборот…

- Администрации здесь нет, и когда появиться неизвестно. Может уже завтра всё придёт в норму, а если нет? – спросил он окружающих его людей, - если они появятся только через месяц, или год, или вообще никогда? Что тогда вы будете делать?

Они задумались о словах Александра, но вряд ли готовы были двигаться в своей жизни дальше.

- Осмотритесь вокруг, - указал он на лес, - мы уже почти всё здесь ободрали, и завтра уже нечего будет есть, и что тогда? Может, скажете, что в другое место переберёмся? – и посмотрел на женщин, - но ведь там тоже уже может быть всё ободрано, просто не нами, а другой группой! Нам нужно найти еду, найти её постоянный источник, иначе просто умрём с голоду, - подытожил Александр. – Нам нужно научиться жить здесь, в этом мире.

- Правильно говорит Александр, - задумчиво подал голос Геннадий.

Он тихо стоял невдалеке, не участвуя в спорах и криках. Человек неконфликтный, даже внешний вид менять не стал в Ковчеге, оставшись худощавым человеком с каким-то рассеянным выражением лица, сразу заявив о бесполезности подделывать себя, ведь внутри-то он остаётся прежний. Геннадий совершенно не умел, как это называется «толкаться плечами» за тёплое место. В этом смысле Александр ему нравился, волевой человек, способный вести за собой, таким и должен быть лидер, хотя сейчас была заметна лёгкая неуверенность, будто что-то терзало его изнутри. Остальные были поглощены своими переживаниями, чтобы это заметить. И он решил помочь, вмешаться, хотя обычно предпочитал смолчать.

– Послушайте, - начал он неуверенно, - Я историк по профессии, и точно скажу вам, во все времена находились любители терроризировать слабых. Поэтому нам надо стать сильными. Обязательно нужно, иначе просто умрём тут. Будем убиты этими сильными.

- И что же нам делать? – спросил сидевший на земле парень, назвавшийся Толиком, припомнил военный. Он готов был действовать, имел импульсивный характер, но вот что именно делать ему было не понятно.

- Для начала найти более подходящее место для жизни. Найти достаточно еды. Можно пойти к морю, что виднеется отсюда в той стороне, - Александр указал рукой вперёд. – Может там можно поймать рыбу, а ведь тогда одной проблемой будет меньше.

- Да как мы её приготовим то, эту рыбу. Огонь откуда возьмём? - удивлялась одна из женщин.

- Да ещё и ловить её нужно, сама-то она в руки не прыгнет, - буркнул другой парень.

- А я о чём вам твержу? – язвительно заметил Александр, - надо заняться делами, а не сидеть тут и надеяться неизвестно на что!

- А огонь, - тихо пробормотал Геннадий, - ерунда какая! Есть много способов. Из тех, что нам доступны, так это трение. Как устроимся на ночлег, я постараюсь развести костёр. Может и не сразу получиться, может, долго провожусь, но результат обещаю, – улыбнулся он остальным.

Люди немного успокоились. Цель, вот что им нужно было сейчас, когда их прежняя жизнь оказалась разрушена. Они поднялись и уныло двинулись в сторону моря. Александр очень надеялся, что ему удалось всё-таки расшевелить их, заставить задуматься. Он шёл и вспоминал, что привело всех к такому отчаянию.

Женщина и два ребёнка, мальчик и девочка, встретились им сегодня утром. Женщину звали Ирина, это она сейчас рыдала, не находя себе места, а как звали детей, не узнал, не успел спросить, как всё закрутилось....

Александр оглянулся на понуро идущую за остальными женщину, казалось, она ничего не видела перед собой, и шла только потому, что один из мужчин поддерживал её за локоть и направлял вперёд.

- Надеюсь, оклемается, - подумал он, пробираясь через лесные заросли.

Вспоминать не хотелось, но он заставил себя, убеждаясь, что вряд ли мог чем-то помочь…

Дети очень хотели есть и, пока никто не видел, начали собирать ягоды и класть их в рот. Всё бы ничего, да вскоре они добрались от зелёных и жёлтых, уже проверенных, до бордовых…

Сначала послышался смех, какой-то ненормальный смех со стороны детей, Александр обернулся и обомлел.

Дети покрылись сыпью и дико хохотали не понятно над чем, а потом девочка подняла камень и принялась бить и бить своего знакомого по голове. Мы рванули к ним, но не успели… Мальчик даже не сопротивлялся, а продолжал хохотать держась за живот, пока не умер, и не исчез. А девочка бросила камень и обернулась к остальным, с пеной у рта и безумными глазами она глядела на них и похихикивала.

Неожиданно заверещав, побежала к краю утёса и прыгнула на камень. Она прыгала и прыгала на камне, дико хохоча, пока не оступилась и не рухнула вниз на острые уступы…

Группа направлялась к морю, приходилось довольно много вилять, обходя неровности местности или слишком густые заросли.

Геннадий подошёл и тихо, чтобы не услышали другие, спросил:

- Как думаешь, может и утром тот мужчина…

- Скорее всего, - так же тихо отвечал Александр, - но пока помолчим об этом, им, - он кивнул на недалеко идущих людей, - и так хватает потрясений. Как насчёт костра, действительно сможешь развести?

- Даже легче, чем предполагал вначале, - улыбнулся Геннадий, протянув руку.

В ней был увесистый камень, с какой-то зернистой поверхностью. Александр вопросительно согнул бровь, и историк пояснил.

- Нашёл недавно вот этот булыжничек, - погладил он камень другой рукой. – Это, мой друг, минерал с большой примесью кремния. Если два таких камешка побить друг об друга, то возникает маленькая искорка, слабая конечно, но должно хватить на разведение костра. Правда неплохо бы что-нибудь очень сухое найти, типа сушёного моха, для розжига, но, наверное, и сухие листья под ногами подойдут. – Он пожал плечами, - я как-то больше к спичкам привык, когда в походы студентом ходил, но, надеюсь, получиться и сейчас припомнить что и как.

Александр кивнул:

- Ты прям наш спаситель, не подведи, друг, людям надежда нужна.

Геннадий лишь хмыкнул, сам прекрасно всё понимал.

Через пару часов они нашли ручей, убегающий вниз, и идя вдоль него вышли на берег моря. Кучевые облачка плыли по небу, а вода блестела в лучах солнца.

- Водичка то тёплая, - плескаясь и смывая грязь, порадовались женщины.

- Крабы! – Разнеслось над пляжем, - Народ, это же крабы. - Радостно вопя, Толик, держал в руках большого краба, стараясь при этом уберечь свои пальцы от мощных клешней.

Толик ударил его о камень и возопил ещё радостнее:

- Мне опыт дали, представляете? Да на них можно уровень поднять.

- Что за уровень ещё? – удивлённо загомонили женщины. Они хотели жить в нормальном мире и в своё время не очень интересовались игровыми составляющими Ковчега.

- Эх вы, а ещё в виртуальный мир собирались, - укоризненно заметил Толик, - за уровень вам очки навыков дают, а их можно вложить, например, в телосложение, чтобы живучее быть, мир то тут не очень безопасный, или в силу, чтобы тяжести большие таскать, может килограмм в сто. – Объяснял он.

Люди оживились и стали тоже высматривать крабов, но тут услышали голос своего не названного лидера.

- Стоять! – Крикнул Александр, - куда вы помчались? Вы их сырыми есть собираетесь? – Возмущался военный.

- Так ведь, потом приготовим, - смущённо загомонили женщины.

- А сколько времени они хранятся? Как долго пролежат? Может они в этом мире уже через полчаса станут тухлыми, и мы все отравимся тут? – Бушевал он, пытаясь образумить не в меру оживившихся людей.

- Сначала дрова и костёр, потом перед самой готовкой за крабов возьмемся, и уровни повысим, а пока вон лучше яму выкопайте поглубже, да наловите эти деликатесы в неё, да чтоб не убегали, следите. – Раздал Александр задания и сам первый пошёл в сторону леса за хворостом.

Геннадий облюбовал небольшое местечко подальше от воды, натаскал камней, сложив их кругом и образовав очаг. Дрова скоро натаскали, но костёр никак не желал разжигаться.

Лишь ещё через час удалось историку с помощью кусков кремния и сухих травинок развести огонь. Он тихо и радостно разгорелся, задымив и потрескивая дровами. Огненные всполохи поднимались над песком пляжа в вечерних сумерках.

- Так, и как мы их готовить то будем? Варить не в чем. – Все задумались, ситуация аховая, еда есть, но приготовить её было проблемой. – Придётся запекать в углях, - вздохнула одна из женщин, мясо будет крайне жёсткое, но довольно вкусное. Когда уж мы в последний раз натуральный продукты ели? – Прозвучал риторический вопрос.

Двадцать третий век - век синтетических продуктов. Натуральную еду себе могли позволить лишь очень богатые люди, а такие покупали себе место на станцию Ковчега в космосе, а не в оцифрованную версию жизни, так что вряд ли могли здесь встретиться.

Когда первый костёр достаточно прогорел, разожгли рядом второй с помощью горящих веток. В порядке очереди условились его поддерживать на случай появления диких животных, хоть их и не видели ни разу, даже самых маленьких.

Крабов по очереди убивали камнем, получая свои крохи опыта, и закапывали в горячую золу, где они запекались в собственном хитине. Есть их было сложно. Мясо получалось жёсткое, чтобы его достать из потемневшего от золы панциря приходилось постараться, но для голодных людей, три дня питавшихся только ягодами, это был настоящий пир.

А уже перед самым заходом солнца к ним вышли трое. Весьма колоритная компания из гнома, девочки со слишком длинными ногами и человекоподобная кошка, ни слова не понимающая на русском языке, но вполне сносно использующая английский.

Александр расспросил их и предложил подсаживаться к костру.

