Фьюка 2.

Шелест

Шелест

Неспящий над продой.
Регистрация
8 Авг 2016
Сообщения
2.381
Оценок
2.965
Баллы
1.111
Возраст
47
hzpCm31xMJ.jpg


Дорогие друзья!
Уважаемые форумчане!
Многоуважаемая Рлин!
Предлагаю вашему вниманию свой новый рассказ.
Это рассказ с трудной судьбой. Начнем с того, что это фанфик на рассказ Рлин "Фьюка", который сам по себе тоже фанфик по миру Вальдиры нашего любимого Дема Михайлова.
Рассказ пишется давно и мучительно, и на данный момент не вполне еще закончен. Первая часть его сейчас проходит вычитку группой моих добровольных помощников, т.к. ни для кого не секрет, что йа ниграмотный.
Надеюсь они отловят и истребят большую часть грамматических и синтаксических ошибок, для того что ваши глазки не плакали кровью как это обычно бывает, после того как текст проверяю я.
Надеюсь, вычитка не займет слишком много времени.
Так же, после выкладки на форуме, текст будет выкладываться в моем профиле на АТ. Милости просим!
Отдельное большое "Прости меня пожалуйста", я хочу попросить у Рлин.
Рлин, прости! Прости если сможешь!
Рлин! Все пошло не так! Йа нихател! Оно само так написалось!
 
Последнее редактирование:

Шелест

Шелест

Неспящий над продой.
Регистрация
8 Авг 2016
Сообщения
2.381
Оценок
2.965
Баллы
1.111
Возраст
47
Тут будет размещена часть рассказа. А может и весь сразу.
13804776821880.jpg


Фьюка 2. Хранители детских снов.
Рассказ.


Мне определенно начинало здесь нравиться. Это было даже в какой-то степени удивительно. Лично я от себя такого не ожидал.

Была в этом месте какая-то необъяснимая и ускользающая красота. Некая неуловимая прелесть. Нечто, настолько мимолетное и неощутимое, что сознание с трудом это фиксировало, оставляя лишь лёгкое ощущение.

Хотя первое время я ненавидел эти болота всеми фибрами души. Просто потому, что...

Потому, что сыро. Потому, что грязь и вонючая жижа. Потому, что туман. Потому, что дождь. Потому, что комары. И вообще!.. Это же болото!!! Что там в нём можно любить? Я же не лохр какой-то все-таки! Да и те не очень-то болота жалуют, им всё больше проточную воду подавай, в крайнем случае -озёрную.

А поди ж ты! Понравилось!

Особенно мне понравился туман. Его невесомая и вечно ускользающая легкость. Непостижимое бесплотное бытие. Его внезапные превращения.

Только что это были невесомые пряди и локоны, стелющиеся над землей на высоте колена, а несколько минут спустя вокруг уже ватные стены, глушащие звуки и пугающие невнятными тенями неизвестных монстров.

Ну, как - неизвестных?.. До прочтения логов, естественно… Не всегда с ходу успеваешь разобраться, кто тебя схарчил на этот раз.

А пожрать они тут любят… Ох и любят… Это да… Монстряки, что с них взять?…

Интересно, сколько раз меня здесь съели? Логи, что ли прокрутить? Не… Лень… Но, в любом случае, тонул я не так часто, как меня ели. С полсотни раз, наверное, на респе отметился, вряд ли меньше. Хотя нет, это я хватил, конечно. Но раз тридцать ели в любом случае, как минимум.

Ленивые мысли в голове угасли и я, под звон «торричеллиевой пустоты» царящей в мозгу, некоторое время просто следил за тем, как из крошечных частичек тумана на травинке собирается капля, как она склоняет ее кончик книзу. И наконец, достаточно отяжелев, чтобы сорваться с него, отправляется в свой первый и последний короткий полет вниз, к земле, чтобы впитаться в торфяник, мягким толстым ковром покрывающий жуткие и бездонные трясины Гнилоземья.

Не все бездонные, конечно, в основном, в пределах пары десятков метров, но пару по-настоящему бездонных мест я тут теперь знаю. Тоже, кстати, одна из загадок, откуда тут такие ямищи? Не иначе, как следы божественных разборок. Или опять вездесущие и неугомонные Древние в свое время котлованов нарыли? Больше вроде неоткуда им тут взяться.

Так, неторопливо размышляя о том и об этом, обо всем и ни о чём одновременно, я провожал взглядом срывавшиеся раз в минуту, одна за одной, с травинки на сапог, капли туманной влаги.

Сапог был мокр, черен от грязи и болотной жижи и разил перебивающим даже болотную тухлятину березовым дегтем.

