"Раб Галактики". Космическая фантастика.

Kroust

Kroust

Новичок
Регистрация
12 Янв 2020
Сообщения
8
Оценок
10
Баллы
14
Обложка для автор тудэй.jpg


Аннотация.

Жизнь Даука Зольвани, немого охранника с захолустной планеты, кардинально меняется, когда в космопорт прилетает космический корабль из другой эпохи.


Вскоре Даук попадает в водоворот циничной, хладнокровной жестокости: внезапно, без объяснений, он становится мишенью.

К тому же, загадочная женщина, что именует себя Галактикой, связывается с Дауком за минуту до его убийства. Чтобы выжить, он должен следовать её инструкциям – какими бы странными они не казались.


Времени на раздумья больше нет: за спиной лучшие убийцы вселенной и толпа алчных охотников за головами. А впереди – приказы Галактики. Ведь отныне Даук её раб...


Даук Зольвани поморщился, когда космический корабль взревел двигателями неподалёку. Волна горячего воздуха хлестнула в лицо, обдав запахом едкого топлива.

В раздражении, мужчина поскрёб серокожую щёку, задев один из двух клыков, вылезающий из нижней челюсти и почти достающий до дважды переломанного носа.

Он поправил ремень бластерной винтовки, что висела у бедра. Оружие выглядело потёртым и ржавым, но начальник космопорта скупился на новое.

Даук стоял возле стены, прямо у автомата с закусками и ледяными, освежающими напитками. Запах шёл ароматный: орехи в шоколаде, белковые завтраки, сырные снеки. Но подойти он не имел права – иначе штраф в кучу кредитов и замечание.

Свой пост у торгового автомата Даук занимал уже шесть дней. Перед сменой ему как обычно выдали стимулятор компании «Берке», притормаживающий потребность в еде и сне.

Каждый новый приём стимулятора сокращал срок жизни на неделю. При устройстве об этом открыто не говорили, но среди охраны знали. Работой планета не славилась, и все шли куда брали.

Даук жил так третий год. Хмурый ивиец без языка не мог рассчитывать на вариант получше.

Мужчина приложил ладонь к речевому синтезатору, прикреплённому к кадыку. Устройство вибрировало, было горячим на ощупь; cамая дешёвая модель: низкая громкость и лишь один язык — общегалактический.

Охранник громко выдохнул воздух, когда вернулась назойливая мысль: он не мог говорить на родном ивийском. Язык нужно было купить в галактической сети и загрузить в синтезатор через провод. Стоило удовольствие месячную зарплату. Жаль, что прежний синтезатор сломался...

Даук продолжал следить за ангаром. Всё как всегда: торговцы, перевозчики, наёмники. Все они прибыли из разных уголков галактики и хотели завершить дела поскорее. Природой на Эчевале не полюбуешься – вокруг города безжизненное плоскогорье. Лишь туман, сырость и дрянная вода, что отдавала плесенью.

Новый корабль пошёл на взлёт, рыча реактором. Даук опять поморщился. Будь у него оружие посерьёзнее, может и не удержался бы.

К автомату с закусками подошли рабочие в униформе космопорта. Они нажали кнопку на небольшой неприметной панели, а после вставили в возникшее отверстие гала-диск.

Панель запыхтела и заворчала, активируясь. Затем из неё выскочили голубые искры, что в мгновение сформировались в проекцию, гобеленом застелившую бок торгового автомата.

Панель пробурчала на своём непонятном языке, выпустила блеклые ворохи дыма и проекция из голубой окрасилась в разные цвета.

На ней был изображён мальчик человеческой расы со светлыми волосами и глуповатым лицом. Он держал в руке банку из мягкого стекла и улыбался. Затем тонко пропел: «Ничего не радует? Напиток «Вакуумный бриз» – нас пьют в пяти системах. Самых счастливых системах!».

Через минуту он повторил слова.

Даук смотрел на мальчика какое-то время. Большой палец дёрнулся, едва не сняв винтовку с предохранителя.

После ивиец снова проверил не перегрелся ли синтезатор и продолжил следить за порядком.





***

Космопортом Эчеваля управлял мистер Аррани – инопланетянин-коротышка с довольным лицом и кустистыми бровями. Он принадлежал к расе зиф, известной по трём ртам и сморщенному, скукоженному и абсолютно жалкому виду.

Несмотря на это, Аррани держал под собой главный космопорт планеты, а трое громил с плазмомётами в его охране явно скрашивали непрезентабельный вид и физическую слабость нанимателя.

Уже перед самым концом смены, Даук заприметил Аррани неподалёку от себя: тот прыгал на месте, указывая в небо скрюченным пальцем.

– Вот он! Вот он! – пищал Аррани сразу тремя ртами, отчего звук искажался, напоминая не ритмичную, жутковатую музыку. – Эти ублюдки сдержали слово!

К посадочной площадке приближался небольшой космический корабль багрового окраса. На днище и крыше были установлены паруса из белого хрусталя, в целом напоминающие старомодные солнечные батареи. Когда корабль опустился на площадку, нижний парус спрятался внутрь корпуса.

Даук сразу узнал модель и принадлежность судна. Ведь невозможно забыть иллюстрации квантокниг, кои мать показывала в детстве.

Это был ивийский корабль. Старая престарая модель. Такие не появлялись в галактике сотни лет. Корабль той эпохи, когда ивийцы правили всем и всюду, и были способны на подобные чудеса инженерии.

Тем временем, отворился трюмный отсек, и из корабля вышло двое инопланетян.

Один из них принадлежал к незнакомой Дауку расе. Высокий, под два метра, полностью завёрнутый в сотни узких чёрных полос – пластинчатую броню из жидкого металла. Светлые глаза выглядывали из прорехи конусообразного шлема, спокойно внимали суматохе космопорта. Единственное, что не защищала броня – запястья и ладони. Сотканные из синего, гранённого льда, они инстинктивно казались главной угрозой, исходящей от мужчины.

Вторым оказался молодой человек. Он носил простую лёгкую броню, что продавали в любом магазине доспехов. На поясе Даук рассмотрел рифлёную рукоять лазерного кнута – крайне опасного оружия в умелых руках. Такой носили лишь мастера боя, ведь одно неверное движение и кнут перережет плоть хозяина как нож масло.

Новоприбывшие подошли к Аррани и завязалась беседа. Слов Даук не слышал – ветер, бушевавший сейчас за границами города, добрался теперь и досюда.

Вскоре, Аррани отвлёкся от разговора и заприметил Даука. В обычный день он бы не задержал на нём взгляд, но сейчас зиф активно замахал рукой, подзывая к себе.

Охранник замялся. Протоколом он не мог сходить с места. Но поскольку звал его никто иной, как директор, он всё же сошёл с поста и направился к кораблю.

– Эй, ты, – запищал Аррани. – Как там тебя?

– Даук, директор, – синтезатор речи ответил без эмоций.

– Чего говоришь? – Аррани нахмурился. – Не слышу.

– Даук, директор, – Даук выкрутил громкость старенького синтезатора на полную. Речь сразу же наполнилась помехами.

– Ага, Даук значит. Теперь вспомнил, – коротышка Аррани развернулся к незнакомцам. – Вот видите, как сложно устроен мир, господа инквизиторы. Тысячу лет назад мой народ использовали ивийцы — запихивали во внутренности своих боевых посудин и заставляли ремонтировать труднодоступные детали. Оттого мы и выглядим теперь такими – из-за облучения и жара, что шёл от труб и генератора. Многие поколения моих предков рождались и умирали, так и не увидев света… А теперь, смотрите, вот он, ивиец, стоит тут рядышком, в предоставленной мною униформе и с моею винтовкой. Охраняет мой бизнес. Не удивителен ли мир?

Ему ответил закованный в металл инопланетянин – тот, что сильно напоминал мумию из исторических передач:

– Мистер Аррани, не стоило отвлекать охранника от работы. Тем более, неуместно говорить это при нём. Лучше нам продолжить…

– Нет-нет, – Аррани замахал руками. – Я и не думал унижать моего подчинённого.

