Ход огнём

Понравилось али нет?

  • ДА! Поистине, Великий Град направляет твою руку!

  • Неа

  • Средненько. Ни так ни сяк.

  • Клянусь Богами, пошел вон с форума!

  • Хорошо


Результаты будут видны только после голосования.

Oxaxa

Oxaxa

Шпион Зарграада!
Регистрация
10 Дек 2014
Сообщения
60
Оценок
137
Баллы
121
Возраст
26
AappsJkBSak.jpg


Здравствуйте, уважаемые форумчане! Я тут романчик пишу, надеюсь будет интересно. Конструктивная критика приветствуется (да я просто без ума от нее! Серьезно!) Приятного чтения!)))

Сверкает свет или ликует мрак,

Всем силам верит лишь дурак…

Ведь стороны равны, по сути,

В своей игре за человечьи души…


Пустует зал в руке Ахлак,

И гибнет от предательств Град,

Но раздаются вдруг в тиши,

Шаги. Шаги смертельной стали.

Шаги небесной стражи.


Благая цель – как солнце днем,

Пылает светом и добром,

Но чтобы ночью свет пришел,

Придется сделать ход огнём.

Пролог

Сверкает свет или ликует мрак,

Всем силам верит лишь дурак,

Ведь стороны равны, по сути,

В своей игре за человечьи души…



Девочка Лира стояла, придерживаемая рукой отца и с завороженным видом смотрела на небо. Вместо привычных пушистых облаков там было нечто неописуемое, поражающее воображение. Вода! На небе была вода! Все небо было закрыто ее темными толщами, одновременно застывшими, но в то же время пенящимися и бурлящими. Волны прорезали ее поверхность, перевернутые верх ногами и в своих размерах превышали самую высокую башню города. Казалось, будто попал в другой мир и море на небе такая же обыденность, как, к примеру, растущая из земли трава. Но это было не так.

Лира не понимала, почему люди бежали, спотыкаясь и моля о помощи, почему они торопились куда-то, когда на небе была такая красота? Отец тоже был напуган, но старался не показывать виду, он лишь придерживал Лиру, чтобы она не попала под ноги жителей.

- Пап, что происходит? – пропищала девочка.

- Я… я… не знаю… не знаю Лира - он поднял голову к небу. – Я ничего не знаю…

Послышался оглушительный, содрогающийся грохот. Неподалеку заржали лошади, тянувшие телегу, заполненную испуганными до смерти людьми. Лошади дрожали под ударами кнутов, но отказывались идти дальше, а мужчина продолжал хлестать их изо всех сил.

Лира снова посмотрела наверх – зияющее темнотой пространство очерчивалось прямо над городом. Вода вокруг дыры ускорялась, двигаясь по расширяющемуся отверстию, из которого смотрел сам мрак. Люди видели это и тут же заваливались на землю, во весь голос моля богов о прощении. Слышались многочисленные имена – потерявшие надежду жители перечисляли всех известных богов, уповая на неожиданное спасение. Но гигантский водоворот не слышал их – он увеличивался в размерах с невероятной скоростью, вода темнела, омрачая тем самым и без того печальное лицо отца.

- Крат! – голос привлек отца, он закрутил головой в поисках кричавшего. Им оказался молодой всадник одетый лишь в легкую рубашку и штаны, забывший про ботинки и наплевавший на ветер. Он умело объезжал людей, с каждым моментом приближаясь все ближе.

- Наконец-то! Что происходит, ты можешь мне объяснить? – свободной рукой отец указал на небо. – Что это?

- Нет времени! – парень хлопнул по седлу, - Садитесь живее!

- Что?! Э… хорошо, - отец схватил Лиру и без слов посадил ее в седло за незнакомцем. Затем сел сам, на что конь отреагировал недовольным ржанием.

- Не возникай! – парень взмахнул поводьями, и конь, к счастью, послушался.

Они понеслись вперед, словно через битву - на улицах царил настоящий хаос, смешанный с плачем и безумными восклицаниями. На земле лежали многочисленные тела, затоптанных толпой людей, раскинувшиеся в неестественных позах. Вперемешку с жителями спасали свои жизни и звери – кошки и собаки, даже свиньи пытались обогнать смерть.

- Лира! Закрой глаза! Я тебя держу, не бойся! Только не смотри!

Девочка послушно закрыла глаза. Она больше не видела всего этого ужаса, но крики…

- Закрыла? Лучше тебе не видеть этого…

- Тогда она не перестанет бояться, – послышался голос. – Страх уходит лишь с опытом.

- Не мешай! Ей всего шесть.

- Дело твое… Впрочем, даже опыт не всегда спасает – я убедился в этом на примере гвардии императора. Ее подчистую вырезали час назад, а в нее ведь входили только ветераны. Какая ирония…

- Что?! Как могли уничтожить гвардию?

- Разуй глаза, Крат! Всему настал конец!..

- Что произошло? Объясни, наконец!

- Града свергли. Альхис взял власть…

- Что?! Но этого не может… не может быть!

- Альхис заручился поддержкой других богов. Не знаю, что именно произошло, но говорят, он прикончил Града и императора. Магастра нашли, но тела Града нет...

- А где Альхис?

- Догадайся, - усмехнулся парень. – Готовит нам интересную казнь наверху. Когда вода рухнет, она снесет все. Теперь, без защиты Града, империя обречена.

- Чего он медлит?

- Спорит с другими богами. Они наверняка не хотят похоронить такой кусок земли…

- Но похоронят. Куда мы скачем?

- К месту встречи с моим старым знакомым из Ордена Мотылька, он возьмет вас с собой.


***


Лира открыла глаза, замечая, что крики притихли. Они очутились вдалеке от улиц – в забытых трущобах, ныне оставленных всеми жителями. Освободившись от ноши в лице троих человек, конь непринужденно направился в сторону одного из домов, а точнее – к дереву около него. Возле молодого дуба он остановился и все так же непосредственно принялся щипать зеленую траву, небольшой лужайкой раскинувшейся под ветвями дерева.

- Он сейчас появится, - всадник указал на дерево. – Мы договорились встретиться возле дуба.

Лира взглянула на небо. Водоворот расширился и теперь занимал все пространство. Страшная бездна вселяла холодный трепет – девочка посильнее прижалась к отцу. Тот лишь погладил ее по голове, но не сказал ни слова.

- Он точно придет?

Парень хмыкнул. Лира заметила, как зло блеснули зеленые глаза.

- Пусть попробует не явиться…

- А если…

- Я сказал – он будет здесь через несколько секунд.

- А что насчет остальных?

- Кого?

- Жителей.

- Они умрут, - сказал парень равнодушным тоном. – Все до единого.

- Но ведь…

- Так! Готовьтесь. Сейчас он появится.

Лира посмотрела в сторону дерева и тут же округлила глаза: около дуба, зависая в воздухе, возникали маленькие частички света, похожие на огоньки от свечей. Пять, десять, двадцать… их становилось все больше. Они начали хаотично двигаться, перемешиваясь друг с другом и ускоряясь, но не приближаясь к людям. Конь, до того мирно стоявший неподалеку, поспешил к хозяину с испуганным видом. Частички горели ярко-желтым светом, похожим на цвет светила, и тут Лира заметила, что у каждой частички есть крылья. Совсем крошечные, как у мотылька.

- Крат, хватай дочь и иди туда! Как только он появится, хватай его за руку.

- Куда он перенесет нас?

- В Просвет, - парень посмотрел на небо, и на лице его возникла обеспокоенность. – Начал… - его слова потонули в невообразимом грохоте.

Лира подняла голову и тут же воскликнула. Небо падало вниз! Огромные толщи воды с шумом обрушились, и самое страшное – ужасная впадина не исчезла. Вода падала ровным слоем, будто закрывалась крышка гроба для сотен тысяч человек. Жуткий рот спешил сомкнуть свои беззубые челюсти и покончить с непокорностью раз и навсегда.

