Кинжал всегда бьет в спину. Темное фэнтези.

Понравилось али нет?

  • Знаешь, я человек простой - вижу годноту, ставлю палец вверх.

    Голосов: 1 33,3%
  • Средний результат - тоже результат.

    Голосов: 0 0,0%
  • Фортуна не на твоей стороне - мне не понравилось!

    Голосов: 0 0,0%
  • Я пошел за своим шотганом - у тебя есть пять минут, чтобы смыться!

    Голосов: 2 66,7%

  • Всего проголосовало
    3

Oxaxa

Oxaxa

Шпион Зарграада!
Регистрация
10 Дек 2014
Сообщения
60
Оценок
137
Баллы
121
Возраст
24
Всем привет! На данный момент написано 4 авторских листа, но сюжет еще вихляет) Поэтому опубликую здесь несколько глав (написано 10), надеясь на Ваши отклики, критику и отзывы.
Старался делать сюжет и героев максимально нестандартными (несмотря на довольно заурядную с виду завязку), но решать, конечно же, читателям.
Очень благодарен Дему Михайлову за возможность поделиться текстом здесь, искренне большое спасибо!
Приятного чтения!



ВНИМАНИЕ! Текст строго для людей старше 18 лет - присутствуют сцены насилия, мат (литературный) и тд. и тп. Жанр - Темное фэнтези.


Сначала на материке Просвет правили василиски. После них - сирены. Теперь же власть в руках людей. Но надолго ли?
Аркон - советник и шпион императора. В скором времени его ждут сильные потрясения, которые приведут к настоящей бойне на материке. Человеку, который всегда был лишь инструментом, придется делать выбор...


Мне довелось пережить с Арконом много приключений. Неприятности преследовали нас всюду - мы будто попали в загадочную историю, какие часто рассказывают старцы на ярмарках.

Помню, как-то раз чуть не замерзли насмерть в пустыне — знатная заварушка была, скажу я вам. Тогда, однако, это вовсе не выглядело забавным. Черт, да это капля в море — было столько всего, что и не упомнишь. Тогда в империи разразилась «гроза», и нас знатно шибануло «молнией»!

Что ж, рассказать вам про Аркона? Славный малый. Пережил много всего, уж я то знаю. Да и сделал много. Чего только стоит тот случай с… Ладно, пойду по порядку, а то и запутаться недолго.

Его история длинна, и не все он рассказал мне лично — остальное мне поведал… Впрочем, не важно. Главное, что история абсолютно правдива. Черт, да уж я был бы рад, окажись она выдуманной! Ведь и я натерпелся будь здоров!

Ладно-ладно, уже начинаю! Все сдвинулось с мертвой точки в девятьсот сорок… хотя, обойдемся без дат — любая история становится только лучше, когда меньше цифр. Это ведь не уменьшает ее ценности? Ну что ж...

Жил-был императорская перчатка по именем Аркон...

Глава 1.


Лица мертвых.



Мальчик Ашлат лежал на земле, зарывшись в траву и наблюдая за каменной криптой неподалеку. В руке он держал ломоть черного хлеба, от которого периодически откусывал небольшой кусок.

Уже второй месяц он вместе с друзьями выслеживал императорскую перчатку. Они излазили все заброшенные дома в окрестностях Лота, ночевали в бочках из под рыбы в порту, следя за безжизненными зданиями, в которые никто не заходил десятки лет, бродили по узким переулкам и исследовали подвалы. Однажды Ашлат с другом украли у знатного горожанина увеличительное стекло из наплечной сумы, а затем наблюдали за императорским дворцом с дерева.



Теперь же они решили искать на кладбище. Почему бы и нет?

Они бы сразу узнали перчатку. Он наверняка носил плащ и пару мечей — обязательно пару, ведь он точно лучший воин в империи. А еще у него могучий голос, как у богов Просвета.



Из всех сказок и историй, которые часто рассказывают в тавернах столицы, Ашлат любил именно про перчатку. А еще про императорского охранителя. Но того он уже как-то видел, когда император проезжал по главной улице, окруженный свитой. Охранитель тогда был облачен в лучащиеся серебром доспехи и выглядел, будто сошедший с неба бог войны.



Теперь же Ашлат очень хотел увидеть перчатку. Взрослые, правда, постоянно спорят: существует он или нет, но мальчик не сомневался. Уж про перчатку точно не врут!



Говорят, что это как офицерское звание в серенийской армии — чтобы стать перчаткой, нужно еще заслужить.

Ашлат тихонько свистнул в темноту один раз. Раздался ответный свист.

У Краба тоже ничего.

Ашлат еще раз откусил от ломтя хлеба. Мальчики приходили на кладбище уже в третий раз за эту неделю. Каждый раз устраивались в новом месте и наблюдали, наблюдали, наблюдали…

Они должны были увидеть перчатку! Лучшего шпиона императора Аре Земного! Он ведь столько сделал… конкретно, правда, ничего неизвестно, но наверняка множество вещей! Может, он и убивает для императора: каких-нибудь неугодных акуериев, которые решили пойти против власти?

Ведь совсем недавно убили акуерию Стакри — Кра Крылатого, разорвали на части разъяренные жители. В новостной листовке, которую купила мама, было об этом написано. Может, это подстроил перчатка? Нет… глупо, он бы и сам смог убить какого-то акуерию, зачем подговаривать людей?



Интересно, у него есть ученик? Вот черт! Скорее всего есть! Так бы можно было бы попроситься к нему! Он бы научил давать отпор всяким гадам в переулках Лота.

Внезапный шум спугнул Ашлата, и он резко повернулся на звук. Тревога оказалась ложной: пара птиц упорхнули с дерева в темно-серое небо. Перед тем, как исчезнуть в темноте, они звучно гаркнули, будто хохоча.

Ашлат скривил губы в раздражении. Испугаться птиц. Да он через день дерется с другими мальчишками, уж каких-то птиц он никог…

Чья-то рука грубо схватила за затылок и прижала голову к земле. Ашлат настолько оторопел, что так и застыл с искривленными губами на лице, лишь глаза выпучились из глазниц.

Рука держала цепко — шею было не повернуть. В нос тут же ударил запах травы.

- Что в карманах парень? - прозвучал хриплый и неприятный голос.

- Дядя, да вы… - голос Ашлата слегка дрожал, - да у меня ничего, я ж тут…

- У всех шо-то есть, ик!

«Да он пьян» - подумал Ашлат.

- Не смотри, что я пьян — подтвердил догадки голос. - Я все равно смогел к тебе подобраться, хе-хе. Че в карманах то?

- У меня две цеки только, - Ашлат чуть не заплакал: мама убьет его за потерю этих грошей.

- Врешь ведь небось, - фыркнул голос, а затем вторая рука вора исследовала карманы лежащего Ашлата. - Верно, две цеки всего. Ладно, придурок, ик! Оставь их себе, я на могилах больше соберу…

«Могильный вор! - с отвращением подумал Ашлат. - Вот унижение! В лапах такой свиньей!»

- Ты, кстати, че свистел? - спросил вор и тут же нелепо хрюкнул. - Небось, с девкой здесь трахаешься? Где она?

- Никого здесь больше нет… - начал было Ашлат, но рука тут же сжала затылок сильнее. Голову прижало ближе к траве, которая тут же защекотала шею.

- Ты мне не ври, сученыш, иначе я из тебя самого тут девку сделаю.

- Нет, нет, пожалуйста, - Ашлат заерзал на месте.

- Девке свистел?

- Нет, другу! Друг там…

- Ты шо, в задницу берешь что-ли? - с искренним удивлением поинтересовался вор, хотя пару секунд назад сам грозил изнасилованием.

- Да мы перчатку ищем… - выдал Ашлат — сейчас он хотел только домой, к черту это кладбище и все, что с ним связано!

- Чего ищешь? - переспросил вор и Ашлат почувствовал искренность в вопросе: похоже, он и правда не знал кто такой перчатка.

Пока Ашлат мешкал из-за попыток придумать объяснение своей засады, рука стала сжимать затылок все сильнее.

- Вы что тут забыли, а? - голос наполнялся злостью. - На этом кладбище только я и мои приятели пасемся. Эти могилы наши. И так сторожа чертовы с собаками ходют, еще вы, вшивые гниды, мой прокорм хотите украсть? А не сделать ли мне из тебя девчонку…

Рука могильника нежно прошлась по спине Ашлата и тот не смог удержать слез.

- Нет, я… мы честно на шпиона хотели посмотреть…

- Дебилы мелкие, - могильник убрал руку со спины и спросил — ты и впрямь думаешь в этом хреновом месте какой-то шпион будет рыскать? Ты что, совсем дебил? С чего решили, шо он здесь обитается?

- Да мы точно и не знаем, просто решили попробовать... - Ашлат решил поменять тактику, - Дурацкая была идея. Можно мы пойдем?

- Нет, я с дружком твоим еще поговорить хочу. Вдруг ты врешь… Поднимайся.

Ашлата рывком подняли. Он все еще не видел могильника, но не очень-то этого и хотел.

- Куда? - спросил голос. Рука, все еще державшая Ашлата частично за шею, а частично за затылок, заметно ослабила хват. Могильник явно начал терять бдительность.

- Туда, - мальчик показал в неверном направлении — сдавать друга не хотелось.

- Ну пошли. Только медленно, - предостерег голос. - Хотя стой, из фляги сначала хлебну.

Послышалось шуршание одежды, звук вытаскивания пробки, а затем жадное и отвратительное причмокивание. Хватка ослабла почти полностью.

Ашлат понял, что это его шанс. Он рванулся с места, освобождаясь от руки могильного вора и помчался в темноту.

- Ах ты ж мразь! - раздалось сзади, но Ашлат был настолько напуган, что бежал словно атлет.

- Краб, бежим отсюда! - крикнул он и полетел по траве, ломая кусты и задевая стволы деревьев.

Уже через минуту бега Ашлат добежал до ворот кладбища. Он обернулся: Краб бежал сзади, испуганный и встревоженный. Могильного вора видно не было.



- Потом объясню! - крикнул он Крабу. - Нужно убираться отсюда!

Послышался лай собак у небольшой хижины сторожей, раздался скрип ржавых петель и злые голоса.

Ашлат думал недолго. Он мигом добежал до забора, сделанного из металлических прутьев, и протиснулся сквозь них, едва втянув живот. А дальше маневры по ночным улицам, удивленные взгляды стоящих тут и там проституток и дверь родного дома.

Тем временем, «могильный вор» продолжал стоять там же, где стоял. Он вглядывался в темноту и улыбался.

Удостоверившись, что нигде поблизости больше не засело любопытных мальчишек, императорская перчатка по имени Аркон легкой поступью направился к крипте знатной семьи Агуаро.

Одет он был в обычный темно-желтый сюртук из льна, серые штаны из того же материала и закрытые сандалии. Через плечо проходил ремень от сумки, которая легонько билась о правое бедро. На руках темнели кожаные перчатки. Интересно, что даже подготовленный взгляд не распознал бы в одной из них крайнюю необычность.