Зиф щёлкнул кривыми пальцами и громила охранник поднял его и посадил к себе на плечи – в специальное кресло, напоминающее детское в транспортных судах.

– Я вообще не приемлю расовых конфликтов, – Аррани говорил всеми тремя ртами поочерёдно, тональность его голоса прыгала от низкой до высокой десятки раз в секунду. – Когда я увидел этого парня, узнал, что у него нет языка, то сразу же принял на работу. Мне показалось несправедливым: у меня вот целых три языка, а у него ноль. Дурное дело быть немым, особенно когда твоя раса и так живёт на грани нищеты.

Он мягко похлопал Даука по серой щеке, и у того заиграли желваки на лице.

– А вообще, я подозвал его сюда, чтобы узнать, действительно ли это боевой корабль ивийцев! – Аррани ухмыльнулся. – Вдруг вы, хитрые инквизиторы, пытаетесь меня обдурить? Ведь все их корабли были уничтожены Астро-Провинциями давным-давно.

– Мы не обманываем вас, – вспыхнул человек с кнутом. – Мы не какие-то мелкие жулики!

– Спокойнее, Дюн, – мягко проговорил второй. – Мистер Аррани, узнавайте у своего охранника всё, что желаете нужным. Мы подождём.

– Так-с, Даук, – сказал Аррани, победоносно улыбаясь. – Выдай мне свой мудрый ивийский вердикт. Наверняка на вашей планете до сих пор вспоминают былые победы. Этот корабль сделали твои сородичи или нет?

– Это он, – прохрипел синтезатор. – «Цвейкер». На таких летали лучшие воины и прославленные командиры…

– Вот и прекрасно, – Аррани хлопнул в ладоши. – Буду возить на нём пассажиров. Или дерьмо квойгов на переработку. Хотя, может посовещаться с друзьями и выбрать лучшую идею...

Даук не повёл и мускулом. Он вспомнил мальчика с бутылкой «Ваккуумного бриза». Захотелось размазать его физиономию по стенке.

– Твоя часть сделки выполнена, Шалот, – обратился Аррани к инопланетянину с ледяными руками. – Напомни, что конкретно вы хотите получить взамен?

– Скидку в шестьдесят процентов на товары из ваших магазинов.

– Какие товары?

– Продовольствие в больших количествах и на постоянной основе, аккумуляторы для пехотинских щитов и две сотни роботов «Свай» корпорации «Тран-Годекс».

– Охо! – Аррани присвистнул. – Теперь вспомнил! Вы получите это, дорогие инквизиторы. Что, в Братстве нынче тяжёлые времена? Не можете оплатить полную стоимость?

Человек с лазерным кнутом по имени Дюн нахмурился:

– Вы же знаете, что отныне мы не в составе САП! Парламент списал нас за ненадобностью.

Последние слова он произнёс с заметной горечью.

– Если честно, никогда не знал, какую пользу вы приносили, – Аррани рассмеялся, он получал удовольствие от разговора. – А оказалось, Союз Астро-Провинций не знал это тоже, ха-ха!

Инопланетянин Шалот, закутанный в мумиеобразную броню, предугадал гнев Дюна, и положил ледяную руку ему на плечо.

– Мы благодарим вас, мистер Аррани, за честность при проведение сделки. На этом, если не возражаете, мы закончим беседу. Я пробуду здесь до завтра, но мой ученик задержится на планете на некоторое время. Он проследит за перегрузкой товара на корабль Братства, что вскоре прибудет.

– Да-да, – Аррани махнул рукой. – Делайте как знаете... Эй, загроунируй меня на фоне корабля! Покажу жене!

Зиф слез с охранника и проковылял к «Цвейкеру». Встал в позу, указывая двумя руками на корабль и скалясь.

Охранник достал из кармана круглообразное устройство, навёл на Аррани и нажал на кнопку.

Хлоп.

Загроун зажужжал, его верхняя крышка открылась и наружу выскочила крохотная трёхмерная пластина с такими же трёхмерными предметами на ней.

То была уменьшенная копия Аррани, застывшего в той же позиции, что и оригинал, а также «Цвейкера», смахивающего на детскую игрушку.

– Сойдёт, – сказал Аррани, но вдруг сморщил лоб. – Что это тут? Ах, Даук, ты попал в поле действия. Иди на свой пост, я с тобой закончил.

Зиф схватил уменьшенную копию ивийца, отломил от композиции и бросил на землю.

– Придётся переделать! – он поплёлся назад к кораблю.

Даук смотрел на свою фигурку несколько долгих секунд. Та угодила в лужу.

Он поднял её двумя пальцами и сунул в карман. Инквизиторы спокойно наблюдали за его действиями.

– На память? – улыбнулся Дюн.

– Наверное – прожужжал синтезатор.

Ивиец вернулся к автомату с глуповатым мальчишкой. Настроение было дрянным, хотелось напиться и обвалиться в долгий сон без сновидений.

Он перевёл взгляд на Аррани. Директор космопорта забежал внутрь корабля и исчез в темноте трюма.

Тут Даук заметил, что Дюн продолжал смотреть на него, и этот взгляд ивийцу очень не понравился.

Задумчивый и любознательный. Не предвещавший хорошего.

Всё, что Даук знал об инквизиторах – раньше они помогали Союзу Астро-Провинций в неких особых делах, подробности коих не разглашались. Воины они были превосходные – один инквизитор по слухам стоил сотню тяжело вооружённых солдат с автоматами.

И когда на тебя задумчиво смотрит настоящая машина для убийств, волей неволей напряжёшься струной.

Даук покрепче взялся за винтовку, и это движение не скрылось от человека. Его лицо тут же приобрело миролюбивое выражение и глаза заинтересовались проходящими мимо путешественниками. Это усилило подозрения Даука многократно.

Затем инквизиторы зашагали к аэротакси, что стояло у самого выхода с космопорта. Даук наблюдал на ними. Точнее за младшим из них, человеком Дюном.

Прежде чем сесть в транспорт, юноша вновь повернулся и их взгляды встретились. Дюн покривил губы и слегка покачал головой, будто отбрасывая некое предположение в сторону, отмахиваясь от назойливых мыслей, а после развернулся обратно и исчез во мраке кабины следом за учителем.

«Ничего не радует? Напиток «Вакуумный бриз» – нас пьют в пяти системах. Самых счастливых системах!» – запищал мальчик.

– Заткнись ты уже, – прохрипел Даук.

Сеть магазинов Эчеваля располагалась в сферовидном облезлом здании песочного окраса, в самом центре столицы. Внутри царила расслабляющая музыка новомодной певицы, что вскочила на ступень популярности, подброшенная кошельком одного любвеобильного филантропа. Окна закрывали стальные жалюзи – для защиты от завывающего снаружи ветра.

Даук шёл по мозаичной пешеходной дорожке, а мимо шелестели глайдеры, перевозящие пассажиров внутри здания. Такое было в порядке вещей на Эчевале – закон и порядок заглядывали сюда мельком и ненадолго.

Действие симулятора «Берке» до сих длилось, и Даук не хотел ни есть, ни спать. Но жажда мучила его, как и каждый раз по завершению смены.

И дело было не в воде. Ему хотелось заглушить вспыхнувшие воспоминания как можно скорее.

«Прошло уже пять лет с окончания войны», – думал Даук с болью на душе. Чувство, что многие прозвали бы стыдом, ядовитой лозой охватило разум…

В реальность Даука вернул злобный вопль пожилого ивийца, что стоял возле терминала для поиска работы:

– Проклятая машина! Я отправил пятьдесят откликов и ни одного ответа! Чтоб тебе пусто было!

Ивиец стукнул по терминалу кулаком и, раздражённый, поплёлся дальше, бормоча что-то под нос.

Даук занял освободившееся место и, войдя в личный кабинет, проверил почту.

Как и ожидал, лишь отказы. И все как один с классической отговоркой: «Сожалеем, но вы не являетесь Гражданином Союза Астро-Провинций, а также не имеете образование одного из образовательных центров, имеющих лицензию Тро-15».