- Живо туда! – парень указал на огоньки, а затем рванул к коню. – Удачи Крат! Береги ее, она важнее всего…

Отец кивнул и схватил Лиру на руки. В три шага он долетел до огоньков, как тут же они бешено задвигались, сливаясь друг с другом в одно целое, пытаясь стать похожими на что-то.

- Быстрей! БЫСТРЕЙ! – закричал отец, смерть приближалась с каждой секундой, а спаситель так и не появлялся. Лишь нестерпимый грохот падающей вниз громадины резал уши, заставляя кривиться и паниковать. Страх колол сердце, которое чуть не выпрыгивало из груди, Лира никогда так не боялась. Незнакомец не появился, но вместо него явилась рука – слепленная из десятков огоньков и протянутая вперед. Недолго думая, отец схватился за нее…

Вода уничтожила все живое.

Сердце бешено билось в такт появляющимся в голове ругательствам. Бежать, не разбирая дороги, было опасно, но еще опаснее – остановиться и стать кормом для десятка голодных лязгунов.
Я и Морсит петляли в переулках Хагурота вечность, я слышал тяжелое дыхание друга позади, непривыкшего к долгим пробежкам. Признаться, я и сам стал уставать, а бесполезное сейчас оружие лишь прибавляло веса.
По сторонам от нас проносились покореженные временем и войной здания. На каменных и деревянных стенах то и дело виднелись обугленные пятна – следы магии и неглубокие, но многочисленные вмятины от стрел. Под разбитыми окнами валялось крошево стекла. Видимо, на этой улице бои велись особенно ожесточенные. Хотя, кто знает – может это отряд Великого напоролся на костоеда или еще кого, кто вылез из своих темных уголков в поисках добычи.
- Аркон… яльва, когда… это… закончится?! – прохрипел Морсит. Сорокалетний кузнец, не привыкший к бегу на дальние дистанции, быстро переставлял короткими ногами, силясь поравняться со мной. Набегу я обернулся и, заметив вдалеке темные шкуры тварей, вылетевших из-за поворота, поспешил угомонить друга:
- Не закончится, пока нас не сожрут.
- Спасибо… я успокоился… - Морсит поднял пробиватель и, на ходу развернувшись, выстрелил в толпу лязгунов. Длиной в два локтя стальное устройство с глухим щелчком выпустило наружу толстый металлический прут. Послышался легкий скрежет – новый прут занял место в стволе. Еще четыре находились в небоевом положении: они умещались в неглубоких отверстиях по бокам ствола, и поочередно занимали место внутри него после каждого выстрела.
Некогда бывшие собаками, твари все так же непринужденно продолжили сокращать расстояние между нами, никак не отреагировав на выпущенный снаряд.
Я не стал говорить, что все бесполезно – лязгунов не остановишь одним прутом, а лишь ускорился. Послышалось новое ругательство из уст Морсита, я невольно улыбнулся, хоть ситуация не позволяла. В Старом Хагуроте каждый день может стать последним и стоило иногда выдавливать из себя улыбку.
Разбитая дорога, в неподходящий момент подкидывающая под ноги булыжники и разный мусор вскоре вывела нас на площадь, на которой мы слегка растерялись.
- Так… куда дальше? – проговорил Морсит, догоняя меня. По его лицу ручьями стекал пот, ноздри бешено раздувались, глотая воздух.
- До кузнечного входа мы уже не доберемся, - ответил я, наконец, выбрав путь, и продолжив бег. – Бежим к ткацкому. - Морсит на это ответил лишь отчаянным стоном и новым ругательством.