Вжившись в роль вора и подделав собственный голос, он вызнал у мальчишки самое главное — они здесь были, не имея точной информации. В противном случае, он бы и не подумал отправляться к тайному проходу — слишком рискованно. Услышав лежащих в засаде детей, он поначалу сильно напрягся: это мог быть кто угодно, врагов у него хватало.

Он только что устроил переворот в западной имперской уерии — Стакри. Внедрился в революционно настроенную группу и объединил ее с другими. Затем натравил их на троюродного брата императора — Кра Крылатого.

Было жарко.

Крови пролилось столько, что Аркон начал серьезно задумываться о походе в церковь. Жители ворвались во дворец Крылатого и линчевали его. Он пытался скрыться, но не успел — подвела жадность. Хотел забрать с собой хотя бы часть денег из сокровищницы. Последнюю партию грузили в телегу, когда появилась толпа.

Пока люди разбиралась с акуерией, Аркон раскрывал секреты революционеров генералу, лояльному императору. Он поведал про то, где скрываются основные руководители восстания, где их тайники с оружием и места тайных встреч. Когда место акуерия стало вакантным, генерал вышел на сцену.

Итог — восстание сделало свое дело и растворилось. Главных революционеров казнили, а генерал стал новым правителем. Аркон гадал: не станет ли тот новой угрозой для императора через пару лет, но надеялся, что нет. В любом случае, перчатка навел мосты с ближайшим советником генерала и в случае необходимости мог бы вырастить семена предательства у того в голове.

Занятый этими мыслями, Аркон подошел к крипте. Крепкая дубовая дверь была закрыта на замок, но ключ у перчатки имелся. Он зашел внутрь и запер дверь за собой, предварительно острым взглядом пройдясь по кустам и деревьям, на которых мог еще кто-то прятаться.



Теперь он мог спокойно открыть лаз и попасть в туннель, ведущий во дворец. Он достал из сумки металлическую маску и надел на лицо. Показать лицо каким-то мальчишкам он не боялся — они никак не смогли использовать информацию. А вот внутри императорского дворца сведения о его лице стоили очень дорого.

*****

Аркон бежал по туннелю под кладбищем и размышлял.

Скорее всего, император не отпустит его далеко в ближайшее время. Он в столице на пару месяцев, не меньше. Нужно придумать как занять это время.

Во-первых, следует заняться учеником. Кога неплохо справлялся до отъезда Аркона в Стакри, но сейчас разленился. Пора обучать его алхимии — очень ценной для перчатки науке. Зная немного рецептов, можно наворотить дел похлеще многотысячной армии. А еще важно заняться искусством внушения. А также этикетом. Парень вырос в глухой деревне и за семь лет тренировок сильно изменился, но выкорчевать всю эту деревенскую чепуху приходится долго.

Во-вторых, надо наконец собраться и все-таки сходить в церковь. Ему за тридцать, но до сих пор безбожный. Выбор обширен: в пансионе боги на любой вкус, время выбрать своего, а то попасть после смерти в бездну к древнему василиску Кьячи не лучший вариант.

В-третьих, очень важно… интересно, увидит ли он Суллу сегодня?..

Дальше мысли Аркона поплыли в неизвестную гавань.

Роман с дочерью повелителя с каждым днем все больше и больше омрачал его жизнь. Постоянный страх, что господин узнает, постоянная злость на этот капкан. Он будто бы оказался в вывернутой наизнанку сказке: историй про любовь знатной девушки и простого парня много, но ни в одной гребаной сказке не говорится, что заботливый отец девушки тут же отрежет мужское достоинство ее кавалеру и бросит гнить в тюрьму.

В любом случае, Аркон не мог расстаться с ней: двадцатилетняя наследница престола походила на изумруд — она была ценна, но перчатка не знал, что с ней делать.

Аркон не строил планов влюбить ее в себя, а потом воспользоваться в своих личных планах. Будучи не глупым человеком, он понимал, что шпион, хоть и приближенный к императору, не имеет даже крупицы шанса жениться на наследнице.

Да он и не хотел.

Если в начале романа он иногда размышлял о собственном замке и личной армии, то со временем внутри начал распространяться страх. Он наворотил настоящих дел.

Самое страшное — он ее обесчестил. Появись у нее внезапно живот и все пойдет прахом. Еще он показал ей лицо — самое страшное для перчатки. Теперь, закончись роман крупной ссорой и ему конец. Женщины коварны, Аркон был слишком опытен, чтобы таить наивные мысли. Сегодня она признается в любви, а завтра новый день может принести сюрпризы. И чем знатнее девушка, тем крупнее ставки.

«Твою мать, что же я натворил» - думал Аркон.

Больше всего его раздражало то, что он привязался к ней. Если год назад, в начале всего этого, он уезжал на задания и безбожно проходился по куче борделей, то в случае Стакри и Кра Крылатого Аркон не зашел ни в один из них.

Проблема нарастала. Изумруд был в кармане Аркона, но оправа у камешка острая — вопрос времени, прежде чем она проткнет ткань и воткнется в плоть.

Он был мастером интриг, предательств и человеческих чувств, поэтому радостных и оптимистичных мыслей в голове не появлялось. Он покойник, если резко что-то не придумает.

У Суллы четыре личных служанки — всех четырех он проверил, а Сулла их подкупила, но это же чертов императорский дворец! Уши есть у стен, уши есть у дверей, уши, мать их, есть даже у картин. Рано или поздно…

«Рано или поздно… рано или поздно… рано или поздно…, - повторял про себя Аркон на протяжении всего оставшегося пути.

Вскоре впереди возникли стальные двери. Таких будет еще пять.

Аркон остановился, а после постучал. Послышались голоса, а затем маленькое окошко в двери открылось и взгляду перчатки предстало хмурое лицо гвардейца. Он мрачно оглядел Аркона с ног до головы. Остановившись пару секунд на маске, он перевел взгляд на правую руку пришедшего.

Аркон поднял правую руку и показал гвардейцу перчатку. Затем сжал ладонь в кулак и ударил им по левому плечу два раза. Гвардеец принял невербальный пароль, кивнул и завозился с замком.

Двери со скрипом приоткрылись, приглашая войти. Прежде, чем переступить порог, Аркон подумал:

«Вот будет забавно, если император уже все знает. Буду первым из перчаток, кто так глупо умрет, лично придя на казнь. Может за порогом засада?»

Он все же переступил порог первого туннельного форпоста и взглянул на трех гвардейцев, стоящих рядом со столом, на котором пылало несколько восковых свечей и валялись игровые кости.

На их лицах явственно читалось напряжение. Глаза ни у кого не бегают, это хорошо — иначе можно было заподозрить ловушку. Все трое держат взгляд на уровне груди, все по инструкции. У одного небрежно застегнут панцирь брони, а у другого сняты кольчужные перчатки. Значит, скорее всего, их не проверяли досконально, прежде чем поставить сюда.

Оно ведь как бывает? Если ты хочешь устроить засаду на человека, сведущего в военном искусстве, то логично проверить обмундирование своих убийц, осмотреть заточку оружия и выдать инструкции. В итоге они будут как с картинки: аккуратные, опрятные и блестящие.

Так мыслить логично. Но по опыту Аркон знал, что чем крупнее рыба, тем внимательнее она за всем этим следит. Если бы он устраивал здесь засаду на самого себя, то как раз бы и слепил из солдат такого рода неумех. Двойной обман. Отлично притупляет бдительность.

Аркон решил перестраховаться. Указательным пальцем он сделал круговое движение, приказав гвардейцам развернуться к стене. Те пару секунд хлопали глазами, а затем послушно развернулись. Аркон продолжил путь по туннелю.

Туннель Императорских Перчаток, так он назывался. Сделан четыре-пять сотни лет назад специально для незаметного передвижения отдельных шпионов. О нем знали единицы, только самые доверенные люди императора. Хотя, судя по их выправке, доверенные еще не значит лучшие.

Строителей, сделавших проход давным-давно, убили сразу после окончания строительных работ. Об этом Аркону рассказал учитель. Учебников на тему «История Императорских Перчаток» никогда не существовало, поэтому все факты передавались устно от учителя к ученику.

Аркон повторил фокус с указательным пальцем на всех следующих форпостах. В итоге, каждый из них он прошел успешно, хотя сомнения не переставали мучить. После последнего форпоста внешний облик туннеля заметно поменялся: факелов стало больше, камни в стенах лежали ровнее и были внешне красивее. На полу теперь простирался узкий бордовый ковер, кое-где испачканный сапогами гвардейцев, а на стенах висели картины.

Зал славы перчаток.

Аркон замедлил шаг. Он всегда медленно шел, когда оказывался здесь. Ему нравилась атмосфера. Как будто бы он зашел в дом своей семьи. Только настоящей семьи, а не той, что продала его в соляную шахту в пять лет.

Поравнявшись с первой картиной, Аркон взглянул на нее. Нарисованная в темных тонах, она запечатлела первую перчатку в истории.

Внизу, почти вплотную к раме, так и было написано: «Первый». Просто и понятно. Человек на картине сидел на обычном стуле у окна. На лице примерно такая-же маска, как сейчас на Арконе, единственное отличие — губы располагались ровно, ни намека на улыбку. Правая кисть первого была оголена: перчатки не было, однако знающий человек все прекрасно понимал.

Перчатки не было, но зато в руке первый держал необычный кинжал. Неизвестно, насколько сильно картина передавала всю необычность, но кинжал странный. Над основным серым лезвием проходило второе — чуть тоньше и короче. У лезвий было одно основание в белой, как слоновья кость, рукояти. Гарды нет, а в основном лезвии рубиновым светом сияло два драгоценных камня.

Аркон не совсем понимал, зачем лезвию драгоценные камни, но оставил свои мысли при себе. Такой и была перчатка первого императорского шпиона — небольшим странным кинжалом, едва ли пригодным для реальных убийств. Наверное, для врагов Первого было неожиданностью узнавать в последний момент, что обычная с виду перчатка на его руке могла быстро превращаться в кинжал.

Аркон ненароком взглянул на свою перчатку. Темно-зеленая, как и у всех императорских шпионов в истории, с виду она казалась обычной: аккуратные швы и неприметный цвет. Но на деле она жила своей жизнью…

Почувствовав взгляд, перчатка воспроизвела невидимую ментальную волну эмоций и направила в сторону хозяина. Аркон покачал головой, почувствовав нетерпение перчатки:

- Не сейчас, Азира.

Еще одна волна, на этот раз раздражение.

- Мы идем к императору, прояви уважение, - прошептал он.

Перчатка замолкла.

«Ненадолго» - подумал Аркон и еще раз взглянул на картину первого. Затем продолжил путь.

Аркон знал содержание всех портретов почти наизусть. После смерти учителя, когда он попал в этот туннель первый раз, то провел здесь не меньше часа, осматривая каждую работу. Сегодня же он лишь бросал быстрые взгляды.

