Стальский Сулейман. Поэт. Его слова, притчи.

Дем Михайлов

Дем Михайлов

Неистовый писарь
Команда форума
Регистрация
8 Авг 2013
Сообщения
20.863
Оценок
57.765
Баллы
5.502
Возраст
44
Я не поэт, но всегда поражался, как люди умеют складывать слова в нечто одновременно ритмичное и одновременно столь красивое.
Но это мой взгляд дилетанта. Да и речь не об этом.
Недавно читал свою любимейшую книгу - Википедию.
И там, в статье о Сулеймане Стальском, в ее конце, нашел две притчи.
Первая, как мне кажется, очень хорошо описывает саму суть поэта, состоянии его души. Ну или мне так кажется. Во всяком случае, меня эти притчи заставили задуматься о поэтах.

Вот отсюда взято: https://ru.wikipedia.org/wiki/Стальский,_Сулейман

Вот текст:

Притча о Сулеймане и юноше
Сулейман сидит на пороге сакли босиком, расстегнул ворот бешмета и по-стариковски согнул колени, в руках он держит посох. Перед ним на глиняном полу сверкает жаркий квадрат солнца, мешая ему смотреть на собеседника.

— Ты приехал ко мне в гости, а затеваешь спор, — говорит он. — И вчера и сегодня одно и то же. Отдохни, не утомляйся, будто какой-нибудь доктор! Ты же поэт, ты должен понять: уходит конь — остается зелёное поле; уходит герой — остается его слава, Я не герой, и слава живого поэта, конечно, — не слава героя. Она непостоянна, подобно костру, пламя которого надо все время поддерживать: иначе пламя меркнет и перестает озарять лицо. Я ещё жив, зачем же ты советуешь мне безделье? Оставь. Поэт должен быть щедрым, как соловей. Я не болен… На свете много чудес, и ты, конечно, всего не знаешь. Разные бывают поэты. Дождь одинаково орошает землю, но в пустыне не растут ни мак, ни цветы.

— Пустыня не в счет. Это нечто мертвое, Сулейман.

— Пустыня — это пустыня, юноша! Мертвое всегда холодно, а пустыни иногда бывают горячими и полны жизни, полны всяких змей и скорпионов. Заметь: пустыня страшнее старости. Это болезнь, ржавчина, бесплодие души, и вылечить её труднее, чем вылечить старость… Бывают разные поэты, как и почва! Говорящий сеет, слушающий жнёт. Ты слушай. Я расскажу, почему я не боюсь, что опустошится мое сердце, и почему я неутомим. Молодость много значит, но одна молодость, юноша, ничего не значит. У настоящего поэта душа должна кипеть, как сад. Хорошие слова растут на высоких деревьях, а их нужно выращивать. Поэт тот, кто многоопытен и молод душой. Его любовь должна быть щедрой, как солнце летом (ветви сада цветут под солнцем!), его ненависть должна быть яростной, как река в грозу (корни сада питаются влагой!). Без этого заглохнет жизнь, и сад души вскоре обратится в пустыню. В молодые годы мои я слышал, что истинная любовь, и честная ненависть, как два крыла, едины и что на них-то и парят орлы. Чем крепче крылья, тем выше полет орла. Летай! — говорили мне мои учителя. Никогда не прощай даже маленькой обиды врагам, ибо с каждой прощенной обидой ты роняешь одно перо из крыла ненависти и спускаешься ниже. Если все герои — соколы, то поэт должен быть орлом: летай, раскрывай крылья пошире! И сейчас я говорю то же самое всем, кто спрашивает у меня о вдохновении: Летай! Это закон, которым начинается песня…»

(Из книги Эфенди Капиева «Поэт»)

Притча о том, как Сулейман сочинил стихотворение на крыше сакли

"Однажды погожим летним днем Сулейман Стальский лежал на крыше своей сакли и смотрел в небо. Вокруг щебетали птицы, журчали ручьи. Всякий подумал бы, что Сулейман отдыхает. Именно так подумала и жена Сулеймана. Она поднялась на крышу сакли и позвала Сулеймана домой:

Хинкал (любимое национальное блюдо в Дагестане) готов и уже стоит на столе. Пора обедать. Сулейман не ответил и даже не повернул головы.

Через некоторое время Айна второй раз позвала мужа:

— Хинкал остывает, скоро его нельзя будет есть!

Сулейман не пошевелился. Тогда жена принесла обед на крышу, чтобы Сулейман, уж раз ему так хочется, пообедал там. Она подала ему обед, говоря:

— С утра ты ничего не ел. Попробуй, какой вкусный хинкал, я приготовила.

Сулейман рассердился. Он вскочил с места и закричал на свою старательную жену:

— Вечно ты мне мешаешь работать!

— Но ты же лежал и ничего не делал. Я думала…

— Нет, я работаю. И больше мне не мешай.

И правда, в этот день Сулейман сочинил свое новое стихотворение.
 
Сверху Снизу