И плевать им, что Даук всё детство провёл во внутренностях грандемотора, на котором до сих пор работали его родители! И что он способен починить боевое оружие с закрытыми руками! Всё это не важно, ведь у него не было электронного файла со штампом Тро-15!

Хреновы Провинции с их хреновой системой!

Ещё и Аррани не согласился перевести его в другое место – куда-нибудь с большей оплатой и без стимуляторов «Берке». Сказал, космопорт потеряет прежний лоск без угрюмого ивийца без языка. Даук как всегда стерпел подобное обращение, и вежливо поблагодарил за разговор. По крайней мере, он не был как те тысячи бездомных ивийцев, коим не хватало даже на билет до родной Ицилии. Свой кусок хлеба он имел...

Даук хмыкнул, когда терминал попрощался с ним большими буквами на дисплее: «Мы верим в вас! Работа мечты ждёт за углом!». Он сунул руки в карманы и побрёл туда, куда вела его жажда...

Кабак Эчеваля встретил открытыми дверьми. Светящиеся иероглифы мигали на широком таблоиде, сообщая: «Расписание мероприятий. Выступление цирка ийчани: 6 вечера. Чтения активистов за возобновление войны с Прайдом: 9 вечера».

Внутри заведения густел лёгкий туман – Эчеваль был родиной зифов, а они имели слабость к любым формам испарений.

У барной стойки сидело двое – громоздкий шитага ростом до потолка и зиф в медицинском халате. Даук занял место неподалёку от них и заказал бутылку элианского скотча.

– А я говорю, что вы плохо стараетесь! – рычал шитага, меся воздух всеми шестью конечностями. Его броня, испачканная в зелёной жиже, испуганно трещала по швам.

– Бегважар, я уверяю вас, мы используем все наши ресурсы… – лепетал зиф-медик.

Шитага стукнул по стойке кулаком, облепленном короткими чёрными жгутиками.

– Ты знаешь традиции моего народа?! – он оскалил жуткую морду, показывая пять рядов острых зубов. – Не оставивший потомства окаймляется позором!

– Я понимаю ваши опасения! Но в вашем конкретном случае будет сложно сохранить жизнь внутри яйца…

– Никаких отговорок, – Бегважар положил лапу на плечо зифа, и бедный медик скрючился ещё сильнее. – Я отвалил вам свой двухлетний доход, доктор. Или мой детёныш появится на свет живым и здоровым, или я сожру всю грёбаную клинику. У меня на корабле два десятка рабов-рахни. Я спущу их на весь ваш поганый город, ты понимаешь меня?!

– Д-да! – доктор сглотнул наступивший комок, его морщинистое уродливое лицо стало напоминать обгрызенный картофель. – Всё будет зависеть от сегодняшней операции. Ваше тело вырабатывает очень мало нужных минералов, и яйцо имеет дефекты, так что…

– … ты хочешь сказать мне что-то? – шитага приблизился к медику вплотную, не сводя взгляд четырёх белесых глаз-бусинок.

– Нет-нет, – зиф слез с места и спиной пошёл к выходу. – Всё будет идеально, Бегважар. Приходите в клинику вечером, всё будет хорошо.

И с этим он выбежал из кабака.

Даук тем временем приканчивал третью рюмку скотча. Воспоминания о войне, мучившие его ранее, слегка приутихли и он почувствовал себя лучше.

Он достал из кармана свою фигурку. Очистил от грязи и поставил на стойку. Вот он стоит, винтовка в руках, взгляд пустой, без эмоций. Волосы пепельные, грязные от шести суток дозора. Сапоги в пятнах – один из нищих случайно облевал их, когда просил милостыню. Парни на входе космопорта облажались – пропустили попрошайку. Аррани оштрафовал их на пол зарплаты.

Даук продолжал смотреть на фигурку. Тощее, едва не больное телосложение. Впалые щёки и лёгкая небрежная щетина. Симуляторы не шли ему на пользу.

«Ивиец охраняет бизнес зифа. А ведь Аррани прав – странное дело».

Он сунул фигурку обратно в карман перевёл взгляд на галавизор, по которому шли новости.

«Сегодня Союз Астро-Провинций отмечает пятилетие со дня победы в Белой войне – продолжительном противоборстве союзных рас и варварской армии Прайда, – сообщала миленькая телеведущая с экрана галавизора. – Напомним, что в честь этого события, все ветераны боевых действий, имеющие статус гражданина Провинций, получат единоразовую выплату, равную размеру трёх пенсий...»

«Ага, – подумал Даук, и внутри всё вспыхнуло, – граждане-то получат».

Он продолжал осушать бутылку.

– Смотри-ка! Эти уроды ещё и бахвалятся своей победой! – сказал шитага Бегважар, тоже следящий за галаэкраном. – Потеряли триста двадцать миллионов солдат и ещё что-то празднуют, кретины! А Прайд уже восстановился и скоро опять их защипает!.. Эй, ивиец, не будет десятки? Хочу выпить.

– Нет.

Громадная туша резко развернулась к Дауку, и пристально на него посмотрела своими белесыми глазами.

– В каком смысле – нет? Я вежливо попросил.

– А я вежливо отказал, – без эмоций выдал синтезатор.

Бегважар некоторое время сидел на месте и раздумывал. Он видимо не привык к отказам.

– А если я подойду к тебе, десятка найдётся?

Даук сделал медленный вдох и выдох. Затем так же медленно развернулся к шитаге.

– Думаю, десятки от меня ты не получишь.

– Это твоё окончательное решение? – Бегважар оскалился.

– Эй, парни, полегче на поворотах! – попытался вклиниться бармен.

– Заткнись, – Бегважар небрежно толкнул того лапой, и бармен улетел в другую комнату.

Затем шитага поднялся на две задние лапы. Туловище его напоминало бесформенное желе: оно дрожало и дрыгалось из стороны в сторону, едва удерживаемое бронёй-корсетом, пока Бегважар ковылял к Дауку. Но все знали, что встань шитага на все шесть лап, и ситуация коренным образом изменится.

Шитага был в три раза выше и гораздо шире Даука. От его округлого рта исходил смрад, из органа, напоминающего нос, струилась зеленоватая жидкость.

Бегважар ещё сильнее оскалился. Даук увидел ошмётки мяса в пожелтевших зубах.

– Как не встречаю ивийца, всегда драка, – сказал он. – Вашему народу надо научиться вежливости.

Даук молчал. Он не сводил взгляд с оппонента.

– Может, когда-то вы и были крутыми, – продолжил шитага. – Нагибали всех и везде. Но то время ушло. Так что дай мне грёбаную десятку на грёбаное бухло, пока моё терпение не отразилось на твоих хрупких костях.

Даук медленно поднял свою рюмку и спокойно опрокинул в себя.

– Отвали, – прохрипел синтезатор.

Удар был резким и стремительным. Бегважар стрельнул лапой в лицо, но Даук увернулся, прокатился под ногами шитаги и поднялся у столика. Тот попал по барной стойке, отколов от неё солидный кусок мрамора. Раздался грохот.

Посетители кабака обратили взоры на происходящее. Два десятка инопланетян превратились в самых настоящих зрителей боёв без правил.

Бегважар развернулся, едва не упав. Он схватил «проедатель», что висел у него на поясе и нацелил на Даука.

Оружие было крайне опасным: похожее на пистолет с широким дулом на конце, оно выпускало горячую слизь, что пробиралась сквозь поры внутрь жертвы и в считанные секунды образовывало там личинки. Далее они соединялись в один сплошной комок и вылупляли из себя рахну – паукообразное существо. Она сжирала жертву изнутри, доставляя целую плеяду страданий.

Рахны издревле были рабами шитаг, и после поедания своей первой жертвы начинали служить тому, из чьего «проедателя» вылупились…

Зная эти подробности, Даук посерьёзнел до предела.

– У тебя всего два клыка, а у меня их пол тысячи, – прорычал Бегважар, покачивая «проедателем». – Нужно соизмерять шансы, мужик. Дай десятку или умрёшь!

– Оно того стоит? – спросил Даук. – Смотри, сколько свидетелей.