Каждый из нарисованных носил стальную маску, а вместо имени художник указывал прозвище. Все портреты были нарисованы посмертно: император описывал художнику все, что считал нужным, а тот реализовывал слова в изображения. Здесь были лучшие из лучших.

Аркон устремил взгляд на портрет с золотистой рамой. Перчатка по прозвищу Кнут. Мужчина стоял на фоне камина, а в правой руке зажат темно-зеленый кнут с короткими лезвиями на поверхности.

Аркон знал его историю, как и истории остальных перчаток. Кнут, как и все его преемники, включая нынешнего, не был героем. Он делал то, что скажут и тогда, когда скажут. На его руках много крови, но он был одним из тех, кому посчастливилось совершить хорошее.

Говоря кратко — он сделал из опасного Каменного королевства, располагающегося на юге материка и управляемого диктатором, республику, лояльную империи. До сих пор Каменная республика была одним из мощнейших торговых партнеров империи Серенос и верным союзником. А все благодаря свершениям Кнута.

Аркон подошел к последнему портрету. Молодой по фигуре перчатка стоял спиной, а в руке держал простенькое на первый взгляд зеркало. Рядом на выжженной земле лежали человеческие кости, сформировавшие хаотичные группы. В отражении зеркала виднелся лишь левый глаз — он светился пламенем, но взирал на мир с каким-то необыкновенным озорством.

«Старик» - гласила надпись художника.

Аркон поклонился портрету.

- Здравствуй, учитель, - произнес он шепотом и пошел дальше.

Туннель закончился вместе с портретами. Теперь Аркон стоял на перепутье: две двери, одна вела к императору, а вторая…

Аркон задумался. У него была пара лишних минут, чтобы привести голову в порядок и успокоиться. Для этого идеально подойдет комната за второй дверью. Она как нельзя кстати чуть приоткрыта…

Стоп! Почему это она приоткрыта?

Аркон напрягся, будто струна на лютне неумелого менестреля. Мгновенно он вытащил из рукава кинжал и встал в стойку. Понимая, что от глаз сейчас пользы никакой, он закрыл их и обратился в слух.

Когда молодой ученик постигает ремесло перчатки, одно из первых, чему учит учитель — инстинкты обостряются, когда ты на них фокусируешься. Закрой глаза и услышишь лучше. Согни указательный палец так, чтобы осталась небольшая точка свободного пространства и посмотри глазом через нее — увидишь как никогда прежде. Животная суть в человеческом проявлении.

Аркон сконцентрировался на звуках. Шипение огня факелов, давящий шум подземелья и скобление лапок жука о камень справа на стене. Ничего не выбивалось из привычной картины, кроме… дыхания. Легкое, едва уловимое дыхание человека за дверью. Не рядом -— метрах в десяти от порога, Азира помогала уловить даже такие нюансы.

У Аркона появились кое-какие догадки насчет обладателя этого дыхания, поэтому он спрятал руку с кинжалом за спину и вошел внутрь.


Глава 2

Змей.

Зал встретил Аркона гнетущей тишиной. Мрачная атмосфера витала в едком от столетий забвения воздухе. На мощных колоннах едва пылающие факелы вырисовывали старинные фрески с изображениями имперской истории. Вдалеке, в самом центре зала, виднелась исполинская гора чего-то, что могло повергнуть в ужас любого серенийца.

Аркон вновь прислушался, не обращая внимания на убранство зала. Перчатка обостряла все инстинкты носителя, поэтому он с легкостью определил, что дыхание где-то справа — в темном завитке у стены. Все еще держа за спиной кинжал, он спокойной поступью направился туда.

- Я слышу тебя Сулла, выходи, - сказал он в темноту в надежде, что там все же не засел убийца по его душу.

В ответ раздался озорной девичий смех, а в следующий миг из темноты выскочила молодая девушка в обшитом золотом платье с аккуратным шелковым поясом. Поборов рефлекс метать кинжал в вылетающих из темноты людей, Аркон остался неподвижным. Девушка бросилась к Аркону на шею, и тот едва успел спрятать оружие обратно в рукав.

- Вернулся, вернулся, вернулся, - нежно зашептала она и сняла маску.

Пару секунд они разглядывали друг друга, а затем слились в поцелуе.

В этот момент Аркон подумал:

«Нет, я точно закончу жизнь плохо».

Так они и стояли около минуты, слыша лишь собственное дыхание и соприкосновение губ.

- Я знала, что ты сюда зайдешь, - после произнесла Сулла, окидывая зал рукой.

- Почему?

- Один гвардеец рассказал, что ты здесь бываешь - махнула она рукой небрежно.

Аркон тут же начал оглядываться по сторонам.

- Сейчас здесь никого, - начала было она, но увидев, что на Аркона слова не подействовали, Сулла поднесла руки ко рту и, усилив через них голос, крикнула: - Если здесь есть хоть кто-нибудь — покажись! Иначе я прикажу тебя выпороть!

И тут же залилась смехом под отзвуки эха.

Аркон посмотрел на нее с укором. Он и сам был оторвой, но с возрастом, особенно после появления ученика, он стал спокойнее. Ему не нравился ее юмор — он всегда предполагал, что из них двоих — он злой и мрачный, а она легкая и добрая, но иногда ее шутки напоминали ему, что после смерти отца она займет престол и будет руководить большей частью известного мира.

- Как ты? - спросил он.

- Превосходно, - улыбнулась Сулла, а затем опустила взор, будто что-то вспомнив.

- Выкладывай, - Аркон взял ее за руку и повел к каменной скамейке у стены, но Сулла воспротивилась:

- Нет. Аркон, пойдем к змею… пошли, а я пока расскажу тебе что случилось… Знаешь, здесь все не так гладко. Наш верный песик, генерал Акто, начал показывать зубы...

- Я лично проверил Акто, - перебил Аркон. - Он не из того разряда людей, что замышляет о перевороте.

- Он оскорбил отца, - произнесла Сулла. - Назвал его бараном, хвала сиренам это был частный разговор, там была только я, никого из Сената и вельмож.

- Какие подробности?

- Не нужно тут становиться перчаткой! - Сулла сжала губы слегка надменно. Затем вспомнив, что сама завела эту тему, она продолжила: - Акто не понравилось, что отец дал больше власти Сенату. Это был секундный порыв — он извинился за оскорбление, а отец милостиво махнул на это рукой.

Аркон промолчал. В Акто он был уверен: три соглядатая среди слуг генерала делали свое дело.

- Я поговорю об этом с твоим отцом.

- А еще Арлим приехал, - произнесла Сулла, будто не услышав. - Два дня назад, выглядит вполне довольным своей судьбой.

Арлим. Младший брат Суллы одиннадцати лет. Жизнь решила, что сестре достанется все, а ему — учеба в монастыре на границе с Аль-Хаарой. Аркон следил за его успехами, зная, что болезнь младших братьев в знатных семьях непобедима. Пара лет и у Арлима начнут возникать чувства зависти к сестре — а там кто знает как все повернется, если не убить это в зародыше.

- Он приехал с большой свитой?

- Нет, с парой монахов и несколькими слугами.

По закону Сереноса, младшие отпрыски императорской семьи обязаны посвятить свою жизнь науке и религии, помогая в дальнейшем советами императору. Они навсегда уезжают в каменную твердыню подальше от столицы, и монастырь становится их домом на ближайшие годы. Иногда им позволено приезжать во дворец, но не чаще, чем раз в год. Человек Аркона постоянно проживал в монастыре, в котором обучался Арлим. По его словам, мальчик был прилежен в науках и добр душой. Из него вышел бы отличный советник.

- Ты знал, что у Арлима на левой руке шесть пальцев? - спросила Сулла.

- Нет, - соврал Аркон скорее по привычке скрывать свои знания, чем по серьезной причине.

- Весьма необычно.

Перчатка промолчал. В своих дальних поездках он встречал и не такие уродства: горбы в четверть лошади, люди с руками шириной с тростинку, близнецы, делящие на двоих одно тело. После этого шесть пальцев на руке покажутся не бог весть чем.

Поболтав ни о чем еще с минуту, пара наконец подошла к центру зала. Большую часть пространства занимала исполинская туша мертвого василиска. Высота чешуйчатого тела достигала трех человек — страшно представить что за громадина он был, когда еще дышал. Подернутые толстыми веками глаза были размером с охотничьих собак, кончик раздвоенного языка едва виднелся за сомкнутыми белыми клыками.

По преданиям, Акредо, так звали василиска, ворвался в подземелье дворца две тысячи лет назад, проделав немалый путь под землей.

В то время василиски были редкостью — они прятались в горячих пустынях и южных горах, решив, что проигрывают войну. Новые владычицы материка, сирены, выстроили города и главной жемчужиной стал город Лот: расположенный в центре торговых перепутий и связывающий пролегающие через материк реки. Началось время расцвета.

Сирены построили великолепный дворец с садами и высокими башнями в Лоте, еще один — на северо-востоке, который прозвали Арк. Сирены пролегли через весь материк, и остальные народы покорились им.

Но не старый Акредо.

Сирены нашли и убили прятавшихся в горах и пустынях змеев, но самый хитрый и могучий скрывался десятилетиями, покуда не явился в столицу сирен на последний бой. О самом бое известно мало, сирены вычеркнули это событие из летописей, но тело василиска почему то оставили лежать на холодном полу подземелья: в назидание или от страха — то неизвестно.

Сирены исчезли, и через время пришли люди. Они отстроили собственные города, но натолкнувшись на неплохо сохранившийся дворец, решили восстановить его. В нем поселился тогдашний военный вождь, а племена стали стекаться к отстроенному Лоту со всех уголков.

По все тем же преданиям, во дворце вождь нашел последнюю из рода сирен — она то и рассказала ему историю своего народа, поведала о василисках и научила своему языку.

- Красивый, правда? - с благоговением в голосе спросила Сулла.

- Интересно, почему василиски не разлагаются, - вслух задал вопрос Аркон. Эта особенность змеев всегда его удивляла.

- Мой учитель… ну ты знаешь его, говорит будто они рождались у какого-то источника под землей, ответила Сулла. - Оттого у них такое прочное тело.

Аркон ненароком посмотрел на свою перчатку. Сделана она была из чешуи лежащего рядом Акредо, как и перчатки всех предыдущих шпионов.

Сулла поймала его взгляд и тут же встрепетнулась.

- Пробуди ее! - попросила она.

Аркон попытался отказать, но девушка была непреклонна:

- Пожааалуйста! Мой любимый-любимый Аркон!

Так продолжалось пару минут. В конце-концов Аркон потерял весь запал для отказов. Он тихо прошептал перчатке:

- Азира, арьери.

Перчатка тут же пришла в движение. Кожа словно превратилась в жидкий металл — она плавно соскользнула с руки и плюхнулась на каменную плиту. Аркон вытащил из ближайшей скобы факел и осветил происходящее на полу для Суллы.

Вязкая жидкость моментально забурлила и начала скатываться воедино. Через несколько секунд на полу лежала крохотная змея. Раскраска ее была вполне заурядной — темно-зеленой, никаких пятен и цветового разнообразия. Но сила Азиры была как раз в своей обыкновенности и скрытности: десятки раз она шпионила там, куда Аркон не мог пробраться и убивала ядом тех, кто был хорошо защищен.