Женщина-кошка с непривычным именем Лючитта вызвала ажиотаж вокруг, все украдкой на неё смотрели и удивлялись странностям вкусов некоторых молодых особ, но та просто их игнорировала, видать не впервой ей подобное внимание. И ещё активно сочувствовали девочке Свете, которая от избытка внимания была вся пунцовая от смущения и прижималась к Лючитте.

Александр встал, привлекая внимание к себе.

- Итак, давайте, подытожим информацию на сегодняшний день, у нас тут есть представители из всех трёх известных нам виртуальных миров. Из мира будущего, это я, из мира магии вон Хан Ён и Лючитта, остальные кто куда хотел попасть, но сейчас мы все вместе. Есть соображения по этому поводу?

- Да ничего хорошего, - снова подал голос Геннадий, так как остальные молчали, - Насколько я знаю, Ковчег не был закончен к третьему сентября, когда мы вдруг оказались здесь. Я думаю, - он указал пальцем в небо, они просто не успели закончить, вот и запихнули всех в один, единый мир. Об этом говорит и название «Слияние 0.6.6.6».

- Чтож, вполне согласен, у меня были схожие мысли, - подтвердил Александр, поблагодарив историка за ответ.

- Так мы теперь застряли тут? – Прозвучал вопрос Дмитрия, направленный ко всем сразу. Он был в группе единственным стариком.

Военный начинал потихоньку расспрашивать людей о них и их профессиях, сейчас важно было понять, кому какие дела можно поручить в будущем.

О себе Дмитрий почти ничего не говорил, но предложил помощь, которую Александр посчитал просто неоценимой. Старик увлекался обработкой древесины и резьбой, даже продавал некоторые свои работы и на эти средства безбедно доживал свой век.

Александр очень надеялся, что получиться найти или изготовить подходящие инструменты для старика. Очень много можно было изготовить из окружающего их леса.

- Будет ли администрация что-то исправлять нам неведомо, так что надо бы начинать обустраивать нашу с вами жизнь. – Спокойно отвечал военный, - слишком наивно полагать, что при таких глобальных проблемах, те люди, что всем тут управляют, быстро начнут обращать на нас внимание. Это моё мнение.

Люди зашептались, большинство, было вполне согласно с мнением историка, но они всё-таки надеялись, что вот, сейчас, очень скоро появятся создатели этого мира и всё исправят, но пока что ничего не менялось…

Александр продолжил:

- У нас у всех сейчас несколько проблем. Первое, - и демонстративно загнул большой палец, - еда, вторая это крыша над головой, третья это оружие, на случай непредвиденных ситуаций, – перестав загибать пальцы, он огляделся. – Предлагаю по порядку, сначала обеспечим себя едой, я ещё никому не говорил, но, по-моему, я видел, как на мелководье плещется рыба. Завтра нужно изготовить какие-нибудь ловушки и наловить её.

- Рыба это хорошо, можно нажарить её на костре, будет очень вкусно, - проговорила одна из женщин, звали её Лина. Она была мелким клерком в офисе и довольно дотошно ко всему относилась. Даже педантично.

- Точно вести складской учёт поставлю, - думал Александр про себя, - не хуже любого прапорщика контролировать будет, чего только стоили её требования связаться с администрацией днём! – Он вздохнул, - осталось лишь найти такой склад и заполнить его чем-нибудь.

- А ещё её можно высушить на солнце, тогда заготовим её впрок, чтобы всегда был запас на случай дальней дороги, - вставила другая, кажется Светлана, обычная домохозяйка, наверное. Ей здесь всё было в диковинку. Билет в оцифрованную жизнь ей купил муж, решив, что они прекрасно проведут время в своём домике на берегу финского залива. Правда, где он сам теперь на просторах Ковчега было неизвестно. Двое детей выросли и почти не навещали их. Она даже не знала, оцифровывались они или нет, живы ли?

- Вторая проблема пока не так актуальна, но это до тех пор, пока не испортиться погода, так что нужно заняться строительством хотя бы простого навеса. И оружие я постараюсь изготовить. Вопросы? – Спросил он окружающих.

- Отлично, завтра этим всем и займёмся, - подытожил Александр. – А теперь спать и дежурить в порядке очереди.


«Эра слияния 0.6.6.6 – это большой котёл, вмещающий в себя жуткую смесь из разных миров. Нормальный мир, мир будущего и мир магии перемешались, принуждая привыкать к новым правилам и дисбалансу эпох. И счастье было найти заклинание или автомат, или даже просто кусок железа от старой машины, ибо это повышало нашу выживаемость в мире ужасных тварей, мутантов и монстров»

Мысли о Мире, Летопись поселения​


Окружающий лес был каким-то диким. Ни дорожек тебе как в парке, ни подстриженных кустов. Растения пошли большей частью незнакомые. И ещё звуки, странные звуки доносились отовсюду, вызывая любопытство и настораживая одновременно.

Шёл Арти осторожно, постоянно оглядываясь, старался не шуметь. Видел, как то в фильме, как индейцы охотились, вот и копировал.

- Главное чтобы настоящие индейцы не попались, а то засмеют до колик в животе, - размышлял он, - ибо мой слоновий топот, вряд ли можно назвать охотничьей походкой даже с натяжкой.

Арти не знал, сколько времени он шёл, но, по его ощущениям, довольно долго.

Впереди показался просвет, и перед ним предстал берег небольшого вытянутого озера, метров десять в диаметре, не больше.

А самое главное это запах! Пахло от него тухлыми яйцами, просто жутко пахло.

- Много сероводорода в воде, – пробормотал Арти оглядываясь.

В озеро втекало несколько ручейков, но не было ни одного вытекающего, явный признак поземного выхода у озера.

Арти обошёл озеро по кругу, забрался на невысокий каменный уступ, нависающий над водой, и заглянул в глубину, но ничего не разглядел, вода была мутной и дна совсем не видно. Может тут меньше метра глубина, может все десять, проверять мужчине не хотелось. Он было повернулся, собираясь уходить, но поскользнулся на мокрой поверхности выступа и сверзился в воду.

Глубина оказалась порядочная, и Арти с головой погрузился в воду. Она оказалась тёплая, но неприятная на вкус. Какой-то горячий источник грел воду в озере. Мужчина задвигал руками и ногами, выплывая на поверхность, вскоре голова оказалась над водой и он учащённо задышал.

- И что же мне так везёт поскальзываться то! – Возмущённо думал он про себя, держась на поверхности воды. – А ведь там что есть, - задумчиво протянул мужчина.

Когда он был под водой, то успел увидеть синеватое свечение и заметить некий светящийся знак в массиве камня.

- Эх, была, не была, - решился Арти на авантюру и, набрав в лёгкие воздуха, нырнул опять.

Открыл глаза и принялся осматриваться вокруг себя.

- Вон это свечение, - подумал мужчина, подплывая поближе.

В стене и вправду светился некий символ. Арти протянул руку, чтобы прикоснуться к нему, и тот, слегка вспыхнув, как будто впитался в руку и исчез. Проскочило какое-то сообщение системы, но прочитать его мужчина не успел.

- И всё? - Недоумённо подняв брови, хмыкнул про себя мужчина.

Воздуха стало не хватать, и он быстрее задвигал ногами, всплывая. Выбравшись на берег, Арти разлёгся на спине, отдыхая.

- Итак, что мы имеем, - принялся разбираться Арти, - я прикоснулся к знаку и тот пропал, и что же дальше произошло? Нашёл! – Он обнаружил иконку с тем же знаком, что видел под водой на краю видимости своего обзора. Покрутил головой, иконка не исчезала. – Внутренний интерфейс значит, а если попробовать её активировать? – Но у Арти ничего не получалось. Иконка была окрашена в серый цвет, символизируя, что сейчас её нельзя использовать.

Арти разочаровано встал и принялся осматриваться, неожиданно буквально на долю секунды, он заметил, как иконка стала активной, а потом снова посерела. Уже медленнее двигая головой, он переводил взгляд на разные предметы, пока взор его не упал на воду. Заклинание снова было активно. Отвёл взгляд от воды, иконка посерела.

- Значит, воздействует только на воду, - отметил Арти и попробовал активировать заклинание. Энергия послушно начала тратиться, и быстро ушла в ноль, а никакого эффекта так и не обнаружилось.

- Ладно, может слишком много воды? – Решил он, ожидая пока энергия восстановиться опять.

Мужчина набрал в ладонь воды и снова попробовал заклинание. Видимого эффекта опять никакого, но ему показалось, что вода стала чуточку теплее.

- Или это просто рука притерпелась? – Усомнился Арти и проверял ещё и ещё.

Он ждал, восстановление энергии и активировал заклинание на воду в руке, и так несколько раз. Рука устала, но эффект был подтверждён. Заклинание действительно нагревало воду, но совсем слабо.

Арти ещё раз рассмотрел внимательнее символ. Синий квадрат, а в нём круг и горизонтальные волнистые линии, видать характеризующие воду, а над ними три линии, начинающиеся от линий воды и закручивающиеся завитками, характеризующие поднимающийся пар. Всё вполне логично, если подумать.

Арти пробовал заклинание ещё несколько раз, как вдруг проскочило сообщение об увеличении характеристик игрока. Ковчег повысил интеллект на единичку.

- Это хорошо, - порадовался Арти, - а ведь заклинание лучше стало, теперь быстрее получается нагреть воду. – Отметил он, продолжая свои эксперименты. – Нужно ещё интеллект повышать, чтобы улучшить эффект.

Арти пробовал применять заклинание на разных жидкостях. На соке листьев, на смеси воды с песком и всём что смог придумать. Даже на своей руке, вдруг кровь нагреется? Но заклинание работало только с водой, причём довольно чистой.

- Наверное, концентрация примесей не должна быть больше, скажем примерно тридцать процентов, точнее без опытов не скажешь. – Сказал он сам себе. - Не очень полезное заклинание, но в быту пригодится, - решил мужчина, - без костра можно воду вскипятить, правда, не раньше, чем подразовью интеллект, - немного разочарованно подумал он.

