Хроника забытых королевств

Мутный Тип

Мутный Тип

Мудрый Адепт!
Регистрация
27 Сен 2017
Сообщения
208
Оценок
154
Баллы
191
Возраст
26
Аннотация: Война, война никогда не меняется, но она с легкостью меняет характеры и судьбы всех кто в неё втянут. Перемалывая всё в своих жерновах, она часто создает поистине ужасных монстров в разных, порой, очень причудливых обличиях. Так случилось и в этот раз, но всё зашло настолько далеко, что монстр чуть не уничтожил мир. Последняя кровавая битва завершилась 77 лет назад. Казалось бы, зло повержено, и старые расы, восстановив хрупкий баланс и гармонию, заново учатся жить под мирным небом, но, небесная ладья вновь окрасилась в цвет крови, и чтобы остановить возвращающееся зло, определенным людям придётся пожертвовать самым дорогим, что у них есть – своими детьми.


Пролог

– Алаэтар, сколько ещё нам прикажешь ждать твоего господина!? – Молодой среброволосый мужчина в гневе сжал в руке металлическую чашу, так, что побелели костяшки пальцев, а руки задрожали от напряжения. Во все стороны полетели капли Эриатанского искристого вина первого отжима. Такое можно достать только в Каатэре, на ежегодной ярмарке урожая, не меньше чем по десять златых за бутылку.

– Не волнуйтесь, ваша светлость! Его величество – король Гестан Арнордский, должен появиться с минуты на минуту. В любом случае, если его ещё нет, значит, он решает важные государственные дела, не требующие отлагательств. – Совсем ещё юный, длинноволосый рыжий парень, с улыбкой и абсолютно без страха смотрел на владыку эльфов, гнева которого страшилась добрая половина всех живых существ этого мира.

Эльф взглядом буквально метал молнии, казалось, что ещё пара неосторожно брошенных фраз, и он взорвется. Юноша, глядя в лицо собеседнику, достал из кармана мантии бурого цвета, аккуратно сложенный платок, и вытер левую щеку, на которую попали несколько капель вина.

Оппоненты несколько томительных секунд буравили друг друга взглядами, затем эльф скривился и отвернулся. В тот же миг он резко вскочил со своего места.

– С меня хватит, я ухожу! Какие могут быть государственные дела, когда проклятый волшебник – Санд Мёркрет вернулся? – он оглядел зал, ища поддержки среди собравшихся, но не найдя её разозлился ещё больше, так, что на его бледном лице появился легкий румянец.

– Лориэн, прошу, успокойся, светлые боги не оценят такого поведения! – По залу разнесся нежный голос, чем-то напоминающий журчание весеннего ручейка. Изящная женская ручка, с кожей бледно-голубого цвета и небольшими перепонками меж пальцев, аккуратно легла поверх эльфийской руки, которой тот оперся на стол. Ледяное прикосновение дочери морей моментально привело в чувство не на шутку разбушевавшегося мужчину. Румянец пропал, и его кожа вернула себе привычную бледность.

– Простите, что так раздражен друзья, я просто немного устал. Не спал несколько недель. В черном лесу снова появился хладный туман!

– Не помню, когда вообще видел вашу светлость в приподнятом расположении духа. – Хохотнул Бронзовокожий, черноволосый мужчина, с гигантского размера серьгой в левом ухе. Он словно монументальная скала, возвышался над всеми, кто собрался сегодня в полутемном зале, за круглым столом.

Эльф бросил на великана презрительный взгляд и повернулся к девушке, сидящей справа от него.

– Спасибо Деорнея, ты как всегда не даёшь мне сорваться и наговорить друзьям, того, о чем я буду позже сожалеть! – Он благодарно кивнул ей, и нехотя, но всё же занял своё место.

Тут же из-за его спины, словно тень, выскользнул молчаливый слуга, вновь наполнивший кубок вином, и, не произнеся ни слова, вернулся на своё место.

– Гестана можно понять, он получил власть не при самых простых обстоятельствах. Ему ещё долго будут вспоминать смерть отца, так что, у людей и без проклятого волшебника сейчас полно проблем! – Клекочущий голос хмурого, скрюченного старика в сером одеяние, эхом отразился от стен и потолка небольшого помещения. После старик и вовсе закашлялся, прикрывая рот рукой, покрытой густым светло-серым оперением, и скрючился, ещё сильнее демонстрируя всем уродливый горб, вздымающийся из-под складок дорожного плаща.

Эльф снова нахмурился, всем своим видом демонстрируя отношение к ничтожным людским проблемам, а гигант широко зевнул, ему было откровенно скучно, а из-за отсутствия солнца его постоянно клонило в сон.

– Алаэтар, не волнуйтесь, думаю, мы спокойно можем подождать вашего господина, наслаждаясь, обществом друг друга, тем более, Эндал Инкоси ещё не прибыл, а без него обсуждать столь важный вопрос попросту глупо! – Деорнея обворожительно улыбнулась, демонстрируя всем по паре белых, маленьких, но очень острых клыков, симметрично расположенных под верхней и нижней губой. Остальные её зубы были похожи на человеческие, правда, у представителей её расы их было немного больше.

– Ох уж мне эти гномы! Вечно они опаздывают, и всё равно везде свой нос суют, но нигде не успевают, ибо ноги коротки. – Лориэн, не до конца успокоившийся, легко нашел новый объект для выплескивания своего гнева. Он даже вновь привстал со своего места, добавил в голос как можно больше яда, а на его лице отразилась презрительная ухмылка.

Когда внимание всех собравшихся было обращено к нему, Лориэн сделал театральную паузу, набрал в грудь побольше воздуха, и уже был готов разразиться новой гневной тирадой, как вдруг, тяжелая деревянная дверь, с грохотом распахнулась, и в помещении возник новый персонаж.

Низкорослый, почти вдвое ниже невысокого по людским меркам Алаэтара, он был широкоплеч и очень крепко сбит, его взъерошенная рыжая борода, и такая же рыжая шевелюра топорщились во все стороны. Вошедший хмуро, исподлобья оглядел поочередно всех, пока его взгляд не остановился на так и замершем с открытым ртом эльфе.

– А ещё у гномов очень хороший слух и крайне тяжелые кулаки, а у эльфов такие хрупкие кости, ты же знаешь, Лориэн! – Грубый голос коротышки, с легкой хрипотцой был наполнен неподдельной злобы. Он несколько раз сжал и разжал кулаки, и не спеша, двинулся в сторону эльфа выпрямившегося во весь свой, далеко не маленький рост. Тот в свою очередь отодвинул в сторону стул и, положив руку на рукоять висящего у пояса длинного изящного клинка, пошел навстречу гному.

Они замерли друг напротив друга, при этом с лица эльфа не сходила ехидная ухмылка.

– Эндал, сколько я тебя помню, мы никогда не могли найти общий язык, а знаешь почему? – Эльф сложил руки на груди и замер, ожидая ответа от собеседника.

Тот в свою очередь хмыкнул, но промолчал, лишь густые, рыжие брови коротышки слегка поползли вверх.

– Понимаешь, мы с тобой стоим на разных уровнях, и я даже готов принести тебе стул, на который ты мог бы встать, чтобы лучше слышать то, о чём я тебе говорю.

Только не забудь снять обувь, негоже портить королевскую мебель грязными сапогами! – Эльф стоял с высоко поднятой головой, а ухмылка на его лице сменилась довольной улыбкой победителя.

Гном только скривился, и уже собрался плюнуть в сторону, но вовремя вспомнил, где он находится.

– Лориэн, у меня есть для тебя идея поинтереснее! При следующей встрече я захвачу свою любимую секиру, и с её помощью быстро спущу тебя до своего уровня.

Теперь уже нахмурился эльф, но это длилось недолго и он снова начал улыбаться.

– Эндал, ты же знаешь, что у тебя всё равно ничего не получится.

– Это ещё почему!? – было видно, что гном удивлён этим ответом до глубины души.

– Из тринадцати поединков, которые мы провели, я выиграл девять, а ты всего четыре!

Гном замер с поникшей головой, от чего стал казаться ещё ниже, затем он словно очнулся, и пробормотал себе под нос: – « вообще-то в бою на мечах не очень-то честно использовать лук…»

Эльф громко и заливисто расхохотался, следом начал смеяться и гном. Его гулкий бас довольно быстро заглушил эльфийский смех.

– Ну, привет, старый друг! – Первым, отсмеявшись, произнёс эльф, затем он и вовсе склонил голову в приветственном жесте, при этом слегка согнувшись в пояснице, что у эльфов было жестом высочайшего уважения.

– А ты ничуть не изменился. – Улыбаясь в бороду, произнес гном, затем эти двое скрепили приветствие рукопожатием, после чего каждый из них направился к своему месту за столом.


– И что за представление вы снова устроили!? – Почти прошипела Деорнея. Когда она злилась, на её красивом лице появлялись какие-то хищные черты, практически звериные, и это легко могло напугать практически любого, но не кого-то из присутствующих в этом зале.

Гном лишь слегка смущенно отвел взгляд, а эльф откровенно скучая, демонстративно зевнул, даже особо не стараясь прикрывать рот рукой.

– Гестана ещё нет, а за государственными делами, он даже не позаботился о каком либо развлечении для гостей, не считая кислого винишка.

Когда эльф, вновь натянувший на себя маску ханжи, не лестно отозвался о напитке налитом в его кубок, гигант прорычал что-то не членораздельное и явно злое, на грубом гортанном языке.

Осторухий проигнорировал это и продолжил: – «неизвестно, сколько мы ещё будем предоставлены сами себе, а скука, это последнее, что меня сегодня интересует!»

– Лориэн, возможно, я уже слишком стар и оставил своё чувство юмора далеко в молодости, но, думаю, что выражу общее мнение, ваши шутки уже лет пятьдесят как смешны только вам двоим! – Горбун постарался сделать свой голос максимально ворчливым, и сейчас действительно был похож на уставшего от жизни старика, но на его лице то появлялась, то исчезала практически неуловимая улыбка, а в ярко-голубых глазах отражалось столько энергии и юношеского задора, сколько не было ни у одного, самого бойкого подростка людского королевства.

– Вы как никогда правы, Вингед! – Обворожительно улыбнулась Деорнея, она уже успела успокоиться, и сейчас с явным удовольствием, маленькими глотками опустошала свой кубок, когда тот показал дно, девушка, разочарованно вздохнув, изящно поставила его на стол.

– Как ни странно, но в этот раз я согласен с мнением старика! – Хмыкнул здоровяк, демонстрируя всем два ряда ровных, белоснежных зубов, впечатляющего размера.

– Светлые боги, какие же вы все скучные!

– Этот зал сегодня, одно из тех немногих мест, где я чувствую себя живым, и мне не нужно соблюдать древние традиции и правила своего народа! – Конец фразы эльф произнес слегка гнусавым и от этого довольно мерзким голосом, явно кого-то передразнивая.

– Вы же, и тут продолжаете что-то из себя изображать, следуя установленным несколько тысяч лет назад законам. – Он разочарованно махнул рукой, а затем и вовсе отвернулся.

– Лориен, пожалуй, не соглашусь с Вингедом, ваши шутки довольно своеобразны, но при этом не лишены некоего шарма.

Эльф обернулся на незнакомый голос и увидел слугу – человека, черноволосого, не высокого, молодого мужчину, с приятными чертами лица, который, более не скрываясь в тени, со спокойным видом наполнял вином кубок Деорнеи.

– Ну а традиции… Некоторые традиции просто созданы для того, что-бы их нарушать! – Мужчина практически до краев наполнил кубок, галантно протянул его девушке, а опустевший кувшин, ловким движением убрал куда-то под стол.

– Да что ты знаешь о традициях, слуга!? – За внешним спокойствием эльфа сейчас скрывалось что-то опасное, он, слегка прищурившись, изучал собеседника, словно назойливую муху, которую собирался вот-вот прихлопнуть.

– Достаточно, чтобы суметь радушно принять высоких гостей, и вести с ними диалог по всем правилам этикета.

– Да ты бредишь! Ни один слуга, по правилам любого этикета не может даже рта раскрыть, в присутствии персон королевских кровей, пока ему не разрешат! – Эльф начал медленно подниматься со своего места.

– Знаешь, думаю холодная темница, будет для тебя хорошим лекарством, хотя на месте твоего короля я бы придумал что-то более интересное. Что-то, такое, что выбило бы всю дурь из твоей пустой головы, возможно даже вместе с мозгами.

– Лориен, не горячись! Тут не только мы с тобой любим своеобразные шутки. – Тяжелая рука коротышки легла на плечо эльфа, чтобы проделать это ему даже пришлось встать из-за стола.

– Ваше высочество, простите, что не признал вас сразу. – Лукаво улыбаясь, произнес гном, слегка поклонившись при этом.

– Мастер Эндал, я честно сказать, и не думал, что вы меня узнаете, мне тогда было лет шесть, да и видели вы меня исключительно мельком. Отец никогда не любил попусту тратить время на светские беседы, и обычно сразу переходил к делам, которые он обсуждал в личном кабинете, куда шестилетнего мальчишку естественно никто не приглашал. – Гестан достаточно низко склонил голову в ответном приветствии.

– Ну, у гномов не только хороший слух, но и отличная память. – Продолжая улыбаться, коротышка вновь занял своё место за столом.

Эльф сидел по левую сторону от него, и выглядел мрачнее тучи, он смотрел в стол, и что-то усиленно обдумывал. Затем он резко встал и медленно произнес, цедя каждое слово: – «Гестан, примите мои искренние извинения, я повел себя откровенно глупо и недостойно». Было видно, что каждое слово даётся ему с огромным трудом.

– Примите и вы мои извинения за эту небольшую шалость! – Из уст короля это прозвучало абсолютно искренне, так что, эльф молча кивнул и уже со спокойным лицом, сел обратно.

– Я среди вас человек новый, и чтобы чуть лучше узнать вас перед знакомством, решил воспользоваться советом своего отца. – Тем временем продолжил свою речь Гестан.

– И что же он вам посоветовал? – С интересом спросила Деорнея.

– Хан Рогар, думаю, вы знаете, что мой отец – Айэрис Несгибаемый был хорошим охотником? – Обратился он к великану.

– Да, в целом он неплохо орудовал копьём и выше всяких похвал стрелял из лука. – Одобрительно кивнул тот.

Когда Рогар говорил о том, как хорошо Айэрис владеет луком, Лориен только скептически хмыкнул, но, на него никто не обратил внимания.

– Во время одной из первых охот, на которую отец взял меня, он слегка перебрал с вином и, оставив слуг и солдат в лагере, отправился в лес, прихватив меня с собой как личного оруженосца. Мы собирались охотиться на варгов, наводящих ужас на окрестные деревни, не далеко от Андума. – Король невесело хмыкнул.

– Да это же чистое самоубийство, варги никогда не ходят стаями меньше десяти особей, а даже одна такая тварь легко может разорвать небольшой неподготовленный к стычке отряд. – От удивления гном даже присвистнул.

– Нам тогда очень повезло, разведчики долго наблюдали за логовом и выяснили, что в гнезде находятся всего две особи и помет – ещё даже не открывшие глаза щенки. Мы вышли к небольшой пещерке в самой тёмной части леса, тут было необычно тихо, животные и птицы словно вымерли, зато отчетливо было слышно мерное жужжание множества насекомых, питающихся кровью и падалью. Тут мы увидели, как огромная тень совершенно бесшумно скрылась внутри пещеры, только мелькнула пара огромных, ярко-желтых глаз. Отец дал мне копьё и лёгкий щит, а сам взял лук и пустил меня вперед. До сих пор помню, как у меня тряслись поджилки, и как трудно было сделать каждый следующий шаг к темному чреву логова этих грозных созданий. Если бы я не слышал хриплое дыхание отца за спиной, наверное, и с места сдвинуться не смог.