Площадь, по которой мы неслись, в свое время была главной достопримечательностью города. Полки императора маршировали здесь на парадах, здесь казнили опаснейших преступником империи и объявляли важные новости… и здесь же, появилась первая группа взбунтовавшихся колдунов, принесших с собой уничтожение империи.
Сейчас площадь была пуста и безлюдна, не считая меня, Морсита… и кучи лязгунов, способных разорвать нас за мгновения. Я обернулся и увидел, что десяток тварей вырос в своих размерах раза в два. Голодные хищники постепенно приближались к нам, дабы заполнить свои бездонные животы. Вот только мне показалось странным, что твари не очень-то спешили: они давно могли догнать нас, но сокращали дистанцию медленно, будто желая, чтобы мы выдохлись, упали на землю беззащитные, как пара испугавшихся овец.
- Поторапливайся, - прикрикнул я на друга. Тот пробурчал что-то неразборчивое, но, конечно же, поспешил за мной.
Площадь окружали серые каменные здания, с бездушными окнами-глазами и промежутками между собой в виде улиц. Они безучастно смотрели на нас, словно ленивые зрители, пресытившиеся скучным представлением. Время и магия сыграли с ними злую шутку – множество пробоев в стенах, слетевшие с петель двери и осыпавшиеся черепичные крыши явно давали об этом знать. Каждый в Хагуроте был в курсе, что такие дома стали прибежищем неизведанного, некой темной гнили, которая, медленно, но уверенно изменяла их суть. Зайти в такой дом, что самим видом внушает жалость и просит помощи – подписать себе смертный приговор, который будет воплощаться в жизнь наистрашнейшим образом. Многие строения недобровольно стали приютом для жутких тварей, рожденных при помощи природы и колдовства, и таких зданий становилось все больше.
А вдалеке, на фоне ночного неба горделиво возвышался Маяк – проводник, направляющий охотников во время магических вихрей к главному входу в Новый Хагурот. Маяк – единственный спаситель здесь, наверху, полная противоположность мертвым домам и обитель Магического Совета. Внутри него обитало порядка ста магов, полностью подчиненных Наместнику – бывшему убийце и насильнику, что прибыл сюда в первой партии заключенных. За неделю из семидесяти человек осталось пятнадцать – самых лютых и жестоких. И Наместник по праву занял среди них место лидера…
Через пару минут мы выбежали с площади и снова влипли в паутину переулков. Новые порции воздуха начали обжигать легкие, а ноги чаще спотыкаться о разбросанные тут и там камни. Морсит во всю издавал надсадный хрип, еле переставляя ноги и покачиваясь из стороны в сторону. Еще минуты две, и он не выдержав, остановился бы и пошел на корм лязгунам…
Те, в свою очередь, сократили дистанцию с нами раза в три, стало слышно, как они рычат в предвкушении ужина. Но, опять же, они не спешили закончить погоню.
Ко всему прочему, погода была не на нашей стороне: взамен светилу, давно скрывшемуся за горизонтом, пришла серебристо-бледная луна, уже второй час отсиживающаяся за тучами. В такой темноте найти нужный дом было проблематично, я надеялся лишь, что заметная вывеска со знаком Нового Хагурота укажет нам нужную мастерскую. Если нет, мы пропали.
Но, клянусь Градом, эта вылазка стоила всех рисков! Мы почти завершили свой план, и оставалась пара последних штрихов. Однако, от этих штрихов зависело наше будущее – все приготовления могли разрушиться от их исполнения…
К тому же, все могло не состояться из-за какой-нибудь глупости. К примеру, из-за нелепых слухов и сплетен, поэтому если мы найдем нужный дом и не закончим свою жизнь в глотках лязгунов, стоит поразмыслить, как сделать, чтобы Морсита не узнали. Ведь сразу начнутся вопросы: почему обычный кузнец выбрался наружу вместе с охотником, в то время как закон запрещает всем ремесленникам покидать город?
- Аркон… я… не… могу… больше… - Морсит еле держался на ногах. Еще пара секунд и он упал бы без чувств на дорогу, зарывая с головой всю нашу надежду. Я собрался было ловить его и, надеясь на богов, попытаться отстреляться от лязгунов, но тут на глаза попалась та самая вывеска с гербом Нового – две руки, закованные в кандалы.
- Мы на месте, - я чуть не умер от счастья. – В этот дом! Живо! – Я открыл крепкую дубовую дверь и забежал внутрь, следом за мной внесся Морсит и тут же повалился на пол.
- Вставай, нечего разлеживаться, - я захлопнул дверь, и мы тут же погрузились во мрак. – Лязгуны запомнили наш запах, теперь они нас везде найдут. У тебя есть кольцо?
- Да… - тяжело дыша Морсит зашевелился, и через секунду от его руки возникло мягкое желтоватое свечение, освещая комнату. Я не стал терять время и, положив свой пробиватель на пол, потащил близ стоящий стол к двери. Два десятка тварей, в конце концов, снесут эту ненадежную баррикаду, но она задержит их на пару минут.
Тем временем, пока я занимался дверью, Морсит во всю пытался отдышаться, хрипел и сопел согнувшись в три погибели.
- Ищи на полу герб! – рявкнул я. – Найдешь, подковырни доски! Скорее!
Друг со стоном умирающего начал исполнять поставленную мной задачу и рыскать по полу в поисках герба, выставив перед собой руку со светящимся кольцом.
Я оглядел комнату. К счастью, окна были благоразумно заколочены создателями прохода, поэтому я перевел взгляд на внутреннее убранство ткацкой мастерской. В центре нее стояло четыре станка, полусгнившие и бесполезные, валялись обрывки ткани, истлевший недоделанный ковер неясного цвета и прочие остатки пережитого прошлого. Вдруг, мой взгляд притянуло еле уловимое синеватое свечение, зависшее в углу комнаты. Присмотревшись, я понял, что это.
Небольшой магический шар висел в воздухе, слегка покачиваясь из стороны в сторону. Оставленный колдуном Магического Совета, он гарантировал зданию, в котором находился, защиту от тварей Старого Хагурота. Нет, он не испускал потоки энергии, разрывая любое вошедшее внутрь существо, не похожее на человека. Совет не решился бы тратить медленно накапливающуюся силу на затратные заклинания. Шар был придуман, чтобы в случае изменений маршрута, командир отряда Великого, придя к запасному проходу, мог активировать его и обеспечить себе и своим людям спокойный спуск вниз. После этого шар прекращал действие. Нас же, обычных смертных, при попытке активировать шар ждало разочарование – в этом случае он взорвался бы и оставил нас без головы… и других частей тела.
Я отвел глаз от шара, лишний раз не испытывая удачу. Мало ли его заклинит и тогда…
- Нашел! – Морсит радостно стукнул кулаком по доске. – Герб! – и со скоростью испугавшегося зайца начал отковыривать доски с помощью ножа.
- Он нас прямо в фермы выкинет, - сказал я. – Дойдем за пол часа.
- Главное, чтобы Лиг настойку к нашему приходу достал… - мечтательно проговорил кузнец.
- Главное, чтобы нас патруль не поймал, - поправил я. – Иначе…
БАМ!
Я вздрогнул от неожиданности. Слова застыли в горле, сердце, успевшее слегка успокоиться, снова забилось в истерике. Опять послышался грохот, и дверь зашевелилась, отодвигая стол в мою сторону.
- Пришли, родные… - я всем телом навалился на стол, пытаясь отсрочить неизбежное и забыв про то, что говорил. Вскоре лязгуны пробьют себе проход, несмотря на все мои усилия и тогда придется не сладко – о том, как быстро они жрут добычу я знал из личного опыта…
Еще несколько ударов, и внизу двери послышался треск. Я мигом взглянул под стол, и моим глазам предстала очень неприятная картина: огромная собакоподобная морда хищно скалилась, в перерывах громко клацая зубами, а из оставленных неровной поверхностью дыры ран ручьями текла темная кровь. Пока что проделанный тварью проем был небольшой, но это лишь вопрос времени, когда он увеличится до больших размеров, впуская внутрь всю свору.
Решив действовать, я подтянул пробиватель ногой и, подняв его, направил прямиком в скалящуюся морду.
КЛАЦ!
Стальной прут выскочил из ствола и с легкостью вошел в глаз лязгуна. Тварь умерла мгновенно. Тем временем, новый прут занял свое место в стволе, готовясь к выстрелу.
Но его не потребовалось.
Наступила тишина - лязгуны остановились и перестали ломиться внутрь. Странно. Чтобы эти твари отказались от добычи? Я покрепче сжал пробиватель.
- Поторапливайся, Морсит!
- Да… я… почти… все… - кузнец, скрипя зубами, подцепил последнюю доску, открывающую взору небольшое отверстие, в которое спокойно мог влезть человек.
- Прыгай, тут что-то неладно… - я прислушался к шелесту удаляющихся лязгунов.
Любопытство взяло верх: я ногой высвободил из проема голову мертвой твари и аккуратно взглянул через отверстие.
Луна, наконец, выглянула из-за туч, и стало отлично видно, что творится на улице. Сцена поменялась абсолютно.