- Она такая милая, - Сулла запрыгала на месте, как ребенок, и Аркон не смог сдержать улыбки.

Ему было слегка непривычно, что Сулла воспринимает Азиру как милое животное, а не инструмент для убийств и шпионажа, но подпускать ее к реальности он не хотел — пускай тешиться своими мелкими иллюзиями, на ее плечах и так слишком большая ответственность.

Пока двое людей наблюдали сверху, Азира не теряла времени зря — она подползла к своему исполинскому предку или, сказать точнее, родителю, и потерлась о его шкуру крохотной головой.

Увидев такое проявление нежности, Сулла радостно хлопнула в ладоши.

- А откуда ее вырезали? - спросила она.

- С кончика хвоста, - ответил Аркон.

Люди долго изучали Акредо — десятки лет пытались отколоть хотя бы чешуйку от его тела, но всегда встречали неприступную прочность. В конце-концов, защиту василиска победила наука. Аркон не знал доподлинно о всех тонкостях, но какой-то там ученый во дворце давным-давно придумал покрывать инструменты алмазной крошкой, а та смогла справиться с чешуей змея.

Чешуя оказалась непростой — каждый отрезанный кусок размером больше человеческого ногтя обладал толикой силы Акредо. Сила эта могла быть как вовсе безобидной, вроде превращения морской воды в пресную, так и опасной. Первый из императоров, прознавший про странную силу чешуи, создал из нее корону — какой силой она обладала знал лишь сам император и его потомки, до сей поры ее носящие.

Затем появился негласный тайный орден — для защиты империи и помощи императору в темных и неоднозначных делах. Кому-то пришла в голову делать для них перчатки — каждому шпиону по одной, для помощи в тайных трудах. Таким образом, безымянный орден обрел название. Вместе с Перчаткой появился орден Мастеров — те, кто делал из чешуи Акредо перчатки. Поскольку чешуя василиска — ценнейшее сокровище во дворце, работать с ней Главному Мастеру и Подмастерье удается нечасто — лишь после смерти очередного шпиона — а такое событие могло и не выдаться, поэтому Орден Мастеров занимался вдобавок исследованиями и ремеслами, что могли увеличить благополучие империи.

- Все, хватит с нас Азиры на сегодня, - пробурчал Аркон, - Азира, акре.

Дальше все происходило прямо обратно возникновению змеи — Азира превратилась в бурлящую жижу и потянувшись к руке Аркона, сформировала перчатку.

Аркон ценил Азиру и даже слегка был привязан к странному существу, но посторонним о его привязанности знать необязательно, даже Сулле.

- Мне пора, - сказал он, надевая маску.

Сулла прервала его:

- Не так быстро, - она притянулась к нему и поцеловала. - Все, теперь можешь надевать это уродство… Кстати, Аркон, отец пригласит тебя на завтрашний маскарад.

- Что? - недоуменно спросил перчатка.

Такого он не ожидал.

- Да, не знаю точно чего он хочет, но он обмолвился об этом вчера. Сказал: «хочу его поощрить».

У Аркона отлегло от сердца. Похоже казнь в вонючих закромах дворца откладывалась на некоторый срок.

- Он… не подозревает о нас?

- Сколько можно, - вздохнула Сулла. - Ты — лучший шпион в империи, а боишься каких-то слуг…

- Твой отец может узнать об этом не только от слуг.

- А от кого еще? Ты на меня намекаешь? - на щеках Суллы выступили алые пятна.

Аркон любил, когда она злится.

- Конечно, на тебя, - улыбнулся он и закружил ее в беззвучном танце.

Это была уловка — свести все к шутке, чтобы она не считала его подозрение реальным, но все равно ответила.

- Я никогда ему не скажу, - улыбнулась она, положив руку на плечо Аркона. - Иногда я сижу в кабинете отца, и он говорит: «наш перчатка сделал то-то, наш перчатка сделал вот что...», и я киваю, изображая послушную дочь. Но когда-нибудь отец умрет — ему уже пятьдесят четыре, и тогда ты окажешься в моей власти, - она артистично рассмеялась.

Аркон не хотел оказываться ни в чей власти и до сей поры имел некоторую свободу по жизни, поэтому промолчал.

- Пойдем до перепутья вместе, - сказала Сулла и потянула его к выходу. - Кстати, я буду на маскараде в лиловом платье и в маске царицы Альхаарской.

- И как я узнаю эту твою царицу? Я не пересекался с ней.

- Очень смешно. На скулах будут такие золотые полосы, идущие ко лбу и веки золотые — по ним и ищи.

Вскоре они вышли из зала и вернулись в коридор с портретами. Пройдя через вторую дверь, они вступили на дощатый пол.

Еще одна комната и еще две двери. Одна вела к императору, а вторая — на лестницу в более оживленные помещения дворца.

- Когда приедешь домой, - вдруг зашептала Сулла Аркону на ухо, - тебя будет ждать посылка в твердом бирюзовом чехле. Это подарок от меня. Надеюсь, на маскарад ты явишься не в этом стальном хламе, найди что-то поярче. Все, я побежала, люблю тебя.

И прежде чем Аркон успел как-то отреагировать, она открыла дверь за которой виднелись серо-черные мраморные ступеньки лестницы и растворилась за поворотом.

«Подарок», - подумал Аркон и внутри начало разгораться странное ощущение — такого он еще не чувствовал.



*****



Двухметровый воин, облаченный в полную боевую выкладку, загородил путь. На серебряного цвета панцире бегали лучи света, а из под шлема выбивалась копна русых волос.

- Здравствуй, Пакто, - поприветствовал воина Аркон, и голос его исказился из-за маски.

- Ты знаешь правила, - пробасил личный охранитель императора.

Аркон без лишних слов снял маску и убрал в сумку. Они встретились взглядами. Пакто оценивающе оглядел его лицо на предмет новых шрамов. Затем сказал:

- Неплохо потрудился в Стакри, сын дворовой суки!

- А ты еще не гниешь в закромах из-за любви к еде — уже достижение, - ответил Аркон.

Оба рассмеялись. Пакто протянул руку и Аркон с удовольствием ее пожал.

- Пойдем, - Пакто махнул рукой за спину. - Император ждет.

Так они и пошли: могучий воин в доспехах и при мече, и худощавый с виду мужчина, больше похожий на какого-нибудь неизвестного поэта или скромного лавочника.

- Какие новости гуляют в стенах? - поинтересовался Аркон.

- Генералишка этот, что заведует третьей серенийской армией, Акто…

- Да, что он? - Аркон отлично изобразил интерес.

- Бараном повелителя назвал, старый болван, - выдал Пакто.

- И как отреагировал владыка? - Аркон хмуро почесал щеку.

- Смилостивился. Я то сам в комнате не был — у двери стоял, но все справно слышал.

- Повезло старику… слушай, только сейчас заметил какие у вас схожие имена. Ты — Пакто, а он — Акто, одна буква и был бы ты тезкой старого пердуна.

Пакто беззлобно отмахнулся. Родом он был из Паланты, а там к именам относились без особого интереса — что в голову первым придет, так ребенка и называли.

Аркон пришел к выводу, что кроме случая с Акто в столице особо ничего не изменилось и слегка успокоился — ремесло обязывало всегда быть начеку и это изрядно нервировало.

- Владыка сейчас в хорошем расположении духа, - проинформировал Пакто по дружбе. - Ты не оплошал в Стакри да еще сынишка Арлим из каменной тверди наконец вырвался. Ходят тут за ним четыре истукана везде — монахи. У них же обет защищать младшего отпрыска от греха. Вот парень и ходит только в библиотеку да в сад: на цветы поглазеть, бедолага.

В скором времени они подошли к обитой стальными пластинами двери. Пакто снизил голос до шепота и произнес:

- Все, дальше сам.

- Приходи ко мне в имение как-нибудь, - таким же заговорческим шепотом предложил Аркон громиле. - Выпьем вина, а заодно ученика моего научим в кармутту играть.

Кроме неплохих личных качеств, Аркон уважал Пакто за менее очевидную вещь — должность. Хмурый с виду охранитель был вторым и последним лицом, кто мог видеть лицо Аркона во дворце. По существу, конечно, он был третьим — после Суллы, но дело это не меняло. Приближенный к императору человек, с которым можно было свободно общаться, был полезен. Хотя, скорее всего, Аркон действительно видел в нем друга, а уже потом латный мешок с кучей информации.

- После маскарада, - ответил Пакто. - Да, завтра тут маскарад устраивают, сенатские придут. А потом можно — только ты не жмись, хорошее вино готовь! Я знаю, у тебя припасено.

- Обижаешь.

На том и порешили. Аркон тихо выдохнул скопившееся напряжение вместе с воздухом, открыл дверь и вошел в комнату к императору.



*****

… знаю, что ты заслужил перерыв, Аркон, но дело не ждет, - с задумчивым видом говорил император Аре Земной. - Очень странная ситуация, и она меня сильно волнует.

- То есть, Кланы в опасности?

- Не знаю. Но мне сообщили, что севернее — в Рваных землях — какое-то движение. Это все, что я ведаю. На материке не видели другие расы уже много лет, надеюсь, что и не увидим.

- Это могут быть вурды, - предположил Аркон, разглядывая большую карту материка, сделанную из качественной бумаги. - У них, как я слышал, передел власти на острове.

- То есть, ты считаешь, что существа, отродясь не покидавшие свой остров, построили корабли, обогнули материк справа и высадились на самом севере? - император Аре Серенийский расхаживал взад-вперед по комнате, руки сцеплены за спиной.

- Все может быть, мой повелитель. Они наши ближайшие соседи и люто нас ненавидят…

- Хорошо, на месте выяснишь кто там завелся. Я напишу акуерии Кланов, что пошлю отряд в этом месяце. Пройдешь под личиной десятника.

- Лучше написать, что отправите его в следующем месяце. Тогда, если есть утечка, я не буду опасаться засады. Отряд мне не нужен. Стену я перейду незаметно…

- Нет, Аркон, я настаиваю на отряде. И ученика возьми.

- Ваша светлость, я возьму ученика, но насчет отряда… Вдруг кто-то поймет кто я?

- Ты прекрасно знаешь, что в таком случае делать. Но я настаиваю на отряде, Аркон, - повторил Аре. - Акуерия пишет, что он снова укрепляет стену и посылает туда людей, а уж он не из пугливых. Лучше перейти спокойно.

Аркон мысленно согласился и решил не спорить. Теперь еще и с отрядом разбираться…

Рваные земли — бесплодная земля большую часть года покрытая снегом. Ничего интересного — одни звери. Раньше там жили непослушные племена, но это дело давнее. Кто бы мог туда забраться?

Император сел за стол и начал массировать лоб. Выглядел он не очень: круги под глазами, щетина, пара новых морщин. Дела заставляли его всегда быть напряженным.