– Бояться чего-то вполне нормально, было бы странно, если бы вы не испугались, сколько вам тогда было лет? – Вингед с интересом наблюдал за королём, внимательно изучая эмоции, отражающиеся на его лице во время рассказа.

– Тринадцать.

– Суровое испытание для столь юного возраста!

– А, всё-таки, что же было дальше!? – Вмешалась в разговор Деорнея. Сейчас она была похожа на маленькую девочку, услышавшую интересную сказку, и отказывающуюся идти спать пока не дослушает её до конца.

– Когда я уже подобрался к входу вплотную, мне в нос ударил запах тухлого мяса вперемешку с запахом дерьма. В этот момент сзади послышался свист спускаемой тетивы, короткий злой рык и звук падения крупной туши. Я уже хотел развернуться и проверить всё ли в порядке с отцом, когда из пещеры раздался жуткий вой, полный боли и ненависти. Я так и замер в пол-оборота, когда огромная черная тварь, раза в четыре больше нашей самой крупной собаки, разинув слюнявую пасть, бросилась на меня. Единственное, что я успел это зажмуриться от страха, и сжаться в комок в ожидании удара. – Гестан замолчал ненадолго, словно переживая все те события заново, затем собравшись с мыслями, продолжил.

– Удара так и не последовало, черное, как ночь существо молнией пролетел мимо меня и яростно рыча, набросился на отца, моментально выбив меч который он успел достать вместо отброшенного в сторону лука. Зверь повалил его на землю, при этом сам навалился сверху, прижав своей тушей отца и его оружие. Отец тогда не растерялся, выхватил нож и нанёс несколько быстрых ударов в грудь варгу. Во все стороны брызнула практически черная кровь, а по лесу разнесся жуткий вой, больно резанувший меня по ушам. Раненная тварь ни капли не ослабела, и быстро сориентировавшись, выбила нож из отцовской руки. Когтями она попыталась разорвать доспехи на груди, а жуткая пасть всё ближе клацала возле лица Айэриса. Животное яростно пыталось добраться до его горла.

– Мастер Эндал, если бы не доспехи ваших кузнецов и прочные латные перчатки, думаю, отец бы не правил нашим королевством так долго, да и я бы вряд ли дожил до этой встречи. – За всё время рассказа на мрачном лице Гестана впервые появилась искренняя тёплая улыбка.

– Не стоит благодарности, ваше величество, лучшие доспехи от гномьих мастеров всегда к вашим услугам! – Эндал улыбнулся в ответ.

– Ну, за разумную плату естественно.

–Не сомневайтесь мы с вами всегда сможем договориться. – Гестан весело рассмеялся, закашлялся и залпом выпил остатки вина из своего кубка. Поставив кубок на стол, он заметил, что все с интересом смотрят на него, и продолжил.

– Я словно завороженный смотрел, как зверь вот-вот порвет отца на части и не мог пошевелиться. В себя меня привёл его окрик: – «Гестан, копьё!» Я словно первый раз взглянул в лицо отца, ему не было страшно, мне даже показалось, что он улыбался. Это придало мне сил, щит полетел в сторону, и, используя весь свой небольшой вес, я с размаху вонзил копьё прямо между лопаток твари. Удар вышел не очень сильным, он едва пробил толстую шкуру, но этого хватило. Зверь завыл от боли и выгнулся дугой. Отец выхватил из-под туши свой меч, и с размаху вогнал его варгу прямо в открытую пасть. Чудовище издало хриплый булькающий звук и обмякло. Всё было кончено, второй варг лежал в паре метров от первого со стрелой в правом глазу. – Король перевел дыхание, налил себе немного вина.

– Когда отец, наконец сумел подняться на ноги, он не произнёс ни слова, просто подошел ко мне и ласково потрепал по голове. Этого хватило, у меня словно камень с души упал. Немного отдышавшись, мы вошли в логово тварей. Там нас ждала не самая приятная картина: всюду на полу валялись кости зверей, изредка попадались и человеческие, при каждом шаге они неприятно хрустели под ногами. Тут было так темно, что света поступающего в пещеру от входа едва хватало, чтобы разглядеть что-либо у себя под ногами. Отец зажег заранее заготовленный факел, молча протянул его мне и медленно двинулся вглубь, держа меч наготове. По громкому писку мы быстро обнаружили гнездо со щенками. Маленькие пушистые комочки в страхе жались друг к другу, и жалобно скулили. В куче из сухой травы, соломы, разных тряпок и ещё чего-то мягкого их было пять штук. Отец без лишних разговоров достал нож и левой рукой схватил за загривок ближнего к нему щенка. Я в последний момент окликнул его: – «погоди, разве их нельзя приручить?!» Отец развернулся и зло произнес: – «а ты думаешь, мы не пытались!? Эти крохи в любом случае вырастут в опасных и злобных убийц!» После чего, не говоря ни слова, он быстрым отточенным движением руки с лева направо, прикончил несчастное животное и отбросил мертвое тельце куда-то в темноту. В тот раз я впервые заплакал в присутствии отца, я старался держаться, но слёзы сами текли из глаз. Айэрис тяжело вздохнул, подошел ко мне, и мягко положив руку на плечо, произнёс: – «послушай, ты уже взрослый, и должен понять, что если мы сейчас просто бросим их тут, то эти бедолаги будут медленно и мучительно умирать от голода, холода и жажды. Быстрая и почти безболезненная смерть будет для них лучшим выходом!» Я затаив дыхание слушал его.

– Думаешь, мне нравится то, что я сейчас делаю?! Пойми это меньшее из всех зол, для них. – Отец вновь взял нож и пошел к гнезду.

– Ваш отец, бесспорно, был очень умным человеком и всегда умел принимать сложные решения. – Негромко произнёс Вингед.

Гестан слабо кивнул, в знак благодарности, и продолжил, полностью погруженный в тяжелые воспоминания: у меня снова начали слезиться глаза, но я держался и не отводил взгляд. Когда в живых остался последний – самый крохотный щенок, отец одной рукой протянул его мне, а другой протянул нож и забрал уже начинающий тлеть факел. Я аккуратно подхватил щенка, который тут же уткнулось мне в руку мокрым, холодным носом. Он весь дрожал, а его крохотное сердце бешено колотилось. Его темно-коричневая шерстка, с вкраплениями белых пятен, стояла дыбом. Дрожащими пальцами я попытался удержать нож, но руки не слушались и он с громким звоном упал на каменный пол пещеры. Отец только тяжело вздохнул, воткнул факел в расщелину между камнями и молча вышел наружу, оставив меня наедине с моим выбором.

– Когда уже будет тот самый мудрый совет, перед которым вы ведете столь затянутый, никому не нужный рассказ!? – Не выдержал Лориэн.

– Согласен, я слишком углубился в свои воспоминания, а совет довольно просто. Когда мы вернулись в столицу, после всех событий, о которых я вам рассказал, я как-то спросил у отца, как он узнал, что варги будут нападать именно так, и почему вторая тварь вначале бросилась не на меня. На что он ответил: – «если хочешь много знать о повадках опасного и хитрого зверя, тебе следует долго наблюдать за ним в естественной среде обитания!»

– Надеюсь, никого не оскорбило такое моё сравнение?

Все замолчали, обдумывая услышанное, затем зал наполнил гулкий, раскатистый смех гнома, остальные же лишь вежливо улыбались. Лориэн же бросал злые взгляды то на короля, то на хохочущего Эндала.

– Думаю, вы быстро освоитесь в нашем кругу, – отсмеявшись, произнёс гном.

– Я рад это слышать, мастер Эндал!

– Что же, господа… Гестан сделал небольшую паузу.

– И прекрасные дамы, – продолжил он, не удержавшись от комплемента.

– Добро пожаловать, в мою скромную обитель! – Закончив фразу, он развел руки в стороны, словно пытаясь, охватить ими всё, небольшое помещение.

– Мы все искренне рады тут присутствовать, и с удовольствием бы задержались в столице надолго, но события, которые привели нас сюда, не располагают к праздности, мы и так уже потратили достаточно времени, поэтому предлагаю перейти непосредственно к делу. – Вингед слегка прокашлявшись, взял первое слово.

Король согласно кивнул и занял последний свободный стул за круглым столом.

– Гестан, думаю, вы знаете, кто такой Санд Мёркрет? – Вингед говорил не громко, но этого и не требовалось, время шуток сегодня закончилось, все слушатели были внимательны и собраны.

– Возможно моё представление не совсем верное, но как мне кажется, это просто глупый волшебник, который ради безграничной силы и власти стал глашатаем Баддуха и организовал культ проклятых.

– Ну, начнём с того, что он человек, представители других рас даже под пытками отказались вставать на сторону темного. – Сквозь зубы процедил Лориэн.

– Начнём с того, что хоть я и король, но не отвечаю за поступки каждого глупца и гордеца, тем более произошедшие почти пять столетий назад! Ещё, я не собираюсь выслушивать претензии от эльфа, род которого вот уже двести лет не может очистить от скверны небольшой участок леса, портящий жизнь всем его соседям! – Впервые за сегодняшний вечер Гестан разозлился по настоящему, хоть он и выглядел спокойным, но голос его дрожал от напряжения, а ноздри сильно раздувались при каждом выдохе.

– Друзья, предлагаю прекратить кидаться взаимными обвинениями, и сосредоточиться на решении самой важной сегодняшней проблемой. – Напряжение уже было повисшее в воздухе, легко разрядил приятный голос Деорнеи, а её очаровательная улыбка немного успокоила не на шутку разошедшихся мужчин.

– Спасибо дорогая! – Вингед благодарно кивнул девушке.

– Теперь если никто не против, я продолжу! – Он полностью вышел из образа старика, сейчас перед собравшимися предстал суровый, немолодой мужчина, привыкший, что его приказы выполняются беспрекословно. Так случилось и на этот раз, хотя по лицам короля людей и владыки эльфов было видно, что свой спор они ещё не закончили.

– Почти пятьсот лет назад у тёмного бога появился верный последователь, погрузивший наш мир в хаос и непрекращающееся кровопролитие. Он копил силы, создавал чудовищ, изменяя до неузнаваемости представителей других рас. Его армии множились, а амбиции росли быстрее, чем грибы после дождя. Почти три столетия мы вели безрезультатную войну, потому, что каждая светлая раса сражалась только за себя. – Вингед оборвал фразу на полуслове, душимый страшным кашлем он без сил рухнул на стул.

– Всё в порядке, друзья! – Откашлявшись, тяжело произнес он остальным, тут же бросившимся к нему на выручку.

– Старые раны в такую жару дают о себе знать. – Он устало откинулся на спинку стула, насколько это позволял сделать его горб.

С вашего разрешения, я продолжу, тут же встрепенулась Деорнея и, дождавшись утвердительного кивка, заговорила своим лёгким, мелодичным голосом.

– Почти два столетия назад усмирив гордыню, и забыв старые распри, мы создали совет светлых рас, который продолжает собираться за этим столом, и по сей день. В тот раз мы, объединив силу наших умов и силу магии, нашли способ запечатать темную ворожбу Санда Мёркрета, после чего дали ему и его ордам нечисти решающий бой.

– Да, мама, в детстве сотни раз читала мне историю о героях, прорвавшихся к столице врага и уничтоживших её вместе с ним, ценой огромных потерь. Она говорила, что вы тогда использовали особое заклинание, уничтожившее саму сущность темного волшебника, из-за этого и произошел тот страшный взрыв, благодаря которому образовалась зеркальная пустошь. – Гестан улыбался словно мальчишка, говоря всё это.

– Деорнея, простите, что прервал вас! – Извиняющимся тоном продолжил он, опомнившись.

– Ничего страшного. – Мягко улыбнулась она в ответ.

– На самом деле всё было не совсем так. – В разговор вмешался мрачный Эндал.

– Мой отец, принадлежавший к ближайшему окружению тогдашнего короля подгорного чертога, рассказывал мне, что в тот раз заклинание применил именно Мёркрет, несмотря на совместные усилия лучших магов, этот подонок решил уничтожить всё, когда понял, что его войска проигрывают. Не знаю, что за магию он использовал, но взрыв был такой силы, что столица и почти все, кто в ней находился были стерты с лица земли.

– Вместе со столицей сгинул и чародей, это я видел лично! – Лориэн произнося это, непроизвольно сжал кулак, так, что ногти до крови впились в ладонь, а он этого даже не заметил.

– Трое из нас видели это, – успокаивающе проговорила Деорнея.

– Так в чём тогда проблема, тёмный волшебник мёртв, оттуда насколько я знаю, не возвращаются, ну, по крайней мере, прежними. – Гестан старался говорить спокойно, но его напряжение опять выдал голос.

– Мы тоже так думали, но Мёркрету это как-то удалось, думаю, то разрушительное заклинание было направленно не на уничтожение вражеской армии, а на сохранение собственной жизни. – Вингед, уже вполне пришедший в себя снова говорил громко и отчетливо.

– И как ему это удалось? – В голосе Гестана был слышен не скрываемый сарказм.

– Точно не знаю, но примерно каждые двадцать лет он возвращался в этот мир в теле человеческого ребёнка. Предзнаменованием к его возвращению всегда было то, что ночное светило – небесная ладья, окрашивалось в цвет крови, который был столь насыщено ярким, что никакие тучи не могли скрыть его от взора смертных. – Голос Вингеда стал тихим и печальным.

– Что за глупости, как вы определяли, что это именно он!? – Гестану начал постепенно понимать к чему в итоге приведут речи членов совета, и это ему совершенно не нравилось.

– Ваше величество, простите, что вмешиваюсь, но тут всё предельно просто, Санд Мёркрет, в первую очередь очень сильный маг, а у каждого волшебника имеется своя уникальная аура силы, которую попросту невозможно спутать с любой другой. – Впервые за долгое время подал голос Алаэтар.

– Дружище, это отличная новость, тогда нам надо будет найти только одного ребёнка, печально, что придётся от него избавиться, но, если это убережёт от беды нас всех, то я готов заплатить такую цену! – Гестан облегченно вздохнул, налил в свой кубок вина примерно до половины, и залпом выпил его.

– К сожалению всё не так просто, после третьего возвращения Мёркрет предусмотрел и это, он научился скрывать ауру. Скорее всего, он стирал себе память и прятал свою личность глубоко в теле ребёнка, а затем спустя примерно пятнадцать лет, в момент когда в ребёнке должна проснуться сила, если она у него конечно есть, Санд осознавал себя и захватывал тело, уничтожая предыдущего владельца. – Вингед тяжело вздохнул, посмотрел в лицо королю и, опустив голову замолчал.

– Вингед, почему вы так смотрите на меня, да и остальные тоже, неужели, за столько лет вы не нашли способа остановить Мёркрета, или вы думаете, я за один вечер смогу найти ответ на вопрос, который столько лет мучает лучшие умы представителей всех светлых рас!? – Короля начало раздражать, что остальные что-то недоговаривают. Возникло ощущение, словно он маленький ребёнок, которому должны рассказать печальную новость, и каждый хочет, чтобы это сделал кто-то другой.

– Не волнуйтесь, ваше величество, способ уже давно придуман. – Деорнея запнулась на полуслове и замолчала.