Несколько магических вихрей заполонили пространство возле дома, выбрасывая синие и красные сполохи искр в разные стороны. Они состояли, словно из неведомой палитры, в глаза били самые разноцветные цвета, завораживая, заставляя смотреть все дольше и дольше… Совершенно бесшумные, вихри медленно продвигались в мою сторону, не обращая внимания на препятствия. В один из них попала лежащая на дороге доска и тут же вылетела оттуда, объятая ярким пламенем. Я тут же отвел взгляд, как ошпаренный.
- Мо-о-орсит, - я сглотнул приступивший ком, примечая, что один из вихрей сделал с замешкавшимся лязгуном. А ведь тот не издал и звука – смерть пришла быстро. – Уходим!
- Что там? – кузнец, сидящий прямо на краю проема не спешил в него лезть.
Решив, что времени на объяснения у нас нет, я подбежал к Морситу и со словами: «Заткнись и лезь!», ногой пихнул его в проем. Тот крякнул от неожиданности и провалился вниз, оставляя меня без света своего кольца.
В полной темноте, лишь слегка разбавленной обрывками лунного света с улицы, я уже собрался было следовать за Морситом, но тут раздался скрежещущий грохот - вихри добрались до двери…
Не знаю, что врезалось в мое плечо, скорее всего - немилосердно оторванная от двери доска, но это было безумно больно. Не раздумывая далее, я провалился в отверстие, оставляя дом на растерзание магии.
Задев край отверстия локтем, я зашипел от новой порции боли, но не забыл изо всех сил сжать пробиватель, дабы не потерять его в полете. Падение было недолгим – в темноте, загорелись рунные камни, вставленные в стены и исполняющие роль искривителя материи. Во время полета, я преодолел трое таких «ворот» и вскоре со всего маха влетел в вязкое вещество под названием – «тропа». Самая неприятная вещь в переходах.
Вещество, по слухам серебристого цвета, тут же, как хищник налетело на меня и обволокло тело со всех сторон. По привычке, я задержал дыхание, хотя этого не требовалось – дышать внутри «тропы» можно было спокойно.
Теорию я знал неважно. Был в курсе лишь, что рунные камни каким-то образом действовали на дно провала и превращали обычную, твердую поверхность в… это. По крайней мере, способ был безопасен для города: любая тварь случайным образом нашедшая путь вниз никогда бы не провалилась в «тропу». Вместо этого она могла надеяться лишь на то, чтобы умереть быстро, а не лежать на дне проема с переломанными костями.
С каждым мгновением я увязал все больше и больше, «тропа» давно сомкнулась за спиной. Ощущение было не из приятных – казалось, будто тонешь в болоте и что выбраться шансов никаких. В таком состоянии я провел не меньше пяти минут. Пару раз мне даже показалось, что я слышал изощренные ругательства Морсита, непривыкшего к такому виду передвижения.
Наконец, следуя старому способу, я успокоился и остановил бешено несущиеся мысли. Еще год назад я усвоил, что в спокойном состоянии преодолеть «тропу» намного проще, нежели взбудораженным и взволнованным до кончиков пальцев. Таким образом, я погрузился в себя, медленно, но решительно продвигаясь вниз. Не знаю, сколько я пробыл в таком состоянии, но, как обычно, в конце концов, паника взяла свое. Подступили мысли, что выбраться не удастся, что «тропа» так и будет вечно обволакивать меня своими невидимыми конечностями, что я так и буду «перевариваться» внутри нее. Напряжения становилось все больше…
Но, к счастью, все плохое, как и хорошее, со временем заканчивается. Впереди, в абсолютной темноте, появилась маленькая прореха, наполненная светом. Она расширялась в своих размерах, приближаясь. Вскоре, она поравнялась со мной по величине и приблизилась настолько близко, что я мог ее коснуться… если бы «тропа» позволила это. Она, словно маленький ребенок, играющий со своей игрушкой и не имеющий никакого желания делиться. «Тропа» немного помедлила, но, в конце концов, ослабила хватку. Я почувствовал мощный толчок и полетел к свету…
… Чтобы тут же оказаться лицом в навозе.
***
Пока я усердно окунал лицо в поросячий лоток полный воды, Морсит со всей яростью костерил «тропу».
- Гнилое отродье, яльва! Замерзнуть тебе у Альхиса в темных озерах… Я в следующий раз с собой топор возьму и научу тебя манерам…
Он то и дело выдавал непристойные жесты – угрожая сводам пещеры, которые пару минут назад были похожи на вязкую, внушающую отвращение жижу.
Не считая моей… неудачи, мы приземлились довольно сносно. Откинув в сторону пару ушибов, ссадины, и ноющее плечо, мы отделались лишь легким испугом. В любом случае, «тропа» лучше своры голодных лязгунов и магических вихрей…
Хотя, стоит заметить, что небольшой свинье, громко сопящей возле меня, на все это было наплевать. Она понемногу пихала меня в сторону, отодвигая от лотка, пытаясь отвоевать родной загон. Остальные свиньи с удивлением смотрели на Морсита. Видимо, через проход давненько никто не проходил, поэтому свиньи отвыкли от незваных гостей.
- Ты бы вел себя тише, - сказал я, в конце концов, проиграв немую схватку со свиньей и подходя к другу. – Будет лучше, чтобы тебя не видели.
К счастью, в момент нашего «прибытия» патрулей поблизости не было, но это не значило, что они не могли здесь появиться. А увидев двух грязных вооруженных человек, патрульный без сомнений потянется к оружию. Пущенный из пробивателя снаряд, безусловно, быстрее кривого тесака, но крики патрульных тут же привлекут к нам внимание, а нам это не нужно.
Видимо, Морсит вник моим словам, так как поумерил буйный пыл и перевел взгляд на свиней.
- С какого тут загон? Здесь его отродясь не было.
- Уже месяц как, - я проверил оружие на предмет поломки и, не заметив ничего страшного, облокотился на столб, на вершине которого вяло источал жизнь масляный фонарь. Хоть и вяло, но «знаменитые пейзажи» Нового он давал разглядеть хорошо. Грязь, мусор, и покосившиеся деревянные хижины «фермеров» - так красиво называли тех, кого без согласия записали в отребье города. В обязанности бедняг входили уход за скотом, рыболовство в маленьких озерцах, находящихся рядом с городом и много другой работы, за которую им не платили даже жалкими плохо коваными инструментами, вышедшими из под молотов «кузнецов-недобиток», как называл их Морсит. Жизнь на фермах была тяжелой, но, в то же время, более безопасной, нежели моя собственная.
Ремесло, которым ты будешь заниматься в Новом, зависит не от тебя, а от магов, решавших судьбу всяк и каждого прибывшего. Пригретые Наместником, они распространили свое влияние во все районы города. Маги занимали все важные посты и руководили всеми процессами, протекающими в Новом.
Не знаю, как Наместник «выбивал» себе магов у императоров, но они десятками прибывали на материк, вначале закованные в кандалы, а затем, после двухдневного путешествия в «бочке» наделялись властью по своим талантам. Стихийные, боевые маги, стали командирами элитных отрядов Наместника, руководя защитой важных объектов и рейдами во всевозможные бордели города. Следующими по значимости шли «очистки» - маги, работающие над разумом. Они счищали память с провинившихся так же легко, словно кожуру с яблока, обеспечивая Наместника покорными рабами вместо «взбунтовавшейся гнили». Неудивительно, что «очистков» обходили стороной и боялись пуще огня. Маги же с другими талантами, такими, например, как «чувство гор» легко находили место в отрядах рудокопов, обеспечивающих город нужными металлами. Однако, не всем магам везло. Те одаренные, чей талант не вписывался ни в одну работу, без сомнений отправлялись в «хагуротский расход» - из них высасывали всю магическую энергию, а затем отдавали «очисткам», для «пресечения непредвиденных ситуаций». Одного такого везунчика я видел совсем недавно – старик с талантом «веселости» недолго веселил жителей анекдотами. Я сидел в кабаке, когда за ним пришел патруль ублюдков Наместника. Схватили старика и потащили в Маяк. Сейчас он убирает обвалившиеся со сводов камни, валяющиеся на улицах Нового. Руки содраны до костей, на лице глупая улыбка.
Я отвлекся от мыслей. Свинья, до того решительно обороняющая свой лоток, подошла ко мне, хрюкнула и уткнулась мордой в ботинок.
- Заткнись, - сказал я захохотавшему Морситу и убрал ногу. Хохот лишь усилился.
- Она чувствует родную душу, - кузнец утер выступившую от смеха слезу, а затем вдруг присмотрелся ко мне. – Как плечо?
- Терпимо, - я неопределенно покачал головой.
- Дай-ка взгляну… чтоб ты без дядьки Морсита делал… - кузнец тут же посерьезнел. Он подошел ко мне и положил руку на больное плечо.
То, что Морсит – маг, знали немногие. Дар у него был самый редкий среди одаренных – многосторонний. Он владел целительным и стихийным талантами, и, нужно отдать ему должное, скрывал их умело.
Наверное, взглянув на Морсита нельзя было даже предположить, что он не завсегдатай таверн и других мест, где можно выпить. Внешность его наводила на логичные выводы, но внешность обманчива. Широкое, полное лицо, будто укушенное пчелами, длинные светлые волосы, заплетенные в косу на затылке, синяк под темно синим глазом придавали ему сливающуюся с местными внешность, что часто помогало избегать проблем. А уж если бы кто-нибудь сказал, что он маг, то того человека сразу же обсмеяли бы и припоминали эту глупость недели две.