- Ну а так все неплохо, - сказал он. - Насчет Акто не переживай — у старика просто сын заболел, весь на нервах был.

- Да, господин.

«Надо бы перепроверить старика», подумал Аркон.

Они сидели в кабинете уже третий час и успели обсудить все мало мальски важные дела: будь то перемещение отрядов внутри Каменной Республики или дрязги внутри Сената. Все было в порядке — до встречи Аркон заезжал в свое имение и проверял письма от соглядатаев, поэтому был вдвойне спокоен. Сейчас ему хотелось лишь вернуться обратно и отдыхать все оставшееся время.

- Завтра выбранные Пакто гвардейцы будут здесь. Мне жаль, что вместо танцев на маскараде ты будешь заниматься всем этим, но мне больше некого послать — сам понимаешь, Коссар не зря на стену людей шлет. Чертовы Кланы! Всегда были упрямы, письмами ничего и не вызнаешь…

- Все хорошо, повелитель — я не особый любитель танцев. А Коссара я проверю, движение за стеной тоже.

- Завтра езжайте как можно скорее — под шум праздника слухи о вас не разнесутся.

- Я понимаю…

- Приди завтра в главный зал, в котором маскарад будет, и встань возле статуи Серой Сирены — я тебя отведу в кабинет, где гвардейцы будут ждать. Представлю тебя им. Документы все пошлю сегодня в твое жилище вороном. Ознакомься с новым именем и… ай, да что я тебе объяснять все буду. Похоже, словил заразу у Мастера Гарганона.

Аркон улыбнулся. Гарганон был чрезвычайно умным человеком, но чем старее становился, тем все больше ворчал — Сулла много раз рассказывала смешные истории про него и его Подмастерье — Эхельсинка. Мастер частенько таскал ученика за уши и любил изливать на него свои старческие ворчания.

- Не волнуйтесь, повелитель, все будет сделано.

- Ладно, раз мы закончили, пойду я. Нужно спасать сына от этих монахов.

Глава 3. Отряд
Аркон приехал в свое имение с рассветом. Все эти разговоры ему знатно надоели и хотелось просто отдохнуть. До маскарада оставалось двенадцать часов, и это время Аркон решил посвятить отдыху.

Двухэтажный дом располагался на отшибе столицы, возле малого парка. Окруженный каменными стенами, он выглядел со стороны, будто крохотная крепость.

Аркон отпер ворота и завел коня во двор.

- Рыба! - крикнул он. - Рыба!

Из дома выскочил человек. Седой, с лицом не выражающим никакие эмоции, он подбежал к Аркону, взял коня за поводья и повел к конюшне.

Аркон купил Рыбу на рабовладельческом рынке в Аль-Хааре около шести лет назад. Поддался он тогда порыву жалости или же просто хотел иметь верного слугу - Аркон до сих пор не знал, зачем это сделал. В любом случае, Рыба был невероятно полезен.

Во-первых, у него не было языка и он не умел читать. Для Аркона эти плюсы уже перебивали все остальные.

Во-вторых, на его имя Перчатка купил дом. Несмотря на роль слуги, Рыба был полноправным владельцем имения. Таким образом, имя Аркона нигде не значилось, и он мог не бояться внезапных ночных гостей.

В-третьих, Рыба просто был толковым стариком. Он не лез куда не следовало и решал проблемы, которые Аркон не хотел решать: например, покупку овса для лошадей, уборку, ремонт и многое другое.

Аркон улыбнулся, провожая Рыбу взглядом. Затем неспешной походкой двинулся к дому. Свое имение он любил: девять комнат, оружейная и гардеробная, тайный ход на случай внезапного ухода, конюшня — все это и не снилось ему в детстве. А теперь в подвале стояло несколько сундуков, набитых золотом. Лишь повинуйся императору и все будет в порядке...

Кога, видимо, не покидал комнату с тех пор, как Аркон уехал во дворец. Он все так же сидел за письменным столом у окна и разбирал письма соглядатаев. Вороны, конечно же, прилетали не сюда, в глубине леса за городом у Аркона было потаенное место — дом на дереве, в котором умные вороны, привезенные из Паланты, оставляли письма. За сохранность никто не беспокоился — вздумавшего залезть туда мальчишку тут же встретят клыкастые пасти трех сторожевых псов.

- Есть новости? - спросил Аркон ученика. Тот не шевельнулся, давно заслышав приезд учителя.

- Нет, все спокойно, - ответил Кога, разминая затекшую шею. Как чистокровный серениец, Кога обладал прямым носом, подчеркивающим горделивый профиль, и темными волосами. В свои пятнадцать он уже многое умел и по всем признакам превращался в умелого Перчатку — хитрого, циничного, но покорного. Из-за истории с Суллой, Аркон не мог считать себя лояльным императору полностью, однако очень старался вырастить из ученика лучшую копию себя.

- Ты проверил гостей на маскараде? - спросил Аркон, стоя на пороге комнаты. Про праздник он действительно узнал от Суллы, но и не сомневался, что Кога, оставленный им в столице за главного, об этом давно вызнал, хоть и позабыл сказать до отъезда учителя во дворец.

- Да, - Кога прервался, чтобы отпить вина из кружки. Вытерев влажные губы тыльной стороной ладони, продолжил: - Из военных никого. Будет тринадцать сенаторов с женами и любовницами, посол Каменного королевства тоже с женой, генерал Акто с любовницей, сын императора Арлим возможно с одним-двумя монахами, Сулла, посол Гардарии и несколько вельмож оттуда же, и возможно Мастер Гарганон с Подмастерье. Акуерия Плато не смог приехать, остальных император не звал.

- Что ж, съезди-ка в имение Акто, - произнес Аркон. - Нужно его перепроверить. Офицеру охраны имения в этом месяце платили? Хорошо. Тогда обойдемся им, шнырять по дому не нужно. Изучи поведение офицера, если врет — срочно докладывай мне.

- Старик Акто? - Кога ухмыльнулся. - Уж кто угодно, но только не он…

- Тебя забыл спросить, - Аркон хотел уже было уйти, но вовремя вспомнил и произнес: - времени у тебя до начала маскарада. Сегодня ночью едем в Кланы.

- В Кланы, - Кога будто ожил ото сна. - Это приказ императора?

- Да.

- И я еду тоже?

- Да. Мы едем вместе с гвардейцами. Я буду изображать десятника, а ты рядового… Рыба! Рыба, давай сюда!

Слуга возник из ниоткуда, пылая преданным взглядом.

- Из гардеробной притащи мне офицерскую форму, - тут он задумался, - серенийскую. А Коге форму рядового, тоже серенийскую, - тут он повернулся к ученику, - будешь рядовым из пограничного полка. Служил возле Каменной Республики.

- Все понял, - кивнул Кога. - А что там в Кланах-то? С оживлением стены связано? Не думал, что важное дело, иначе бы сразу сказал тебе…

- Важное или нет, на месте разберемся. Акуерия Кланов темнит, испугался чего-то, но не говорит, чего именно. Кто-то шастать начал. В общем, разберись живее с Акто, а потом возвращайся сюда.

- Понял. А кто будет делами заниматься, пока нас нет?

- Пакто. Я на словах передам ему самое важное, он уже заменял меня раньше, так что разберется… Рыба! Еще горячего чего-нибудь принеси в кабинет!





***

«Кабинет» - слишком громкое слово. В подвале имения стоял испещренный царапинами, но добротный стол, освещенный свечами. За ним Аркон занимался делами и проверял доносы. На стене за ним висела пара десятков мечей: палантийские узкие клинки с роскошными узорами, широкие и прямые верильские, пара кривых альхаарских, несколько добротных серенийских, простые, но хорошо сбалансированные стакрийские и даже один из Кланов, сделанный настоящим мастером.

Неподалеку на стене приютилась любимая картина Аркона, которую он приобрел на уличной ярмарке в Каменной Республике. Она изображала сцену прибытия людей на материк сотни лет назад: десятки кораблей с алыми парусами, на небе бушуют молнии, а на палубах стоят молчаливые фигуры, облаченные в бордовые и синие морские мантии. Аркон находил эту картину необыкновенно завораживающей и поэтому обрадовал старика-художника, решив приобрести ее.

Аркон сел за стол, ожидая когда Рыба принесет еду.

- Азира, арьери! - приказал он.

Перчатка превратилась в змею. Та сразу же заскользила по столу, ловко маневрируя между бутылкой с вином и кружкой. От нее исходили слабые импульсы удовольствия, когда она сворачивалась в клубок на мягкой подстилке, купленной Рыбой. Через секунду она уже спала глубоким сном, бесшумно дыша.

Все как обычно.

Взгляд Аркона привлек предмет, лежащий на столе. Крупная шкатулка из черного дерева с золотыми защелками и блестящими отполированными петлями. Аркон тут же понял, что она от Суллы — тот самый подарок, о котором она говорила. Наверное, Рыба получил ее обычной посылкой и положил сюда.

Аркон потянулся к ней, но тут же замер.

«К черту!» - подумал он, решив, что посмотрит позже — после сна.

- Рыба! Тащи ты эту еду живее! А потом найди мне маскарадную маску где-нибудь...

После приема пищи, Аркон уснул. Пробудившись через несколько часов, он так и не вспомнил открыть шкатулку.



***





Лошадь мерно вышагивала по главной улице Лота. Аркон краем глаза поглядывал на веселящихся жителей, празднующих День Рождения Серой Сирены, главной Богини Серении. Радостные вопли и смех сыпался со всех сторон, люди орали, играли на лютнях и плясали. Проезжая мимо постоялого двора, Аркон заметил, как десяток пар танцует под музыку флейтиста, вычерчивая безумный пируэты, вдохновленные крепким вином.

На повороте к дворцу откуда-то из закромов города вынырнул безумного вида человечек в цветной одежде. Похоже, что толпа знала его — к нему тут же побежали дети и засеменили взрослые.

- Вниманию достопочтенных жителей славного города Лот! - запищал он. - В голову бедного менестреля, никогда не догадаетесь какого именно, пришла гениальная идея! Спросите какая!

- Какая? - послышалось из толпы.

- Ох, раз вы спрашиваете, то так и быть — отвечу! Менестрелю пришла в голову идея обласкать ваши грязные уши великолепной поэзией родом из вон того темного переулка, откуда я вылез по случайному совпадению!

- Давай, шут!

- Давай!

- Ну что ж, раз вы так настаиваете, то я начну! Но только если меня накормят горячим ужином! Тетка Пана, сегодня ваша очередь!

- Хорошо, наглец, так и быть! Давай сюда свои стихи!

- Песенка эта не очень складна, но я старался! В День Рождения славной бабехи, по имени Серая Сирена, я решил поведать вам историю нашей могучей империи, которая скоро сожрет меня налогами по самые потроха...

Шут захлопал в ладоши, чтобы создать ритм. Затем запищал:



В день, когда змеев закончился род,

Сирены задумали новый подход.

Решили, что хватит убийств и смертей,

Воздвигли покой для себя и детей!