Оставаться у озера больше не было смысла, и Арти пошёл дальше. Отойдя от озера на приличное расстояние, он глубоко и с удовольствием вздохнул запахи леса. Хоть и притерпелся немного к вони озера, но был рад оттуда уйти, больше не хотелось там оставаться.

Земля вскоре стала каменистая, а деревья ниже и не так густо росли.

Влево и вверх убегала небольшая тропинка, но она быстро терялась среди камней. В том направлении виднелась гора, куда Арти идти было не с руки, и, перевалив через небольшой перевал, он стал спускаться в лес, с противоположной стороны от озера.

Вскоре деревья вновь раскинули свои кроны над мужчиной, а заросли стали мешать идти.

Мужчина вышел на небольшую полянку, в центр которой врос большой камень, метра 2 в высоту, солнце постепенно садилось, дело шло к вечеру. И тут мир Ковчега снова показал свой «милый» характер. Обойдя препятствие по кругу, Арти поздно заметил небольшую пещеру, образовавшуюся на стыке камня и земли. А вот пещера его заметила. Точнее заметила здоровенная тварь, сидящая в ней.

Повернувшись на звук, мужчина обомлел. Перед ним предстало чудо на чётырёх ногах, покрытое чешуёй, как у крокодилов, но пропорции тела скорее напоминали хищников, вроде тигров. Красавец конечно, но смертоносный красавец. Зверь лениво глянул и зевнул, демонстративно показав острые клыки в несколько рядов.

Комок застрял у Арти в горле.

- Мне конец, – пронеслось в голове за секунду как он обежал вокруг камня и чудом запрыгнул на его вершину. Зверь по-прежнему лениво смотрел, вот только уже сидел снаружи и в удобном для атаки месте, прямо под мужчиной.

- Если захочет, то легко догонит, – лихорадочно размышлял Арти. - Одна надежда, что не сразу запрыгнет на камень.

Они оба сидели и переглядывались. Ему было лень охотиться, видать был сыт, а Арти боялся шелохнуться. Сколько они так сидели? Наверное, с час, хотя трудно судить, так как страх сковал все мысли мужчины.

Муки в животе пришли неожиданно. Выскочило предупреждающее сообщение о высоком уровне голода, и Арти понял, что либо его съедят, либо сам помрёт от голода.

- Нужно как-то выбираться отсюда. – Думал Арти, оглядываясь вокруг.

Случай помог ему. Из леса донёсся грохот. Что это было, Арти не знал, да и было уже всё равно, ибо зверь вскочил на шум и подбежал к краю поляны, настороженно прислушиваясь и приоткрыв угрожающе пасть. Другого шанса могло не прийти и мужчина, спрыгнув с камня с противоположной стороны, побежал что есть сил в лес. Бодрость стремительно падала и, скоро он должен был упасть без сил, если не отдохнёт.

- А тогда этот зверь просто сожрёт меня, – пронеслось в голове.

Рык сзади известил о гневе зверя из-за пропажи прямоходящей еды. Мужчина юркнул в небольшую щель между камнями и пополз, обдирая ладони, так что жизнь немного упала. Но теперь он был хоть немного в безопасности… Наверное.

Тварь нашла свою добычу неприятно быстро, но теперь не могла её достать. Он не пролезал в эту щель, да и Арти, вооружившись камнем, бил его по лапе при его попытке выцарапать когтями еду. В шахматах это называется пат. А вот как поставить мат, мужчина не знал. Ситуация то не улучшилась.

- Зверь не загрызет, так опять же от голода помру, - приуныл он.

Оружия не было, заклинание сейчас совершенно бесполезно. Была бы вода, можно было бы отвлечь тварь, ошпарив её, но увы, воды с собой у него не было.

Шкала голода уже вошла в красную область. Смерть подбиралась всё ближе…

Неожиданно на зверя откуда-то сверху прыгнул большущий орк, как потом выяснилось под два метра. Гигант по сравнению со Арти, при его то скромных 176 см. Орудовал орк каким-то странным черным мечом, скованным похоже из металлического мусора. Зарубил он зверюшку на удивление быстро, почти не запыхавшись. Просто бил и бил её, пока тот не испустил дух, не успев ничего предпринять.

- Эх, какая тварь попалась, я уж думал таких всех перебили, а нет вот один припрятался, - удивлялся орк, - и опыта совсем мало дают. – Попричитал мужик с зелёной мордой и, обернувшись, крикнул. - Вылезай давай, хватит там в яме прятаться. Тут пока безопасно. – И орк продемонстрировал кривозубую улыбку с двумя большими клыками из под нижних губ.

- Ну давай знакомиться, вновь родившийся. – протянул он Арти руку, когда тот вылез из своего убежища. Рукопожатие было крепким и, пожалуй, даже дружеским. – Моё имя Борт. Так меня все называют. А ты как я понимаю, Артифактор?

- А откуда вы меня знаете? - тот несколько удивился, рассматривая нового знакомого. На орке были кожаные штаны и портупея пересекающая торс крест накрест, видать для крепления меча - Я что уже был с вами знаком?

- Давай на ты, а то корёбит твоё «Вы» при обращении к брутальному орку. – Он скривился и нагнулся к телу зверюги. – Та и не думала исчезать, как частенько бывало в компьютерных играх. – А откуда знаю, так на нашем острове, кстати, живём мы именно на острове, новых людей давно не было. Далековато от материка нас забросило. А живёт тут всего 57 человек! Кто на перерождение отправился нетрудно узнать. Мы тут уже давно знаем, где кто возрождается, так что стоянки организовали. Вот меня за тобой и послали, как узнали, что ты окочурился. Кстати, помоги мне его прикопать, - указал Борт на зверя.

- А разве не стоит его разделать? На ингредиенты там, или шкуру взять? – Немного удивился Арти поведению орка.

- Э, брат, тут такое дело… - Помолчал он немного. - Ты в какой мир хотел попасть? – Спросил он осторожно.

- Мир Магии. – Мужчина недоуменно на него уставился. - Что значит в какой? Мы же оба в одном мире.

- Так вот, огорчу я тебя, не в нём мы… Хотя в нем, но не в нем. – Как то запутанно ответил он, посмотрел на Арти, вздохнул и попробовал объяснить. – Тебя не смутило название мира «Слияние 0.6.6.6»? – И он продолжил в ответ на утвердительный кивок. – Так вот здесь мир смешанный из всех трёх миров. Есть магия. Есть мутанты. Есть машины. Есть ещё всякая хрень. Тут огромная солянка и мы в ней теперь живём. У нас часть людей хотело мирно жить в нормалити, а теперь вот тут тусуются, а ещё у нашего лидера, замечательный протез с мечом из титана. Вроде рука как рука, а на монстров пойдем, так такое лезвие выдвигается, обзавидуешься…

Арти ошеломлённо молчал, пытаясь осознать услышанное. Нет, конечно, у него появились некоторые подозрения, что Ковчег отличается от ожиданий, многое на это указывало, но признаться самому себе в этом он пока опасался.

– Понимаешь ли, - продолжил орк, прервав размышления Арти, - эта тварь не просто животинка местная, она мутант, появившийся из-за радиации.

- Это как так, - несказанно удивился Арти.

- Да вот так, довольно далеко от острова есть радиоактивная область, там многие морские обитатели мутируют, причём очень быстро. Ковчег сильно ускоряет этот процесс. А потом прямиком к нам на остров направляются для проминада, так сказать. Мы их сжигем, или закапываем, сам понимать должен, себе дороже такую зверюгу разделывать, от неё ведь до сих пор радиацией фонит, мало ли как повлияет на наши тела!

Они выкопали яму и скинули туда зверя, присыпав напоследок землёй.

- Эм, - заикнулся Арти, - а нет ли чего поесть? А то я, боюсь, скоро просто помру от голода. – У него и вправду начались лёгкие колики в районе желудка.

Борт взглянул на мужчину, усмехнулся и протянул из сумки небольшую лепёшку, завёрнутую в лист папоротника. Сгрыз он её мгновенно, сразу почувствовав себя лучше. Шкала сытости снова была в зелёной зоне, что не могло не радовать.

Борт показался хорошим парнем и Арти чувствовал себя в его обществе довольно комфортно.

- Ладно, оправляться нужно. Ты главное держись позади меня и вперёд не лезь, а то прибьют и не заметят. – Наставлял Арти его зубастый товарищ. – Далековато мы от безопасного дома. Ты очень уж неудачно свой путь выбрал, теперь проще кругом идти, чем назад возвращаться. – Мужчина недоумённо посмотрел на орка. – Ты когда у озера был, не туда пошёл, если бы отправился дальше вдоль леса, то вышел бы прямиком к нашей Крепости.

Слово Крепость Борт выделил особо, с некоторой теплотой в голосе, как название места и в тоже время желанный дом.

- А ты через перевал попёрся, так что теперь мы с тобой в почти неизведанных местах, - Борт усмехнулся, - ну да ладно, первооткрывателями будем. Давно пора здесь всё разведать, а то всё времени не было.

Арти лишь пожал плечами, он не мог ничего предложить в такой ситуации, к тому же сам не был даже в известных орку местах.

- Сейчас пойдём в направлении на ту гору, - указал Борт на выступающий из-под крон деревьев пик. – Там должен расположиться на ночлег отряд Данилы, присоединимся к ним, заодно с людьми познакомлю. – И ободряюще похлопал Арти по плечу.

А через полтора часа раздался радостный вопль Борта. Арти вздрогнул от неожиданности и посмотрел в ту же сторону, что и орк. Перед ними стоял автобус. Обычный такой туристический автобус, немного ржавый, без колес, но он тут был. В лесной чаще без дорог. В мире магии этого быть не должно… Однако вот он, полусгнивший автобус, заросший травой… Мбда, мир сошёл сума.