– Гестан, это бремя несли ваш дед, и отец, настал ваш черед. – Вингед прервался, стараясь заглушить кашель, снова рвущийся наружу. Наконец откашлявшись и переведя дух, он продолжил: – «солдаты вашего отца, а в своё врем и вашего деда, с помощью специальных амулетов находили детей, рожденных в эту ночь, и избавлялись от них. После первого возвращения Мёркрета мы решили, что это разумная цена за мирное небо над головой, для всех нас!» – Вингед с надеждой посмотрел на короля людей, но не нашёл и толики понимания в его взгляде.

– То есть, вы предлагаете мне начать истреблять собственных подданных!? – Гестан начал медленно подниматься из-за стола, а глаза его словно налились кровью.

– Мы только недавно закончили гражданскую войну, в которой погибло много достойных людей, а вы предлагаете мне уничтожать тех, кто в будущем придёт им на замену? – Он в ярости ударил кулаком по столу и опрокинул собственный кубок, который наполнил почти до краёв, буквально несколько минут назад. Густая, тёмно-красная жидкость быстро растеклась по столу и тонкой струйкой закапала на пол.

– Ваше величество, я понимаю ваш гнев, но потери, которые мы все получим, если Мёркрету удастся войти в силу, не сопоставимы с теми, что понесут ваши люди. – Вингед говорил с трудом, на его старческом лице отражалась вся та боль которую он испытывал, ставя на весы жизни всех, против жизни горстки детей.

– Мне плевать на потери, я не отдам такого приказа, мне пришлось убить собственного отца, и та боль, что я испытал при этом не сопоставима с болью родителей, теряющих своих детей. – Гестан вытер мокрую от вина руку, кружевным платком, скомкал его и с отвращением швырнул на пол.

– Что же, мне понятно ваша позиция, тогда нам придётся вынести этот вопрос на голосование. – Голос Вингеда приобрёл официальный тон.

– Кто за то, чтобы уничтожить тёмного волшебника, пока он не успел войти в силу? – Вингед поднялся из-за стола и внимательно оглядел всех. Тут же практически синхронно вверх взметнулись пять рук.

– Гестан, даже ваш придворный волшебник, понимает, что это нужно сделать здесь и сейчас!

– Шесть против одного, думаю, нет смысла оглашать результаты голосования, всё и так понятно, – невозмутимо продолжил он, сам поднимая правую руку.

– Надеюсь, вы не будете препятствовать воле совета, и позволите нашим подданным оказать посильную помощь, в этой не простой мисси? – Вингед внимательно смотрел на Гестана, а когда тот лишь мрачно кивнул в ответ, с облегчением выдохнул и печально улыбнулся.

– Господа, думаю на этом нашу сегодняшнюю встречу можно заканчивать, слуги предоставят вам лучшие комнаты в гостевой части замка, где вы с комфортом сможете отдохнуть, а теперь прошу оставить меня одного, мне нужно подумать. – Гестан говорил всё это абсолютно без эмоций, глядя куда-то в стену, поверх голов собравшихся, пустым, отрешенным взглядом.

– Мудрое решение, ваше величество, надеюсь, сегодняшний разговор никоим образом не испортит дружеских отношений между нами всеми? – Вингед дождавшись утвердительного кивка от короля, склонил голову, поправил полы длинного плаща, из-под которого тут же посыпались крупные седые перья, и, не говоря ни слова, вышел из комнаты. Следом за ним, молча прощаясь с королём, стали уходить остальные.

Последней из-за стола поднялась Деорнея и медленно подошла к Гестану.

– Ваше величество, поймите, если бы был другой способ, я бы первой остановила весь этот ужас. Я скорблю вместе свами о тех детях, которые уже пострадали и ещё пострадают из-за этого чудовища!

– Благодарю вас, за эти тёплые слова, прекрасная Деорнея! – Король поднялся со своего место, открыто и искренне улыбнулся девушке, затем галантно поцеловал, протянутую ею руку, и ойкнул от удивления. Пронизывающий холод обжег губы.

Девушка весело рассмеялась, поклонилась королю, и, не говоря ни слова, вышла из помещения. В зале остались только Гестан и Алаэтар.

– Как там Катрин?! – Первый вопрос короля привел в ступор придворного волшебника, он задумался на секунду, а затем быстро заговорил: – «прошло уже два дня после родов, но она так и не пришла в себя, лучшие целители ничего не могут сделать и только пожимают плечами. Шансов практически нет, и они уже заговорили о том, что она хотя бы уйдёт без мучений».

– Пусть делают что хотят! – Прорычал Гестан, а затем перешел на шепот: – « но, если моей жены не станет, передай им, что смерть их точно не будет лёгкой!»

– А теперь оставь меня. – Он подошел к окну, и погрузился в мрачные мысли, всем своим видом сообщая, что разговор окончен.

Алаэтар так и остался стоять возле своего места за столом, не желая уходить, но и не решаясь продолжить разговор.

– Ну что ещё!? – Устало спросил король, когда увидел, что его лучший друг, а по совместительству придворный маг королевства до сих пор не покинул залу.

– Ваше величество, что мы будем делать с детьми? – Не громко спросил волшебник, наполняя два кубка вином.

– Алаэтар, что за глупые вопросы, спасать, конечно! Я никогда не был детоубийцей и никогда им не стану! – Король подошел к столу, взял второй кубок, и начал пристально изучать изящный узор, выгравированный на нём, словно видел его впервые.

– Помнишь, как через несколько лет после той охоты на варгов с отцом, наши союзники очень сильно удивились, появлению особо крупной и злобной породе собак, выведенной под Анаэтримом. – Перестав изучать кубок, произнёс Гестан.

– Трудно нам тогда с тобой пришлось! – Весело рассмеялся он.

– Да ваш отец тогда пришел в ярость, и обещал содрать с меня шкуру живьём, узнав, что мы устроили. – Улыбнулся волшебник. Мужчины отсалютовали кубками и сделали по большому глотку.

Гестан поставил опустевший кубок на стол и снова стал серьёзным: – «собери самых проверенных людей, делай, что нужно, и на расходы не скупись, сейчас мы не имеем права на ошибку. Детей нужно спрятать, так же подключи к этому лучших магов, возможно, вам удастся найти способ, позволяющий определить, в ком переродилось это отродье мрака! А если мы сможем изгнать его…»

– Возьму этот вопрос под личный контроль, ваше величество, – низко, поклонился волшебник.

– А что делать с вашим новорожденным сыном? – Не решительно спросил он.

– Проверьте его первым, и если всё будет в порядке, отправь его в Карнсум, с самыми проверенными слугами, а людям завтра в обед мы объявим о смерти наследника. – Гестан тяжело вздохнул, и в бессильной злобе сжал и разжал кулаки.

– Вы уверены? – Алаэтар удивлённо вскинул брови.

– Я понимаю, что это не самое лучшее место для детей, тем более для таких маленьких, но там союзники будут искать его в последнюю очередь, если что-то пронюхают. – Слово союзники, прозвучало из уст короля как крепкое ругательство.

– Слушаюсь, ваше величество. – Ещё раз, низко поклонившись, волшебник быстрым шагом покинул комнату.

Гестан подошел к столу, на котором бурой лужей было разлито вино, опустил в неё правую ладонь, затем поднёс её к лицу, и, наблюдая, как тёмная, густая жидкость, очень похожая на кровь, медленно стекала с кончиков пальцев, не громко произнёс: – «и вот, я снова остался один на один с собственным выбором».​
 
Последнее редактирование:

ZloiOs

ZloiOs

летун-испытун
Регистрация
3 Май 2018
Сообщения
1.762
Оценок
5.773
Баллы
941
хищные черты, ПРАКТИЧЕСКИ звериные, и это легко могло напугать ПРАКТИЧЕСКИ любого, но не кого-то из...

и таких ,,практически,, по тексту еще немеренно.
Ищите синонимы.
Остальные замечания в личке
 

Мутный Тип

Мутный Тип

Мудрый Адепт!
Регистрация
27 Сен 2017
Сообщения
208
Оценок
154
Баллы
191
Возраст
26
хищные черты, ПРАКТИЧЕСКИ звериные, и это легко могло напугать ПРАКТИЧЕСКИ любого, но не кого-то из...

и таких ,,практически,, по тексту еще немеренно.
Ищите синонимы.
Остальные замечания в личке
17 практически в тексте, Жиесть... Пойду расширять свой словарный запас :D, а то, даже как-то неудобно получается)
 

ZloiOs

ZloiOs

летун-испытун
Регистрация
3 Май 2018
Сообщения
1.762
Оценок
5.773
Баллы
941
Пролог в принципе свое дело сделал, заставив заинтересоваться, а что же там дальше.
На мой взгляд, главный минус - чрезмерная детализация, местами сильно утяжеляющая текст. И длинные сложные прежложения, требующие разбивки. А так - плюс в карму.
 

Мутный Тип

Мутный Тип

Мудрый Адепт!
Регистрация
27 Сен 2017
Сообщения
208
Оценок
154
Баллы
191
Возраст
26
Добавил первую главу, вечерком сяду вносить правку по прологу :pisa_tel:
Глава 1
В который раз протяжно и немного тоскливо завыл ветер. Он то слегка, словно стеснительный ребёнок, то яростно, как дикий зверь раскачивал кроны деревьев, наполняя лес неутихающим шелестом листьев. Хмурые небеса, ещё ночью обильно орошавшие почву были затянуты полупрозрачной дымкой, сквозь которую изредка прорывались лучи Аарэма – малого дневного светила. В такое время лесные жители забивались глубоко в норы и гнезда, в надежде переждать непогоду, поэтому, в те моменты, когда ветер утихал, лес наполнялся звенящей тишиной, не нарушаемой ни одним посторонним звуком.

Когда ветер в очередной раз унёсся куда-то вдаль, и его вой практически перестал быть слышен, хрупкую тишину разбил новый посторонний звук, сначала он был глухим и едва различимым. В нем угадывался надрывный скрип древесины. Можно было предположить, что это ветер заигрался с особо полюбившимся ему деревом, но звук не стоял на месте, а постепенно приближался, пока из-за поворота лесной тропинки не появилась едва ползущая телега, запряженная двумя тягловыми лошадьми, одна из которой была серого цвета, а другая гнедая.

Правил ими хмурый мужичек средних лет, не старше сорока на вид, но, его когда-то чёрная как вороново крыло шевелюра была изрядно присыпана сединой, а небольшие усики были совсем белыми. Справа от него сидел здоровенный детина, с волосами пшеничного цвета и лицом деревенского простачка. Он держал в руке приличного размера прут, который в его лапище казался маленькой веточкой, и изредка понукал им уставших лошадей. Ещё в деревянной повозке в задней её части сидела худая, коротко стриженая девочка-подросток, больше похожая на мальчишку. Её каштановые волосы смешным ежиком топорщились во все стороны, не смотря на почти не прекращающийся дождь и тяжелый капюшон дорожного плаща, на голове. На первый взгляд ей сложно было дать больше шестнадцати лет. Она сидел, свесив ноги через борт телеги, и, пожевывая травинку, с интересом осматривала лес вокруг. Всё остальное место в телеге занимал довольно крупный предмет, прикрытый плотной тканью, хорошо защищающей его от дождя. Этот предмет имел причудливую форму и был не столько большим, сколько тяжелым. Колёса повозки глубоко проваливались в свежую грязь, из-за чего, она почти не продвигаясь вперед, и при этом надсадно скрипела. Все трое путников были одеты в серые полотняные рубахи, хлопковые штаны чёрного цвета, подпоясанные обычными верёвками. Каждый из троицы был обут в простые сыромятные ботинки из тонкой кожи.

– Дурацкая погода, уже третий день идёт проклятый дождь, если так продолжится ещё с недельку, весь урожай, который мы так старательно высаживали всю весну, может погибнуть! – Поглубже натянув на голову капюшон теплого, шерстяного плаща, недовольно произнес здоровяк.

– Не ворчи так, Сардрик, мы ещё с утра поняли, что перед выездом стоило позавтракать, ну или хотя бы покормить тебя! Этого не произошло, и вот теперь ты всю дорогу жалуешься на жизнь, не надоело? – Беззаботно болтая ногами, сквозь шум, вновь начавшегося дождя, прокричала девчонка, неожиданно низким голосом.

– И вообще, после того, как мы передадим подарок к свадьбе короля герцогу Ланду, он отсыплет отцу приличную сумму денег, на которые можно купить не только продовольствие, на весь год, но и так нужных нам лошадей и прочий скот. Не зря же мы почти месяц безвылазно просидели в кузне. – Она поднялся на ноги, легонько стукнула ладонью по перевозимому предмету, который тут же отозвался мелодичным металлическим звоном, и, аккуратно переместившись ближе к месту возницы, снова уселась на край телеги, свесив ноги вниз.

– Амиро, сколько раз я тебе говорил, что нужно бережно относиться к своему имуществу. – Недовольно произнёс седовласый.

– Ну ничего, вот вернёмся домой из города, сразу же отправлю тебя на работу в поле, тяжелый труд по восемь часов в день быстро научит тебя ценить то, что ты создаёшь! – С хитрым прищуром продолжил он.

– Пап, может не стоит, меня вполне устраивает работа подмастерьем в кузне, да и на полях сейчас холодно и сыро! – Она зябко поёжилась, поправляя капюшон плаща, с которого уже ручьём стекала вода.

– Какой ты подмастерье, ты же с работой мальчика на побегушках едва справляешься, мы с Сардриком прекрасно и без тебя с работой сладим, да и не женское это дело – в кузнице молотком махать! – Хмыкнул возничий.

– Больно надо! – Амиро сначала насупилась, став похожей на мокрого, растрепанного птенца, затем хитро улыбнувшись, показала отцу язык и отвернулась. На что он только негромко рассмеялся. Здоровяк же от полноты чувств, так сильно хлопнул её по плечу, что она чуть не выпала из телеги, прямо в грязь.

– Сардрик, ты что творишь!? – Гневно прокричала девушка, в последний момент, уцепившись за борт телеги, телега была низкой так что, ноги девушки волочились по земле.

– Ну, я же слегка, – виновато развел руками великан, и потянулся, чтобы помочь ей забраться обратно, в этот момент телега быстро начала набирать скорость, съезжая с относительно сухого пригорка, а затем так же резко остановилась, завязнув в яме внизу.

– Да что происходит!? – Под недовольное ржание лошадей, Амиро зажмурившись, с громким криком плюхнулась прямо в лужу. Когда она открыла глаза и поняла где сидит, тут же в бешенстве взмахнула руками, и шлепнула ими по грязной воде, обрызгав себя ещё больше. Увидев результат своих необдуманных действий, она почти по-звериному зарычала, поднялась на ноги и принялась брезгливо отряхиваясь.

– Амиро, хватит плескаться, из-за непогоды мы и так потеряли уйму времени, хватай поводья, мы с Сардриком попробуем вытолкнуть. – Седоволосый кузнец шустро спрыгнул на землю и, увязая по щиколотку в грязи, отправился к тыльной части телеги. Сардрик молча пошел следом за ним, до хруста разминая кисти рук на ходу.

Бурча что-то себе под нос, девочка ловко запрыгнула на место возничего и, ухватив поводья одной рукой, второй попыталась удержать прут, которым до этого пользовался здоровяк, но ветка была столь велика, что девушка ей и махнуть то нормально не могла. Быстро поняв бесполезность этого дрына в своих руках, она со вздохом отложила его в сторону и принялась гладить, начавших нервничать лошадей. От этого занятия её отвлёк окрик отца: – «Ты готова?!».

– Да, не волнуйся, ты же сам меня учил повозкой править, – тут же ответила Амиро, покрепче ухватив поводья обеими руками.