Шитага окинул зал взглядом. Зифы-посетители тут же пискнули от страха, а пара человек смутилась.

– Это дело принципа, – сказал наконец Бегважар, – Принципиальность такая же неотъемлемая часть моей расы, как у твоей сосать хилый член Астро-Провинций. Гони деньги!

Даук спешно обдумывал действия. Бегважар явно был наёмником, скорее всего охотником за головами – об этом говорила татуировка одной из охотничьих гильдий на уродливом плече. Такие стреляют метко.

Он уже было собрался отдать десять кредитов, как из коридора в кабак забежало трое офицеров службы безопасности. Узнавались они легко: по жёлто-синей броне Провинций и короткоствольным автоматам с парализующими патронами.

– Что здесь происходит? Что за шум?

Увидев шитагу, офицеры заметно опешили. Винтовки будто случайно сменили направление, опасаясь целиться в громилу.

Остальные посетители кабака опустили головы, заинтересовавшись поверхностью столов. Бегважара не хотели злить.

– Ничего не слышал, шеф, – глумился шитага, убирая проедатель. – Наверное, ивиец слишком громко синтезатор врубил.

Он в очередной раз оскалился и покачиваясь вышел из кабака, не забыв захватить недопитую бутылку Даука.

– шитаги... – пробормотал один из офицеров. – Когда уже САП исключит их из Парламента...

Даук мысленно согласился.







***



Лавка механических изделий и деталей встретила Даука привычным запахом моторного масла «Фейч-14» и протяжным гулом светодиоидных ламп.

На витринах, под защитными полями чего только не было!

Запчасти для кванто-байков, новенькие наручные компьютеры, нити накаливания механических органов и многое другое.

В центре помещения располагалось импровизированное гнездо из шестерёнок и пятислойных гаек, в котором сидела крупная птица-робот, обычно наблюдающая за покупателями с живым интересом.

Сейчас единственным покупателем был весьма поддатый Даук, так что птица перевела глаза на него.

– О, знакомые лица! – воскликнул человек за витринами, хозяин магазина. – Что хочешь купить на этот раз?

Даук подошёл к торговцу и пожал ему руку. За всё время, что он жил на Эчевале, они так и не узнали имён друг друга, но общались как старые приятели.

– Мне нужен новый модуль для ивийской гитары «Онцер».

– О, твоя старушка опять требует починки? Был у меня один модуль. Как раз для ивийских гитар. Двадцать пять кредитов.

– Беру.

Даук достал из кармана жёлто-синие кредиты Провинций и передал их торговцу. Тот зашумел под прилавком, разыскивая модуль.

На гитаре Даук играл нечасто – лишь когда находило особое настроение. Сегодня был именно такой день, поэтому он решил устранить небольшую поломку и сыграть пару старых мелодий.

От нечего делать, ивиец осмотрел прилавок. Браслеты для измерения витаминов в организме, очки для игр в виртуальной реальности и даже зажигалки «Бревис и Ноуп», пламя которых принимало форму популярных актёров. Всё это стоило немалых денег и потому Даук лишь скользнул по предметам взглядом.

Внезапно, закралась предательская мысль – уволиться из космопорта и пойти на военную службу в армию САП. На ту зарплату он бы ни в чём себе не отказывал…

«Никогда, – опомнился Даук. – Хватит с меня войны».



***



Модуль, что подал торговец, оказался именно таким, как нужно. Даук убрал его в карман, попрощался с торговцем и пошёл на выход.

В центре магазина он остановился, чтобы погладить птицу. Обычно он не делал это, но сегодня хмель твердил иное. Ивиец пил каждую годовщину Белой войны.

Птица довольно встряхнула стальными перьями, склонила голову на тыльную сторону его ладони.

Даук снизил громкость синтезатора до минимума и прохрипел едва слышно:

– В тюрьме не всегда есть клетка, правда?

Птица чирикнула чуть громче. Легонько клюнула чёрствую руку ивийца.

Синтезатор выдал смесь шипящих звуков, отдалённо напоминающих смех. Пора было возвращаться домой…

БАХ!

Красная молния озарила магазин, пронеслась возле ивийца и угодила в птицу. Та в миг распалась на раскалённые молекулы, превратившись в пепел.

– Попал! – зажужжал стрелявший радостно.

То был робот класса «А» – собранный из дорогих деталей, сияющий от полировки и улыбающийся импровизированным ртом из платины.

В руке он держал дымящий бластер, а на груди его красовался герб Союза Астро-Провинций. Под гербом отпечатан код – личный паспорт гражданина.

Одет он был в стильные кроссовки из ортального железа, а шёлковые штаны блестели под лампами.

За спиной стояло ещё два робота: класса «С». Бездумные машины, живущие лишь программой и исполняющие волю хозяина. В руках они держали плазмоганы, лица суровые, хоть и не лишённые налёта ржавчины.

Даук посмотрел на руку, только что гладившую птицу. Ладонь едва почернела от пепла, словно обожжённая. Стрельни робот чуть левее, и он лишился бы запястья.

В голове ивийца родились воспоминания почти таких же чёрных рук. Но те руки были обуглены оружием Прайда, и было это совсем в другой жизни...

Тем временем, «А-ристократ» быстрым шагом подошёл к пеплу. От него исходил запах свежего смазочного масла, жёлтые глаза-янтари часто моргали.

«Что за день? – подумал Даук отстранёно. – Сначала инквизиторы, потом чокнутый шитага в баре. Теперь вот богатенький сынок робота-гражданина».

О молодости робота указывал номер модели корпуса – такой выпустили четыре года назад. Интеллект, правда, ушёл недалеко.

– Отличный бластер, – робот кинул и подхватил оружие в воздухе. – Стоит своих денег. Ладно, не вечно же мне гнить в этом могильнике. Эй, торгаш. Мне нужен хлорумный-дифилятор.

Торговец, разумно не вступая спор из-за уничтоженной птицы, развёл руками:

– Простите, сэр, но я здесь не торгую наркотиками для роботов. Запчасти, детали, это да.

– Твою мать, ты хочешь, чтобы я разозлился? – «А-ристократ» подпрыгнул на месте, задев Даука плечом.

– Прошу прощения, сэр. Я не хочу вас злить… – оправдывался торговец.

– Ты знаешь, кто мой отец? Он поставляет био-генераторы в восемь систем! Даже в Парламенте у него есть друзья. Наша семья граждане Провинций!

Даук нахмурился. Био-генераторы – грязный бизнес. Источник, работающий от мёртвой органики. Лишь самые бедные и отчаявшиеся планеты решались добывать энергию, скармливая этим машинам плоть своих мёртвых собратьев.

– Так что не зли меня, – продолжил мажор импульсивно. Тут он заметил Даука. – А! Ивиец! Два дня назад я подал милостыню одному из твоих. Бедняга питался личинками зифов от безысходности. Ты же знаешь, что они вылупляются у зифов в заднице?

Даук не ответил. Глаза у А-Ристократа выглядели заметно напряжёнными, резко порывающимися в стальных глазницах.

«Он под кайфом», – догадался Даук.

Робот удовлетворил своё словесное тщеславие и отошёл от ивийца. Он сломал пару витрин, выстрелил в стену. Чёрное пятно обхватило изрядный кусок белого гранита.

Затем обозвал торговца трусом и снова потребовал дифилятор. Опять увидел Даука.

– Я слышал, ваша родная планета, Ицилия, признана не выгодной, – в его искусственном голосе просквозили нотки злорадства. – Теперь Провинции не будут финансировать грандемоторы, и городишки уйдут на дно. Ой-ёй-ёй, – он схватился за голову и покачал ею. – Столько систем покорили, а теперь жрут дерьмо из задницы Парламента.

На лице Даука заиграли желваки.

– Ты слишком часто упоминаешь задницу, – ответил синтезатор, выдавая помехи. – Папочка не удосужился загрузить в твой котёл словарный запас побольше?

Робот опешил. Он глянул за спину – убедиться стоят ли ещё охранники с плазмоганами. Увидев их суровые фигуры, он выпрямился и расправил плечи.