Орк радостно подбежал, стал осматривать то, что осталось от машины. Как оказалось целы были лишь часть корпуса, который мы заметили издалека, и несколько стальных арматурин ходовой части, остальное превратилось в труху, включая колёса и кожаные сидения.

- Не густо здесь сохранилось, - не понимая радостного возбуждения Борта, пробормотал Арти.

- Мало ты о нашей жизни знаешь просто. У нас ведь ни заводов, ни рудников нет! Почти всё самодельное! А тут металл, понимаешь Металл! Его же на оружие или инструменты пустить можно! – Немного поумерив пыл, орк споро раскурочил проржавевшие листы и сложил их в несколько раз, чтобы удобнее было их закрепить за спиной. Другие уцелевшие железки также прикрутил за спину. Зрелище вышло интересное. Груда железа торчала у орка за спиной, сильно выдаваясь и немного мешая идти через заросли.

Арти лишь мигал от удивления. Попробуй он в реальном мире так сложить пусть и ржавый, но лист железа, промучился бы без инструмента, а орк делал это без труда, да ещё и легко поднял всё это.

- Тут ведь килограмм тридцать, наверное, - как-то неуверенно спросил он у Борта.

- Да ерунда, я и сотню килограмм подниму без проблем, у меня сила прокачана хорошо. Это же виртуальный мир всё-таки. – Ответил орк, не отрываясь от своей работы. – Эх, и повезло же нам! Удачно наткнулись. – Продолжал радоваться орк, - а то с оружием, то у нас не очень.

- А что есть, ну кроме твоего меча? – Заинтересовался Арти, так как сам был сейчас полностью безоружен.

- Мечи, навроде моего, дубины всякие, несколько арбалетов, но те только у женщин в ходу, так как сложно их сделать и хорошие тетивы редкость.

- Ты вроде говорил, что тут и мир будущего примешался, неужели огнестрельного оружия не нашли? – Уточнил Арти.

- Ну почему же не нашли, кое что попадалось, - задумчиво протянул орк, - только ведь к нему патроны нужны, а где их взять? – Вопросил Борт риторически. – Немного старых гильз, конечно, сохранилось, но порох сделать, - пожал он плечами, - пока не вышло. И замены нет. Так что всем своим пользуемся! – Подытожил клыкастый товарищ, широко улыбнувшись.

Дальше шли молча. Борт тактично давал Арти свыкнуться с поданной информацией и не мешал своей болтовнёй. И хотя внешне мужчина был вполне спокоен, как никак преподавал долго, не до открытых эмоций, но внутри у него всё клокотало. Что вообще здесь твориться то? Было совершенно не понятно, как теперь быть, и что делать дальше. Администрации, как он понял из дальнейшего рассказа здесь фактически не было. Живи как хочешь, и как сможешь. Всё в твоих руках, однако…

Сделав себе зарубку на память, подумать обо всём этом позже, начал расспрашивать своего попутчика об окружающем мире. Как ни крути, а ему здесь жить, и было бы неплохо хоть что-то узнать.

Стало уже совсем темно, и идти дальше не было особого смысла, Борт огласил привал рядом с небольшим ручейком, и принялся разжигать костёр. Арти было интересно узнать, как тот будет это делать и внимательно наблюдал за процессом. Всё оказалось просто, два куска кремния давали искру для розжига, но нужен был определённый навык.

- Слушай Борт, а какие заклинания тебе известны? – Поинтересовался Арти, смотря в огонь.

- Эээ, брат, да, пожалуй, никакие, тут ведь в чём штука, заклинания у нас, конечно, были, да только повывелись все. – Грустно отметил Борт.

- Как так? – В который раз удивился Арти.

- А ты вспомни, что происходит при смерти? – Буркнул орк и продолжил, когда собеседник задумчиво помолчал. – Мы все не раз умирали в этом мире, так что заклинаний не осталось, как и приличного оружия. Нет конечно, может и найдём ещё чего, но больше не везло.

- А я нашёл одно... – Задумчиво протянул мужчина и подпрыгнул от резкого восклицания орка.

- Где, когда? Что за заклинание, что делает то? – Затараторил свои вопросы возбуждённый орк, наседая на Арти.

- Да ничего особенного, просто нагрев воды. – Быстро отвечал мужчина, на напор зелёного знакомого.

- И всё? – Разочарованно пробурчал орк, - я то уж понадеялся, что мутантов мочить будешь с ходу, а так разве что по хозяйству поможешь. – Съёрничал он. - Покажи уж, интересно всё же.

- Вот уж извини, что нашёл, то и имею. – Но заклинание продемонстрировал, сходил к ручью, набрал в ладони воды и мгновенно нагрел её до кипения, резко вылив на землю, чтобы не обжечься.

- Можно кипятком плеваться, - не зло пошутил Борт и усмехнулся. – Набрал в рот воды, плюнул в глаза монстрику и бей его, пока тот ошеломлён! – И оба рассмеялись.

Из леса донеслись странные звуки, Борт внимательно прислушался и тоже издал звук, похожий на трель птицы. Донёсся ответный звук и орк сам себе кивнул.

- Как раз вовремя, это боевой отряд на нас вышел, - пояснил орк. – Они собирались исследовать здешнюю часть острова, так мы с ними пойдём, безопаснее так, заодно и местные красоты посмотрим, - закончил он как раз как из темноты показались фигуры.

Первым показался воевода Данила, поприветствовавший и пожавший мужчинам руки. За ним показался его отряд.

- О, Борт, как дела? – Данила пожал ему руку и, глянув на пачку железа рядом с костром, присвистнул. – Неплохо смотрю. А ты как Арти, уже закончил с напильником работать? Смотрю, развеяться решил, а то всё работа да работа у тебя, - увидев мой недоумённый взгляд, он посерьёзнел и спросил. – Вновь рождённый?

Я кивнул и увидел посуровевшие взгляды членов отряда. Некоторые отвернулись и занялись своими делами, пытаясь прикрыть своё беспокойство. Они всё прекрасно понимали и знали историю поселения, но такие события выбивали из колеи. Никто не хотел всё забыть.

Опять.

Был Данила вполне среднестатистический человек. Не слишком мускулистый, подтянутый и всегда с прямой спиной, хороший воин и руководитель рейда. Здесь он был на своём месте что ли… Раньше он много играл, был как раз лидером отряда бойцов и собирался в магический мир вместе со своей гильдией, собирающуюся покорять и здешний мир, но оказался на острове и теперь водил рейды поселенцев.

Покачав головой, он стал представлять членов отряда.

- Наш гномий хирд, - показал Данила на выходящих из темноты людей, точнее уже не совсем людей.

Показались пятеро гномов в разномастных шлемах с рогами, низкорослые и широкоплечие. Они обладали пышными бородами, и у каждого за спиной был прямоугольный щит, сделанный из кости и досок. Оружием им служили булавы из твёрдых пород дерева и несколькими рядами гвоздей, укреплённых вставками из металлических пластин, выглядящих очень угрожающе.

- Пятеро ведь маловато для хирда, - заметил Арти с сомнением, но так чтобы гномы не услышали.

- А кого это теперь волнует? – усмехнулся Данила, показав белозубую улыбку. – Захотелось, вот и зовутся, главное ведь, работают слажено!

А по национальности они были корейцами, проживающих в разных концах старого мира. Их имена Арти долго не мог запомнить, так что различал их по шлемам, которые они носили не снимая.

Мужчина с двухрогим шлемом был у них папой, мамой и командиром в одном лице. Он их организовывал и следил, особенно чтобы двое пареньков в однорогих шлемах, в силу своей молодости и наивности, не лезли, куда не следует. Чего только стоит их постоянное желание съесть ягодку то с одного куста, то с другого, а ведь половина из них были ядовитыми. Их ругали, им объясняли, но они нет нет да неосознанно тянуться опять. Приходилось их как детей контролировать.

В Первое пришествие, многие так попадались, съев неизвестные плоды, кто умер от отравления, а кто повёл себя неадекватно. Буянил, бесился, набрасывался с кулаками на других, пытаясь убить всех подряд. Таких просто забивали камнями из страха. Сейчас мы знакомы с большинством местных опасностей, а тогда…

Вот и что они забыли в мире Магии? Зачем выбирали расу гномов с такими-то повадками? Родители купили шанс на перерождение в Ковчеге, а молодые обалдуи, увлекающиеся играми до безумия, решили поиграть за хирд гномов. К их чести надо сказать, слушались команд своего старшего беспрекословно и строя в битве не нарушали.

Четвёртый, обрусевший ещё в старом мире, с безрогим шлемом, похоже это была каска военного образца двадцатого века, выступал в роли переводчика. Их командир кое-как понимал русскую речь, но говорил очень скудно, а двое молодых вообще не удосуживались выучить язык, балаболя на своём родном без умолку.

Замыкал пятёрку гномьего хирда гном с шлемом ведром, какие были в ходу у немецких рыцарей в средних веках. Он говорил очень мало и только по делу. Самый мускулистый из всех и вкладывающий очки в основном в телосложение и силу, как правило, стоял в центре и принимал атаки на себя. В играх таких персонажей часто называли танками, и их основная функция - сдерживать противника, пока остальные его бьют.

Седьмым членом был парень лет двадцати по прозвищу Кадет. Молодой и необученный, он как раз ехал на военную службу, когда случилась аварийная активация Ковчега. Вот только на войну он всё же попал, на войну за выживание поселенцев на острове. Кадет предпочитал использовать не дубину, как гномы, а копьё со стальным наконечником. Он орудовал им как посохом или мог наносить быстрые колющие удары.

И последней была миниатюрная девушка с арбалетом, как выразился сам Данила, стреляла она лучше всех, всегда попадая в цель. Все звали её Бэт, как она сама требовала к себе обращаться, но признаваться, с чего взяла себе такое имя, отказывалась наотрез.