После сирены исчезли внезапно,

Другие в Просвет не спешили — опасно!

Но вскоре могучие люди приплыли,

Земля им по нраву — остаться решили.

Нашли в центре замок, вон тот, что за мной,

Построили город, засели горой...

Лот окружен был богатой землей,

Люд прибился сюда, кто живой!

Крови и смерти хватало с лихвой,

Но из разрухи родился король.

Он захватил всех ближайших друзей,

Серению создал могучий злодей!

Серения стала большу-у-у-ущеей страной,

И стала кусать всех соседей порой.

Паланта сдалась — не надо им войн,

Торговлю вести — их главный закон,

И Стакри, гнилой там народец живет,

Упала ничком, серенийцы — вперед!

Война добралась наконец и до Кланов,

Мрачный народ, а мозгами в баранов,

Из Плато чуть позже подарки пришли,

«Любая руда, но мы будем вдали!»,

Верилья — искусных драккаров земля,

Решила — с Серенией плохи дела,

И Кхота, страна рыбаков и дождя,

Склонилась поспешно, ценнее семья.

Из этих союзов и длительных слов,

Родился в итоге огромный барбос,

А нынче зовется он как? Серенос!



- Не складно! - заорал кто-то гневно. Его тут же поддержали из толпы, началась перепалка, но Аркон уже отъехал достаточно далеко и не мог слышать подробностей. В любом случае, к поэзии он относился нейтрально, как и к искусству в целом. Единственное, что ему нравилось — картина, висящая дома.

Одет он был в форму серенийского офицера, а к седлу крепились ножны с неплохим стакрийским мечом. Азира занимала свое привычное место на правой руке, поменяв цвет и слившись с обычной перчаткой на левой руке. В кармане штанов лежали документы, присланные императором. Теперь его новое имя Доро Хаг, а родом он из Кхоты. Служил в патрулях, выслеживал бандитов, облюбовавших леса к западу от родной страны. Затем перевелся в Серению, получил награду за устранение контрабандистской шайки и еще несколько лет служил на границе с Бретией — страной безумных рыцарей, целью всей жизни которых являлось отвоевать Вольный Город Арк. Участвовал в локальных конфликтах на границе, прикончил пару рыцарей, снова получил медаль и вот он здесь — в императорском дворце.

«Точно возьму отпуск, когда закончу с этим заданием», - подумал Аркон.

Генерала Акто Кога проверил за несколько часов — тот был чист, как слеза младенца. Теперь можно было оставить императора на попечение Пакто и не волноваться ни о чем. Разобраться бы еще с проблемой под названием «Сулла»…

Аркон отбросил эти мысли — он разберется с этим после возвращения.



***

- Ваши документы, - если бы можно было убить взглядом, то Аркон уже валялся на холодных плитах дворца. Гвардеец почему-то источал неприязнь.

Аркон спокойно передал бумаги. Гвардеец изучал их дольше приемлемого, а после прорычал:

- Приглашение.

Аркон передал и приглашение.

- Доро Хаг… - медленно проговорил гвардеец, будто пытаясь замедлить время и дождаться наконец приказа арестовать этого скользкого офицеришку, непонятно как получившего разрешение попасть на маскарад. - Доро Хаг… что ж, добро пожаловать на маскарад, офицер. Приятного отдыха. Не забудьте надеть маску, это правило для всех гостей.

- Всенепременно.

Маску где-то откопал Рыба. Темно-синяя, под стать мундиру, с узкими прорезями для глаз и бархатом с внутренней стороны, теперь она плотно прилегала, закрывая верхнюю часть лица.

Гвардейцы были повсюду, Пакто всегда утраивал стражу во время торжеств. Пройдя через обширные распахнутые двери, Аркон оказался в главном зале. Звуки музыки тут же влились в уши, подбежал слуга с подносом и предложил выпить. Аркон отказался.

Со стен свисали яркие гобелены, изображающие символ Серой Сирены: два огромных желтых глаза под ярким светилом.

Радостные восклицания гостей смешались с динамичной музыкой. Гости танцевали на мраморном полу, усеянном лепестками ярких цветов, и весело общались.

Императора он заприметил сразу же. Хоть тот и скрывался за блестящей серебром маской, на голове была корона, которую носили все императоры из Серенийской династии.

Однажды, во время давней войны между императором Нолом Приятным и его братом, который командовал одной из имперских армий, корона была утеряна. Причиной послужила смерть обоих братьев при странных обстоятельствах.

По слухам, клан убийц «Горечь Кьячи» организовал нападение, когда враждующие встретились на мирных переговорах у границы со Стакри. Братьев нашли мертвыми, как несколько десятков солдат из их личной охраны и преданного Перчатку Нолы Приятного. Корона же бесследно пропала. Лишь через несколько лет некий вор, непонятно откуда взявшийся, продал корону известному столичному дельцу за огромные деньги. О подробностях история умалчивает, но в скором времени торговец отдал корону молодому императору, а тот в награду осыпал его золотом весом с лошадь.

Суллу Аркон разглядел через пару минут: она действительно носила лиловое платье и золотую маску, изображающую лицо Альхаарской царицы. Сейчас она танцевала с одним из сенаторов, судя по одежде. Она то и дело бросала быстрые взгляды и вертела головой по сторонам.

Аркон решил, что не стоит с ней сегодня пересекаться. Задание есть задание. А в мундире она вряд ли распознает его: она ожидает, что он придет в праздничной одежде.

Под звуки флейт и барабанов он проследовал к статуе Серой Сирены. Размером она была в два человеческих роста, а сделана из гранитного камня, умело отшлифованного несколькими мастерами.

Об облике сирен можно сложить мнение лишь по таким вот статуям да картинам. Птица с человеческой головой. Женское лицо без единого недостатка взирало на мир широко распахнутыми глазами, а высеченные из камня перья покрывали все орлиное тело до шеи. Две лапы с когтями по преданиям могли превращаться в человеческие руки, а зубы из людских наоборот — в острые и опасные бритвы.

Аркону никогда не нравились лица сирен. Огромные глаза, окаймленные чернотой, будто краской, которой украшают себя знатные дамы. Глаза пугали его.

- Ну наконец-то, - прошептал за спиной Аре Серенийский. - Аркон, это ты, надеюсь?

- Да, ваша светлость.

- Пошли быстрее, пока гости не опомнились. Эх, не будь сегодня такой удачный день для вашего отъезда, не стал бы смешивать празднества и дела...

Аркон посмотрел в сторону толпы: Сулла танцевала с Арлимом, своим братом, а гости внимательно следили за ними, не забывая, однако, брать у слуг все новые бокалы с выпивкой. Четверо монахов, сопровождающие Арлима всегда и везде, мрачно взирали на подопечного, ютясь возле стены.

За последний год Арлим изрядно подрос: теперь он доходил сестре до шеи. На лице играла слабая улыбка, видимо монахи не сумели убить в нем жизнь и радость окончательно. Он не носил маскарадную маску, поскольку это запрещали обеты служителей Серой Сирены.

Возле стайки девушек горделиво вышагивал генерал Акто. Аркон отметил, что при нем парадная шпага.

- Аркон, - Пакто, стоящий возле императора, отвлек от мыслей, - пойдем.



***



Они шли по мрачному коридору, а музыка плавно утихала позади. Пакто гремел сапогами справа от императора, Аркон же беззвучно шел слева.

- Где твой ученик? - спросил Аре.

- Он будет ждать нас на выезде из города. Я передам всю важную информацию Пакто, чтобы он занимался делами в мое отс…

- Да-да, - Аре отмахнулся. - Главное разберись с Кланами.

- Да, мой повелитель.

- Как там тебя теперь зовут, Доро…

- Доро Хаг.

- Точно, в голову ударил хмель, поэтому позабыл. Неплохо поболтали с послом из Каменной Республики. Я ведь подумываю жениться на сестре их князя.

- Что?! - Аркон остановился, как вкопанный.

- Что? - переспросил император.

- Собираетесь жениться, я не ослышался? - Аркон настолько ошалел, что тон был немного груб.

- Забыл тебе сказать, - Аре снова махнул рукой. - Я вел с ней переписку, это личное дело. Об этом знал лишь я и она. Правда, сейчас об этом знает и сам князь, а также посол и еще...

Аркон рассвирепел. Он должен был знать об этом!

- Ваша светлость, когда началась переписка?

Аре призадумался. Он увидел какой эффект его слова возымели на Перчатку, и теперь сам осознал, что скрывал слишком важную информацию.

- Полгода назад. Мне присылали также ее портрет, а еще я с ней встречался.

Аркон задумался. Расклад полностью поменялся. Он не мог сейчас уезжать. Многим невыгодна женитьба императора, тем более на сестре князя Каменной Республики. Не то, чтобы ситуация стала смертельно опасной, но теперь ему нужно перепроверить многих людей, украсть некоторые переписки и много чего еще...

Пакто, увидев реакцию Аркона, тоже напрягся. Он доверял другу в подобных делах.

- Аркон, давай обсудим это чуть позже, мы уже подошли к кабинету…

ТУК!

В небольшое окно постучал темный ворон. Одна из птиц Аркона.

- Твою мать, - прошептал Перчатка и ринулся к окну. Он еще не сформировал окончательный вывод, но инстинкты обострились. Азира почувствовала напряжение хозяина и послала невидимый импульс в знак своей активности.

Да, это была его птица, никаких сомнений. Он вытащил клочок бумаги, спрятанный в кожаном мешке на лапе ворона. Развернув, узнал почерк Коги. Прочел:

«Учит., донос от слуги сен. Барсия, нервное повед. в посл. дни, я провер., приходили письма, я пробр. в дом, обрывок в камине, заговор, Барсия отказал, имя и подроб. не зн.».

- Заговор, - дрожащим голосом проговорил Аркон, убирая клочок бумаги в карман.

- Что? - испуганно спросил император, отшатнувшись. Лицо тут же побледнело.

- Ваша светлость, стойте на месте! - Пакто молнией вытащил меч и завертел головой, поняв все намного быстрее. В его глазах промелькнула тень страха и тут же исчезла.

- Нужно уходить! - произнес Аркон, также доставая меч.

- Гвардейцы в кабинете свои! - Пакто указал на дверь рядом. - В них я уверен, как в тебе.

- Хорошо, я сделаю!- Аркон подошел к двери и осторожно, но быстро ее приоткрыл, глубоко в душе предчувствуя, что увидит там.

Из комнаты волной вырвались хрипы. Большая часть гвардейцев лежала на полу в крови, несколько пытались позвать на помощь, держась за пробитые горла. За долю секунды Аркон понял: убийцы еще внутри, и они до невероятного искусны.

Он тут же отпрыгнул от двери. Вовремя — мимо пролетел метательный нож и отскочил от стены.

- Уходите, я задержу! - воскликнул Аркон.

Пакто схватил императора за локоть, и они побежали по коридору. Аре Серенийский неуклюже оборачивался, а на лице до сих пор была надета серебряная маска.

Аркон встал в боевую стойку, устремив взгляд на дверь. Он почти не дышал, обратившись в слух.