– Навались! – С молодецким хэканьем мужчины уперлись плечами в борт телеги и заскользили ногами по жидкой грязи, силясь вытащить её из этого импровизированного болота.

– Но милые, пошли! – Одновременно с этим девочка с силой щёлкнула поводьями. Немного остывшие лошади недовольно заржали и нехотя пошли вперед, точнее попытались это сделать, но не сдвинулись с места. Глядя на это Амиро недовольно нахмурилась, приподнялась с сидения возничего, громко, отрывисто засвистела и начала не сильно охаживать лошадиные бока теми же самыми поводьями. С каждым взмахом она всё сильнее распалялась, и уже начала бить лошадей по-настоящему, когда её остановил окрик отца – «прекращай этот балаган, маленькая разбойница, так ты только животных напугаешь!»

– Хорошо, пап, извини, я просто немного увлеклась. – Девушка понуро опустила голову и тут же мокрые поводья выскользнули из её рук.

– Ничего страшного, сейчас лошади успокоятся, и попробуем ещё раз! – Сменил гнев на милость мужчина.

Вдвоём с Сардриком, они вернулись к началу повозки, и принялись успокаивать недовольных животных. Кузнец достал из сумки на поясе большую морковку и протянул её серой кобыле. Тоже самое сделал и Сардрик, но перед тем, как протянуть свою морковь гнедому скакуну, он смачно откусил от неё большой кусок и принялся с хрустом жевать. Он хотел откусить ещё кусок, но стушевавшись под взглядом седовласого, быстро скормил остатки корнеплода лошади, затем развел руки в стороны и огляделся, глубоко вдохнув, свежий после дождя воздух, полной грудью.

– Мафтерф Фраф, фам фпефефи фефево пофалефое! – Продолжая жевать, произнес здоровяк.

– Чего? Сколько раз тебе говорил, не болтай с набитым ртом, непонятно же ничего! – Нахмурился кузнец.

– Простите, дерево говорю впереди непогодой свалено, и ведь не объехать никак!

– Если чего не придумаем, то до ночи явно до города не доберёмся – Сардрик разочарованно вздохнул.

– Ну-ка покажи где? – Кузнец забрался на телегу, сдвинув Амиро, с место возничего, и внимательно уставился в ту сторону, куда указывал оттопыренный палец великана. Он замер, нахмурился, пробормотал что-то себе под нос, затем крепко задумался, не замечая, как упавшая с дерева крупная капля воды, медленно стекает по щеке.

– Мастер Град, что делать будем?

Кузнец оторвался от размышлений и повернулся к Сардрику, пристально глядя на него. Тот, заметив, что на него обратили внимание, с готовностью продолжил – «Лично меня ночевка в холодном и сыром лесу, да без костерку и горячей похлебки совсем не прельщает, вот…» Бодро начав, он тут же стушевался, под суровым взглядом седовласого.

– Для начала нам из ямы выбраться надо, как до дерева доедем, будем думать, что с ним сделать получится! – Град устало вздохнул, и спрыгнул с повозки. Амиро на несколько секунд показалось, что её отец постарел на глазах, лет на десять, плечи его опустились, и немного задрожали, лицо осунулось, и на нем проступили незаметные до этого морщины. Но всё это длилось, так не долго, что девушка, даже среагировать ни как не успела, кода её отец вновь стал прежним человеком, которого она знала всю жизнь.

– Значит так, бойцы, слушать, мой приказ, вопросов, не задавать, не пререкаться, выполнять команды быстро и чётко, как я вас учил!

Услышав эти слова из уст кузнеца, Сардрик тут же выпрямился во весь свой не маленький рост, вытянул руки по швам, выпятил грудь и высоко задрал подбородок, при этом пожирая своего командира преданным, практически обожающим взглядом. Сейчас он больше всего был похож на большую, немного глупую, но очень добрую и преданную собаку.

Глядя то на здоровяка, то на пытающегося выглядеть суровым, и старательно прячущего улыбку отца, девушка весело рассмеялась, но поймав недовольный родительский взгляд, тут же спрыгнула на землю и замерла рядом с Сардриком.

– Значит так, чтобы выбраться из этого болота, нам придётся подкладывать, что-то твёрдое под колёса, для этого отлично подойдут крупные ветки, которых в такую непогоду в лесу должно быть очень много. Амиро, твоя задача, спуститься с дороги и набрать веток как можно крупнее, сколько сможешь унести!

– Но пап, там холодно и трава мокрая, а ветки тяжелые, я одна не унесу! – Тут же запротестовала девушка.

– Отправь Сардрика, он и небольшое дерево один легко притащит.

– Не волнуйся дочка, для него сейчас тоже работа найдётся, заднее правое колесо телеги расшаталось, того и гляди отвалится. Мы с Сардриком займемся ремонтом, инструменты у нас с собой. – Кузнец печальным взглядом посмотрел на недовольную девушку и продолжил – «ну, если ты сможешь вместо него держать приподнятым угол телеги, так, чтобы покосившееся колесо не касалось земли, пока я его ремонтирую, то я с удовольствием отправлю Сардрика за дровами вместо тебя!»

Амиро недовольно хмыкнула, развернулась и углубилась в лес по левую руку от телеги, внимательно глядя под ноги, стараясь при этом далеко не заходить в высокую траву, с которой гроздьями свисали крупные капли воды.

– Мастер Град, что стряслось? – Обеспокоенно спросил Сардрик, когда силуэт девушки затерялся среди деревьев.

– Телега в порядке, в ремонте не нуждается, ну, по крайней мере, до города дотянет, да и вытолкаем мы её из этой лужи даже вдвоём легко.

– Молодец парень, соображаешь, когда надо! – Тепло улыбнулся кузнец.

– Только проблема у нас серьёзная! Тут же посмурнел он.

– Помнишь то деревце, которое ты на дороге приметил?

– Как не помнить, мастер Град, оно же здоровенное, локтей двадцать в длину, такое никакая непогода не свалит. – Сардрик, запустил пятерню в волосы и принялся озадаченно чесать затылок.

– Вот и я так думаю, да ещё место перелома ровное, подрублено оно, как пить дать, подрублено, а кому нужно дерево посреди леса срубать, да на дороге бросать? – Выжидающе глядя на здоровяка спросил кузнец.

– Ну, так может люди дровишек хотели наколоть, срубить дерево успели, а потом их дождь спугнул. – Растерянно ответил Сардрик.

– Вот рано я тебя похвалил! Чую, ждут там на дороге кого-то, лихие люди, может и не нас ждут, но всё же. Видишь те густые кусты слева и справа от дороги? Да не пялься ты так!

– Не знаю, видели ли они нас, но слышали точно, если ещё немного в этой луже просидим, действовать начнут. – Кузнец тяжело вздохнул.

– Мастер Град, так чего мы, развернёмся и ходу отсюда, вернёмся на развилку и по длинной дороге до города доедем?

– Не получится, с телегой нам далеко не уйти, а её бросать никак нельзя, я герцогу Ланду лично обещал, что подарок для короля, на этой неделе доставим. – Кузнец крепко призадумался.

Даже если чудом уйдём, Амиро нас потеряет, а если она одна этим в лапы попадётся… – Его передёрнуло от собственных слов.

– У нас сейчас только один путь – вперед, надо это место проверить, пока Амиро не вернулась! – Неожиданно кузнец расплылся в довольной улыбке, словно его посетила интересная идея.

– Сардрик, уходи сейчас в лес, найди Амиро, вместе с ней до города пешком не больше часа пути, приведите стражников, я уж тут, как-нибудь без вас пересижу! – торжественно произнес он, кладя руку на плечо здоровяка.

– Ну нет, мастер Град, я вас не брошу, даже если после этого с кузни поганой метлой погоните, Амиро девочка умная, если что случится сама до города доберётся и сюда людей приведет. – Сардрик легко сбросил руку кузнеца со своего плеча, и зашагал к задней части телеги.

– Спасибо! – Одними губами прошептал Град.

– Да чего там, учитель, куда вы туда и я! – Весело ответил здоровяк, спиной привалившись к заднику телеги.

– Ну, пошли! – Поудобнее перехватив поводья, зычным голосом выкрикнул кузнец.

– Ладно, парень, толкай, и дубину свою поближе в телеге положи, чтобы сподручнее доставать было, пользоваться ею ещё не разучился, по человеку не промахнёшься если что? – С деланной весёлостью спросил он, кладя короткий меч, на дно телеги с правого борта.

– Обижаете, я на лету муху давеча подбил, а вы про человека спрашиваете. – Сардрик всем телом навалился на борт телеги, мышцы на огромных руках напряглись так, что стали видны все жилы. Телега с противным скрипом начала нехотя продвигаться вперед.

Мужчины недолго двигались молча. Когда телега наконец выбралась на более сухой участок дороги и пыхтение Сардрика стало не таким тяжелым, Гард стараясь говорить уверенно произнес, – «может и нет там никого, и это я уже на старости лет, везде опасность видеть начал». На что великан только не весело хмыкнул.

– Знаешь, в любом случае, когда доберёмся до города, в первой же харчевне закажем нам троим самого сочного порося, и возьмём по кружечке медового, в такую погоду и выпить не грех. – Сказал кузнец чуть веселее, они медленно приближались к упавшему дереву, но он так пока никого и не заметил.

– Ну теперь точно доедем, ради такого и помирать не жалко! – Весело хохотнул здоровяк и немного прибавил ходу, продолжая двигаться позади телеги и, слегка её подталкивая.

Чем ближе они подъезжали к дереву, тем напряжённое становились их лица, но как люди не старались, первыми опасность заметили лошади, испуганно заржавшие, когда прямо перед их копытами в грязь воткнулось несколько стрел. Кусты справа и слева от дороги зашевелились, затем разошлись в стороны и от них к телеге не спеша направились с десяток вооруженных мужчин.

Град заметил, что ветки ближайшего дерева зашевелились как раз в тот момент, когда ветер стих, судя по всему, там угнездился ещё как минимум один человек вооруженный луком или арбалетом, из-за густой листвы было сложно разобрать.

– Дерево, ближайшее от дороги слева, стрелок, похоже, один, больше не заметил! – Тихо прошептал кузнец, спрыгивая на землю, и вставая боком к повозке, так, чтобы удобнее было доставать меч.

– Позади нас на деревьях ещё пара человек прячется, – так же тихо ответил Сардрик. Когда было нужно, он умел говорить, чётко, ёмко и по существу. Здоровяк остался в конце повозки, к нему уже спешило ещё пятеро вооруженных людей, словно выросших из высокой травы, по обе стороны от дороги. Они быстро взяли телегу в плотное кольцо, но, несмотря на оружие в руках и прикрытие невидимых из-за деревьев лучников, от Сардрика бандиты старались держаться подальше.

– Так, так, так и кто тут у нас!? – Из плохо вооружённой, разношерстной толпы одетой в основном в полотняные рубахи и кожаные куртки, способные защитить разве что от ножа, вперед вышел опрятного вида мужчина, в кольчужном нагруднике, поверх добротной туники и металлическом шлеме. Черная короткая борода, такие же черные как смоль волосы, шрам, идущий сверху вниз через всю правую часть лица, на месте правого глаза, повязка. Он остановился в нескольких шагах от кузнеца, выжидающе глядя на него.

– Обычные бедные путники из ближайшей деревни, или ты тут ожидал купеческий караван встретить?! – Град говорил спокойно, а его взгляд при этом прыгал с одного разбойника на другого, останавливаясь на несколько секунд на оружии каждого.

– Купцы это конечно хорошо, но наниматель неплохо заплатил нам за одну повозку, в которой должны ехать три человека: – кузнец из Лефелленга, – одноглазый кивнул в сторону Града, – его подмастерья, он перевел взгляд на Сардрика, и, мальчишка-подросток. Кстати, а где он?! – Бандит внимательно осмотрел повозку, задержал взгляд, на её содержимом, и недовольно нахмурился.

– Ваш наниматель ошибся, мы путешествуем вдвоём, денег у нас с собой немного, не знаю, чем он руководствовался, но вряд ли вы сможете получить с нас хоть какую-то прибыль! – Кузнец ехидно улыбнулся.

– Надеюсь, вы успели взять с него хотя бы часть оплаты? Если нет, то думаю, сегодня вы останетесь без наживы.

– За нас не волнуйся, кузнец, лучше подумай о собственной шкуре, нам нужен только ваш парень, так что, если сейчас ты быстро и честно ответишь, где он, вы вдвоём уже вечером будете сидеть в городской харчевне. – Добрая, практически отеческая улыбка главаря бандитов не предвещала ничего хорошего.

– А если нет?! – Слегка побледнев, негромко спросил Град.

– Ну, тогда, эта тропинка, вполне может стать местом вашего последнего пристанища! – Улыбка бандита, тут же превратилась в оскал.

Теперь даже на лице Сардрика, всегда имевшем здоровый, чуть розоватый цвет, проступила легкая бледность, а Град, только отрывисто мотнул головой, сжал кулаки, и сделал маленький, почти незаметный шаг в сторону телеги.

– Кузнец, если уж ты мне ничего не расскажешь, мы с ребятами наведаемся в Лефелленг, заглянем к твоей женушке, и расспросим её все вместе, и каждый по отдельности, правда, парни?! – Фраза одноглазого вызвала дружный смех в рядах бандитов, подкрепляемый разными скабрезными шутками.

Никто не успел среагировать, когда Град, почти без замаха врезал в лицо главарю, тот охнул и повалился на землю, его шлем, с глухим бряцаньем отлетел в сторону. На секунду повисла мертвенная тишина, нарушаемая только тихими стонами одноглазого, затем события полетели со скоростью выпущенной стрелы.

– Ах ты тварь! – Первым очнулся один из разбойников – крепкий молодой парень, вооруженный кривым кинжалом. Он с яростным криком бросился на кузнеца.

Град пятился к повозке, в надежде добраться до меча, но видел, что критически не успевает, в последний момент он отскочил в сторону, от несущегося на него разбойника. Тот на ходу сделал быстрый замах, целясь в голову, но сумел дотянуться только правого плеча. Рукав рубахи Града тут же окрасился в красный. Второй взмах ножа кузнец принял на свой меч, который в последний момент успел достать со дна повозки. Он отвел свой клинок в сторону, пропуская оружие противника перед собой. После чего сделав быстрый шаг вперед, оказался за его спиной и, одним движением рубанул лезвием по затылку парня. Тот выронил нож и, не издав ни звука, рухнул на землю.

Остальные бандиты и Сардрик, не двигались, завороженно наблюдая за сражением. Как только противник кузнеца, свалился замертво, здоровяк облегченно выдохнул, и опустил руку на дно повозки. Что-то почти невидимое свистнуло в воздухе, и голова одного из разюойников, ближе всех стоящего к Сардрику брызнула кровавыми ошметками. Остальные в ужасе попятились, глядя то ещё на одно мертвое тело, заваливающееся на землю, то на злобно ухмыляющегося здоровяка, закинувшего на плечо окровавленную палицу, поистине огромных размеров.


***​


Амиро аккуратно ступала, среди мокрой травы, морщась при каждом шаге. В обуви уже противно хлюпало, а потяжелевшие от воды штаны, сильно затрудняли движение, и неприятно липли к ногам. Она уже достаточно далеко отошла от дороги, углубившись в лес, но подходящих по размеру веток так до сих пор и не попадалось.

После сильного дождя, обломанных ветвей на земле было довольно много, но они были такими маленькими, что годились разве что на растопку костра. Наконец девушка заметила поломанное, почерневшее дерево, и более не обращая внимание на мокрую траву и кусты, быстрым шагом направилась к нему.