Кратко охарактеризовав каждого в отряде, Данила стал выспрашивать новости из поселения. Оказывается, они давно там не были, ходили по окрестностям и исследовали местность, а сейчас направлялись на последнюю вылазку в ещё неисследованную область из ближайших к поселению территорий.

Ужин приготовили споро и все, кроме часового, расселись вокруг костра.

Поглощая свою порцию, Арти слушал последние новости поселения:

- В принципе ничего нового не случилось, разве что тварей вокруг прибавилось, как бы не новая волна, - рассказывал Борт, - напали несколько раз на ремесленниц, но охрана их отогнала. Ну и ещё Арти погиб при невыясненных обстоятельствах, я сразу за ним, как узнал, а он паршивец такой мимо проскочил и сюда убёг, - пошутил орк, и рассмеялся. – Сейчас назад идти смысла не вижу, так что может, с собой возьмёте? – спросил Борт уже серьёзно у Данилы.

- Почему бы и нет, только за безопасность новичка сам отвечать будешь, - ответил воевода. - Мы не на курорте, сам ведь знаешь, а Арти не обучен с нашей командой взаимодействовать.

- Это понятно, присмотрю, конечно, - с готовностью соглашаясь, и Арти показалось, больше потому что хотел пойти в рейд, чем возиться с ним.

Но мужчина не обижался, сейчас он и вправду новичок, но скоро научится и всем тут покажет. По крайней мере, он так думал. И к тому же было интересно посмотреть на остров, на котором ему предстояло жить, и поближе познакомиться с людьми.

Было ещё много разговоров у костра.

По сути, все эти люди теряли свою память не один раз. Однако в их жизни было столько событий и всевозможных дел, что некогда было остановиться и взглянуть назад. Арти по своей натруе рефлексировал довольно часто, и, наверное, многие тоже этим грешили, но за короткое время эти люди снова и снова попадали в опасные ситуации. Они сработались и в некоторой степени сдружились гораздо больше, чем Арти встречал в своей прошлой жизни в реальности. Современное общество со вседоступной информацией и возможностью удалённой связи многого лишилось, и в частности, общения вживую. Общество индивидуалистов, которым совершенно не нужны другие люди. Но здесь в этом мире было уже не так. Здесь нельзя было сидеть в стороне. Люди вынуждены были переучиваться и начинать находить точки контакта, иначе просто не выжили бы в этих тяжёлых условиях существования.

Наутро, убрав за собой следы лагеря, нагруженный под завязку, члены боевого отряда и Арти с ними направились в означенный район.

Двигались быстро, но не фанатично. Делали остановки на отдых для восстановления бодрости. В отличие от игр старого мира, в Ковчеге не было никаких функций, связанных с управлением групп, всё приходилось делать как в жизни, командами. Данила был естественным лидером. Он умел оставаться спокойным и быстро реагировать на любую ситуацию. Его командами отряд держались вместе, не мешая друг другу.

Для общения со столь разношёрстной компанией воевода ввёл специальные знаки руками и простые голосовые команды, типа «стой», «идём» и так далее. Благодаря таким командам, несмотря на языковый барьер между членами отряда, Даниле удавалось эффективно управлять бойцами.

Пару раз им встретились монстры-одиночки. Группа действовала слаженно и расправлялась с ними очень быстро. Гномы со щитами блокировали передвижение и били монстров своими булавами, Кадет протыкал копьём, появляясь там где чувствовалась слабина, а Бэт по необходимости отстреливала монстру глаза, щупальца и другие части тела. Как правило, твари стремились выбраться из окружения и бросались на щиты, но гномы со своей прокаченной силой могли довольно долго их сдерживать.

На самом деле тактик было много, в зависимости от ситуации. Могли наброситься все сразу или изводить монстра вариантом «ударил-отскочил». Военный талант и рейдовый опыт Данилы проявлялся в полной мере.

Самому наблюдать не приходилось, но Данила подробно расписывал различные стратегии за ужином, поясняя особенности того или иного вида атаки, и чего стоит опасаться при битве с монстрами.


«На четвёртый день мы узнали что бессмертие всё же есть в Ковчеге, но легче от этого жить не стало, ибо со смертью теряешь ты память свою и значит всё равно умираешь, начиная жить заново»

Летопись Первого пришествия.​


- Как интересно переплетаются судьбы, - думал летописец Проф, исправляя несколько ошибок в летописи Первого пришествия.

Тогда было мало времени на работу, и он спешил выбить историю сразу, без предварительной подготовки текста, вот и допустил ошибки.

- Но хотя бы не в событиях, - усмехнулся он про себя, - хотя откуда мне знать всю правду?

Итак, первые находки, первое оружие, первые опасности…


_____


- Работаем по вчерашнему плану, - высказался Александр, когда все встали. – Погода нас пока радует, так что не будем сидеть без дела. Я займусь оружием, Геннадий вызвался собрать хвороста. Женщины пусть соберут ягод на завтрак, но не отходите далеко, мало ли что, - предостерёг он их. – Мужчины пусть хватают остроги и попробуют поймать рыбу на мелководье, принцип Геннадий вам объяснял, нужно учиться.

Но проще сказать, чем сделать. Нужно было залезть в воду по колено и не шевелиться, пока между ногами не начнёт плавать рыбёшка, а потом постараться попасть по ней острой палкой-копьецом. Просто в теории, но на деле они никак не могли попасть по рыбе, та успевала увернуться и отплыть.

Видя такое дело, Лючитта сама решила попробовать. Забралась по пояс в воду, морщась от того, что шерсть намокла. Погрузилась в воду и принялась ждать. Её когти были лучше всякого копья, а реакцией она славилась ещё в прошлой жизни. Одну за другой она ловкими движениями подцепляла когтями, проплывающую рядом, рыбёшку и бросала её Свете. Та, с помощью острого камня, разделывала, выкидывая требуху в кучу, уносила и складывала на листьях, сушиться на солнце.

Мужчины завидовали, ругались и пытались снова. Признавать поражение им было стыдно.


Геннадий шёл вдоль берега, высматривая окрестности и собирая сухой хворост вдоль берега. Неожиданно он разглядел за одним из камней что-то рыжее. Пройдя дальше по песку, а на камни лезть он не собирался, не по возрасту, он разглядел рыжею шевелюру, а потом и её владельца. Это был мальчик, наверное 11-12 лет, загорелый и , как подозревал историк, с кучей веснушек на носу. Одет он был в какие-то мешковатые протёртые во многих местах штаны, подпоясанные верёвкой.

- Ой, - сел мальчик от неожиданности, заметив Геннадия, - привет дяденька, значит есть тут ещё люди! Ленка, Матька, идите скорее сюда, мы тут не одни, - завопил он радостно и кувыркнулся в воду. Проплыл, вылез на другом волнорезе, поближе, отряхнулся по-собачьи, и запрыгал с камня на камень. Уже через минуту он был возле Геннадия. А чуть дальше показались две девчоночьи золотоволосые головы. На них тоже была простенькая одежда, поношенные тряпки, напоминающие платьица.

- Привет проказник, - добро улыбнулся Геннадий.

- А вы тоже без одежды тут? – полюбопытствовал он озорно.

- Да, как и у всех, собственно, я вас первыми увидел тут в одежде. – Он разглядывал подошедших девочек, одной на вид было лет девять, а другой десять, наверное, совсем ещё маленьких.

- Ох, а я думал это только у нас так, а тут у всех день невезения, - воскликнул мальчишка и улыбнулся во весь рот. Он не забивал себе голову проблемами и стремился к своим небольшим детским приключениям.

- А мы вон там нашли одежду, - указала самая младшая в сторону, куда шёл Геннадий, собирая дрова. – Тут не далеко, километра три, там дома развалившиеся есть, - продолжила другая.

- Так, по-моему мы не с того начали, - очнулся мужчина, - меня зовут Геннадий, а вас как?

- Меня, Андрюшкой кличут, это вот Матька, - указал он на младшую, - а это Ленка, солнечный свет.

- Хватит уж дразниться, сам-то рыжий, конопатый, - не осталась та в долгу и показала язык.

- Ладно, детки, не ссорьтесь. Пойдёмте к остальным, у нас тут лагерь небольшой разбит, с остальными познакомимся. – Примирительно сказал Геннадий, смотря на их детскую непосредственность с щемящей болью в груди. Ещё свежи были воспоминания о вчерашнем инциденте. - Но теперь-то они так не облажаются, всё хорошо будет, - думал историк, идя рядом с детьми к лагерю.

А у костра был ажиотаж, Ирина, всё ещё чувствуя вину, взяла детей в оборот, и обещалась заботиться как о собственных. Она, конечно, частенько излишне опекала детей в дальнейшем, но отношения между ними быстро сложились тёплые. Как однажды призналась историку Ленка, она им напоминала их родных мам.

- Думаю, никто не возражает, чтобы мы перебрались к тем развалинам деревни, и там поискали уцелевшие вещи? – Спросил Александр, но все были только за.

Сам военный не слишком надеялся, но они вполне могли найти там хоть что-то, пусть даже простую посуду, это уже будет большое подспорье для хозяйства.

Уже выловленную рыбу насадили на жердь и несли их Толик с Андрюшкой, заявившим, что он уже взрослый и может помогать в таком нелёгком деле.

С появление детей, стало повеселее. Три девочки быстро сдружились, и теперь бегали по пляжу, играя в салки.

Но в то же время мужчины стали более серьёзными. Вчерашние события не располагали к лёгкой жизни. К тому же гном Хан Ён рассказал у костра подробности нападения на Лючитту со Светой, что тоже добавило решительности в их глазах. Они поигрывали своими свежесрубленными дубинками, приноравливаясь к их весу и тренируясь наносить удары. Эти дубины Александр обтачивал своим клинком из протеза. Редактируя свой персонаж, ещё там, в реальности, он как то даже и не думал о подобном применении своего оружия – для рубки дров! Сказал бы ему кто тогда, что его ждёт, придушил бы шутника.