Из-за моей же внешности частенько возникали проблемы, особенно в кабаках, где ко мне всегда приставали с драками. Не знаю, по какой причине, но всех пьяниц и дебоширов прямо таки тянуло подраться со мной, поэтому я избегал таких мест. А вроде бы все как у всех – ничем не примечательное обычное лицо, короткие волосы, даже, что вовсе вписывается в здешние нормы – темного цвета, наличие глубокого шрама через все лицо – чем я им не угодил? Может дело в глазах? Так нет, не из изумруда сделаны, обычные серые. Они даже по количеству соответствовали – две штуки, что нельзя сказать о некоторых завсегдатаях заведения «Под пробкой».
Пока я размышлял, от ладони Морсита возникло розоватое свечение, и я почувствовал, как по больному плечу потекла волна тепла. Через несколько секунд Морсит убрал руку и свечение исчезло. Боли в плече я больше не чувствовал. Я уже привык к такой магии и это вызывало не больше удивления, чем смерть, после встречи с Заискивающим.
– Ладно, – я благодарно кивнул. – Пора уходить отсюда, Лиг заждался.
– Попрощайся со своей подружкой…
Я устало вздохнул и не нашел ничего лучше, чем улыбнуться.
– Да пошел ты.
Мы перелезли через загон и, пройдя по сплошной массе грязи неясного происхождения, вышли на покрытую досками дорогу, уходящую в непроглядный мрак окраин ферм.
Новый, словно скопище маленьких островков, разделялся на небольшие участки, которые соединялись длинными «мостами» - узкими дорогами, плывущими кривыми речушками в абсолютной темноте. Пара шагов в сторону с этой дороги – и ты уже никогда не найдешь ее, потерянный в море пустоты. Но ситуацию спасали старые верные «бочки», благосклонно, по доброте душевной, перевозящие всю массу Нового из одного района в другой.
Мы двинулись в сторону от убогих хижин фермеров, в которых, несмотря ни на что, было спокойно и тепло. А вот снаружи холодок все сильнее щипал за не закрытые одеждой кисти, а пальцы слушались хуже и хуже. Я то и дело оборачивался, выглядывая патруль, рука нервно сжимала ремень с пробивателем, перекинутый через плечо. Устройство было создано одним из умельцев Нового несколько месяцев назад, и нашло широкий спрос среди здешних обитателей. К сожалению, мастер умер неделю назад и больше не сможет порадовать новыми задумками. Умер тихо, в своем доме, окруженный близкими и друзьями.
Ну, так заявил глашатай.
А истина, как правило в Хагуроте, интересней.
В дали, в сплошном мареве мрака прорезались редкие огни, показывающие, что впереди нас ждет не только темнота, но и нечто иное. Их источниками были многочисленные фонари и окна домов, внушающие лживую мысль о нормальности. Под этими самыми фонарями каждый день убивали невинных ради одежды и дешевых вещей, а в домах обитали, в большинстве своем, лишь убийцы и прочие отбросы, заработавшие в империи одно из самых суровых наказаний – ссылку сюда. Не все мирные семьи, которые ссылались в Новый за незначительные проступки, могли устроиться здесь и выжить. Они становились жертвами «соседей», либо умирали от голода, не способные влиться в этот жестокий мир.
Просто и понятно.
Чем дальше мы шли, тем выше уходили своды подземелья, расширяя обзор. Вскоре они поднялись до такой высоты, что если бы мы выпали из «тропы» тут, то от нас ни осталось бы и мокрого места.
Количество огней увеличилось, открывая глазам пару районов, до того скрытых стенами подземелий. Послышался звон колокола, объявляющий комендантский час. После него находиться на улицах запрещено, и нарушение каралось патрулями на месте – обычно избиениями до полусмерти и начисто опустошенными карманами.
– Все три года я мечтал вырвать руки этому звонарю, – злобно проговорил Морсит, неловко перепрыгивая груду камней. – Я ведь живу рядом с колокольней…
– Чего не вырвал? – я перепрыгнул следом за ним, ботинки из кожи пустых уверенно приземлились на доски.
– Заклинание выбирал поинтереснее…
Дорога резко пошла под откос, и мы стали спускаться по вырубленным в камне ступенькам. Внизу маячил последний источник света на фермах – столб несильно возвышался над «бочкой», окидывая ее тусклым светом и предоставляя нам возможность лучше ее разглядеть.
«Бочка» как «бочка»: большой деревянный цилиндр с кое-где гнилыми досками неподвижно застыл на границе с абсолютным мраком. Длиной он был шагов восемь, шириной – три. В боку виднелся люк, через который можно было попасть внутрь, к нему подводила ненадежно выглядевшая стремянка. Рядом с «бочкой», с другой стороны столба виднелось жалкое подобие хижины – сторожка глядела на нас небольшим оконцем, изнутри доносился громкий храп.
– Откроешь? – спросил я Морсита, глядя на солидных размеров замок, висевший на люке. – Лучше, чтобы сторож нас не видел.
– Раз плюнуть! – Морсит пошел в направлении «бочки», закатывая рукава.
– Ты тише там, – с опозданием бросил я.
Пока Морсит занимался нарушением закона, я подошел к сторожке и заглянул внутрь. Убранство ее было не богатым: грубо сделанные стул и стол, на полу, в самом углу лежанка, на которой и храпел сторож «бочки». В его обязанности входило за плату открывать «бочку», а по ее возвращении – закрывать. Также он следил за ее состоянием, убирался внутри и, в общем, его работа была не так плоха как у большинства.
На столе пытался выжить маленький огарок свечи, хоть и плохо, но позволявший разглядеть стеклянный шар, стоявший рядом. Монеты заполняли все его пространство, доходя прямо до закрытого металлической крышкой отверстия наверху. Все они были разного размера и цвета – деньги в Новом делали на скорую руку, из смеси найденных металлов, и использовали редко – для оплаты дешевой выпивки или азартных игр. Нормальную еду, одежду, инструменты, все вещи необходимые для жизни нельзя было купить за эти куски металла – лишь обменять на что-то стоящее, к примеру, на шкуры тварей, убитых наверху.
На монетах, к карме Наместника, не было его уродливой физиономии, лишь обозначение ценности: один, пять, восемь и десять. За пятак можно было, к примеру, прокатиться на «бочке», за десятку отбросы покупали убогие самокрутки, с грязью внутри вместо кли – особого растения, выращиваемого на фермах. Я лично обходился без этого загромождающего карманы металла, носил с собой лишь пару монет, а еду и вещи менял на добытые наверху трофеи.
Вскоре с замком было покончено, и мы начали залезать внутрь через вполне большое отверстие люка в боковине. Внутри бочки была привычная непроглядная темнота, Морситу снова пришлось воспользоваться кольцом, явив нашему взору кучу тюфяков, набитых раздробленным крошевом, некогда бывшим камнями. Сейчас же камни превратились в неплохую набивку, по крайней мере, это лучше, чем ничего.
Кроме тюфяков, внутри больше ничего не было, лишь неприметная дверь, выделяющаяся в отдаленном от нас днище. За дверью находился камень-активатор, от которого зависело – будет «бочка» двигаться или нет. Наделенный магией, камень пропитывал ее и заставлял бездушный деревянный остов нестись через долины мрака со скоростью добротного гвардейского скакуна.
- Эх, вот бы попасть туда… - мечтательно протянул Морсит. – Все проблемы решились бы сами собой.
- Но туда не попасть, - я закрыл за собой люк, и за дверью с камнем раздался тихий звук – похожий не шелест листвы на ветру. Сквозь узкие щели в задней части «бочки» промчались ярко-красные лучи, ослепив нас на мгновение. – Если только ты знаешь способ обходить руны Высших Магов.
- Не знаю… - нахмурился Морсит. - И где мы тогда достанем «камень»? – он почесал подбородок, а затем плюхнулся на ближайший к нему тюфяк. – Я знаю, что ты с Лигом задумал насчет этого, но туда нам не пробраться – Маяк слишком хорошо охраняют.
- Мы с этим разберемся, - я сел неподалеку, предварительно аккуратно положив пробиватель.
«Бочка» слегка задрожала, шелест за дверью стал громче, и в следующий миг «бочка» оторвалась от земли, разворачиваясь, по мановению магии, в сторону Кузнечного района. Все как обычно. Она полностью развернулась и начала набирать скорость, чуть задрожав. Сквозь щели в ее боках начал просачиваться холодный воздух, а тряска нарастала.
- Аркон, - Морсит вдруг помрачнел. – Я все хотел спросить… Что с тем парнем, который нас заметил утром, у прохода в туннель?
- У него было клеймо одного из главных «очистков» города, видимо прислуживал в его доме, - начал было я.
- Так что с ним? Ведь парнишка ни в чем не виноват.
- Для «невиновного» он слишком часто и подозрительно на нас смотрел…
- Что с ним, Аркон?
- Мертв. Слишком рискованно. В любом случае, он был рабом у «очистка» - парень умер задолго до сегодняшнего дня.