«Ну же, делайте свой ход, суки!» - пробежала мысль.

Азира рвалась в бой — от нее исходили горячие импульсы агрессии. Аркон не позволил ей перевоплотиться: в прямом бою она была почти бесполезна.

Наконец, убийцы не выдержали. Из проема вылетело две тени, устремившись на Аркона. Тот ловко увернулся, кувыркнувшись в сторону.

Они встали напротив друг друга, Аркон посмотрел на них, и окончательная картина, наконец, сложилась.

Здесь дело было не в амбициях и политике. Предстоящая женитьба императора оскорбила заговорщика. А кого она могла оскорбить, учитывая, что у сестры князя Каменной Республики есть сын, которому пятнадцать и в жилах которого есть несколько капель крови из Серенийской династии?..

Двое монахов стояло напротив Аркона. В руках они держали невероятного вида устройства, и в первую секунду Перчатка даже растерялся. Затем понял - это стальные цепи, что носят все служители Серой Сирены. Они пронесли оружие под видом цепей, а затем привели устройство в действие, и кольца встали в ряд, образуя некое подобие железного посоха. Аркон присмотрелся: на поверхности верхних колец поблескивали кровавые лезвия.

Если они вдвоем перерезали десяток гвардейцев, то бой будет тяжелым. Аркон не упускал ни единого их движения и готовился отражать атаки. Вместо этого один из них выпростал руку вперед, и в Аркона будто влетел таран. Он куклой упал на пол, сильно ударившись спиной.

Времени удивляться не было: монахи рванули к нему волками, замахиваясь оружием.

Аркон среагировал быстро. Свободной от меча рукой он ловким движением вытащил из рукава метательный нож и отправил в лицо одного из монахов. Движение было отработано годами тренировок: промаха быть не должно!

Монах смог увернуться, но край ножа вонзился в ухо и полетел дальше, забирая с собой окровавленную плоть. Монах не повел и глазом.

Удар! Аркон заблокировал смерть мечом, но сила ударов настолько огромна, что правая рука тут же онемела. Аркон ушел перекатом, поднялся у стены, сразу же пригнулся и посохи выбили крошево из камня.

Монах без уха снова попытался использовать предыдущий трюк с рукой, но Аркон не дал ему и шанса. Прямой удар ногой в грудь, хруст, и убийца упал замертво. Второй монах использовал время и колющим ударом вонзил посох в плечо Аркона.

Такой боли тот еще не испытывал. Половину тела как будто отрезали, ноющая и острая боли слились воедино. Вновь падая, Аркон позволил Азире вмешаться.

Монах сделал решающий замах, стоя над лежащим Арконом. У того пронеслась неожиданная мысль:

«Как они попали в кабинет раньше нас? Балкон! Наверное балкон...»

Азира стрелой атаковала монаха, целясь в сердце, но тот увернулся и даже успел слегка задеть змею посохом. Она отлетела в сторону и шлепнулась на пол. Монах довольно оскалился, но Аркон знал, что победила все же Азира.

Несколько капель яда попали на руку монаха. Вот он уже ощутил, как кожа впитала смерть, а кровь понесла ее по организму. Монах посмотрел на Аркона испуганным взглядом. Тот начал подниматься, зная, что монах больше не сможет атаковать.

Покачиваясь, Аркон шагнул к убийце, который статуей врос в пол. Яд парализовал его, но все мышцы остались в напряжении, поэтому он продолжал стоять.

Аркон взглянул врагу в глаза. Нет, этот ничего не скажет, даже если потом допросить.

Меч рассек плоть и пронзил сердце. Кровь потоком выплескивалась наружу, а убийца так и продолжал стоять, не способный пошевелиться. Затухающие глаза продолжали следить за Арконом, хромающей походкой спешащим за императором. Когда Перчатка завернул за угол, глаза потухли окончательно.





***



Еще двое плюс несколько слуг. Сколько их всего? Чертов Арлим! Ему же всего одиннадцать, он слишком мал для таких мыслей! Как он сумел обмануть его? Это невозможно! Сулла…

Она была в главном зале. Там был Арлим и двое убийц. Где вся стража?

Аркон дохромал до развилки. Один коридор вел в подвалы дворца, второй — в главный зал, в котором еще несколько минут царило празднество. А может, до сих пор царит?

На полу лежало два трупа. Слуги Арлима, судя по нашивкам с гербом Серой Сирены на одежде. Разворочены мечом Пакто. Аркон спросил Азиру:

- Куда они пошли?

Неуверенный импульс.

Рискнул бы Пакто сунуться в подвалы или повел Аре к тайному ходу, который рядом с главным залом?

Конечно же не рискнул бы. Своим гвардейцам он доверяет, а ближайшие из них в главном зале. Тайный ход него предпочтительнее.

«Значит, туда мне и нужно!» - подумал Аркон.

Когда до главного зала оставалось совсем немного, он услышал звуки бьющейся друг о друга стали. Аркон ускорился.

По пути стали попадаться тела гвардейцев, умерших на своем посту. Крови, однако, не было, - они просто неподвижно лежали, а мечи покоились в ножнах.

Из главного зала донеслись женские крики. Затем снова звуки стали.

У картины, за которой скрывался тайный ход, Аркон остановился. На полу следы крови: здесь разразилось сражение. Кровь вела в сторону главного зала. Аркон потянул за кусок рамы, и картина отъехала в сторону, а ее место заняла дверь. Аркон сразу понял, что внутрь Пакто и император не попали — ручка двери была вся в пыли.

Значит, главный зал.



***



Тела гостей и гвардейцев были разбросаны по полу. Краем глаза Аркон заметил, что здесь у стражи мечи тоже были не тронуты и лежали в ножнах. Крови нигде не было. В центре же бушевало сражение: Пакто сражался с двумя оставшимися монахами, а за его широкой спиной стоял Аре, сгорбленный от страха и тревоги. С другой стороны стоял Арлим, и его красивое лицо без эмоций наблюдало за происходящим. Возле него на коленях стояла Сулла, а у ее шеи блестел клинок, зажатый в руке Арлима. Видимо, Аре пока что не видел где его дочь, иначе бы давно рванул к ней.

Аркон двинулся вперед, забыв про ушибленную ногу. На ходу он вытащил из рукава еще один метательный нож и запустил в Арлима.

Один из монахов заметил это. Он взмахнул рукой в сторону Арлима, и того будто ветром снесло вместе с Суллой, спасая от ножа.

- Ну наконец-то явился! - воскликнул Пакто. По лбу его стекала кровь, доспехи были изрядно помяты. - Как видишь, я здесь разминаюсь. Присоединяйся.

Итак, что они имели на данный момент: двое против двоих. На их стороне мастерство и опыт, на стороне убийц — мастерство, опыт и какие-то трюки. Расклад печальный.

- Это Перчатка! - воскликнул Арлим, поднимаясь и снова приставляя нож к горлу Суллы. По лицу девушке катились слезы, и она вся дрожала.

Аре заметил дочь и побежал было к ней, но Пакто вовремя заехал ему рукой по лицу, прибив к земле. В такой ситуации это единственно правильное решение.

«Как Арлим понял, что я Перчатка?» - возникла неожиданная мысль. Аркон до сих пор был в маскарадной маске.

Один из монахов вырос перед ним. Тут же завязался бой.

Таких воинов Аркон еще не видел: убийца двигался настолько быстро, что движения растворялись. Мечом, взятым, видимо, у одного из гвардейцев он владел виртуозно.

Выпад, и Аркон чуть не лишается жизни. Рубящий удар, и Перчатка снова уклоняется. Удар и звон стали. Убийца сверкнул глазами, вспышка, Аркона ослепило. Повинуясь инстинктам он тут же упал на пол, и смерть промахнулась. Зрение вернулось через секунду, а сверху несется новый удар.

Аркон использовал прием под названием «раненый краб». Он выпростал ноги вверх, прямо в лезвие меча, заставляя клинок поменять направление и нацелиться в живот убийцы. Противник осознал хитрость слишком поздно — через мгновение сталь распорола брюхо и внутренности.

К удивлению Перчатки, монах не умер сразу. Он упал на колени, а по лицу пробежали черные тени.

- Од-жэ-аар! - заорал он и упал на пол.

Черное пламя вспыхнуло на теле, а затем мощным потоком ринулось ко второму монаху, сражавшемуся с Пакто. Он протянул свободную от меча руку, и пламя влетело в ладонь, исчезая под кожей.

Пакто решил воспользоваться секундным замешательством врага и совершил выпад, целясь в шею. Но внезапно произошло то, отчего Аркон остолбенел:

Монах всего лишь махнул рукой, и Пакто повалился на пол. Никаких вспышек, он просто свалился, гремя доспехами, а меч отлетел в сторону. Император остался без защиты.

Аркон побежал к нему, но тут Арлим выкрикнул:

- Перчатка, выбирай!

Мальчик плотнее прижал нож к шее Суллы, делая небольшой надрез. Тонкий ручеек крови заскользил вниз.

Убийца замер, замахнувшись мечом в императора, стоящего с другой стороны. Если он метнет меч — император умрет.

У Аркона есть шанс спасти лишь одного. И Арлим, видимо, точно знал, что такой момент наступит — для этого он и оставил Суллу живой до сей поры. Но как он узнал, что Сулла для него что-то значит? Как он…

Последний оставшийся в живых убийца повернул голову и спокойно взглянул в глаза Аркону. Ему дан приказ ждать. Но для чего? Что вообще происходит?

Сердце бешено стучало. Аркон думал. Он посмотрел в лицо Арлима и увидел надменность и проявившуюся жестокость. Затем вновь посмотрел в глаза убийцы.

Нет. Он не успеет убить его, тот слишком искусен. Император уже мертв. Нужно спасать Суллу.

Аркон бросил меч на пол, создавая у Арлима секундное замешательство и выигрывая доли секунды. Тут же он использовал самое мощное и опасное оружие, какое у него только было. Он выкинул правую руку вперед, и с перчатки вырвалась зеленая струя яда. Этот прием полностью обессиливал Азиру — после него она была не боеспособна, ведь она атаковала, не трансформируясь в змею, а это было верхом магии, заложенной чешуей Акредо.

Яд летел прямиком в лицо Арлима, ошибки не должно было быть. Аркон уже видел испуг на лице мальчишки, представлял стекающую плоть с его костей, как вдруг…

БАМ!

Яд испарился в воздухе, а на его месте возник бурлящий пар. Аркон перевел взгляд: по лбу убийцы стекал пот, а под глазами пролегли круги. Он опустил руку, которой только что спас Арлима.

А затем метнул меч в императора.

Аре Серенийский упал, подкошенный смертью. Корона со звоном коснулась пола.

Страшная дикая боль вонзилась в сердце Аркона. Он закачался на месте, перед глазами слегка поплыло от шока.

Затем он сфокусировал взгляд на Сулле. Глаза, полные слез, смотрели на него неотрывно. На тонкой белоснежной шее алела кровь от небольшого надреза.