Подойдя ближе, она с интересом осмотрела ствол дерева, разбитый молнией на две практически ровные половины, одна из которых была почерневшей и обуглившейся, вторая же продолжала жить, как ни в чем не бывало.

Амиро, пару раз обошла дерево по кругу, высматривая подходящую ветку. Трава, которая раньше была высокой, примерно по колено девушке, возле дерева выгорела почти полностью и не сковывала движения. Пламя, загоревшееся после удара молнии, распространялось с пугающей скоростью, но сильный дождь потушил его практически мгновенно. В воздухе повис неприятный запах горелой древесины.

Сморщившись, она крепко ухватилась, за обгорелую ветку, которая в обхвате была шире её руки, и примерно в полтора раза длиннее её роста, и, что есть силы, дернула на себя. Сухой кусок коры – единственное, что ещё соединяло ветвь с деревом, с громким треском лопнул. Девушка ойкнула, и, не удержавшись на ногах, села прямо на землю, больно уколов руку обо что-то острое. Ветка дерева с громким стуком рухнула рядом с ней, чуть не ударив её по лицу.

– Чтоб тебя, Баддухово отродье! – Негромко выругалась Амиро, глядя на раненную руку, с которой тонкой струйкой стекала кровь. Она нащупала на земле твердый предмет, ставший причиной её ранения, и уже собиралась, не глядя зашвырнуть его в ближайшие кусты, когда услышала за спиной тихое рычание.

Стараясь не делать резких движений, она немного повернула голову, и, скосив глаза, увидела позади себя невероятно красивого, белоснежного зверя. Пес размером со среднего волка, внимательно следил за ней своими голубыми глазами, настороженно скалился и угрожающе рычал.

– Всё хорошо малыш, не бойся, я не сделаю тебе ничего плохого! – Голос Амиро дрожал, и говорила она скорее, чтобы успокоиться самой, нежели успокоить зверя. Она осторожно, не вставая с земли, повернулась к животному лицом, и медленно выставила руки перед собой.

Зверь тут же перевел взгляд с лица Амиро на её руки. Девушка с замиранием сердца повела ими в одну сторону, затем в другую. Пес неотрывно следил за руками, даже рычать перестал. Наконец она развела руки в стороны, зверь продолжил следить за той, в которой был зажат непонятный предмет.

– Так это твоё? – Девушка с интересом раскрыла ладонь, и увидела, что в ней был зажат небольшой, деревянный гребень, без каких либо узоров и украшений. Он был на удивление теплым и неприятным на ощупь.

Пес негромко гавкнул, и неторопливо подошел к Амиро, та даже дышать перестала, но зверь не выказывал никаких признаков агрессии, а когда он ткнулся носом в руку с гребнем и несколько раз лизнул ладонь своим шершавым языком, девушка немного успокоилась, и свободной рукой осторожно провела по его лоснящейся шерстке. Совсем осмелев, она взяла гребень в правую руку и принялась аккуратно расчесывать его волосы, при этом улыбаясь и напевая колыбельную, которую в детстве ей пела мать. Зверь закрыл глаза, и тихонько поскуливал от удовольствия.

Закончив с волосами, Амиро поднялась на ноги, небрежно отряхнулась, тяжелым взглядом окинула ветку, которую ещё требовалась дотащить до телеги, затем перевела взгляд на пса.

– И как тебя зовут, приятель?

Пес отрывисто гавкнул в ответ, и оббежал вокруг девушки, заставив её развернуться.

– Знаешь, давай я буду звать тебя Снежок, тебе нравится? – Девушка скинула капюшон и провела рукой по голове, пытаясь пригладить, мокрые и непослушные волосы, которые только растопырились ещё сильнее.

Глядя на неё пёс фыркнул, затем ещё раз отрывисто гавкнул, и устремился куда-то в противоположную от дороги сторону, постоянно оглядываясь на Амиро. В этот момент с другой стороны громко и отчаянно закричали. Девушка забыв обо всём на свете, бросилась туда, где осталась их телега, при этом она машинально спрятала гребень в маленькую тряпичную сумочку, висящую на поясе, и заменяющую ей кошелёк.

– Хоть бы ничего не случилось, хоть бы ничего не случилось! – На бегу, словно заклинание тихо повторяла она, не замечая ни острых, колючих кустов, ни веток деревьев, изредка хлещущих по лицу.

К дороге Амиро вышла не там где изначально рассчитывала, и, чтобы добраться до неё, девушке пришлось преодолевать крутой подъём. Ноги постоянно скользили на мокрой траве, она спотыкалась, падала, снова поднималась, и, цепляясь руками за высокую траву, шаг за шагом двигалась вперед. Когда подъём наконец был преодолён, на её пути возник густой кустарник, скрывающий, всё, что происходит впереди от глаз. Судя по голосам, с той стороны куста, собралось довольно много людей, кто-то, стонал, другие громко ругались.

Амиро из последних сил принялась продираться прямо сквозь кусты, осторожно отодвигая их в стороны. Она уже почти выбралась на дорогу, когда её глазам открылась страшная картина: вокруг повозки суетилось с десяток вооруженных людей, позади ней, облокотившись на дереянный борт, замер Сардрик, он не двигался, и был весь нашпигован стрелами. Он стоял боком к Амиро и, девушка не видела его лица, но скорее всего Сардрик был мертв. Возле его ног валялось два изуродованных тела, с разбитыми всмятку головами, чуть поодаль лежал ещё один человек с неестественно вывернутой назад рукой, он то и издавал тот тихий стон, который до этого слышала девушка.

Первым желанием Амиро было громко закричать, выхватить ножик, который подарил её на пятнадцатилетие отец, и, броситься на этих уродов. С трудом но ей удалось победить это желание. Она осторожно осмотрелась, стараясь не обращать внимание на тело Сардрика. Ни отца, ни его тела нигде не было видно, так что, она с облегчением выдохнула.

– Твою так, какого вы бросились их убивать!? – С другой стороны повозки прихрамывая вышел одноглазый бородач. Его правая щека серьёзно распухла, а всё лицо было в чуть запекшейся крови.

– Хард, но кузнец сам первым врезал тебе, вот Вильям видать и решил его слегка припугнуть, да не рассчитал, так кузнец его самого припугну, насовсем. – К одноглазому подошел заросший мужик, его борода и волосы били так сильно измазаны грязью, что Амиро толком не могла понять какого они цвета.

Грязноволосый, так про себя окрестила его девушка, в нерешительности замер в нескольких шагах от одноглазого, немного помялся и продолжил, – «а дальше уже как-то само получилось, да и не до разговоров уже было, когда этот здоровый принялся своей палицей махать».

– И кого мы теперь будем расспрашивать, где находится нужный нам паренёк!? – Нахмурившись, спросил одноглазый.

– Надо Барта ждать, он вот-вот должен из Лефелленга с новостями вернуться, – подал голос ещё один мужичок, чем то похожий на грязноволосого, но более опрятно выглядящий.

Дальше Амиро уже не слушала, стараясь осмыслить полученную информацию: – «эти мерзавцы ищут какого-то парня, который должен был ехать сегодня вместе с нами, странно, но отец ничего не говорил об этом. Сейчас им некого допросить, Сардрик очевидно мертв, но раз тела отца нигде нет, возможно, ему удалось скрыться в лесу». Девушка понимала, что её отец, скорее всего погиб, но старательно гнала эти мысли из головы, а они всё равно упорно не желали уходить. На её глазах начали наворачиваться слезы.

Из мрачных мыслей девушку вывел громкий стук копыт. По дороге в сторону разбойников мчался одинокий всадник на взмыленной лошади, которую он неистово подгонял.

– А вот и Барт, лёгок на помине, – довольно улыбнулся одноглазый.

Всадник с трудом остановил разгоряченную лошадь в нескольких метрах от повозки и тяжело дыша, спрыгнул на землю. Раскрасневшийся длинноволосый тощий парень, еле стоял на ногах, и как показалось Амиро, с ужасом смотрел на результат сегодняшней бойни.

– Барт, какие новости, когда будет следующий конный патруль, и самое главное, что удалось узнать о нашем грузе? – Одноглазый тут же начал засыпать его вопросами, даже не дав перевести дух.

– В Лефелленге всё тихо, следующий патруль пройдёт тут не раньше завтрашнего утра, я сам едва сам доехал, все дороги размыло, пока добирался к вам, чуть коня не угробил. – Барт достал из-за пояса небольшую флягу и принялся жадно пить.

Под тяжелым взглядом одноглазого он поперхнулся, закашлялся, а когда перевел дух, продолжил, – «я опросил местных, так вот, кузнец с подмастерьем и своей дочерью сегодня с утра выехал в Тройстарг!»

– Так это всё же девчонка, а не пацан! – Хмыкнул Одноглазый, а я то думаю, чего он такой тощий для парня, да и лицо…

– Ладно хватит прохлаждаться, девчонка где-то в лесу, видимо Кузнец почуял засаду, живо ищите её, она не могла далеко уйти. – Одноглазый повернулся в сторону кустов, в которых скрывалась Амиро, и внимательно принялся всматриваться в них. Девушка постаралась сжаться в комок и стать как можно меньше.

– Я что-то видел, сюда, она тут!

От этого окрика Амиро даже зажмурилась, в ожидании, что её вот-вот схватят. Время тянулось очень медленно, когда она наконец решилась открыть глаза, то поняла, что на дороге остались только трое: одноглазый, Барт и раненый бандит, который продолжал глухо стонать, изредка проваливаясь в забытьё. Остальная шайка с шумом ломилась в противоположную от её местонахождения сторону.

– Барт, остаёшься за старшего, проследи, что бы к нашему возвращению ничего не случилось, и помоги уже наконец Форку, от его стонов у меня уже зубы сводит. – Одноглазый проверил, свободно ли извлекается меч из ножен на поясе, и не торопясь отправился за остальной шайкой.

Амиро дождалась, когда его шаги стихнут, пристально следя за последним, оставшимся тут бандитом, раненного она в счёт не брала. В это же время Барт подошел к лошади и извлек из седельной сумки ещё одну флягу поменьше, открыл крышку, принюхался и, подойдя к раненному, влил несколько капель тому в полуоткрытый рот, после чего уселся на землю рядом с ним, аккуратно придерживая ему голову.

Дыхание раненного стало более ровным, он почти перестал стонать и погрузился в глубокий, спокойный сон. Тут же Барт занялся его рукой, используя странную мазь зеленоватого цвета. Заметив, что Барт увлечён своим делом, и ни на что не обращает внимание, девушка начала медленно пятиться, стараясь создавать как можно меньше шума. В начале у неё мелькнула мысль добежать до лошади и галопом домчаться до города, но, эту идею она отмела почти сразу. До лошади было далековато, а сил, чтобы вступать в схватку с этим парнем у неё совсем не было, да и желание драться с ним почему-то отсутствовало напрочь. Любому другому из этой шайки она бы не задумываясь, перерезала глотку. Хотя это всё на словах. Крупнее зайца на охоте, Амиро пока никого не убивала, да и то в зайцев она била из лука, издалека.

Девушка, погруженная в свои мысли не заметила, как подошла к краю холма, на который она только недавно с таким трудом взобралась. Трава была ещё сырой, усталые ноги подвели и вот, она уже громко вскрикнув кубарем катится в низ.

– Странно, а разве деревья могут сами приближаться к тебе? – Последняя шальная мысль, сквозь боль ударов, возникшая в голове Амиро, затем особенно сильная вспышка боли и темнота.
 

ZloiOs

ZloiOs

летун-испытун
Регистрация
3 Май 2018
Сообщения
1.762
Оценок
5.773
Баллы
941
. Она сидела, свесив ноги через борт телеги, и, пожевывая травинку, с интересом осматривала лес вокруг.
(Кр.стр.)Всё остальное место в телеге занимал довольно крупный предмет, прикрытый плотной тканью, хорошо защищающей его от дождя. Этот предмет имел причудливую форму и был не столько большим, сколько тяжелым.
(Кр.стр. )Колёса повозки глубоко проваливались в свежую грязь, из-за чего, она почти не продвигаясь вперед, и при этом надсадно скрипела.
(Кр.стр.)Все трое путников были одеты в серые полотняные рубахи, хлопковые штаны чёрного цвета, подпоясанные обычными
Здесь у Вас речь идет:
1 о девочке
2 о предмете в телеге
3 о самой телеге
4 о пассажирах
Четыре разные темы и все свалены в кучу.
Такие места лучше разделять абзацами, пусть даже по одному предложению. Но будет понятно, что мысль закончена. А так - мешанина получается.
 

ZloiOs

ZloiOs

летун-испытун
Регистрация
3 Май 2018
Сообщения
1.762
Оценок
5.773
Баллы
941
Дурацкая погода(.) уже третий день идёт проклятый дождь(.)если так продолжится ещё с недельку, весь урожай, который мы так старательно высаживали всю весну, может погибнуть! – (п)оглубже натянув на голову капюшон теплого(бзпт) шерстяного плаща, недовольно произнес здоровяк.
То же самое с предложениями. Все свалено в кучу. Причем смешаны вместе предложения вопросительные и повествовательные. Как здесь:

Пап, может не стоит(?)меня вполне устраивает работа подмастерьем в кузне, да и на полях сейчас холодно и сыро!

Кроме того, немного неестественно звучит из уст крестьянина:
...урожай, КОТОРЫЙ мы так старательно высаживали..
Я бы больше ожидал чтот вроде:
.. и урожая, что мы старались-высаживали всю весну, можно не ждать..

Остальные мелочи в личке.
 

ZloiOs

ZloiOs

летун-испытун
Регистрация
3 Май 2018
Сообщения
1.762
Оценок
5.773
Баллы
941
Ветка дерева с громким стуком рухнула рядом с ней, чуть не ударив её по лицу.
Вот на такие моменты неплохо было бы еще обращать внимание. Во-первых, "с ней" и "ее" лучше не размещать рядом.
Во-вторых!)К чему это "её"?
Тут еще кто-то есть, кому можно ,,по лицу"? Вапще ну ее, эту ее))
 
Последнее редактирование:

ZloiOs

ZloiOs

летун-испытун
Регистрация
3 Май 2018
Сообщения
1.762
Оценок
5.773
Баллы
941
Дочитал. Если не считать мелких недочетов, мне прям интересно стало, почему вместо ценного груза кому-то понадобилась дочка заштатного кузнеца.
Интрига-интрига
 

Darina

Darina

Воин Яслей!
Регистрация
4 Июн 2018
Сообщения
31
Оценок
104
Баллы
76
Возраст
32
Дочитал. Если не считать мелких недочетов, мне прям интересно стало, почему вместо ценного груза кому-то понадобилась дочка заштатного кузнеца.
Интрига-интрига
"Недочётов", конечно, с избытком. Тут править и править. Но, надеюсь, с вычиткой это уберется. С диалогами нужно поработать и с пунктуацией кого помочь попросить.
А почему собака, а не волк? В лесу как-то он больше ожидаем
 

Мутный Тип

Мутный Тип

Мудрый Адепт!
Регистрация
27 Сен 2017
Сообщения
208
Оценок
154
Баллы
191
Возраст
26
"Недочётов", конечно, с избытком. Тут править и править. Но, надеюсь, с вычиткой это уберется. С диалогами нужно поработать и с пунктуацией кого помочь попросить.
А почему собака, а не волк? В лесу как-то он больше ожидаем
Почему собака узнаете в следующей главе), но я её выложу не раньше чем внесу правку в пролог и первую главу. иначе я потом завалюсь с правками, да и дописать мне ещё вторую главу надо немного.
 