Волкодлак Ату из клана Серая Шерсть, чье логово находилось в одной из пещер под Старым Хагуротом, совершенно не ожидал такого завершения дня. После удачной охоты он и еще несколько сородичей вернулись домой через привычные ходы в канализации и встретили там удивительных гостей, что мило беседовали со старейшиной клана. Точнее, беседовал только один из гостей, остальные хмуро наблюдали.
Их было около двадцати – мрачные лица в одинаково серых плащах поверх кожаной брони хмуро глядели на удивленных волкодлаков. Они были абсолютно безоружны – ни мечей, ни луков, даже ножей Ату не заметил своим зорким взглядом, что очень его насторожило – прийти абсолютно безоружными в логово к тем, кто с легкостью может снести тебе голову одним взмахом, выглядело странным поступком. На лицах остальных волкодлаков, что были здесь во время прихода гостей, виднелось такое же удивление. Мужчины и женщины, старики и дети, не решавшиеся принять боевое обличье зверя, наблюдали за центром пещеры, где происходило немыслимое – старейшина Апас, самый старый и уважаемый волкодлак клана снизошел до разговора с одним из прибывших и даже, что еще удивительнее, предложил тому присесть.
Собеседником старейшины был молодой парень со светлыми волосами и странным амулетом на шее в виде двух игральных костей черного цвета. Он спокойно облокотился на стуле и о чем то говорил, в то время как двое из его свиты стояли по разные стороны от него и невозмутимо наблюдали за происходящим. Остальные пришедшие стояли в десяти шагах от них.
Ату стащил с плеча мешок с развороченным подобием человека внутри и передал его подошедшему собрату.
- Давно они пришли? – спросил он, указывая взглядом на толпу застывших в центре статуй.
- Около пяти минут назад, - ответил собрат и поспешил скрыться в деревянных коридорах жилых построек, вплотную примыкающих к стенам пещеры. Сейчас они были пусты – все жители спешили разглядеть смельчаков воочию, образовав живой круг вокруг гостей.
Очень тихий живой круг.
Хагурот учит осторожности даже хищников, так как всегда находится тот, кто окажется сильнее тебя.
Толпа закрыла обзор и происходящее в центре пещеры скрылось от взора Ату. Поддавшись любопытству, он одним прыжком залетел на крышу ближайшей хижины, откуда открылся прекрасный вид. Ату пригляделся к гостям, заметив интересную деталь. Каждый из них носил странную черную перчатку на тыльной стороне которой что-то тускло мерцало. Нечто похожее на камень. Каждый почему-то носил лишь одну перчатку, что выглядело нелепо, только молодой парень, говоривший со старейшиной, носил две – в каждой камень блестел ярко, сильнее остальных. Красные сгустки непонятного происхождения исходили от них и били в глаза окружающих, заставляя отводить взгляд от перчаток.
Ату перевел взгляд на старейшину Апаса, наблюдая его реакцию на речи собеседника. Его брови то и дело сходились, выражая неудовольствие, но в глазах застыл холодный страх, будто он знал что-то, что не знали остальные. Он хотел было вставить слово, но парень нагло оборвал его, не дав завершить предложение. Ату знал старейшину, и он прекрасно понимал, что за такое тот мог спокойно вырвать сердце и съесть на глазах у жертвы. Но Апас медлил. Он лишь отрицательно качал головой, хмурясь все сильнее, и это не осталось незамеченным. Парень встал со стула и, сделав шаг навстречу старейшине, очень тихо сказал тому пару слов. Апас тоже встал, в глазах появилась сталь. Он ответил незнакомцу. И незнакомец улыбнулся. Он громко воскликнул и повернулся к толпе:
- Быть тому! Племя Серая Шерсть, я обращаюсь к тебе! Ваш старейшина глуп и стар, он не вник моим словам, не принял предложение, которое поможет вам перестать гнить в этом забытом богами месте. Сильные и смелые, мы, волкодлаки, рождены, чтобы жить не в сырых и темных углах, а там, где посчитаем нужным! Мы должны держать людей в вечном страхе, а не выбираться под покровом ночи в поисках одиноких охотников, чтобы прокормить своих детей! – он с силой пнул стул, который тут же отлетел в сторону. – Мы – приближенные к неисчерпаемой силе, вечной ловкости, скорости и непокорности, а ваши, - он небрежно махнул в сторону старейшины, - главы не дают вам высказать свою волю! Я, Алар Быстрый, последний из рода Белых! Я тут, чтобы вы выползли из этой ямы, забыли страх и раздавили этот гнойник! Хагурот может стать вашим загоном, в котором будет лишь покорное стадо, вкусное мясо для стариков и женщин! Я говорю вам – присоединяйтесь! И вы увидите всю мощь наших клыков и когтей, объединенных в общую лавину ударов! Жалкие ряды людей сомнутся и преклонят колени!..
Человек яростно восклицал, речь его лилась огненным градом, который заставлял некоторых испуганно отступить, а некоторых – навострить ухо. Ату присмотрелся к человеку – он не чувствовал обличье зверя, спрятанное под гнилью человеческого тела, не чувствовал жара, исходящего от незнакомца – тот был холоден, словно лед, но с виду будто скакал по раскаленным углям.
- Белые вымерли столетия назад! – послышался голос из толпы. – Кто ты такой? Что тебе здесь нужно? Уходи! – голос был поддержан парой десятков других возгласов.
Старейшина Апас понял, что момент на его стороне и приблизился к гостю.
- Уходи незнакомец или я сдеру с тебя кожу! Как ты смеешь оскорблять великий род Белых? От тебя не исходит Дар, ты – просто говорящее мясо!
В следующий миг произошло то, чего никто не ожидал. За секунду Ату почувствовал огромную волну силы, исходящую от незнакомца, а затем тот прыгнул на Апаса. Сверкнуло, и в следующий момент все увидели огромного белоснежно белого волкодлака, бешено пожирающего старейшину гигантской пастью. Он был вдвое больше любого из племени, принявшего обличье зверя и вдесятеро страшнее. Громогласно чавкая, за десяток секунд он сожрал половину Апаса, вся его морда окрасилась в багровый оттенок, а мускулистые лапы испачкались в разрытых внутренностях погибшего. Кое-кто из толпы, кто поглупее, вынырнул наружу, обернувшись волкодлаком, но тут в представление вмешались остальные гости. Несколько из них молниеносно вскинули руки, одетые в перчатки, от камней возникли яркие синие вспышки, затем грохот нескольких хлопков и волкодлаки замертво повалились на землю, с развороченными магией телами. Оценив свои силы, толпа затихла.
Ату испуганно прижался к крыше, продолжая наблюдать. Молодой парень вновь стоял в человеческом обличье, на лице кровавые подтеки и безумная улыбка. Он поднял руку вверх в примирительном жесте.
- Я не хочу причинять вам вред. Я лишь хочу, чтобы вы пошли за мной, отомстили своим обидчикам. Я поведу вас в нужном направлении…
Толпа колыхнулась, будто отходя от сна. От гостя исходили необъяснимые потоки величия, необъяснимая сила, которая сама собой заставляла преклонить колени и подчиниться. Ату заметил, как на груди незнакомца засверкал амулет, выполненный в виде игральных костей. Тут же послышались десятки голосов, на незнакомца теперь смотрели по-другому.
- Он убил Апаса, разорвал за секунды!
- По закону он может стать старейшиной…
- Род Белых не вымер…
Парень вновь обернулся огромным зверем. Стоя на двух слегка согнутых в коленях лапах, он оглушительно заревел, подняв окровавленную морду к сводам пещеры и Ату понял, что перед ним стоит их вождь, их старейшина, их повелитель. Это осознали все.