До деревеньки добрались за два часа.

Рыбацкая деревушка, судя по расположению у моря, представляло собой жалкое зрелище. Шесть полностью разрушенных домов с торчащими во все стороны подгнившими брёвнами и засыпанные песком, вперемешку с золой изнутри, не вызвали радости у путников.

- Где вы одежёнку-то нашли? – Уточнил Александр у детишек.

- Так вот у крайнего дома, - указал Андрюшка, - там краешек ткани из песка торчал, ну я и потянул, а потом покопался и ещё для девчонок откопал.

- Значит так, господа и дамы. – Обратился лидер ко всем, - установка следующая, не брезгуем и разбираем эти завалы. Брёвна в сторону, и руками просеиваем песок, или что у нас там, и тащим всё что нашли, - он осмотрел всё вокруг, и указал рукой, - например, сюда, в центр поселения. И учтите, нам пригодится всё, абсолютно всё! Найдёте хоть обрывок ткани, тащите сюда, хоть гвоздь ржавый, хоть даже черепки от горшков, неважно! Сначала всё сюда стаскиваем, а потом уже будем решать, пригодится или нет.

Он сходил в лес и вырубил своим мечом несколько плоских досок, как замену лопатам и раздал всем.

Они начали с указанного мальчиком дома. Мужчины оттащили часть брёвен и принялись копаться в песке и золе, своими копалками разгребая песок и выкидывая его за пределы дома. Вскоре пришлось оттащенные брёвна возвращать назад и складывать их с краёв площадки раскопок, образуя новые стены, иначе песок всё время норовил ссыпаться назад в уже раскопанную яму.Весь песок при этом раз за разом просеивался руками, в надежде что-нибудь найти. И находилось. Ржавый гвоздь, чудом уцелевшая глиняная кружка, сломанная деревянная ложка и другое. Откровенный хлам, но для голых людей, прям сокровище.

- Почему такие странные развалины, - завёл разговор с историком Александр, просеивая руками песок вперемешку с золой. Он уже весь покрылся грязью, но стойко продолжал работать, надеясь найти что-то полезное, а не только хлам.

- Ты говоришь о золе и пыли? – Уточнил Геннадий, и, заметив утвердительный кивок, прокашлялся и продолжил. – Похоже, мы видим тот же процесс, что и в храме. Ускоренное распадение предметов, но какое-то выборочное, что ли. – Он замолчал размышляя о чём-то.

Военный вопросительно посмотрел на него и тот продолжил:

- Есть у меня теория, вот смотри, не знаю уж почему, но мир оказался всего один, и нас всех переселили именно сюда. Но изначально ведь их было три, помнишь? – Дождавшись кивка, продолжил. – То есть создатели соединили все три мира в один, но при этом должна была образоваться жуткая солянка из магических, обычных и из мира будущего, предметов, вещей, и другого. Например, тот рог с мечом, что мы видели. Представьте, что он бы достался кому-нибудь из поселенцев. Мы бы получим минибога, ну или жреца бога, который очень быстро подмял под себя всех вокруг, с такой-то силой. Один призыв и все твои враги раскиданы и размазаны.

Александр тактично не стал напоминать, что первыми, кто нашёл рог, были как раз они. А себя в роли колдуна, повелевающего людьми, он представлял плохо.

- Что ни говори, а мир тут виртуальный и должен подчиняться определённым законам. – Продолжал Геннадий, не заметив сомнения военного. - Такое жуткое смешение даёт большой дисбаланс в мире. Наверняка система должна это как то исправлять.

Геннадий выудил из песка ржавое лезвие ножа без ручки.

- Смотрите, повезло нам, кое-что тут сохранилось. – И забросил нож в общую кучу.

- Так вот я прервался, лучший способ от всего этого избавиться, - он обвёл рукой окружающее, - просто ускорить время всех этих вещей. В итоге они рассыпаются в пыль от старости, стоит только к ним прикоснуться.

- Но ведь не всё рассыпалось, часть брёвен сохранилось, и всякий хлам сохранился. – Заметил военный, крутя в руках гнутый гвоздь без следа ржавчины.

- Выборочное ускорение времени, - поднял старик палец вверх, подчёркивая свои слова. – Случайным образом выбирается, что исчезнет, а что нет. Скорее всего, чтобы у поселенцев хоть кое-что сохранилось для начала жизни. Другое дело, что тут везде, как правильно ты выразился, сплошь хлам, но… - Он чихнул и потёр нос. – Это просто рыбацкая деревушка, а если мы найдём военный объект? – Спросил он, - Что там сохраниться? Может машины и оружие?

- Оружие бы нам не помешало, а то с дубинками, мы не далеко продвинемся. – И чертыхнулся, так как ногой напоролся на угол ящика, торчащего из песка.

Схватив свои импровизированные лопаты, они стали подкапывать угол со всех сторон, и вскоре показалась крышка ящика.

- Целый, однако, ну-ка Геннадий, подсоби. – Они с трудом откопали и вытащили ящик за пределы дома, и осмотрели его.

Скорее это был сундук, окованный подзаржавевшими полосками железа. Александр немного подёргал крышку, и та открылась, издав скрипучий звук. Внутри оказалось полно пыли, наверное, всё содержимое рассыпалось от времени. Перевернув ящик и вытряхнув из него всё содержимое, военный покопался в получившейся куче, но всё что нашёл это небольшое колечко и серьгу.

Геннадий внимательно рассмотрел находки, покрутил в руках и пожал плечами. – Видать чьё-то приданное, простенькая работа, но золото вроде настоящее. – Он попробовал его на зуб и отложил к остальным находкам. – Сохраним. Сейчас конечно, это ничего не стоит, но вот в будущем, как показывает история, когда жизнь успокоиться и людей снова заинтересует роскошь, то можно будет на что-нибудь полезное выменять.

- Думаешь, будет у кого? – спросил Александр.

- Наверняка! – Подытожил историк. – Это мы с тобой, извини за сравнение, копаемся в грязи как последние свиньи, а кому то могло повезти и сейчас они проживают в комфортабельном замке восемнадцатого века или военном бункере или ещё где. При таком раскладе, что я тут вижу, такое вполне возможно.

- И опять всё упирается в оружие, - хмыкнул военный, - не сможем постоять за себя, нас просто растопчут более сильные.

- Наверное так, но не стоит раньше времени отчаиваться, нам ещё вполне может повезти. Главное продолжать искать.

Несколько часов они прочёсывали дом, все изрядно вымазались и устали, но результат всё же был.

Они нашли три проржавевших лезвия ножа, сейчас Дмитрий пытался сделать им ручки и наточить о камень. Несколько пуговиц из кости, жаль, пришивать их было не куда.

Рыболовные крючки разных размеров. Но вот на что ловить рыбу? Вокруг даже насекомые не водились.

- Появятся, - как-то уверенно заявил Толик на это заявление. – Это же виртуальный мир. Вначале не успели все данные загрузить, а теперь исправляют. Вот смотрите, я поговорил с детьми. Они тут очнулись, рядом с этим поселением и уверены, что в первый день не было никаких крабов на берегу. Я склоняюсь верить их прыткой натуре, - улыбнулся он, похлопав по плечу мальчика, - На второй день крабики уже ползали, а сейчас уже и рыба в море плещется. Ковчег оживает, подгружая постепенно всё необходимое.

- Но есть и опасность, что со временем появятся и хищники. – Заметил Александр. - Нужно бы этот вопрос решить, но пока время терпит.

- И скоро это будет? – Спросил кто-то взволнованно. Никто не хотел оказаться перед лицом опасности.

Толик пожал плечами и отметил:

- Да откуда мне знать то? Неизвестно, но, наверное, через несколько дней должны появиться насекомые, потом птицы, а потом и животные. Как это будет происходить, сложно представить, я ведь игрок, а не программист, но вряд ли быстро, пока тенденция на медленное приведение всего в норму.

- Как же вы все заумно выражаетесь! - Буркнул Андрюша, выскользнув из рук парня.

Он махнул рукой девчонкам и позвал их побегать за крабом. Дети ускакали, а взрослые улыбались их наивной простоте.

Итак, продолжим, сказал Александр, перебирая найденные вещи.

Было ещё много мелких обрывков ткани, правда, из них можно было разве что трут для розжига костра сделать. Одна глиняная кружка без ручки и несколько глиняных тарелок разной формы с отбитыми краями.

- Немного посудой разжились, - проговорила довольно Ирина. – Всё же не с земли есть.

Военный кивнул, не отрываясь от просмотра.

Гвозди разные, все гнутые, большей частью ржавые.

- Дубинки можно улучшить, - заметил Хан приглядываясь, - набить сверху и выйдет уже довольно опасное оружие.

- Неплохая мысль, всё же лучше чем просто палки.

Сундук было решено использовать для хранения найденного имущества, хоть пока и крайне малого, туда покидали ненужную пока мелочёвку, проложив между ними обрывки ткани, чтобы ничего не разбилось и не повредилось.

И последняя, но самая ценная находка, две половинки сломанной подзорной трубы. Деревянный корпус треснул от удара, но стёкла почти не пострадали. Александр битый час строгал своим клинком новый корпус из дерева, слушая советы Дмитрия, и постоянно ругаясь, о не приспособленности военных протезов для бытовой обработки дерева! Старик мог бы помочь, но найденные ножи были плоховаты и для резьбы по дереву не подходили, а скорее годились на кухне орудовать, на что женщины только порадовались.

Но теперь у них была подзорная труба. Дети постоянно просили её поиграть, и военный всё же иногда разрешал взять, так как нервы уже не выдерживали от детских голосов.

Дети радостно передавали её из рук в руки, и высматривали окрестности.