Trosha

Trosha

Воин Яслей!
Регистрация
6 Июн 2018
Сообщения
27
Оценок
88
Баллы
41
Все как-то сумбурно и скомкано. Начало затянутое. Герои разговаривают как в плохой пьесе. Даже экшн прописан нечётко. Особенно с дубиной момент, когда с трудом понимаешь, что это она смутно мелькала и попала кому-то в голову. Тяжело читается, надо напрягать мозг все время
 

Мутный Тип

Мутный Тип

Мудрый Адепт!
Регистрация
27 Сен 2017
Сообщения
208
Оценок
154
Баллы
191
Возраст
26
Все как-то сумбурно и скомкано. Начало затянутое. Герои разговаривают как в плохой пьесе. Даже экшн прописан нечётко. Особенно с дубиной момент, когда с трудом понимаешь, что это она смутно мелькала и попала кому-то в голову. Тяжело читается, надо напрягать мозг все время
Спасибо за отзыв, думаю всё это потом, что мне пока не хватает опыта, надеюсь в будущем всё же распишусь)
 

Мутный Тип

Мутный Тип

Мудрый Адепт!
Регистрация
27 Сен 2017
Сообщения
208
Оценок
154
Баллы
191
Возраст
26
И где обещанные главы?))
Дико извиняюсь, только вышел из отпуска, да и дачный сезон в разгаре, а если честно, я ещё та ленивая жепа :D, сегодня вечерком отредактирую и выложу новую главу)
 

Мутный Тип

Мутный Тип

Мудрый Адепт!
Регистрация
27 Сен 2017
Сообщения
208
Оценок
154
Баллы
191
Возраст
26
Как и обещал выкладываю 2-ю главу, вычитал как смог, надеюсь ни у кого не произойдёт кровотечение из глаз :D
Глава 2
– Как же тепло и хорошо, даже глаза открывать не хочется, – Амиро плотнее укуталась в дорожный плащ, которым была укрыта.

– Судя по мерному покачиванию телеги, мы всё ещё в пути, но почему, так хочется пить, да и что за дурацкий сон мне приснился!? – Не открывая глаза, девушка принялась ощупывать поясной ремень, в надежде найти фляжку с водой, но там её не оказалось.

– Сардрик, не одолжишь свою флягу, моя куда-то запропастилась. – Амиро моргнула несколько раз и приподнялась на локтях, мир тут же поплыл, в глазах потемнело, и, её повело в сторону. Девушка почти повалилась на бок, когда её подхватили сухонькие, но крепкие старческие руки.

– Как себя чувствуешь, ничего не болит, не тошнит, голова не кружится? – В реальность её вернул обеспокоенный женский голос.

– Пить! Дайте воды, – прохрипела девушка, вновь приняв вертикальное положение с помощью незнакомой, седой старушки. Голова перестала кружиться, но перед глазами всё ещё мелькали радужные круги.

– Вот держи, только не торопись, пей маленькими глотками. – Шустро для своего возраста, женщина принялась проверять содержимое плетеных корзин, расставленных то тут, то там, на дне телеги, пока в одной из них не обнаружилась фляга, которую она тут же протянула девушке.

Амиро непослушными пальцами со второй попытки откупорила пробку и отбросила её в сторону. Она жадно принялась пить, тут же закашлялась, и, чуть не выронила флягу из рук. Вначале горло обожгло так, что из глаз брызнули слезы, затем по телу разлилось легкое тепло, а боль и слабость отступили на второй план.

– Что это такое? – Девушка с опаской принюхалась к содержимому предложенной фляги, запах был такой, что слезы чуть не брызнули повторно. Она тут же зажала нос рукой, а свободной практически впихнула флягу в руки, посмеивающейся женщине.

– Это лекарство, по моему особому рецепту, состав говорить не буду, тебе он точно не понравится. – Старушка небольшой тряпицей, на манер пробки заткнула флягу и положила её обратно в корзину.

– Как себя теперь чувствуешь?

– Уже лучше, только в горло немного обожгло, и пить ещё больше хочется.

– Вот и славно, – словно убедившись в чем-то, довольно кивнула старушка. До этого она пристально глядела на девушку, а теперь довольно улыбалась.

– А пить тебе пока нельзя, после моего лекарства нужно потерпеть несколько часов. – Она произнесла это немного смущенно, словно извиняясь за то, что доставила раненной девушке ещё больше неприятностей.

– Спасибо, вам и не переживайте, я потерплю, ничего страшного.

– Не знаю, куда ты держала путь до этого, но сейчас мы едем в Тройстарг, тебя в любом случае надо показать городской знахарке, лекарь из меня никудышный, а вот она точно скажет, всё ли с тобой в порядке. – Старушка аккуратно поправила и без того опрятный простой платок, которым были подвязаны длинные волосы.

– Спасибо, мне как раз надо туда же, мы с отцом ехали в город, пока на нас… – Амиро осеклась, все недавние события ворвались в немного затуманенный разум, вихрем пронеслись перед глазами, вызвав чувство опустошенности и, отозвавшись сильнейшей болью в голове, от которой девушка даже вскрикнула.

– Точно всё в порядке, может тебе прилечь? – Обеспокоенно спросила старушка, подсев ближе, чтобы при случае поймать девушку, если та начнёт заваливаться на спину, когда будет ложиться.

– Не надо, правда всё хорошо, просто голова немного болит, сейчас чуть-чуть посижу, и всё пройдёт. – Амиро говорила с трудом, и тяжело дышала, но было в её голосе что-то такое, от чего старушка не решилась возражать.

– Ну, раз тебе уже лучше, можешь сказать спасибо тому, кто нашел тебя на обочине дороги под деревом, всю в синяках и ссадинах. – Женщина немного отодвинулась и указала рукой на крупного белоснежного пса, который смирно сидел рядом со светловолосым мальчишкой, которому на вид было не больше семи – восьми лет. Он увлечённо правил телегой, запряженной дряхлой лошаденкой, еле переставляющей копыта.

– Ой, Снежок, как я рада тебя видеть, – девушка даже попыталась встать, чтобы погладить собаку, но ноги всё ещё плохо слушались, поэтому у неё ничего не получилось.

– Вообще-то его зовут Северный ветер! – Ребенок, управляющий лошадью, ненадолго обернулся, и девушка удивленно застыла, глядя в его разноцветные глаза, один из которых был карим, а другой бледно-зеленым.

– Но ты можешь звать его просто Ветер. – Не по-детски серьёзное лицо мальчика вызвало улыбку у Амиро, но она практически сразу постаралась её скрыть, чтобы не обидеть ребёнка.

– Можно его погладить? – Девушка вытянула руку в сторону пса, но вставать снова не решалась.

– Конечно! – Словно дождавшись одобрительного кивка пожилой женщины, зверь вальяжно поднялся и, неторопливо обходя корзины, направился к девушке.

– Спасибо тебе Ветерок, если бы не ты, не знаю, чтобы я делала. – Амиро погладила пса по голове, которую он положил ей на колено, а затем почесала довольного зверя за ухом.

– И вам спасибо, что не бросили меня там, где нашли! – Она подняла взгляд на своих неожиданных попутчиков и тепло улыбнулась им.

– Не за что, – не оборачиваясь, буркнул мальчуган.

– И не зови пса Ветерком, он уже не маленький, его и так бабушка избаловала! – Серьёзным голосом продолжил он.

– Хорошо, обещаю его так не звать и не баловать, тоже обещаю, разве что изредка. – Сквозь смех клятвенно заверила девушка.

– Кстати, мы почти приехали, вон уже и главные ворота Тройстарга видны, – услышав, о чем говорит старушка, Амиро всё же нашла в себе силы подняться на ноги. Каждый раз, когда она с отцом приезжала в город, в тот момент как деревья становились реже, а узкая лесная тропинка сливалась с широкой, мощенной камнем дорогой, девушка так же, как и сейчас поднималась во весь рост. Она раз за разом неотрывно наблюдала, как медленно и неотвратимо приближались высокие крепостные стены, со всех сторон окружающие город. Это одновременно завораживало и пугало. Когда она была маленькой, ей казалось, что город очень похож на гигантского паука, зависшего вниз головой на своей паутине. Крепостные стены – это его тело, сторожевые башни, расставленные на одинаковом расстоянии, по всему периметру – конечности, множество бойниц расположенных над главными воротами – это его глаза, а сами огромные ворота с вечно поднятой металлической решеткой были пастью твари, способной с лёгкостью поглотить зазевавшегося путника. Сейчас страха не было, но вот уважение, к столь величественному творению человеческих рук осталось.

– Если так выглядит крупный город на севере государства, то какова же тогда столица? – Часто задавала себе вопрос девушка, с жадностью собирая истории и слухи от редких проезжих купцов и простых путников, мимоходом заглядывающих в её деревню.

Судя по всему, Тройстаргом восхищалась не только Амиро, девушка сама не заметила, как их повозка оказалась возле ворот. Запыхавшаяся лошадь тяжело дышала, а мальчишка – возничий едва не подпрыгивал на месте, от волнения. Вся его напускная серьёзность куда-то испарилась.

– Стоять, кто такие!? С какой целью въезжаете в город? – Дорогу повозке перекрыли пару стражников. Когда лошадь остановилась, к путникам неспешно подошел скучающий капитан, лениво поигрывающий длинным, узким кинжалом изящной формы. Девушке показалось, что от лезвия клинка исходит лёгкое голубоватое свечение, но когда она помотала головой, наваждение пропало.

– Простые путники из соседней деревни, приехали на рынок, торговать целебными травами, ягодами и грибами. – Тут же ответила старушка, взявшая все переговоры со стражей на себя.

– Платите дорожный налог, и проваливайте, не задерживайте людей! – Грубо прорычал капитан, после того как сунул нос в каждую корзину и вытащил из одной из них особо крупную гроздь ягод. Амиро обернулась и увидела, что пока их досматривали, за повозкой уже столпилась небольшая очередь из пеших и конных путников, тут было даже пару телег, доверху груженных какими-то мешками.

– Так, стоп, а с этим что? Что за бродягу вы с собой притащили? – Капитан внимательно присмотрелся к девушке.

– И прежде чем открывать рот, советую подумать! Ведь если я сейчас услышу очередную сказку о бандитах, отобравших всё до последней медяшки, или о злобных родителях, вышвырнувших его на улицу, я тут же выкину вас всех из города. – Зло прорычал он.

– Я не проходимец, мне правда… – Амиро сбивчиво начала говорить, но почти сразу стушевалась под тяжелым взглядом капитана.

– Ты даже не представляешь, сколько подобного дерьма от проходимцев всех мастей я слышу за день! – Сквозь зубы прошипел он, с ненавистью глядя на девушку.

– Это моя племянница, она захворала, поэтому мы везём её к городской знахарке. – Быстро сориентировалась старушка.

– За эту оборванку доплатите ещё десять серебряных, мне был дан четкий приказ не пускать в город кого попала!

– Но господин капитан, у нас нет таких денег! – Всплеснула руками женщина.

– Тогда проваливайте, я не буду пускать в город нищих оборванцев и больных! А если она заразна? – Он нахмурился, затем развернулся к своим подчиненным, и махнул им рукой.

– Убирайте эту рухлядь с дороги, и поживее, у нас ещё много работы! Стражники без разговоров поспешили к повозке, один из них тут же отпихнул в сторону старушку, пытавшуюся ему помешать. Второй ухватился за уздечку и потянул упирающуюся лошадь к выходу.

– Подождите, я заплачу! – Что есть силы, выкрикнула Амиро, срывая с пояса кошель, она не глядя вытряхнула в ладонь горсть монет и протянула их капитану.

– Проверь, что там у неё, – тут же среагировал он, скривившись, было видно, что самому брать деньги из рук девушки ему противно.

Тот стражник, который тянул лошадь за уздечку, тут же бросил это занятие, спокойно подошел к Амиро и выставил перед ней свою руку, открытой ладонь вверх. Когда девушка ссыпала в неё горсть монет, он посмотрел на них, а потом замер. С каждой секундой удивление на его лице проступало всё сильнее, глаза стали размером с большие блюдца, а рот вот-вот был готов открыться.

– Фраст, ты чего застыл, словно денег никогда не видел? – Капитан подошел к стражнику и отвесил ему затрещину, после которой тот быстро пришел в себя.

– Капитан, тут это… – Промямлил незадачливый страж, протягивая деньги своему начальнику.

Тот мельком взглянул на монеты, тоже замер, но пришел в себя гораздо быстрее. Глаза его превратились в две узкие щелочки, затем он быстрым движением выхватил монеты из рук подчинённого и ссыпал их в свой кошель, который тут же растворился в недрах его широкого плаща.

Закончив прятать деньги, капитан воровато огляделся, затем обратился к Амиро: – свободны, можете проезжать, и чтобы я вас тут больше сегодня не видел!

Проваливайте, и поживее, нечего заставлять честных людей ждать! – Потеряв интерес к девушке и её спутникам, капитан уже махал рукой новой группе, желающей попасть в город.

– Что-за глупые стражники! – Когда телега, колеся по узким городским улочкам, отъехала достаточно далеко от ворот, тихо, словно его могут услышать прошептал мальчик.

– Не мудрено внучек, у них работа нервная, да и печёт сегодня знатно, вот ребятки и перегрелись видать. – Хоть старушка и старалась говорить уверенно, но по её голосу было понятно, что она сама не очень-то верит собственным словам.

– Дочка, сколько же ты им заплатила? Да, и кстати, зовут тебя как, а то вон сколько уже вместе путь держим, а имени твоего не знаю. – Засуетилась она.

– Я – Амиро, – дочь кузнеца, ехала в город за покупками, денег в кошельке было немного, не больше пятидесяти серебряных монет, заплатила страже не глядя, но до сих пор не могу понять, что их так удивило. – Печально улыбнулась девушка, она твердо решила, что не будет втягивать этих людей в свои проблемы, тем более что, помочь они никак не смогут.

– Меня зовут Маартейя, а внука Сартус, мы отправились в город на рынок, торговать дарами леса и самодельными снадобьями – улыбнулась в ответ женщина.

– Когда продадим часть товаров, вернём тебе деньги, думаю, ты заплатила этим скотам слишком много, когда пыталась нам помочь. – Уже более серьёзно продолжила она.

– Ну что вы, какие деньги, вы мне жизнь спасли, так что это меньшее чем я могла отплатить! – Девушка немного покраснела и замахала руками, показывая всем своим видом, что никаких денег из рук своих спасителей брать не собирается.

– Да и проблемы со стражей возникли из-за меня! – Она расстроенно опустила взгляд и уставилась в одну точку, одолеваемая вернувшимися мрачными мыслями, а старушка просто не знала, что на это ответить. В воздухе повисла неловкая пауза, которую никто не решался прервать.

– Бабушка, а почему в этой части города такие забавные дома! – Неугомонный мальчишка не мог долго ехать молча. Он вертел головой во все стороны, с интересом осматривая невысокие, но крепкие, похожие друг на друга как близнецы, выложенные камнем дома, ремесленного квартала. Отличали их только причудливые вывески всех форм и размеров, а также цветные крыши домов.

– Видишь, вон там вывеску в форме кренделя? – Тут же спросила довольная Маартейя, указывая на один из ближайших домов. Она украдкой улыбнулась Амиро, искренне радуясь поводу возобновить разговор.

Дождавшись утвердительного кивка внука, она продолжила: – «это значит, что в этом доме живёт и работает пекарь».