Новый Хагурот вырос не на пустом месте. Десятилетия назад его заменяла целая система казарм и стрельбищ, предназначенная для тренировки гвардии императора Ами Второго, последнего правителя погибшей империи. Огромные каменные строения заполоняли подземелье, в них жили и обучались сотни людей, в последующем пополнявшие ряды лучших войск империи. В последний день империи, когда отряд сильнейших магов двух материков ворвался в столицу и уничтожил все и вся, молодые новобранцы как обычно находились в подземных строениях. По слухам, к ним спустился Аро-Ази – глава магов Мертвого материка и по совместительству правая рука Астари – лидера бойни. Магов, способных дать ему отпор в подземелье не оказалось, а те, что были - пали за мгновения. Дальше Аро-Ази занялся новобранцами: поставил непреодолимые барьеры на здания, где те находились, а внутрь запустил огонь. Бедняги сжарились заживо.

Каменная паутина отходила от продолжавшегося под землей Маяка и простиралась на несколько лиг. Библиотеки, столовые, таверны – уже тогда все это напоминало город, только порядки были суровее, а цели яснее. Сейчас же от построек остались лишь стены, а в некоторых местах до сих пор можно было найти скелеты в заржавевших кирасах гвардии.

Мы прибыли в Кузнечный через полчаса. Как я помнил, сторожа здесь ночью не было, поэтому проблем не предвиделось. «Бочка» глухо стукнулась о деревянную перегородку, похожую на оторванный от забора кусок, а после плавно опустилась на землю.

- Пойдем, - сказал Морсит мрачно. Он расстроился из-за смерти парня, но ведь у меня не оставалось другого выхода – тот мог запросто сообщить об этом своему хозяину и тогда бы весь план рухнул за считанные мгновения.

За всю историю Нового отсюда не сбежал ни один человек. Да, пытались, но не сбегали, провалившись в самом начале. Кроме отбросов, у Наместника на службе состояло множество бывших солдат и служащих Тайной Канцелярии, которые не ели свою еду зря. Не считая этого, большой ошибкой несостоявшихся беглецов было отсутствие сильных покровителей. У нас же, покровитель был.

Мы осторожно выбрались из «бочки», оглянувшись по сторонам: пустынная, обрамленная каменными склонами площадка совершенно не освещалась. Остатки столба еле виднелись, грубо лишенные своей большей части какими-то бродягами. Срез был неровный, с мясом, видимо использовали самый тупой топор в Новом. Сейчас фонарь наверняка светил в какой-нибудь комнатушке с запахом выпивки и грязных тел.

Перекинув пробиватель через плечо и сжав ремень покрепче, я зашагал вперед, выискивая в темноте вырубленные в камне ступеньки. Вскоре они были найдены, и мы стали подниматься. Было заметно, что Морсит устал за сегодняшний день: громкое сопение и пот, стекающий по лицу, прозрачно намекали на это. Но, учитывая, что наверху он был в первый раз, справился Морсит неплохо.

Кузнечный встретил нас как обычно: непреодолимой вонью и невыносимо неопрятным видом. Перед нами выросла длинная улица, заканчивающаяся пародией на помост из нескольких старых гниловатых столов. Всегда, когда там прохожу, удивляюсь – как он еще держится? Вдоль дороги, сверх меры застланной грязью и различным мусором, с двух сторон ютились дома, построенные из смеси дерева, камня и непонятно чего еще. Двери были наглухо захлопнуты, а свет не горел ни в одном окне.

Комендантский час един для всех.

- Придется идти по дерьму, - я указал в сторону ближайшего дома. – Повернем и пойдем обходным путем. Иначе попадемся патрулю.

Морсит пробурчал что-то неразборчивое, но пошел следом.

Кузнечный в своем роде являлся ремесленным районом Нового. Он разделялся на торговые кварталы, в каждом из которых находились лавки и мастерские, где можно было приобрести необходимую вещь, обменяв ее на ненужную. Ну, либо менее нужную. В Кузнечном находились ткацкие и слесарные мастерские, кузни и даже пекарня. На юго-западе и юго-востоке были жилые помещения охотников, шахтеров и плотников. Последние всегда удивляли меня своей бережливостью к поставляемую с Окра дереву. Вроде бы и много привозили, как говорил мне один знакомый охранник с порта Нового, но тратили дерево очень скупо, носились с каждым бревном. Видимо, Наместник дал распоряжение, но зачем?

Мысли о Наместнике заставили меня поднять голову и взглянуть на Маяк. Даже издали было видно, каких великих размеров он был. А ведь это только половина, прорывающаяся через свод подземелья и прямой линией вырисовывающаяся на фоне абсолютного мрака. В огромных каменных плитах частенько сверкали огоньки – свет светильников, проходящий через узкие отверстия бойниц. Смысл делать бойницы под землей? Осторожность никогда не бывает лишней.

Официально, наружу можно выйти только через Маяк – по обычной каменной лестнице, довольно крутой к тому же. Каждый раз, когда я отправляюсь на охоту, костерю строителей всеми известными мне ругательствами, так как по лестнице приходится подниматься минут десять, не считая остановок на передышку. А потом еще довольствоваться обязательной проверкой стражи, которая может и свистнуть чего из карманов.

Рядовые солдаты в Новом определенно отличались тем, что большинство из них были тупыми идиотами, на воле начудившими по мелочи и попавшими сюда из-за врожденного невезения. Одного взгляда на них хватало, чтобы жалость сама собой подступила к сердцу, ведь эти неудачники не вызывали ничего кроме этого чувства. Хотя, надоедали они изрядно. Не редки случаи разгромов и грабежей, устроенных этим стадом баранов. Они выдавливали все до последней стоящей вещи и горсти монет из каждого торговца и ремесленника, а оставляли лишь хлам.

Но в любой ситуации есть исключения. На отшибе в Кузнечном было место, куда боялись сунуться даже «храбрейшие» патрули Наместника, ибо там их встречали с ножами и кулаками. Нет, конечно, командующий патрулями Кузнечного пытался предпринимать попытки, но очень скоро к нему пришли, приставили к горлу что поострее и проблема решилась сама собой.

Место это называлось «деревней дядюшки Проста», в честь главного ублюдка Нового и по совместительству – моего нынешнего партнера по побегу. Человек от Проста пришел ко мне месяц назад с предложением, от которого было невозможно отказаться – свалить из этого проклятого богами места раз и навсегда.

Как я мог не согласиться?

Под управлением Проста почти все лавки Нового, он в договоренностях со многими «очистками», владеет парой шахт, а также пятью-шестью десятками вооруженных до зубов наемников, не считая магов. В его руках огромная власть, не знаю даже – как до сих пор он остается в живых? Вероятно, поставляет что-то Наместнику с воли или выполняет для него грязную работу. А может то и другое.

«Деревня» Проста – одно из безопаснейших мест во всем Новом, несмотря на скопление в ней самых отъявленных головорезов и убийц, а также полное отсутствие контроля. Около двух десятков домов скрывались, с одной стороны - за высокой стеной, бывшей некогда частью жилой постройки, а с других – обрывами и резкими склонами.

Задача, поставленная Простом была выполнена: я провел Морсита за стену Старого, а тот успешно смастерил держатель для камня-активатора, без которого сам камень был бесполезен. Установка держателя заняла несколько часов и, признаться, это очень кропотливый труд, с которым может справиться лишь мастер. Впрочем, Прост недомерков не выбирает.

Оставалось передать его помощнику, что все закончено, но это не займет много времени. Только зайти в таверну «Пузо», найти одноглазого засранца, а затем со спокойной совестью выпить настойки Лига и завалиться спать без задних ног. Претворением этого плана в жизнь мы и занялись.

Осторожно ступая, скрывшись за кособокими хижинами, мы двигались по направлению к «деревне». На улице были слышны громкие разговоры патрульных и необычайно неприятный гогот одного из них. Хорошо, что мы пошли обходным путем.

Избавление от помоев происходило следующим образом: открывалась задняя дверь, производился нехилый замах, а затем помои выливались из ведра прямо на землю. Таким образом, можно догадаться, что ступали мы с Морситом по целому «морю дерьма», а вонь стояла такая, что нос вжимался в лицо со всей силы, стараясь не вдыхать лишний раз.

- Уроды, нельзя в общую яму кидать?.. - стонал Морсит, морщась.

- Ты чего, до нее же идти нужно… - я старался не смотреть вниз. – Целых две минуты…

- Начистить бы этим хмырям рожи…

- Да, а потом разбираться с патрулем за беспредел, а если… Черт! - внезапно я потерял равновесие и, слегка поборовшись со своим неуклюжим телом, грохнулся прямиком в… да, именно туда.

Морсит с силой сжал свои челюсти обеими руками, чтобы не заржать во все горло и не привлечь патруль. Так продолжалось с десяток секунд, затем он чуть успокоился и с трудом выдал:

- Не зря к тебе свинья терлась… Пгкх, чувствовала родную душу, - он снова затрясся от беззвучного смеха.