Вскоре им это надоело, и труба опять перекочевала в собственность военного. Он сделал из обрывков ткани и веток себе футляр и повесил трубу за спину, чтобы всегда была под рукой.

Раскопки первого дома прошли вполне удачно, решил Александр, ещё раз осматривая находки. Нужно было приступать к остальным строениям, может там удастся поживиться лучше.


_____


Лючитта наотрез отказалась рыться в развалинах, сказав, что её шерсть потом ничем не отмоешь, и на весь день отправилась на разведку местности.

Она давно хотела проверить свои способности. Когти позволяли ей легко забираться по стволам деревьев и осматривать окрестности вокруг, что и было проделано с вершины самого высокого дерева, которое девушка нашла вблизи от лагеря.

С высоты открывался замечательный вид на зелёное море крон деревьев. Ветер налетал порывами и тогда по этому морю как по-настоящему двигались зелёные волны. С одной стороны виднелось настоящее море, уходящее за горизонт в бесконечность, а с другой горный массив, сужающийся и темнеющий к вершине.

Разглядывая местность вокруг, Лючитта заметила нечто необычное на общем зелёном фоне. В отдалении находилось какое-то светлое пятно, отсвечивающее белизной.

- И что это такое? – Спросила она саму себя, но ответить не смогла.

Любопытство взыграло в ней с нешуточной силой. Она желала приключений и исследований.

Плохо, если она никого не предупредит о своём отсутствии, но с другой стороны, подумала она, тут недалеко и к ужину всяко успеет вернуться.

- А вдруг что-то полезное найду? – Уговаривала она своё чувство осторожности со вполне ожидаемым итогом.

Спустившись и отряхнувшись от застрявших листьев в волосах, она побежала в сторону увиденной аномалии.

По её оценкам это место было недалеко, но сильно ошиблась в расчётах, добиралась она больше часа и долго ещё ругала себя за поспешность.

«Любопытство кошку сгубило» - припомнила девушка, чуть там не погибнув.

Она с разбегу выбежала на небольшой пустырь. В центре росло странное дерево, резко отличающееся от окружающего его леса. Тонкий ствол с шипами и с большим количеством корней у земли. Листья с красной каёмкой и очень широкие. А ещё на ветках росли красивые золотистее плоды. Всё это девушка успела разглядеть до того как дерево ожило.

У Лючитты шерсть встала дыбом. Корни распрямились, и теперь двигались как щупальца, пытаясь схватить двуногую добычу. Одна ветка-щупальце схватило её за ногу и потянуло к центру, где виднелась щель, очень напоминавшая пасть. Девушка выпустила когти и располосовала ветку, с трудом успев отпрыгнуть от следующего щупальца. Она рухнула вне досягаемости хищного дерева и стала нервно оттирать зелёную слизь, вытекшую из рассеченного ею двигающегося корня.

- Какое милое деревце, - пробубнила она себе под нос, приходя в себя. – Этак милая Лючитта и помереть можно, - попеняла она себе за поспешность, - осторожнее надо быть, осторожнее.

Девушка осмотрелась и заметила новую странность. Собственно, то место, которое она увидела издалека, располагалось прямо рядом с милым деревом-убийцей. Это был парашют, порванный и застрявший среди веток обычных деревьев, а под ним раскачивалось на стропилах тело, одетое в камуфляжный костюм и каску. Судя по засохшим кистям рук, висел он тут давно.

- Ткань! Много ткани! – Воскликнула Лючитта, рассматривая парашют и не зная, куда деваться от охватившей её жадности. – Да как же так, такая ценность, и не достать! – Возопила она возмущённо, поняв, что хищное дерево слишком близко расположилось к находке. - Её надо забрать, но как пройти мимо дерева, убить его? Но как? Скорее уж случиться всё наоборот, - думала она.

Девушка обошла дерево по периметру, осмотрела окрестности, но так ничего и не смогла придумать.

- Придётся звать остальных, - нехотя призналась Лючитта самой себе.

Вернулась на пустырь девушка только через два часа, но привела с собой гнома Хана и Геннадия, которых Александр по такому случаю освободил от разбора завалов поселения.

- Какой интересный образчик растительного мира, - умилился историк.

Лючитта лишь хмыкнула на такое заявление, вспомнив, как её чуть не съели.

- И как будем убивать эту тварь, - спросил Хан Ён, от нетерпения постукивая дубиной себе по плечу.

- Думаю старый добрый огонь нам в помощь, деревцо ходить не может, так что и сопротивляться наверняка не будет. – Ответил Геннадий, принявшись собирать хворост и стаскивать его недалеко от пустыря.

- А парашют не подпалим случайно, - забеспокоился гном, прикидывая расстояние от дерева до висячего в лесу трупа.

- Нет, он далековато от огня будет, - заверил историк, разжигая костёр искрами от кремния.

Костёр весело разгорелся, а у дерева-хищника зашевелились корни, будто предчувствовали неприятности для себя.

- Теперь берём сухие ветки, и кидаем тому дереву под корни, нужно хороший костёр организовать, - распорядился Геннадий и сам подал пример.

Они забрасывали хищное дерево хворостом и палками, пока не образовалась приличная куча прямо среди корней, а затем поджигали ветки и кидали на образовавшуюся кучу.

Но не тут-то было. Хищное дерево инстинктивно опасалось огня и корни-щупальца беспорядочно зашевелились, разбрасывать горящие ветки в стороны, сами при этом они начинали покрываться пузырями от огня, но получали совсем незначительный урон.

- Не отлыниваем, - прокричал Геннадий, видя такое дело, и принялся вместе с гномом и Лючиттой с удвоенным энтузиазмом поджигать ветки от костра и кидать их поближе к щупальцам, но те опять раскидывались в стороны.

- Вот вам и огонь, - буркнул Хан, получивший отлетевшей палкой по лбу.

- Дааа, - протянул Геннадий, - нас маловато для такого дела, а всех остальных звать тоже не дело, и так мы отлыниваем от раскопок.

- Гербициды бы ему скормить, чтоб усох, - выругалась Лючитта, вспомнив, как её отец справлялся с нежелательной растительностью на своём ранчо.

- А ведь это мысль, - протянул Хан.

- Смотать из веточек и травы шарик побольше и набить отравой, - предложил Геннадий, ухватившись за мысль, - но вот чем набить?

- Ягодами, теми бордовыми, хотя можно и разными, чтоб наверняка, - предложил гном.

- Как вариант, ещё можно использовать многолетнее растение вех или цикута, как её называли в античности. Крайне ядовитое растение, по-моему, я его видел несколько раз по пути сюда.

- Разбираешься в ботанике? - уточнил гном.

- Нет, ну что ты, - смущённо заговорил Геннадий, - просто читал как то об известных ядах, которыми травили неугодных власти людей.

- Хватит уже философствовать! Пора за дело приниматься, - прошипела Лючитта на них, недовольная задержкой.

Мужчины вздрогнули, посмотрели на неё и ничего не говоря, начали вязать из веток и листьев снаряд. Девушка в это время обрывала бордовые ягоды со всех местных кустов и скидывала их рядом с мужчинами.

Далее нашли заросли веха. Историк без труда опознал его гладкий ветвистый стебель с крупными, удлиненными острозубчатыми листьями, и мелкими, белыми цветами, собранными в сложные зонтики с 10-15 главными лучами. Палкой раскапывали это растение прямо с корнем, так как Геннадий не помнил, в стеблях, корнях или соцветиях больше всего яда. Он лишь помнил об общем применении этого растения.

Мужчины были довольны своей работой, вышел шар с метр в диаметре и массой килограмм в тридцать.

- И как мы его теперь дереву скормим. – Задала Лючитта резонный вопрос, рассматривая это чудо.

Мужчины почесали затылки.

- Подойдём поближе и забросим под корни, авось инстинктивно сожрёт. – Заявили оба и, встав с двух сторон, подтащили шар к краю полянки с деревом.

Синхронно раскачали снаряд на руках и забросили почти к самой пасти. Корни оплели добычу и затащили её в щель под деревом. Пасть захлопнулась, начав процесс переваривания.

- И сколько ждать придётся, интересно знать? – Спросила Лучитта.

- Придётся пока посидеть и отдохнуть, пока яд распространится по дереву, всё же это не человек.

Почти полтора часа они ждали, пока не заметили, что дерево начало стремительно увядать. Листья пожухли и опали, плоды сморщились, а корни начали засыхать прямо на глазах.

- Фух, долго же мы провозились, - смотря на увядающее хищное дерево и почёсывая затылок, сказал Хан Ён.

- Зато безопасно для нас, - с радостным возбуждением ответил историк, - о, а мне пять уровней дали, надо же.

Гному и Лючитте тоже начислили опыт, и они, довольные собой, отправились снимать незадачливого парашютиста с кроны деревьев.

Лючитта легко забралась на дерево и, распутав стропила, сбросила парашют на землю.

- Сильно рваный, но на одежду в самый раз, - радостно заметила Лючитта, спустившись.

- И ещё неплохой довесок в виде снаряжения этого неудачного парня. – Отметил Геннадий, снимая с трупа автомат. – Не знаю, рабочий ли, это лучше Александра спросить, но мы хорошо прибарахлились, друзья мои.

- Ткань, штаны и куртка военного образца, металлическая каска без ремней и ткани, автомат и пистолет, а также армейский нож и рюкзак от парашюта. – Перечислил гном список сохранившихся находок, остальное по обычаю Ковчега рассыпалось в пыль. – А что с трупом делать будем, как-то не хорошо, просто так оставлять? – Уточнил он.

- Похороним здесь же, больше ничего сделать мы не сможем, не в наших силах, - пожал Геннадий плечами и помог выкопать яму под деревом, где застрял парашютист.

- Спи спокойно, погибший солдат неизвестной армии, - торжественно произнесли они над могилой, когда последний ком земли упал сверху.