– А почему у его дома крыша – желтого цвета, а у соседнего дома, с вывеской в виде сапог оранжевая? – Не унимался Сартус, изнывая от любопытства, из-за чего он немного подпрыгивал на козлах. При этом мальчик умудрялся управлять повозкой так, что сонная лошадь, без особых проблем огибала встречных людей и разные неподвижные препятствия, такие как мешки или бочки, и даже торговые палатки, попадающиеся на её пути.

– Отец рассказывал, что цвет крыши означает, что мастер, живущий в доме, вступил в одну из семи гильдий города. – Включилась в разговор Амиро, решившая отложить мысли о судьбе отца, до того как встретиться с Фаридом, – старым другом её родителей и бывшим начальником личной гвардии герцога Тройстарга.

Сартус с самым серьёзным видом кивнул, и тут же забыв о зданиях, принялся разглядывать проходящих мимо телеги людей.

Чтобы немного отвлечься Амиро решила взять с него пример, ещё у неё теплилась смутная надежда, что в толпе она может случайно встретить Фарида. Раньше он частенько любил прогуливаться по городу, не редко заглядывая в ремесленный квартал.

Людской поток, огибающий телегу с двух сторон, стал гораздо гуще. В основном тут были ремесленники. Вот пухлый мясник в белом фартуке, забрызганном чем-то буро-коричневым, тащит в руках клеть с несколькими курицами. Птицы встревоженно квохчут, словно чувствуя, что их не ждёт ничего хорошего. Вот кожевник несёт в руках аккуратно сложенную, но не обработанную шкуру, толи коровы, толи осла, толком не разобрать. Но и кроме ремесленников людей вокруг хватает. Большинство из них – простые горожане, одетые не богато, но пестро и разнообразно. Часто попадались снующие туда-сюда стайки галдящих детей возраста Сартуса и чуть старше. Мальчишка искоса поглядывал на них, а когда ловил на себе встречные взгляды, выпрямлялся, выпячивал грудь, и старался править лошадью с самым важным видом. Амиро так и не поняла, вызывало ли такое его поведение, уважение в глазах пробегающей мимо мелюзги, но вот на лицах многих взрослых, спешащих по своим делам, сами собой появлялись улыбки, девушка сама не заметила, как тоже начала улыбаться.

Наконец узкая улочка, по которой двигалась их телега, стала постепенно расширяться, в череде домов ремесленников всё чаще и чаще стали попадаться дома обычных жителей – в общей массе своей деревянные, с серыми крышами, украшенными изящной резьбой и флюгерами на любой вкус. Дорога пошла под уклон, заставляя уставшую лошадь приложить последние силы. Когда подъем закончился, взгляду девушки предстала широкая площадь, в центре которой расположился небольшой фонтан овальной формы. С одной стороны от него стояли торговые ряды, по другую сторону возле самой дороги, в окружении простых одноэтажных домиков возвышался длинный, двухэтажный, деревянный, бревенчатый дом, с огромной вывеской изображающей котелок, кипящий на огне и позолоченной надписью под ним: – постоялый двор – «У очага». К нему Сартус и повернул телегу.

– Амиро, сейчас мы остановимся тут, отведём лошадь в конюшне, снимем комнату, а затем проводим тебя к знахарке, ты же сможешь идти самостоятельно? – Обеспокоенно спросила Маартейя.

– Конечно, – улыбнулась девушка, вспоминая, как сильно дрожали её ноги, когда телега подъезжала к городу, и сколько усилий приходилось прилагать, чтобы стоять прямо и удерживать равновесие.

– Вот и славно, но ты пока посиди тут, отдохни. – Судя по интонации, старушка ей ни капли не поверила, но всё же решила не расстраивать девушку.

– Сартус, передай нашу лошадь конюху, и проследи, чтобы её привели в порядок, напоили, и сена дали свежего, а не лежалого, как в прошлый раз! – Принялась командовать Маартейя, кивнув в сторону лысеющего мужчины средних лет, с длинной засаленной косичкой волос, туго сплетенной на затылке. Когда телега въехала на территорию постоялого двора, он тут же выбрался из невысокого сарая располагающегося левее основного дома и сейчас стоял, переминаясь с ноги на ногу, в ожидании, когда постояльцам понадобится его помощь.

– Ветерок, помоги внуку, а я пока с трактирщиком потолкую, сниму нам комнату, – обратилась она к смирно сидящему зверю.

Тот словно поняв ее, спрыгнул на землю вслед за мальчишкой, подождал, пока парень сам распряжет лошадь, а делал он это на удивление быстро и сноровисто, затем, во главе получившейся забавной процессии потрусил в сторону конюха. Мужчина обменялся с подошедшим мальчиком парой фраз, принял из его рук поводья и увёл лошадь в тот самый сарай, из которого вышел некоторое время назад. Сартус вместе с Ветром последовали за ним.

Пока девушка наблюдала за происходящим, она и не заметила, как осталась одна в телеге заполненной корзинами с разной снедью, посреди постоялого двора. Она даже не поняла, когда Маартейя успела скрыться в дверях гостиницы, для своего возраста женщина двигалась очень легко и уверенно.

Быстро оглядевшись и не найдя ничего интересного или хотя бы стоящего внимания Амиро начала прокручивать в голове дальнейший план действий.

– Судя по реакции стражников у ворот, в таком виде передвигаться по городу одной мне нельзя, иначе легко можно угодить за решетку за бродяжничество, попрошайничество и воровство, или что там придёт в голову вечно недовольным стражникам. – Девушка не весело хмыкнула и ещё раз внимательно осмотрела двор, в надежде найти бочку с водой, чтобы увидеть собственное отражение и хоть немного привести себя в порядок. Ничего подобного ей на глаза так и не попалось, поэтому она быстро отказалась от идеи отправляться на поиски Фарида одной.

– Значит сейчас уходить от Маартеи нет никакого смысла, но время поджимает и дорога каждая секунда. – Хотя голова ещё немного болела, девушка судорожно принялась вспоминать кратчайшую дорогу к дому дядюшки Фарида, как она называла его в детстве.

– Его дом, находится практически в самом центре города, и добраться, до него минуя стражу, будет очень тяжело, а в таком состоянии практически невозможно, значит надо вспоминать, насколько далеко от дома дядюшки расположен дом городской знахарки. – Девушка зажмурилась, стараясь вспомнить карту города, которую она видела в далеком детстве всё в том же доме Фарида. Она смутно понимала, что упускает что-то важное, но вот, что, понять, никак не удавалось.

– Сдавайся, трус! Я победил! – Из задумчивости Амиро вывел радостный, звонкий детский голос, эхом отозвавшийся в её голове.

– Не честно ты жульничал! – Вторил такой же звонкий, но расстроенный детский голос.

– В любви и на войне, все средства хороши! – Гордо ответил первый.

Девушка открыла глаза и ещё раз огляделась, тут она заметила, что на постоялый двор пробралась шумная стайка детей, сплошь вооруженная деревянными мечами и щитами. Особо в этой компании выделялись двое мальчишек, первый – высокий, крепкий, рыжеволосый, с лицом усыпанным веснушками. Он с гордо поднятой головой, выставив перед собой наспех выструганный деревянный меч, стоял напротив совсем мелкого черноволосого мальчишки, с трудом удерживающего свой меч двумя руками. Остальные дети окружили сражающихся, образовав ровный круг. Они кричали, улюлюкали, смеялись и всячески подбадривали противников. Глядя на всё это, девушка тут же вспомнила городскую арену, для тренировки солдат.

– Арена! – Неожиданно осенило Амиро.

– А ведь дом Фарида как раз находится напротив арены. Помнится, каждый раз приезжая в гости к дядюшке мы втроём с отцом шли смотреть на тренировку. Пока я с замиранием сердца следила за спаррингами, отец с дядюшкой обсуждали разные важные дела, не забывая при этом отпускать едкие шуточки в сторону особо нерадивых солдат. – Девушка, улыбнулась, ненадолго погрузившись в приятные воспоминания из детства.

– Так, а ведь дом знахарки находится как раз с противоположной от арены стороны, потому, что пациентов к ней больше всего поступает именно оттуда, – осенило девушку.

– Значит, и идти от дома знахарки до дома дядюшки совсем не далеко, осталось только уговорить Маартейю, в начале отвести себя к Фариду, а потом уже можно будет и здоровье поправить. – Словно скинув с плеч тяжелый груз, Амиро облегченно выдохнула. Впервые за сегодняшний день она знала, что ей делать дальше.
 

ZloiOs

ZloiOs

летун-испытун
Регистрация
3 Май 2018
Сообщения
1.762
Оценок
5.773
Баллы
941
Как и обещал выкладываю 2-ю главу, вычитал как смог, надеюсь ни у кого не произойдёт кровотечение из глаз :D
Глава 2
– Как же тепло и хорошо, даже глаза открывать не хочется, – Амиро плотнее укуталась в дорожный плащ, которым была укрыта.

– Судя по мерному покачиванию телеги, мы всё ещё в пути, но почему, так хочется пить, да и что за дурацкий сон мне приснился!? – Не открывая глаза, девушка принялась ощупывать поясной ремень, в надежде найти фляжку с водой, но там её не оказалось.

– Сардрик, не одолжишь свою флягу, моя куда-то запропастилась. – Амиро моргнула несколько раз и приподнялась на локтях, мир тут же поплыл, в глазах потемнело, и, её повело в сторону. Девушка почти повалилась на бок, когда её подхватили сухонькие, но крепкие старческие руки.

– Как себя чувствуешь, ничего не болит, не тошнит, голова не кружится? – В реальность её вернул обеспокоенный женский голос.

– Пить! Дайте воды, – прохрипела девушка, вновь приняв вертикальное положение с помощью незнакомой, седой старушки. Голова перестала кружиться, но перед глазами всё ещё мелькали радужные круги.

– Вот держи, только не торопись, пей маленькими глотками. – Шустро для своего возраста, женщина принялась проверять содержимое плетеных корзин, расставленных то тут, то там, на дне телеги, пока в одной из них не обнаружилась фляга, которую она тут же протянула девушке.

Амиро непослушными пальцами со второй попытки откупорила пробку и отбросила её в сторону. Она жадно принялась пить, тут же закашлялась, и, чуть не выронила флягу из рук. Вначале горло обожгло так, что из глаз брызнули слезы, затем по телу разлилось легкое тепло, а боль и слабость отступили на второй план.

– Что это такое? – Девушка с опаской принюхалась к содержимому предложенной фляги, запах был такой, что слезы чуть не брызнули повторно. Она тут же зажала нос рукой, а свободной практически впихнула флягу в руки, посмеивающейся женщине.

– Это лекарство, по моему особому рецепту, состав говорить не буду, тебе он точно не понравится. – Старушка небольшой тряпицей, на манер пробки заткнула флягу и положила её обратно в корзину.

– Как себя теперь чувствуешь?

– Уже лучше, только в горло немного обожгло, и пить ещё больше хочется.

– Вот и славно, – словно убедившись в чем-то, довольно кивнула старушка. До этого она пристально глядела на девушку, а теперь довольно улыбалась.

– А пить тебе пока нельзя, после моего лекарства нужно потерпеть несколько часов. – Она произнесла это немного смущенно, словно извиняясь за то, что доставила раненной девушке ещё больше неприятностей.

– Спасибо, вам и не переживайте, я потерплю, ничего страшного.

– Не знаю, куда ты держала путь до этого, но сейчас мы едем в Тройстарг, тебя в любом случае надо показать городской знахарке, лекарь из меня никудышный, а вот она точно скажет, всё ли с тобой в порядке. – Старушка аккуратно поправила и без того опрятный простой платок, которым были подвязаны длинные волосы.

– Спасибо, мне как раз надо туда же, мы с отцом ехали в город, пока на нас… – Амиро осеклась, все недавние события ворвались в немного затуманенный разум, вихрем пронеслись перед глазами, вызвав чувство опустошенности и, отозвавшись сильнейшей болью в голове, от которой девушка даже вскрикнула.

– Точно всё в порядке, может тебе прилечь? – Обеспокоенно спросила старушка, подсев ближе, чтобы при случае поймать девушку, если та начнёт заваливаться на спину, когда будет ложиться.

– Не надо, правда всё хорошо, просто голова немного болит, сейчас чуть-чуть посижу, и всё пройдёт. – Амиро говорила с трудом, и тяжело дышала, но было в её голосе что-то такое, от чего старушка не решилась возражать.

– Ну, раз тебе уже лучше, можешь сказать спасибо тому, кто нашел тебя на обочине дороги под деревом, всю в синяках и ссадинах. – Женщина немного отодвинулась и указала рукой на крупного белоснежного пса, который смирно сидел рядом со светловолосым мальчишкой, которому на вид было не больше семи – восьми лет. Он увлечённо правил телегой, запряженной дряхлой лошаденкой, еле переставляющей копыта.

– Ой, Снежок, как я рада тебя видеть, – девушка даже попыталась встать, чтобы погладить собаку, но ноги всё ещё плохо слушались, поэтому у неё ничего не получилось.

– Вообще-то его зовут Северный ветер! – Ребенок, управляющий лошадью, ненадолго обернулся, и девушка удивленно застыла, глядя в его разноцветные глаза, один из которых был карим, а другой бледно-зеленым.

– Но ты можешь звать его просто Ветер. – Не по-детски серьёзное лицо мальчика вызвало улыбку у Амиро, но она практически сразу постаралась её скрыть, чтобы не обидеть ребёнка.

– Можно его погладить? – Девушка вытянула руку в сторону пса, но вставать снова не решалась.

– Конечно! – Словно дождавшись одобрительного кивка пожилой женщины, зверь вальяжно поднялся и, неторопливо обходя корзины, направился к девушке.

– Спасибо тебе Ветерок, если бы не ты, не знаю, чтобы я делала. – Амиро погладила пса по голове, которую он положил ей на колено, а затем почесала довольного зверя за ухом.

– И вам спасибо, что не бросили меня там, где нашли! – Она подняла взгляд на своих неожиданных попутчиков и тепло улыбнулась им.

– Не за что, – не оборачиваясь, буркнул мальчуган.

– И не зови пса Ветерком, он уже не маленький, его и так бабушка избаловала! – Серьёзным голосом продолжил он.

– Хорошо, обещаю его так не звать и не баловать, тоже обещаю, разве что изредка. – Сквозь смех клятвенно заверила девушка.

– Кстати, мы почти приехали, вон уже и главные ворота Тройстарга видны, – услышав, о чем говорит старушка, Амиро всё же нашла в себе силы подняться на ноги. Каждый раз, когда она с отцом приезжала в город, в тот момент как деревья становились реже, а узкая лесная тропинка сливалась с широкой, мощенной камнем дорогой, девушка так же, как и сейчас поднималась во весь рост. Она раз за разом неотрывно наблюдала, как медленно и неотвратимо приближались высокие крепостные стены, со всех сторон окружающие город. Это одновременно завораживало и пугало. Когда она была маленькой, ей казалось, что город очень похож на гигантского паука, зависшего вниз головой на своей паутине. Крепостные стены – это его тело, сторожевые башни, расставленные на одинаковом расстоянии, по всему периметру – конечности, множество бойниц расположенных над главными воротами – это его глаза, а сами огромные ворота с вечно поднятой металлической решеткой были пастью твари, способной с лёгкостью поглотить зазевавшегося путника. Сейчас страха не было, но вот уважение, к столь величественному творению человеческих рук осталось.

– Если так выглядит крупный город на севере государства, то какова же тогда столица? – Часто задавала себе вопрос девушка, с жадностью собирая истории и слухи от редких проезжих купцов и простых путников, мимоходом заглядывающих в её деревню.