- Заткнись, я не специально… – я с горечью осмотрел свою одежду на предмет спасенных от помоев мест, но безрезультатно.

- Ты сейчас похож на вурда, решившего немного загореть, - улыбка не сходила с лица Морсита. – По морде только размазать и вообще огонь!

Я передернулся, когда услышал про вурда. Смех смехом, но эти твари не один десяток охотников сожрали – в последнее время от них вообще спасу нет, жертв все больше.

- Заткнись, - опять кинул я Морситу полушепотом, отмечая, что пробиватель в вонючей жиже не искупался – хорошо все же, что я его в руки взял, а не оставил висеть за спиной.

- Не «заткнись», а «заткнись пожалуйста, уважаемый Морсит», - маг многозначительно поднял палец. – Кстати, я надеюсь, что ты сам встанешь, а то сам понимаешь…

– Встану, - от вони и всего этого вида меня вдруг затошнило. Я закрыл глаза и попытался представить, что нахожусь где-то на берегу моря…

Но помогло не особо.

Топот шагов ворвался в сознание так резко, что я даже дернулся от неожиданности. Звук хлюпающих по грязи сапог приближался к нам с главной улицы, и я мигом стал искать глазами хоть какое-то убогое укрытие. Глаза, к счастью, наткнулись на большое деревянное корыто, которое стояло, прислоненное к стене дома. – Быстрее, сюда! – прошептал я Морситу, затем вскочил и, шатаясь, добежал до спасительного убежища. Сердце, до того спокойно бившее свой привычный ритм, сейчас будто изучало один из танцев дикарей с севера Окра, которые славились своими ярыми темпами. Обернувшись, я с горечью осознал, что Морсит не успевает, поэтому не стал его ждать. Я плюхнулся на землю и спрятался под корытом, прижав пробиватель к груди, словно ребенка.

Черт! Морсит, недолго мы с тобой поработали…

- Ведите их сюда, за дом… Да, в «дерьмовый коридор», - голос был мужским и грубым, отдавал хрипотцой.

Точно патруль.

Шаги приблизились, теперь они звучали совсем четко. Я уже ожидал криков увидавших Морсита патрульных, но ничего так и не произошло.

Неужели успел спрятаться?

Послышались новые шаги, которые вскоре присоединились к предыдущим.

- Сколько их? – спросил все тот же голос.

- Трое.

- Ставьте на колени.

Звуки возни, вялые попытки сопротивления, шлепки ударов. Я, наконец, успокоил дыхание и посмотрел на пробиватель: прут в стволе, еще пять в норах, если что успею завалить нескольких. Надеюсь, не потребуется.

- Но за что? Что мы сделали? – раздался испуганный женский голос. Я вздрогнул.

- Так, вы трое, исполните приговор… - прежний голос с хрипотцой.

- Объясните: в чем дело?! – мужской голос заметно дрожал.

- Вы, свиньи, виноваты в том, что не подчинились прямому приказу патрульного, они еще спрашивают…

- Но он ведь хотел ограбить нас, забрать все, что у нас есть!

- Сколько вы в Новом? – поинтересовался хриплый голос.

- Мы… около недели…

- Слишком много, чтобы не знать правила. В расход.

Шелест доставаемого металла и звуки распарываемой плоти на пару секунд заволокли мое сознание, до тех пор, пока не раздался тот самый крик, который заставил вынырнуть из проклятого тумана, сжать зубы и кулаки до побелевших костяшек – детский крик.

На долю секунды я уже было собрался рвануть из-под своего нелепого укрытия и расквитаться с ублюдками за этот гнусный поступок, но голос командира отвлек меня от порыва и вернул к реальности.

Нет. Нельзя. Иначе не будет пути домой.

- Так, все кончено. Повесьте этих двоих на столбы на центральном помосте в назидание…

- А девчонку?

- Похоронить, - в голосе не было абсолютно никакой жалости и стыда за содеянное, лишь понимание, что тело ребенка, прикованное к столбу, вызовет волнения. Ох, я бы с удовольствием всадил тесак в его чертову глазницу!

Несмотря на шанс быть увиденным, я не смог пересилить себя и все же выглянул из-за укрытия.

Трое патрульных склонилось над телами убитой семьи, попутно вытирая ножи об их одежду. За их спинами стояло еще пятеро, и они сильно отличались от патрульных. Четверо солдат в новенькой имперской форме с пристегнутыми к поясам шпагами и арбалетами за спинами с полным отвращением наблюдали за происходящим. Еще один – видимо командир, стоял, криво ухмыляясь и поглаживая острый подбородок. Он был одет в форму командира патрульных, а на его поясе виднелся крепкий топор с зазубренным лезвием с одной стороны и чехол со шпагой с другой. Он посмотрел на четверых солдат, а затем взглядом указал на троих патрульных, склоненных над телами и видимо мародерствующих. Солдаты кивнули и потянулись к арбалетам. Командир наблюдал за происходящим, и на его лице было написано: приказ не нравится, но приказ есть приказ. Раздались щелчки и патрульные присоединились к только что убитой ими семье с телами, пробитыми металлическими болтами.

- Треклятый Наместник… - командир сплюнул. – Заменяет хороших, толковых парней какими-то заучками с Окра… Нет бы просто заменить, убивать то зачем?

Солдаты молчали, но я знал ответ. Он был примитивен до невозможности: Наместник просто на просто понял, что не уйдет далеко с этими убийцами и насильниками, которые составляли большую часть его армии и не славились покорностью и повиновением. Они легко могли поменять сторону, дай только повод и деньги – и они уже идут под командованием какого-нибудь богатенького раздолбая и точат ножи, чтобы всадить его в сердце Наместника. Поэтому он и решил заменить их солдатами с Окра, поставляемыми Императорами - видимо для поддержания порядка на материке.

Я слышал, что в некоторых районах Нового с патрулями теперь не возникает никаких проблем, видимо, там они уже полностью заменены на солдат из империи, а прежние патрульные скинуты в обрывы на краях районов.

Интересно, что говорили живым патрульным об их исчезнувших товарищах, дабы не поднять панику и продолжить их методичное вырезание одного за другим? Может, про перевод в новый патруль на другом конце города? Или что-то иное? В любом случае, сейчас меня это волновало меньше всего.
 
Последнее редактирование:

Кархайм

Кархайм

'Dum adu'nala'
Команда форума
Регистрация
21 Авг 2013
Сообщения
2.390
Оценок
2.407
Баллы
1.763
Доброго.)
Я пока воздержусь от какого-либо высказывания.Подожду немного для второй или третьей главы.Тяжело сужу по небольшим рассказам.
Но как начало понравилось.
 

Кархайм

Кархайм

'Dum adu'nala'
Команда форума
Регистрация
21 Авг 2013
Сообщения
2.390
Оценок
2.407
Баллы
1.763
Главное что идёт.Я свой черновик уже второй год до ума довести пытаюсь.В итоге сюжет столько раз уже сносился и писался по новой....
Думал к лету нынешнему закончить.Ага,сейчас...разбежался.Можно ещё накидывать с полгода.)
 

sword9999

sword9999

Архитектор
Регистрация
10 Ноя 2013
Сообщения
372
Оценок
439
Баллы
396
Картина города это одно, на мой взгляд нужна концепция этого мира - его причинно-следственные связи - откуда и куда, так сказать. Ну, это я так думаю!)))
 

Ksiler

Ksiler

Шпион Гуорры!
Регистрация
24 Окт 2014
Сообщения
150
Оценок
276
Баллы
151
Вы прям как хакер из фильмов, самой часто нажимаемой клавишей принципиально не пользуетесь. Хотел написать я, дойдя до комментариев, понял, что у вас пробелы встроенный редактор сайта поел. Во всяком случае, спасибо за текст, перечитаю повторно, когда он отредактируется, что б понять, всё ли я правильно прочитал изначально.
 

Александр

Александр

Житель Вальдиры
Регистрация
8 Авг 2013
Сообщения
1.319
Оценок
905
Баллы
918

Похожие темы


Сверху Снизу