– Ивиец, советую отключить это барахло на шее, – робот подошёл вплотную и направил бластер в грудь Даука. – Такое я никому и никогда не прощаю… Чёрт! Где мой дифилятор, вашу мать!!!

Он в миг позабыл о существовании Даука и ринулся к торговцу. Перепрыгнув прилавок, начал с шумом рыться в ящиках с деталями.

Чувствовалось, что его синтетический мозг сильно повреждён от неумеренного потребления электронных нарко-импульсов дифилятора. Его память, словно обрывалась каждые несколько секунд, а внимание переключалось в нелепой истерике.

Даук решил уйти, пока не поздно. Он направился к выходу…

– Дифилятор, дифилятор… – робот включил подсветку глаз, чтобы лучше разглядеть содержимое ящиков. Глаза засияли фонарями. – Почему я не сделал запас, как раньше… Он так резко закончился… Дифилятор…

Даук приближался к двери. Он сделал последний шаг, протянул руку. Обхватил ручку пальцами. Потянул на себя…

– Ивиец! Куда ты пошёл! Я тебя не отпускал! Эй, «Сваи», приведите его ко мне! Если сломаете ему что-нибудь по пути, ругаться не буду!

Тёмная пелена накрыла ивийца как взрывом. Голову пронзила боль, он упал на колени.

«Что за чертовщина?» – пронеслась мысль. Сначала подумал, что охранники А-Ристократа огрели его по голове, но инстинкт оповестил, что происходило нечто чужеродное – никак не связанное с зависимым от наркотиков роботом.

Будто что-то влетело в магазин, схватило Даука за шкирку и потянуло к земле. Тяжесть навалилась на плечи титановым сплавом. Цепкие, колючие лапы опутали голову, сдавили череп прессом...

Дикий, беспощадный страх накрыл Даука. Страх животный, не подверженный причинам.

– Видите, молит о прощении! Ха-ха! Я знал, что россказни о ивийских воинах преувеличены… Чёрт, где же дифилятор! Он должен быть здесь… – доносилось будто издалека.

Даук ничего не видел. Он попытался нащупать дверь, но пальцы лишились чувствительности.

Страх сковал внутренности, скукожил непоколебимость до размеров ногтя на мизинце.

Даук почувствовал себя уязвимым. Младенцем, попавшим в болото. Он утопал...

Тяжёлая железная рука схватила запястье. Охранник А-Ристократа добрался до него.

Стало невыносимо жарко...



Инквизиторы Дюн Олано и Шалот Щекче обедали в кафетерии, когда здание охватила тревожная сирена.

– Дьявол! – ругнулся Дюн, облив на себя «Вакуумный бриз». Напиток залил штаны шипящей пеной. – Что там происходит?

В коридоре засуетилась охрана. Вскоре, откуда не возьмись появились тяжеловооружённые солдаты Провинций, громыхающие сапогами. Они бежали в ту часть здания, где располагалась сеть магазинов Эчеваля.

Инквизиторы, не долго думая, пошли туда же, оплатив обед зифу-официанту. Весь их путь сирена оглашала здание, эхом прокатываясь вдоль гранитных стен. Местные жители бежали в обратную сторону – испуг отпечатался на лицах.

– Учитель, у меня странное ощущение, – произнёс Дюн, нервно дотрагиваясь до рукояти лазерного кнута. – Сегодня я испытываю подобное второй раз. Хотя, возможно, в первый раз разыгралось воображение...

– Я тоже чувствую, – Шалот шёл быстро, толпа отекала его стороной, как истребители облетают военный фрегат. – С того дня, как Братство договорилось с этим зифом, Аррани, о поставках, меня мучают беспокойные сны.

– Кошмары, учитель? – Люк взволнованно посмотрел на Шалота. – Вы не говорили мне об этом.

– Я не хотел напрасно сотрясать воздух, – Шалот спрятал ледяные руки в рукава жидкой пластинчатой брони, дабы ненароком не ранить пробегающих мирных жителей. – Однако… вполне возможно, что Парламент САП слишком рано открестился от нас. Я чувствую, что Братство ещё сыграет роль в грядущем...

– Грядущем? – молодой ученик воззрился на учителя с удивлением. – О чём вы говорите?

– Тебе нужно чаще медитировать, – Шалот произнёс слегка важно. – Иначе бы ты смог почувствовать, что паутина Омута колыхнулась… Я надеялся, что это никогда больше не случится.

– Клянусь человечеством, – воскликнул Дюн. От эмоций он даже влетел в инопланетянина, едва не сбив его с ног. – Извините! Учитель, если то, что вы говорите, и в самом деле…

– Я уверен в этом, – отрезал Шалот. Из отверстия в его шлеме выскочило облако пара. – Но через минуту мы убедимся в этом наверняка.

Они завернули за угол. В коридоре стояла целая куча солдат и охранников из службы безопасности здания. Они удивлённо смотрели на произошедшее в магазине «Железный брат» – лавке, продающей запчасти и различные детали, судя по небольшой табличке у входа.

Шалот безупречно вычислил главного и подошёл к нему. Лысый лейтенант-человек в тяжёлой броне Провинций рявкнул:

– Чего надо? Не видно что-ль, здесь происшествие.

– Меня зовут Шалот Щекче, лейтенант…

– И чё? Мне какое дело.

– Я из Братства Инквизиции.

Мужчина бегло оглядел одеяние Шалота, его ледяные руки, и внезапно остолбенел. Его челюсть распахнулась едва не до ключицы.

Шалот решил воспользоваться ситуацией:

– Что здесь произошло, только кратко.

Лейтенант справился с шоком, и смог ответить тихим тоном:

– Извините господин инквизитор. Я… тут… сработала система безопасности здания. Датчики засекли резкую вспышку температуры. Думали взрыв… Мы прибежали, а тут… Вот такое…

«Вот таким» оказалось небольшое озерцо расплавленного металла, что заполнило магазинный пол. От жидкости поднимался жгучий пар, пузыри то и дело схлопывались на её поверхности.

Шалот не раздумывая пошёл внутрь, а Дюн последовал за ним.

– Эй, инквизитор! – воскликнул лейтенант. – Там же опасно!

– Не для нас, – бросил через плечо Шалот.

Он взмахнул рукой, и кипящий металл расступился перед ним, оголяя потрескавшийся пол. Солдаты прекратили разговоры, ошалело уставившись на это чудо.

Шалот начал продвигаться, а Дюн старался не отставать от него далеко.

– Ты чувствуешь? – проговорил Шалот. Его мумиеобразная броня заскрипела от частого дыхания. – Отголоски… Здесь это и случилось.

– Движение Омута?

– Да… Мои страхи были не напрасны. Не зря я убедил Братство подготовиться, несмотря на выход из Союза. Спустя столько лет… появился новый упавший. Чёрт возьми!

Шалот устало вздохнул. Затем поднял с пола обезображенную голову робота «А» класса, нижняя часть которой расплавилась до неузнаваемости.

– А это его первая жертва.

Дюн порылся в наручном компьютере, ища кнопку фонаря. Ткнул пальцем в экран и из отверстия чуть выше вылетел красноватый свет.

– Ты слишком полагаешься на технику, Дюн, – Шалот недовольно воззрился на компьютер. – Это не доведёт до добра.

– Вы слишком полагаетесь на Всплеск, учитель, – парировал Дюн. – Это не доведёт до добра… Кстати, тут ещё роботы. Видны куски «Свай».

– Они охраняли «А-ристократа», – выдал вердикт инквизитор. – Попали под руку.

– Остатки ещё дымятся. Он был здесь совсем недавно.

Шалот повернулся к солдатам у входа.

– Лейтенант! – окликнул он. – Преступник мог попасть на камеры видеонаблюдения? Или, может здание патрулируют надзорные дроиды?

– Окститесь, инквизитор, – махнул рукой лейтенант. – Какие камеры, какие дроиды! Это ж Эчеваль. Вся экономика держится на контрабанде и мелких торговцах. Скорее моя дочь выйдет за зифа, чем Парламент закинет деньги в эту забытую всеми дыру. А что, это кто-то натворил специально? Может, просто ошибка системы охлаждения воздуха?