Судя по всему, Тройстаргом восхищалась не только Амиро, девушка сама не заметила, как их повозка оказалась возле ворот. Запыхавшаяся лошадь тяжело дышала, а мальчишка – возничий едва не подпрыгивал на месте, от волнения. Вся его напускная серьёзность куда-то испарилась.

– Стоять, кто такие!? С какой целью въезжаете в город? – Дорогу повозке перекрыли пару стражников. Когда лошадь остановилась, к путникам неспешно подошел скучающий капитан, лениво поигрывающий длинным, узким кинжалом изящной формы. Девушке показалось, что от лезвия клинка исходит лёгкое голубоватое свечение, но когда она помотала головой, наваждение пропало.

– Простые путники из соседней деревни, приехали на рынок, торговать целебными травами, ягодами и грибами. – Тут же ответила старушка, взявшая все переговоры со стражей на себя.

– Платите дорожный налог, и проваливайте, не задерживайте людей! – Грубо прорычал капитан, после того как сунул нос в каждую корзину и вытащил из одной из них особо крупную гроздь ягод. Амиро обернулась и увидела, что пока их досматривали, за повозкой уже столпилась небольшая очередь из пеших и конных путников, тут было даже пару телег, доверху груженных какими-то мешками.

– Так, стоп, а с этим что? Что за бродягу вы с собой притащили? – Капитан внимательно присмотрелся к девушке.

– И прежде чем открывать рот, советую подумать! Ведь если я сейчас услышу очередную сказку о бандитах, отобравших всё до последней медяшки, или о злобных родителях, вышвырнувших его на улицу, я тут же выкину вас всех из города. – Зло прорычал он.

– Я не проходимец, мне правда… – Амиро сбивчиво начала говорить, но почти сразу стушевалась под тяжелым взглядом капитана.

– Ты даже не представляешь, сколько подобного дерьма от проходимцев всех мастей я слышу за день! – Сквозь зубы прошипел он, с ненавистью глядя на девушку.

– Это моя племянница, она захворала, поэтому мы везём её к городской знахарке. – Быстро сориентировалась старушка.

– За эту оборванку доплатите ещё десять серебряных, мне был дан четкий приказ не пускать в город кого попала!

– Но господин капитан, у нас нет таких денег! – Всплеснула руками женщина.

– Тогда проваливайте, я не буду пускать в город нищих оборванцев и больных! А если она заразна? – Он нахмурился, затем развернулся к своим подчиненным, и махнул им рукой.

– Убирайте эту рухлядь с дороги, и поживее, у нас ещё много работы! Стражники без разговоров поспешили к повозке, один из них тут же отпихнул в сторону старушку, пытавшуюся ему помешать. Второй ухватился за уздечку и потянул упирающуюся лошадь к выходу.

– Подождите, я заплачу! – Что есть силы, выкрикнула Амиро, срывая с пояса кошель, она не глядя вытряхнула в ладонь горсть монет и протянула их капитану.

– Проверь, что там у неё, – тут же среагировал он, скривившись, было видно, что самому брать деньги из рук девушки ему противно.

Тот стражник, который тянул лошадь за уздечку, тут же бросил это занятие, спокойно подошел к Амиро и выставил перед ней свою руку, открытой ладонь вверх. Когда девушка ссыпала в неё горсть монет, он посмотрел на них, а потом замер. С каждой секундой удивление на его лице проступало всё сильнее, глаза стали размером с большие блюдца, а рот вот-вот был готов открыться.

– Фраст, ты чего застыл, словно денег никогда не видел? – Капитан подошел к стражнику и отвесил ему затрещину, после которой тот быстро пришел в себя.

– Капитан, тут это… – Промямлил незадачливый страж, протягивая деньги своему начальнику.

Тот мельком взглянул на монеты, тоже замер, но пришел в себя гораздо быстрее. Глаза его превратились в две узкие щелочки, затем он быстрым движением выхватил монеты из рук подчинённого и ссыпал их в свой кошель, который тут же растворился в недрах его широкого плаща.

Закончив прятать деньги, капитан воровато огляделся, затем обратился к Амиро: – свободны, можете проезжать, и чтобы я вас тут больше сегодня не видел!

Проваливайте, и поживее, нечего заставлять честных людей ждать! – Потеряв интерес к девушке и её спутникам, капитан уже махал рукой новой группе, желающей попасть в город.

– Что-за глупые стражники! – Когда телега, колеся по узким городским улочкам, отъехала достаточно далеко от ворот, тихо, словно его могут услышать прошептал мальчик.

– Не мудрено внучек, у них работа нервная, да и печёт сегодня знатно, вот ребятки и перегрелись видать. – Хоть старушка и старалась говорить уверенно, но по её голосу было понятно, что она сама не очень-то верит собственным словам.

– Дочка, сколько же ты им заплатила? Да, и кстати, зовут тебя как, а то вон сколько уже вместе путь держим, а имени твоего не знаю. – Засуетилась она.

– Я – Амиро, – дочь кузнеца, ехала в город за покупками, денег в кошельке было немного, не больше пятидесяти серебряных монет, заплатила страже не глядя, но до сих пор не могу понять, что их так удивило. – Печально улыбнулась девушка, она твердо решила, что не будет втягивать этих людей в свои проблемы, тем более что, помочь они никак не смогут.

– Меня зовут Маартейя, а внука Сартус, мы отправились в город на рынок, торговать дарами леса и самодельными снадобьями – улыбнулась в ответ женщина.

– Когда продадим часть товаров, вернём тебе деньги, думаю, ты заплатила этим скотам слишком много, когда пыталась нам помочь. – Уже более серьёзно продолжила она.

– Ну что вы, какие деньги, вы мне жизнь спасли, так что это меньшее чем я могла отплатить! – Девушка немного покраснела и замахала руками, показывая всем своим видом, что никаких денег из рук своих спасителей брать не собирается.

– Да и проблемы со стражей возникли из-за меня! – Она расстроенно опустила взгляд и уставилась в одну точку, одолеваемая вернувшимися мрачными мыслями, а старушка просто не знала, что на это ответить. В воздухе повисла неловкая пауза, которую никто не решался прервать.

– Бабушка, а почему в этой части города такие забавные дома! – Неугомонный мальчишка не мог долго ехать молча. Он вертел головой во все стороны, с интересом осматривая невысокие, но крепкие, похожие друг на друга как близнецы, выложенные камнем дома, ремесленного квартала. Отличали их только причудливые вывески всех форм и размеров, а также цветные крыши домов.

– Видишь, вон там вывеску в форме кренделя? – Тут же спросила довольная Маартейя, указывая на один из ближайших домов. Она украдкой улыбнулась Амиро, искренне радуясь поводу возобновить разговор.

Дождавшись утвердительного кивка внука, она продолжила: – «это значит, что в этом доме живёт и работает пекарь».

– А почему у его дома крыша – желтого цвета, а у соседнего дома, с вывеской в виде сапог оранжевая? – Не унимался Сартус, изнывая от любопытства, из-за чего он немного подпрыгивал на козлах. При этом мальчик умудрялся управлять повозкой так, что сонная лошадь, без особых проблем огибала встречных людей и разные неподвижные препятствия, такие как мешки или бочки, и даже торговые палатки, попадающиеся на её пути.

– Отец рассказывал, что цвет крыши означает, что мастер, живущий в доме, вступил в одну из семи гильдий города. – Включилась в разговор Амиро, решившая отложить мысли о судьбе отца, до того как встретиться с Фаридом, – старым другом её родителей и бывшим начальником личной гвардии герцога Тройстарга.

Сартус с самым серьёзным видом кивнул, и тут же забыв о зданиях, принялся разглядывать проходящих мимо телеги людей.

Чтобы немного отвлечься Амиро решила взять с него пример, ещё у неё теплилась смутная надежда, что в толпе она может случайно встретить Фарида. Раньше он частенько любил прогуливаться по городу, не редко заглядывая в ремесленный квартал.

Людской поток, огибающий телегу с двух сторон, стал гораздо гуще. В основном тут были ремесленники. Вот пухлый мясник в белом фартуке, забрызганном чем-то буро-коричневым, тащит в руках клеть с несколькими курицами. Птицы встревоженно квохчут, словно чувствуя, что их не ждёт ничего хорошего. Вот кожевник несёт в руках аккуратно сложенную, но не обработанную шкуру, толи коровы, толи осла, толком не разобрать. Но и кроме ремесленников людей вокруг хватает. Большинство из них – простые горожане, одетые не богато, но пестро и разнообразно. Часто попадались снующие туда-сюда стайки галдящих детей возраста Сартуса и чуть старше. Мальчишка искоса поглядывал на них, а когда ловил на себе встречные взгляды, выпрямлялся, выпячивал грудь, и старался править лошадью с самым важным видом. Амиро так и не поняла, вызывало ли такое его поведение, уважение в глазах пробегающей мимо мелюзги, но вот на лицах многих взрослых, спешащих по своим делам, сами собой появлялись улыбки, девушка сама не заметила, как тоже начала улыбаться.

Наконец узкая улочка, по которой двигалась их телега, стала постепенно расширяться, в череде домов ремесленников всё чаще и чаще стали попадаться дома обычных жителей – в общей массе своей деревянные, с серыми крышами, украшенными изящной резьбой и флюгерами на любой вкус. Дорога пошла под уклон, заставляя уставшую лошадь приложить последние силы. Когда подъем закончился, взгляду девушки предстала широкая площадь, в центре которой расположился небольшой фонтан овальной формы. С одной стороны от него стояли торговые ряды, по другую сторону возле самой дороги, в окружении простых одноэтажных домиков возвышался длинный, двухэтажный, деревянный, бревенчатый дом, с огромной вывеской изображающей котелок, кипящий на огне и позолоченной надписью под ним: – постоялый двор – «У очага». К нему Сартус и повернул телегу.

– Амиро, сейчас мы остановимся тут, отведём лошадь в конюшне, снимем комнату, а затем проводим тебя к знахарке, ты же сможешь идти самостоятельно? – Обеспокоенно спросила Маартейя.

– Конечно, – улыбнулась девушка, вспоминая, как сильно дрожали её ноги, когда телега подъезжала к городу, и сколько усилий приходилось прилагать, чтобы стоять прямо и удерживать равновесие.

– Вот и славно, но ты пока посиди тут, отдохни. – Судя по интонации, старушка ей ни капли не поверила, но всё же решила не расстраивать девушку.

– Сартус, передай нашу лошадь конюху, и проследи, чтобы её привели в порядок, напоили, и сена дали свежего, а не лежалого, как в прошлый раз! – Принялась командовать Маартейя, кивнув в сторону лысеющего мужчины средних лет, с длинной засаленной косичкой волос, туго сплетенной на затылке. Когда телега въехала на территорию постоялого двора, он тут же выбрался из невысокого сарая располагающегося левее основного дома и сейчас стоял, переминаясь с ноги на ногу, в ожидании, когда постояльцам понадобится его помощь.

– Ветерок, помоги внуку, а я пока с трактирщиком потолкую, сниму нам комнату, – обратилась она к смирно сидящему зверю.

Тот словно поняв ее, спрыгнул на землю вслед за мальчишкой, подождал, пока парень сам распряжет лошадь, а делал он это на удивление быстро и сноровисто, затем, во главе получившейся забавной процессии потрусил в сторону конюха. Мужчина обменялся с подошедшим мальчиком парой фраз, принял из его рук поводья и увёл лошадь в тот самый сарай, из которого вышел некоторое время назад. Сартус вместе с Ветром последовали за ним.

Пока девушка наблюдала за происходящим, она и не заметила, как осталась одна в телеге заполненной корзинами с разной снедью, посреди постоялого двора. Она даже не поняла, когда Маартейя успела скрыться в дверях гостиницы, для своего возраста женщина двигалась очень легко и уверенно.

Быстро оглядевшись и не найдя ничего интересного или хотя бы стоящего внимания Амиро начала прокручивать в голове дальнейший план действий.

– Судя по реакции стражников у ворот, в таком виде передвигаться по городу одной мне нельзя, иначе легко можно угодить за решетку за бродяжничество, попрошайничество и воровство, или что там придёт в голову вечно недовольным стражникам. – Девушка не весело хмыкнула и ещё раз внимательно осмотрела двор, в надежде найти бочку с водой, чтобы увидеть собственное отражение и хоть немного привести себя в порядок. Ничего подобного ей на глаза так и не попалось, поэтому она быстро отказалась от идеи отправляться на поиски Фарида одной.

– Значит сейчас уходить от Маартеи нет никакого смысла, но время поджимает и дорога каждая секунда. – Хотя голова ещё немного болела, девушка судорожно принялась вспоминать кратчайшую дорогу к дому дядюшки Фарида, как она называла его в детстве.

– Его дом, находится практически в самом центре города, и добраться, до него минуя стражу, будет очень тяжело, а в таком состоянии практически невозможно, значит надо вспоминать, насколько далеко от дома дядюшки расположен дом городской знахарки. – Девушка зажмурилась, стараясь вспомнить карту города, которую она видела в далеком детстве всё в том же доме Фарида. Она смутно понимала, что упускает что-то важное, но вот, что, понять, никак не удавалось.

– Сдавайся, трус! Я победил! – Из задумчивости Амиро вывел радостный, звонкий детский голос, эхом отозвавшийся в её голове.

– Не честно ты жульничал! – Вторил такой же звонкий, но расстроенный детский голос.

– В любви и на войне, все средства хороши! – Гордо ответил первый.

Девушка открыла глаза и ещё раз огляделась, тут она заметила, что на постоялый двор пробралась шумная стайка детей, сплошь вооруженная деревянными мечами и щитами. Особо в этой компании выделялись двое мальчишек, первый – высокий, крепкий, рыжеволосый, с лицом усыпанным веснушками. Он с гордо поднятой головой, выставив перед собой наспех выструганный деревянный меч, стоял напротив совсем мелкого черноволосого мальчишки, с трудом удерживающего свой меч двумя руками. Остальные дети окружили сражающихся, образовав ровный круг. Они кричали, улюлюкали, смеялись и всячески подбадривали противников. Глядя на всё это, девушка тут же вспомнила городскую арену, для тренировки солдат.

– Арена! – Неожиданно осенило Амиро.

– А ведь дом Фарида как раз находится напротив арены. Помнится, каждый раз приезжая в гости к дядюшке мы втроём с отцом шли смотреть на тренировку. Пока я с замиранием сердца следила за спаррингами, отец с дядюшкой обсуждали разные важные дела, не забывая при этом отпускать едкие шуточки в сторону особо нерадивых солдат. – Девушка, улыбнулась, ненадолго погрузившись в приятные воспоминания из детства.

– Так, а ведь дом знахарки находится как раз с противоположной от арены стороны, потому, что пациентов к ней больше всего поступает именно оттуда, – осенило девушку.

– Значит, и идти от дома знахарки до дома дядюшки совсем не далеко, осталось только уговорить Маартейю, в начале отвести себя к Фариду, а потом уже можно будет и здоровье поправить. – Словно скинув с плеч тяжелый груз, Амиро облегченно выдохнула. Впервые за сегодняшний день она знала, что ей делать дальше.
Что за гнусные намёкивания????)))
 

Мутный Тип

Мутный Тип

Мудрый Адепт!
Регистрация
27 Сен 2017
Сообщения
208
Оценок
154
Баллы
191
Возраст
26
Что за гнусные намёкивания????)))
Никаких намёкиваний, просто меня совесть замучает, если кто-то не сможет потом читать книги после попытки прочтения моего творчества :D
 
Сверху Снизу