- Лопаты бы нам, а то копать палками пусть и неглубокую яму, это просто кошмар, - пожаловался Хан в пустоту, но остальные промолчали, прекрасно зная, что пока что взять такую роскошь неоткуда.

- Слушайте, а ведь это же игра, - задумчиво протянул гном, нахлобучивая на свою голову каску - а мы только что моба убили, а с них обычно в играх лут шёл.

- Так, – поднял руку вверх Геннадий, притормаживая Хана, - давай ты повторишь нормальным языком, а то я честно, ничего не понял.

- С монстров в играх всякие вещи обычно падают, оружие, ингредиенты и другое. Может, стоит и нам проверить? – Разъяснил понятнее.

- Вещи говоришь, - задумчиво протянул историк, - давай проверим.

- Да здравствует реализм, - буркнула Лючитта, осматривая остатки хищного дерева.

- Это уж точно, - поддакнул историк ехидно, - ингредиентов хоть отбавляй, вот только без знаний, как это использовать и что нужно вырезать, они совершенно бесполезны!

- Вот же! – Раздосадовано буркнул Хан, копаясь в останках дерева палкой, те и не думали исчезать, являя миру труп. Режь что хочешь! Если нервов не жаль…

– О, кажется, что-то нашёл. – Он раздвинул почерневшие корни и на дне камеры с пищеварительным соком, правда, уже вылившимся, обнаружил небольшой камень размером с голубиное яйцо.

- Чтож, поздравляю, друг, когда-нибудь тебе пригодится для обмена, это насколько понимаю, желудочный камень, правда довольно прозрачный и красивый, так что цениться будет неплохо. – Заметил Геннадий, рассматривая находку гнома, - может и как алхимический ингредиент сойдёт, но как понимаешь, только если найдёшь соответствующий рецепт. – Он вернул камень Хану и усмехнулся, - мой тебе совет, не показывай его женщинам, замучают просьбами обменять такую красоту для украшения.

- Пожалуй, приберегу пока что, - и засунул его в рюкзак парашютиста на своей спине. - Потом переложу в другое место, - решил он.

Назад шли загруженные вещами и только к вечеру добрались до деревни рыбаков.


_____


Снова разожгли костёр, на дрова пошли брёвна от домов, чтобы далеко не ходить. Все сильно устали психологически, хотя физические тела были как новые.

Ужин, как впрочем, и обед, состояли из жареной рыбы на вертелах из тонких жердей и ягод на десерт. Каску быстро реквизировали в качестве котелка для нагревания воды. Ирина нашла в лесу мяту и теперь все с удовольствием пили чай.

Александр очень оценил находки, особенно оружие. Конечно, его ещё нужно было разобрать и проверить на работоспособность, проверить патроны, но всё уже не казалось таким мрачным.

Геннадий настоял, чтобы штаны достались именно Александру, а то как-то несолидно лидеру ходить в юбочке из листьев. Куртку пока спрятали в сундук до лучших времён, острой необходимости в ней не было, погода стояла тёплая, а дальше будет видно.

Но и другим должно было перепасть счастье. Женщины обещали нашить всем одежды из ткани парашюта и пару сумок. Ещё и запас останется на случай пополнения новыми людьми. Поселенцы понемногу обживались в новом мире.

А в темноте на лагерь вышла новая группа. Они ориентировались на хорошо видимый издалека огонь костра. Мужчина и два мальчика, один лет 15 и другой, тот самый, что погиб недавно от рук своей подружки.

Ирина ахнула, подбежала к ребёнку и схватила его в охапку и что-то запричитала, давясь слёзами.

Мальчик опешил, и неуверенно проговорил:

- А вы кто? Я вас вроде не знаю…

- Как не знаешь, мы же с тобой два дня по лесу вместе шатались, а потом… - её голос сорвался, и она снова зарыдала.

- Ирина, успокойтесь, - укоризненно проговорил Геннадий, - вы ребёнка совсем перепугали! – Он аккуратно высвободил его из рук плачущей женщины и отвёл в сторонку.

- Давай знакомиться, - подал он руку мальчику, - Геннадием, меня зовут, а тебя как?

- Мирослав, - смущённо ответил он. – А что она так рыдает, мне как-то даже совестно, хотя вижу её в первый раз.

- Ты уж прости её, Мирослав, у неё недавно горе случилось, вот и глаза на мокром месте, - успокоил мальчика историк, и продолжил его расспрашивать. – Давно ты тут появился?

- Так сегодня, буквально три часа назад, встретил остальных, мы и пошли искать других людей. Ваш костёр издалека увидели, вот и решили, что может нам тут помогут, - рассказывал Мирослав, продолжая украдкой оглядываться на Ирину, которая уже немного успокоилась, и тихонько сидела у костра.

- Ясно всё с тобой, присоединяйся к остальным, - и похлопал мальчика по плечу, - кстати, какое сегодня число, не подскажешь, а то совсем запамятовал, - как бы невзначай спросил он.

- Так третье сентября же, - ответил тот, убегая к костру.

- Третье, так третье, - вздохнул мужчина и пошёл расспрашивать других новеньких.

Все они появились в Ковчеге в течение нескольких часов, и утверждали, что сегодня третье сентября, и что видят друг друга впервые…

- Что скажешь? – Спросил Александр, усевшегося рядом с ним историка.

Геннадий пересказал историю пришедших.

- Получается, мы всё же возрождаемся, - выделил военный главное.

- Плохо получается, - ответил нерадостно Геннадий, - порасспрашивал я их всех, и выходит, что появились они только сегодня, а до того воспоминаний у них нет. – Он тяжело вздохнул. - Такое впечатление, что после смерти их просто стёрли из Ковчега и загрузили версии от третьего сентября.

- Значит потеря всех воспоминаний… Всё равно что часть жизни теряешь. – Александр вспомнил один такой случай из госпиталя.

У одного бойца было ранение в голову во время взрыва. Сильная контузия. Его жена тогда посещала, но он её не узнавал. Потерял память за несколько лет своей жизни. Насколько Александр слышал, они так и расстались. Чувство вины, чувство долга, но боец не смог привыкнуть, что женат на совершенно незнакомой ему женщине.

- Надо другим рассказать и пояснить, - вставая, глухо сказал Александр.

Он вызвался их вести, взял на себя ответственность за их жизни, и в том числе, ответственность сообщать им самые неприятные новости.



Жду конструктивной критики )
 
Последнее редактирование:

Митя

Митя

Неспящий
Регистрация
4 Сен 2014
Сообщения
784
Оценок
1.311
Баллы
486
Добротный текст... Больше пока сказать трудно.
Из бытовых мелочей -
"Сначала приводить себя в порядок отправились женщины, потом дети, а в конце мужчины."
В такую баню ходят наоборот - сначала мужчины, потом женщины и дети. Лениво объяснять...
 

Арти

Арти

Новичок
Регистрация
22 Мар 2015
Сообщения
12
Оценок
29
Баллы
71
Добротный текст... Больше пока сказать трудно.
Из бытовых мелочей -
"Сначала приводить себя в порядок отправились женщины, потом дети, а в конце мужчины."
В такую баню ходят наоборот - сначала мужчины, потом женщины и дети. Лениво объяснять...
Мбда, пожалуй вы правы )
Исправлю
 

Митя

Митя

Неспящий
Регистрация
4 Сен 2014
Сообщения
784
Оценок
1.311
Баллы
486
И мбда, разумную грань по употреблению слов-паразитов конечно трудно назначить.
Ваше желание оживить текст совершенно разумно и понятно (пока суховат текст).
Но с количеством "мбда" уже перегиб...
 

Иста

Иста

Шпион Зарграада!
Регистрация
20 Дек 2014
Сообщения
72
Оценок
159
Баллы
221
Безуспешно искала обещанные 4 и 5 главы :) А их оказывается уже снесли :hi_hi_hi:
Мне нравится :ga-ze-ta; :ya-za: С пришествиями хорошо получилось, и выбитые шифром рецепты (40 страниц :wo_ol:) впечатлили.
Некоторые моменты прояснялись по ходу, сначала удивилась, что на острове 57 человек, а орк не знает "соседа", потом уже поняла что это новенький.

Продолжайте обязательно, с удовольствием буду читать )
 

Митя

Митя

Неспящий
Регистрация
4 Сен 2014
Сообщения
784
Оценок
1.311
Баллы
486
Немножко увлёкся и допустил несколько концептуальных ошибок. Текст удалён, но скоро снова будет залит.
От души пожелаю Вам крепости духа и силы воли)
Переделывать то Вам придется ОЧЕНЬ много, не хотелось бы чтобы забросили...
 

Арти

Арти

Новичок
Регистрация
22 Мар 2015
Сообщения
12
Оценок
29
Баллы
71
Изменил свой первый свой пост.
В связи со значительными правками начинаю выкладку с нуля, изменив принцип подачи материала.
Теперь выкладываю главы и здесь и на самлибе )
 
Последнее редактирование:

vggu06

vggu06

Альбатрос
Регистрация
6 Фев 2015
Сообщения
249
Оценок
243
Баллы
476
ура, хоть часть героев встретилась, читать будет легче, а то, если честно, слегка напрягают быстрые перескоки от одних к другим.
еще вопрос, хотя мб это спойлер...с учетом рыбы и прочих морепродуктов, надписей в пещере... они уже не первый день в Ковчеге и не первую жизнь?
 

vggu06

vggu06

Альбатрос
Регистрация
6 Фев 2015
Сообщения
249
Оценок
243
Баллы
476
значит вообще все в 0 сбрасывается, однако...
про кошку опусы порадовали и поведение "кошки" :) интересно "гном" со временем за кирку не возьмется? Вдруг "бытие определяет сознание" :) В смысле внешний вид влияет на поступки и мысли...?:ps_ih:
 

Сверху Снизу