Лейтенанта оставили без ответа. Шалот задумчиво потёр руки.

– Это усложняет дело, – он уставился на окружавшую его плавь, некоторые время молча осматриваясь.

Расплавился весь металл: запчасти, детали и даже металлические плинтуса. Одна из стен разрушена энергией, бушевавшей здесь совсем недавно... Сомнений не оставалось – на планете был тот, чьё уничтожение теперь основная цель Братства.

Шалот закрыл глаза и коснулся Всплеска. Он почувствовал, как крохотные капли энергии касаются сердца. Всё внутри тут же наполнилось бодростью.

Открыв глаза, инквизитор стал видеть мир по иному. Теперь из помещения вела едва заметная, дрожащая в воздухе нить синего света.

Шалот повернулся в сторону разрушенного прилавка. Перелез через обломки, преодолел обрушенную гранитную стену.

Давно он не охотился, прошло слишком много лет... Азарт погони попытался охватить разум, но инквизитор отбросил его без усилий.

– Упавший силён, – сказал следовавший за учителем Дюн, освещая путь наручным компьютером. – Амбиции всегда требуют выхода, когда подкреплены силой. Нужно убить его как можно скорее.

– Да, он силён. Попал в Омут целиком, без остатка. Дюн, это будет твой первый упавший с момента твоего посвящения, – сказал Шалот, – поэтому не спеши. Не кидайся в битву прежде не продумав план. В своё время я видел, как один из них убил пятнадцать инквизиторов. Они, к сожалению, не использовали самое мощное оружие, коим обладают органические существа…

– Разум?

– Именно. Не повторяй их ошибку...

Шалот осмотрелся в новой комнате. То были личные помещения хозяина магазина.

Испещрённый царапинами галавизор валялся у чёрного холодрона: передвижной морозильной камеры, управляемой с помощью пульта.

Шалот отодвинул галавизор ногой и подошёл к холодрону. Одним быстрым движением отворил дверь.

– А-а-а-а!!! – раздался дикий возглас. – Не надо! Не надо!

В холодроне находился мужчина-человек лет пятидесяти. Взгляд бешеный, обезумевший.

– Спокойней, – мягко сказал Шалот. – Его больше нет. Он ушёл…

Шалот умел убеждать, когда это требовали обстоятельства. Уже через пару минут торговец (а это был именно он, судя по значку на рубашке) заговорил:

– Сначала пришёл он, купил у меня деталь…

– Как он выглядел?

– Купил модуль для гитары. Всё как обычно… Он часто покупал для неё детали, говорил, постоянно ломается...

– Его расовая принадлежность, особые приметы?

– Потом пришёл робот, – торговец словно находился в своём мире, он сжимал и разжимал кулаки. – Он хотел наркотиков. А я не продаю наркотики, все об этом знают…

– Не важно. Как он выглядел?

– Потом вдруг стало жарко, как в полдень в пустыне… Всё вокруг начало плавиться, робот завизжал, попытался убежать, но ноги расплавились первыми… Другие начали стрелять... А он… он будто не ожидал… будто не хотел. Такой растерянный взгляд...

– Чем он расплачивался? Кредитами?

– Д-да, ими…

– Наличными или переводом?

– Наличными…

– Чёрт, так его не выследить. Ты знаешь его имя?

– Н-нет. Я не спрашивал. Я никогда не спрашивал… Я хотел скрыться, побежал сюда… о, вселенная, вселенная… Я никогда не верил во что-то такое… никогда не верил…

Шалот чертыхнулся и захлопнул дверцу холодрона. Голос торговца прервался.

– Нужно подумать… – Шалот закружил по комнате. – Нужно подумать... если не сможем его найти, нужно нам с тобою, Дюн, лететь в Братство. Отсюда с ними не связаться, в системе курсирует магнитная туманность… Начался сезон штормов… Хотя, если полетим в Братство, след упавшего надолго затеряется… Хм, дай-ка мне минуту, обдумаю ситуацию...

Пока Шалот Щекче раздумывал над планом, обхаживая разрушенную комнату торговца и едва не задевая конусообразным шлемом низкий потолок, Дюн нагнулся и подобрал заинтересовавший его предмет.

То оказалась обугленная игрушка, или фигурка от настольной игры. Вся покрыта копотью, бесполезный мусор...

Но прикосновение неожиданно родило в Дюне странное ощущение. Он уже испытывал такое сегодня. Всплеск забурлил в нём, сея зачатки тревоги.

Молодой инквизитор стал очищать фигурку рукавом куртки. Спокойное лицо скрылось за маской азарта и юного любопытства…

Старания не прошли даром – копоть сошла довольно быстро.

– Клянусь человечеством, – прошептал Дюн, рассмотрев фигурку подробнее. Он подбежал к учителю и молча сунул её в ледяную руку. – Не нужно сообщать Братству! Мы нашли его!

Шалот сначала недоуменно воззрился на поданую вещь. Пар некоторое время вылетал из шлема в безмолвии. Затем учитель спокойно произнёс:

– Молодец, Дюн. Не иначе, вселенная сама оказала нам помощь...

Охранник-ивиец блестел под светом наручного компьютера. Мрачное лицо было едва обуглено, но речевой синтезатор остался невредим. Старая винтовка, покрытая ржавчиной в паре мест, несла на себе клеймо космопорта.

Инквизиторы переглянулись. Ивиец ещё не знал, что жить ему оставалось пару часов...


Даук бежал по подземному комплексу Эчеваля, именуемому в простонародье Хлев. Он месил лужи, наступал на пакеты от закусок и прочий мусор. Он жадно вдыхал грудью спёртый воздух подземелья, его мышцы горели от долгих усилий.

По обеим сторонам располагались двери от квартир местных жителей. Порядковый номер чернел на каждой из них, выведенный смесью дешёвой краски и крови тазанов – насекомых, что обитали под Хлевом.

Даук добрался до своего жилища: цифра 4871 встретила его подтёками и привычной вонью.

Ивиец достал из брюк ключ-карту и вставил в панель управления, на которой не хватало пары клавиш.

– Личность подтверждена, Даук Зольвани – выдалось из панели. – Добро пожаловать домой.

Двери отошли в стороны, и Даук проник внутрь, предварительно осмотрев коридор Хлева не предмет погони.

Двери закрылись и в квартире зажёгся свет. Хотя, на квартиру это походило мало, скорее комнатушку.

Окон не было, как и кровати. Лишь матрас в углу с тонким одеялом. Старенькая капсула с гидро-очистителем теснилась в самом центре, в двух шагах от неё располагалась импровизированная кухня из горелки и не работающего холодрона.

Даук отключил синтезатор речи, снял с шеи и бросил на матрас. В горле зародилось чувство свежести.

Он подошёл к стене. Ударил в неё кулаком. Боль разлилась по телу.

Что это было? Он только что уничтожил трёх роботов, даже не пошевелив пальцем! Как такое возможно? Какая-то энергия наполнила его тело, начала распространяться по венам, а потом резкая вспышка и магазин словно погрузился в жаровню!

Даук подошёл к двери и заблокировал её. Приблизился к стеклянной капсуле и посмотрел в отражение.

Губы едва дрожали, в глазах застыло замешательство.

«Снова убийства», – подумал он.

Его кулаки сжались до боли в костяшках.

«Убил две бесчувственные машины и наркомана с почти распавшимся синтетическим мозгом, – поспорил другой внутренний голос, принадлежавший Дауку более собранному и расчётливому. – «Сколько роботов Прайда я разрушил в Белую войну? А сколько человек прикончил?»

«Проклятье! – Даук зашагал по комнате. – Что со мной происходит?»

Он размышлял ещё несколько минут. Затем присущее ему хладнокровие взяло верх.

«Всё уже случилось. Надо обдумать последствия. Кто-то мог увидеть меня, кроме торговца? Камер в здании нет, охрану при бегстве я не встретил… Торговец не знает моего имени… А по одежде не догадаться – я снял униформу космопорта и переоделся в гражданское...»