- Что ж, - Арлим причмокнул губами. - Я победил. Дакат, разберись с Перчаткой и добей всех гвардейцев, что были свидетелями… А ты, Сулла, попрощайся с миром. Но не отчаивайся слишком сильно — твоя смерть очень поможет империи. Прощай сестра.

Аркон понял, что любил Суллу, когда клинок рассек плоть, и кровь брызнула наружу. Затем невидимый толчок и боль. Он на земле. Последнее, что видел — каменное лицо статуи Серой Сирены и глаза… эти черные безжизненные глаза...



Спасибо, что дочитали до конца! Если вы хотите получать информацию о новых выкладках, то можете заглянуть в мою группу - Журнал начинающего фантаста.
 
Последнее редактирование:

ZloiOs

ZloiOs

летун-испытун
Регистрация
3 Май 2018
Сообщения
2.004
Оценок
6.126
Баллы
1.301
Да мы перчатку ищем… - выдал Ашлат — сейчас он хотел только домой, к черту это кладбище и все что с ним связано.

- Кого? - переспросил вор и Ашлат почувствовал искренность в вопросе: похоже он и правда не знал кто такой перчатка.
Думаю, если б он не знал, кто такой перчатка, то он бы и не знал, что речь вообще о человеке и спросил бы ,,Чего?,, а не ,,Кого,,)
Много ляпов и очепяток))
 

Trosha

Trosha

Воин Яслей!
Регистрация
6 Июн 2018
Сообщения
27
Оценок
89
Баллы
41
Думаю, если б он не знал, кто такой перчатка, то он бы и не знал, что речь вообще о человеке и спросил бы ,,Чего?,, а не ,,Кого,,)
Много ляпов и очепяток))
Да, одни муравьи, несущие что-то там на телах, чего стоят:DDD
Но интересно, продолжайте:).
 

Oxaxa

Oxaxa

Шпион Зарграада!
Регистрация
10 Дек 2014
Сообщения
60
Оценок
137
Баллы
121
Возраст
24
Думаю, если б он не знал, кто такой перчатка, то он бы и не знал, что речь вообще о человеке и спросил бы ,,Чего?,, а не ,,Кого,,)
Спасибо, не заметил)

Много ляпов и очепяток))
Насчет очепяток понял, а насчет ляпов можно поподробнее?)

Да, одни муравьи, несущие что-то там на телах, чего стоят
Ох уж эти муравьи)))

Но интересно, продолжайте
Обязательно, спасибо)
 

Dokush

Dokush

Новичок
Регистрация
6 Июл 2018
Сообщения
14
Оценок
63
Баллы
31
В первой главе:
. Жители ворвались во дворец Крылатого и линчевали его.
Суд Линча - это все же сугубо американская культура и термин ,,линчевали,, мне кажется не сильно подходит для попытки передать атмосферу иного мира.
 

ZloiOs

ZloiOs

летун-испытун
Регистрация
3 Май 2018
Сообщения
2.004
Оценок
6.126
Баллы
1.301
Он только что устроил переворот в западной имперской уерии — Стакри. Внедрился в революционно настроенную группу и объединил ее с другими. Затем натравил их на троюродного брата императора — Кра Крылатого.

Было жарко.

Крови пролилось столько, что Аркон начал серьезно задумываться о походе в церковь. Жители ворвались во дворец Крылатого и линчевали его. Он пытался скрыться, но не успел — подвела жадность. Хотел забрать с собой хотя бы часть денег из сокровищницы. Последнюю партию грузили в телегу, когда появилась толпа.

Пока люди разбиралась с акуерией,
По мне, дак вот это место сильно замутное. То уерия, то акуерия. Не ясно из текста, при чем тут брат императора. По логике предполагаю, что, видимо, это наместник. Но это ж надо вываливаться из повествования и ломать голову, пытаясь разобраться, а это уже не комильфо.
Кроме того:
. Аркон гадал: не станет ли тот новой угрозой для императора через пару лет, но подозревал, что нет.
Подозревал - не то слово. Оно подразумевает в большей степени негативные ожидания. Здесь бы больше подошло ,,надеялся,,.
Употребление ,,подозреваю,, допускает и позитивную трактовку термина, но здесь это сбивает с толку и на мой взгляд неоправдано. Имхо
 

ZloiOs

ZloiOs

летун-испытун
Регистрация
3 Май 2018
Сообщения
2.004
Оценок
6.126
Баллы
1.301
Проблема нарастала. Изумруд был в кармане Аркона, но оправа у камешка острая — вопрос времени, прежде чем она проткнет ткань и воткнется в плоть.
Хорошее сравнение. Красиво завернул. Не уверен только с ,,оправой,,. Мне кажется что лучше было бы ,, но грани у него слишком уж острые,,. Имхо
 

ZloiOs

ZloiOs

летун-испытун
Регистрация
3 Май 2018
Сообщения
2.004
Оценок
6.126
Баллы
1.301
Вскоре впереди возникли стальные двери. Таких будет еще пять.

Аркон остановился. Послышался стук, голоса, а затем маленькое окошко в двери открылось и взгляду перчатки предстало хмурое лицо гвардейца
Остановился, не постучался, а дверь открылась. ,,Послышался стук,, - это ведь явно не им производимый звук.
Там видеокамера? Магический датчик движения????
 

ZloiOs

ZloiOs

летун-испытун
Регистрация
3 Май 2018
Сообщения
2.004
Оценок
6.126
Баллы
1.301
Логика с туннелем меня озадачила.
О его наличии знают лишь оч доверенные люди; строителей всех убили.
Но зато на протяжении всего этого секретного тоннеля - несколько постов с гвардейцами.
Пять постов, скажем, с тремя постовыми - пятнадцать человек, которых нужно менять каждые три-четыре часа, да даже шесть. Один хрен, это три смены минимум.
То бишь почти полсотни человек, знающих о проходе. А если учесть, что дежурят они не каждый день, а имеют выходные - множим минимум, опять таки, на два. Уже как-то не очень тайный проход.
 

ZloiOs

ZloiOs

летун-испытун
Регистрация
3 Май 2018
Сообщения
2.004
Оценок
6.126
Баллы
1.301
Портретов висело много. На одного императора приходилась одна перчатка и ученик. После смерти учителя ученик занимал его место. В случае, если умирал император, Перчатка предлагал свои услуги новому повелителю. Хотя, их отношения могли не сложиться:
А если умирал или погибал перчатка?
И если устраивал нового правителя - то на одного Перчатку уже два императора.
Я б поправил на ,,приблизительно один Перчатка,, а ученика и вовсе убрал бы - ученика можно не успеть найти до смерти императора, недоучить, потерять, наконец, и найти замену. И будет уже не один, а или ноль, или два, а то и три.
 

Oxaxa

Oxaxa

Шпион Зарграада!
Регистрация
10 Дек 2014
Сообщения
60
Оценок
137
Баллы
121
Возраст
24
Логика с туннелем меня озадачила.
О его наличии знают лишь оч доверенные люди; строителей всех убили.
Но зато на протяжении всего этого секретного тоннеля - несколько постов с гвардейцами.
Пять постов, скажем, с тремя постовыми - пятнадцать человек, которых нужно менять каждые три-четыре часа, да даже шесть. Один хрен, это три смены минимум.
То бишь почти полсотни человек, знающих о проходе. А если учесть, что дежурят они не каждый день, а имеют выходные - множим минимум, опять таки, на два. Уже как-то не очень тайный проход.
Ну не обязательно. Хватит и 3 в повседневное время, а 15, допустим, ставится, когда император приказывает (то бишь, когда он назначил встречу). Но если это все объяснять на меня польются упреки, что слишком много ненужной информации)))

Остановился, не постучался, а дверь открылась. ,,Послышался стук,, - это ведь явно не им производимый звук.
Там видеокамера? Магический датчик движения????
Там уши, хех))) У гвардейцев есть уши)))


А если умирал или погибал перчатка?
И если устраивал нового правителя - то на одного Перчатку уже два императора.
Я б поправил на ,,приблизительно один Перчатка,, а ученика и вовсе убрал бы - ученика можно не успеть найти до смерти императора, недоучить, потерять, наконец, и найти замену. И будет уже не один, а или ноль, или два, а то и три.
Откуда 2 императора, не много не понял просто.
Если умирал перчатка, то логично предположить, что император выбирал нового.
Поразмышляю над этим местом, может вообще его уберу, чтобы не нагромождать инфой.
Не сильно динамичные главы, однако заинтересовать все же сумели. Ждём продолжения)
Все будет)
 

ZloiOs

ZloiOs

летун-испытун
Регистрация
3 Май 2018
Сообщения
2.004
Оценок
6.126
Баллы
1.301
Там уши, хех))) У гвардейцев есть уши)))
За прочной дверью стражнику слышно, как перемещается человек, позиционирующий счета, как шпион и убийца? Не поверю)) имхо
 

Oxaxa

Oxaxa

Шпион Зарграада!
Регистрация
10 Дек 2014
Сообщения
60
Оценок
137
Баллы
121
Возраст
24
За прочной дверью стражнику слышно, как перемещается человек, позиционирующий счета, как шпион и убийца? Не поверю)) имхо
ну еще скажите, что шпионы спят с открытыми глазами. Они тоже люди. Да и не было у него как таковой задачи подбираться к двери, через которую ему все равно заметно не пройти. А про дверь подробно ничего не написано, про акустику тоннеля тоже. Услышали и услышали.
 

ZloiOs

ZloiOs

летун-испытун
Регистрация
3 Май 2018
Сообщения
2.004
Оценок
6.126
Баллы
1.301
Ну, делал бы я дверь в тонеле, способном довести до императора, она бы была очень прочной и толстой))) имхо
 
Последнее редактирование:

Dokush

Dokush

Новичок
Регистрация
6 Июл 2018
Сообщения
14
Оценок
63
Баллы
31
Откуда 2 императора, не много не понял просто
Ну вот я родился в 70 м году. И при мне были Брежнев, Андропов, Черненко, Горбачев, Ельцин и Путин с Медведевым. И того, на одного меня, если бы я был бессменным ,,перчаткой,, , пришлось бы целых семь правителей:smoke
 

Oxaxa

Oxaxa

Шпион Зарграада!
Регистрация
10 Дек 2014
Сообщения
60
Оценок
137
Баллы
121
Возраст
24
Ну вот я родился в 70 м году. И при мне были Брежнев, Андропов, Черненко, Горбачев, Ельцин и Путин с Медведевым. И того, на одного меня, если бы я был бессменным ,,перчаткой,, , пришлось бы целых семь правителей
А, понятно. Ну вроде с этим проблем и нет: умер император, новый договаривается с прежним перчаткой (обычно). И все же срок службы у них немного поменьше, нежели жизнь человека: допустим, в 20-25 становится шпионом, лет двадцать служит - затем либо смерть либо сам передает титул ученику. Про стариков шпионов как-то нечасто читал.
А императоры и ген. секретари немного разные понятия. Два - максимум на одного шпиона. Три - уже редкость.
 
Сверху Снизу