На лице ивийца возникла слабая улыбка. Всё не так плохо. Всего лишь три робота, торговец успел спрятаться, когда всё началось. Никто не знает его имени…

«Синтезатор – возникла догадка. – Меня вычислят по синтезатору!.. Много ли немых ивийцев в городе?»

Новый удар по стене. Кулак заныл от боли.

«Хотя… если задуматься… Как они докажут, что это сделал я? Торговец видел как я стоял в бурлящем железе, и как снаряд плазмогана не нанёс мне вреда… Но… кто ему поверит? Тем более, я не управлял всем этим. Всё получилось так внезапно… ».

Даук кивнул, будто ставя точку в своих размышлениях. Затем подошёл к кухонной горелке и включил на полную мощность. Синее пламя вырвалось вверх, затанцевало, изгибая горячее тело.

Даук протянул левую руку, приближая к огню. Если расплавленный металл не нанёс ему вреда, то…

Вспышка боли охватила кончики пальцев. Даук одёрнул руку. Безымянный, средний и указательный пальцы покрылись красными ожогами. Оставшиеся два пальца пережили сражение.

Огонь был опасен, как прежде. Хотя бы в этом он уверен.

Что же, он явно не стал ни с того ни сего супер героем, что захватили обложки популярных кванто-комиксов. Возможно, всё это имело некое разумное и адекватное объяснение...

Даук снял сапоги, освобождая затёкшие ноги. Трёхфаланговые конечности спокойно вздохнули. Между пальцев виднелись едва атрофированные перепонки – Даук не плавал в родных болотах Ицилии долгие годы.

Ивиец подошёл к старенькому, но крепкому энерговерстаку, и нажал на кнопку. Включилась подсветка, вырывающая из мрака старенькую ивийскую гитару. Восемь хромированных струн заблестело под освещением, а полупрозрачный каплевидный корпус поприветствовал Даука заевшим загоранием внутренних частей.

Ивиец достал из кармана модуль и принялся за починку. Работа помогала ему отвлечься от тревожных мыслей, что было очень полезно в нынешней ситуации.

Наконец, новый модуль был подключён. Даук небрежно провёл по струнам, и гитара выдала густой наполненный звук.

Играть не хотелось, и потому Даук разделся, залез в стеклянный цилиндр и нажал включение воды. Зашумело, из верхнего бака полил тёмно-синий дождь.

Он надел на лицо дыхательную маску и стал ожидать заполнения капсулы. То была специальная вода – прямо с болот Ицилии. Он покупал её большими партиями и внимательно следил за достаточным запасом. Ивийцам требовались подобные ванны хотя бы раз в месяц, иначе их ждали… последствия.

Вода заполнила капсулу, и Даук закрыл глаза. Жидкость подхватила тело плавно и нежно. То была небольшая частица родины – и осознание этого принесло ивийцу успокоение.

Даук почувствовал, как стимулятор «Берке», выдаваемый охране космопорта, начал выводиться из пор. В животе родилась пустыня, сонливость вылезла из далёких закромов.

Он нащупал длинный наушник встроенного радио и вдел в ухо.

«Опять новости, – подумал с раздражением. – Ладно, быстрее усну».

«… а теперь к важным событиям, – затараторил голос дикторши. – Напоминаем, что двенадцать дней назад известный преступник-человек Брайт Томино сбежал из тюрьмы планеты Талеис Влайн. При бегстве погиб один заключённый и были ранены три солдата Астро-Провинций. Напомним, что Брайт Томино был приговорён к сокращению жизни на пятьдесят лет при помощи устаревателя клеток. Ему вменяется ограбление трёх торговых кораблей, шантаж, ведение нелегального игорного бизнеса на Талеис Влайн, похищение двух граждан Союза и двести пятьдесят семь фактов контрабанды.

К сожалению, преступник сумел избежать своей участи за час до исполнения приговора. Сейчас местоположение Томино неизвестно. Мы просим граждан Союза, а также остальных неравнодушных существ сообщить любые сведения о Брайте Томино в ближайший отдел безопасности.

К другим новостям. Стало известно, что Вождь Прайда, Изенмор Первый, отказал Канцлеру Союза Астро-Провинций вернуть торговый караван, который вынесло на территории Прайда из-за начала сезона штормов. В частности – из-за расширения магнитной туманности Эв-14. Далее цитата сообщения Изенмора Первого: «Я понимаю ваше беспокойство. Союз был, есть и остаётся, оплотом жадности и лицемерия. Вы попросили груз и корабли, но ни слова не сказали об экипаже… Что же, ничего удивительного. Моё решение: я не собираюсь отдавать груз, как и экипаж. Теперь это собственность Прайда»

Даук слушал новости ещё некоторое время. Затем глаза начали слипаться. Он дышал через маску размеренно и спокойно. Мысли успокаивались, а сердце замедлялось…



***

– Даук… – слышал он, проваливаясь в негу. – Даук, ты чувствуешь моё прикосновение? Сын Ицилии, ощущаешь ли моё дыхание на своём лице? Очнись!

Даук открыл глаза. Чувство силы наполнило мышцы. Он взглянул на часы, встроенные в капсулу: прошёл час.

Ивиец выбрался из капсулы. Странное ощущение не покидало его. Словно чья-то ладонь лежала на плече.

– Ты чувствуешь меня… – произнёс низкий женский голос. – Хорошо.

Даук дёрнулся. Теперь не было сомнений, кто-то говорил с ним. Он обернулся, ища источник голоса, но не нашёл его. Ивиец спешно надел синтезатор речи и произнёс:

– Кто здесь? Назовись!

– Зови меня… Галактика, – ответил голос.

Как ни старался, Даук не мог найти говорившую.

– Кто ты такая?

– Твой… союзник, – голос забрался глубоко в голову и не хотел уходить. – Без меня ты погибнешь, Упавший в Омут...

– Омут? – Даук порылся в шкафчике и достал нож. – Что это значит?

– Для каждого своё, – шептала Галактика. – Для одних – угрозу. Для других – спасение. Для тебя оно значит всё сразу… Нож не поможет. Я далеко отсюда, от этой гнилой планеты, которую ты окрестил своим домом!

– Это не мой дом!

– Разве? Ты здесь годы. По своему желанию, не порабощённый…

– Это было моим решением... что тебе нужно? – Даук опустил нож.

– Ты убил роботов совсем недавно. Омут опутывает тебя, пробует на вкус. Вскоре он попытается сломать тебя. Это неизбежно.

– О каком проклятом Омуте ты говоришь! – синтезатор жутко грелся от высокой громкости, но Даук не обращал внимание. – Я ничего не понимаю!

– Ещё не время. Я объясню позже. Сейчас твоя главная цель – сбежать с планеты пока...

– О чём ты? Эй? Объясни.

Наступила пауза. Галактика медлила с ответом. Наконец, её взволнованный голос вернулся:

– О, нет! Я связалась с тобой слишком поздно. Шалот вычислил тебя. Они уже в коридоре. Беги, Даук! Даже не пытайся драться с ними! Спасайся! Ты нужен мне живым...

Незримая ладонь отпустила плечо Даука. Он обескураженно стоял в центре комнаты.

«Твою мать, я схожу с ума или это действительно происходит?»

Глаза устремились на дверь. Сердце забилось быстрее, кровь понеслась по венам скоростным глайдером.

«Всё это галлюцинации. Наверняка, случившееся в магазине тоже мне привиделось… Всё из-за стимулятора Аррани. Наверное, он влияет на мозги...»

БАХ!

Раздался взрыв и двери с треском вырвало из проёма. Даук едва сумел уклониться.

Дым рассеялся и внутрь вошло двое мужчин. Даук узнал их. Инквизиторы, что прилетели сегодня на «Цвейкере». Теперь они выглядели иначе – никаких улыбок и расслабленности. Натянутые тетивой убийцы, прожигающие глазами до дрожи.

Они не стали заводить долгие беседы. Шалот, завёрнутый в мумиеобразную чёрную броню протянул руку и из неё вырвалось нечто, похожее на ледяную ткань. Изгибаясь, оно понеслось к Дауку.

У ивийца сработали старые инстинкты. Он перекатился за электроверстак и скрылся за ним. Ткань угодила в капсулу и та превратилась в цельный кусок льда. Спустя миг цилиндр треснул и раскрошился на крохотные кусочки, дождём усеяв пол.

Один из осколков отбросило к ноге Даука, его непокрытая ступня соприкоснулась с частицей капсулы и безумная боль прокатилась по всему телу.

В ту же секунду комнату огласило жужжание и верстак раскололся на двое. Даук отпрянул и обернулся. Дюн включил своё оружие. Кнут горел белым лазером, воздух рядом вибрировал, искажался, будто от радиации.

Дюн хлестнул кнутом, и Даук отпрыгнул в сторону. Он осознал, что этот бой ему не пережить. Враги превосходили его во всём.

Но тут на глаза попалось небольшое отверстие возле холодрона – мусоропровод, куда ивиец выбрасывал испорченную еду.

Даук не думал и секунды. Рванул вперёд, кувыркнулся под пылающим кнутом, перекатился от островидных ледяных снарядом, что пробили насквозь стену, и нырнул в спасительный выход.

Прежде, чем ивиец влетел в мусоропровод, что-то прожгло плечо, разорвав плоть раскалённым железом.

Никто не мог уйти от мастера кнута так легко.

Сознание отключилось по щелчку кнопки.
 
Последнее редактирование:

Kroust

Kroust

Новичок
Регистрация
12 Янв 2020
Сообщения
8
Оценок
10
Баллы
14
А вдруг раньше?
Сейчас готово 10 глав романа. Здесь выложу ещё пару глав, а далее буду смотреть по фидбеку - если людям понравится и будут комментить, то продолжу выкладку.
 

mechanik

mechanik

Застрявший на форуме
Регистрация
17 Сен 2016
Сообщения
3.205
Оценок
3.003
Баллы
1.111
Возраст
52
"Даук Зольвани поморщился, когда космический корабль взревел двигателями неподалёку. Волна горячего воздуха хлестнула в лицо, обдав запахом едкого топлива."
– привычным запахом несгоревшей соляры из закоксованных форсунок.
 
Последнее редактирование:

mechanik

mechanik

Застрявший на форуме
Регистрация
17 Сен 2016
Сообщения
3.205
Оценок
3.003
Баллы
1.111
Возраст
52
Kroust, во-первых, с почином! По мне, так чем-то напоминает Э.Гамильтона. Во-вторых, готовьтесь выгребаться из под кучи тапок, которыми Вас закидают, один пример я уже привёл выше. А в-третьих, и это самое главное, собрав все прилетевшие тапки – не падайте духом и не обижайтесь, примите к сведению и продолжайте писать. Здесь тыкают носом в ошибки не по злости или зависти, а из желания помочь и поддержать, как бы странно это ни звучало. Если Вы читали Фанфики и Произведения форумчан с комментариями, то в курсе. Поэтому - удачи!
 
Последнее редактирование:

Kroust

Kroust

Новичок
Регистрация
12 Янв 2020
Сообщения
8
Оценок
10
Баллы
14
Kroust, во-первых, с почином! По мне, так чем-то напоминает Э.Гамильтона. Во-вторых, готовьтесь выгребаться из под кучи тапок, которыми Вас закидают, один пример я уже привёл выше. А в-третьих, и это самое главное, собрав все прилетевшие тапки – не падайте духом и не обижайтесь, примите к сведению и продолжайте писать. Здесь тыкают носом в ошибки не по злости или зависти, а из желания помочь и поддержать, как бы странно это ни звучало. Если Вы читали Фанфики и Произведения форумчан с комментариями, то в курсе. Поэтому - удачи!
Спасибо) Насчёт вашего примера не согласен, но всё равно благодарю, что прочитали. А к критике отношусь нормально, публикуюсь в разных местах уже лет 5 с перерывами)
 

mechanik

mechanik

Застрявший на форуме
Регистрация
17 Сен 2016
Сообщения
3.205
Оценок
3.003
Баллы
1.111
Возраст
52
Ну, здесь каждый видит по-разному, по мне, так, если корабль стартует на реактивной тяге, так рядом не постоишь и не понюхаешь, а если на иных двигателях, типа антиграва или рычащего реактора, то можно пофантазировать. Хотя, в таких случаях я стараюсь сосредоточиться на самих приключениях и не обращать внимания на технические ляпы.
Кстати, не могли бы Вы дать здесь ссылки на другие публикации, если можно, будет интересно почитать.
 

Kroust

Kroust

Новичок
Регистрация
12 Янв 2020
Сообщения
8
Оценок
10
Баллы
14
Ну, здесь каждый видит по-разному, по мне, так, если корабль стартует на реактивной тяге, так рядом не постоишь и не понюхаешь, а если на иных двигателях, типа антиграва или рычащего реактора, то можно пофантазировать. Хотя, в таких случаях я стараюсь сосредоточиться на самих приключениях и не обращать внимания на технические ляпы.
Кстати, не могли бы Вы дать здесь ссылки на другие публикации, если можно, будет интересно почитать.
В том и дело, что это вряд ли можно назвать техническим ляпом. Ведь жанр фантастика и технологии людей и инопланетян перемешаны)) Тем более это сейчас не постоишь рядом со стартующим кораблём. Через сотни лет ещё и поспать рядом можно будет имхо)) Насчёт ссылок - пока не хочу палить свою реальную фамилию. Может, позже, по финишу, здесь опубликую второй роман, который сейчас готов на половину (дорожное фэнтези).
 

Шелест

Шелест

Неспящий над продой.
Регистрация
8 Авг 2016
Сообщения
2.381
Оценок
2.965
Баллы
1.111
Возраст
47
А меня всегда интересовал вопрос, как выглядит гравитонное топливо.
А то такое впечатление, что его лопатами в трюмы загружают.
 

Шелест

Шелест

Неспящий над продой.
Регистрация
8 Авг 2016
Сообщения
2.381
Оценок
2.965
Баллы
1.111
Возраст
47

mechanik

mechanik

Застрявший на форуме
Регистрация
17 Сен 2016
Сообщения
3.205
Оценок
3.003
Баллы
1.111
Возраст
52
А меня всегда интересовал вопрос, как выглядит гравитонное топливо.
А то такое впечатление, что его лопатами в трюмы загружают.
Ну, если учесть, что гравитация – это поле, то , чтобы создать это поле, нужна энергия. А уж каким путём добыть эту энергию, вопрос другой. Тепловые, химическим, ядерным или ещё каким. Так что, можно и лопатами. В топку.
А, вообще, когда человечество научится управлять гравитацией, это будет или революция или катастрофа. Но об этом лучше не здесь.
 

Шелест

Шелест

Неспящий над продой.
Регистрация
8 Авг 2016
Сообщения
2.381
Оценок
2.965
Баллы
1.111
Возраст
47
Ну, если учесть, что гравитация – это поле, то , чтобы создать это поле, нужна энергия. А уж каким путём добыть эту энергию, вопрос другой. Тепловые, химическим, ядерным или ещё каким. Так что, можно и лопатами. В топку.
А, вообще, когда человечество научится управлять гравитацией, это будет или революция или катастрофа. Но об этом лучше не здесь.
Так ониж гравитоны и грузили! Лопатами, видимо!
Или топливо для фотонных ракет. Тоже интригует.
Фотоны ведрами или ящиками? Или в брикетах?
 

mechanik

mechanik

Застрявший на форуме
Регистрация
17 Сен 2016
Сообщения
3.205
Оценок
3.003
Баллы
1.111
Возраст
52
Так ониж гравитоны и грузили! Лопатами, видимо!
Или топливо для фотонных ракет. Тоже интригует.
Фотоны ведрами или ящиками? Или в брикетах?
Грубо говоря, фотон – это элементарная частица света. Т.е.,любое топливо, преобразующееся в свет, опять же, теоретически, можно загружать хоть лопатами. Хоть уголь.
Хотя применение квантовой физики в ненаучной фантастике лучше обсуждать в отдельной теме. Коли возникнет желание.
 

Сверху Снизу