Глаза, конечно, не выедало, невзирая на близость к оным, но на мысли об общественных туалетах наводило.

А, с другой стороны, что взять с новичков? Я вот тоже поначалу верил утверждениям в гайдах о том, что деготь хорошо защищает сапоги от слякоти. Долго верил. Минут тридцать, наверное, пока в сапогах вода не набралась по щиколотку и какая-то болотная тварь след по дегтю не взяла. Прямо сквозь торф, зараза такая, унюхала. Так что, недолго я с мокрыми ногами ходил в тот раз.

Хорошо, что та зараза не в этих местах живет, а то, думаю, всё бы уже закончилось.

Сапог перед моими глазами маячил уже добрых полчаса и исчезать не торопился, хотя хлюпанье воды в нем я слышал весьма отчетливо.

Терпеливый попался у него хозяин. Вернее, хозяйка.

Вообще-то, я не жалуюсь. А то может показаться, что мне не нравится тот факт, что сапоги перед носом переминаются. Да и кому угодно грех было бы жаловаться на неудобства, при таком шикарном виде, открывшемся мне на такой отменный филей.

Жаль, что красоту лица я оценить не могу, как и прочих частей этого беспокойного организма, затаившегося в кустах передо мной, но филей у него на загляденье. Надеюсь, что и всё остальное - тоже.

Да я, собственно, и сам тут затаился, причем, гораздо раньше и по другому поводу, но уж в тесноте, да не в обиде. Все-таки, это единственный приличный кустик в радиусе километра. Больше укрытий нет. Придется отнестись с пониманием. Где же еще прятаться, как не здесь?

Хотя… Я бы вот, если кого искал, обязательно этот кустик проверил. И сильно опасаюсь, что этим всё и кончится. Если она раньше мне на голову не наступит. Все-таки близковато стоит.

Эх… Туман бы, что ли, поскорей включили? Я бы тогда втихую свинтил. А так… В чистом поле… Да, к тому же, не всё оно проходимое. Уж я то знаю, поползал, походил… Вот угораздило же!..

Беспокойный организм передо мной прекратил свои нервные конвульсии и переминания, и осторожно переместился из позы «на корточках», в положение «с опорой на правое колено». Причем, невзирая на то, что штаны намокли мгновенно и измазались в грязи, замер и не шевелился.

Похоже, началось. Видимо, отсидеться ей здесь не удастся. И мне, увы, тоже. А так хотелось остаться незамеченным. И вообще, драться не было ни малейшего желания. Даже с учетом того, что этот организм с шикарной задницей, светился красным ником не хуже доменной печи, а уровень у меня был почти вдвое выше.

- Пали-сткуали, Ляна!!! Выходи зараза, я тебя вижу! – мощно проорал метрах в ста от нас мужской голос.

Ага! Ляна значит! Так я и думал, что она накосячила.

- Ляна, выходи, я знаю что ты в кустах! От тебя следы по росе как от трактора, корова ты кривоногая!

Ну, всё, чувак, вечного врага ты себе завел, это однозначно. Уж что-что, а ноги тут, дай Бог каждой! Уж я-то за последние полчаса по этим ногам стал практически экспертом.

- Ляна! – продолжал надсаживаться, медленно приближаясь к нам голос – Если ты думаешь, что этот кустик тебя спасет, то ты еще тупее, чем я думал, блондинка ты гребаная!!! Выходи сама, пока я не спалил тебя к чертям вместе с этим кустом!

Оооо… Да он еще и маг, похоже… Или имеет что-то зажигательное и дальнобойное. Например, зачарованные стрелы.

Эх… А ведь всего в десяти метрах отсюда был такой милый бочажок с почти чистой водой! Вот что мне стоило в нем залечь? Эх, лень матушка…

Ну что, придется обострить ситуацию. А то, где один агр, там и два, а в мои планы делиться праведно нажитым имуществом совершенно не входило. Более того, кое-что я совершенно не готов терять. Ну, вот от слова - совсем.

И так столько тут всего я в этих трясинах оставил…

----------------------------------------------------------------------------------------------------------

Эх!.. Жалко-то как… Такой полезный ингр… Но пожертвовать придется.

Пока неведомый, но чрезвычайно настойчивый поклонник неописуемой красоты филея и умопомрачительных длинных ног, маячивших у меня перед глазами, распинался, плавно приближаясь к нам по дуге и, очевидно, надеясь зайти с фланга (наивный, кстати, юноша, но вдруг он до болотных окон все же не дойдет?), пока его визави, нетерпеливо постукивала по луку наложенной на него стрелой, с подозрительно светящимся даже сквозь бумагу, в которую он был завернут, алым наконечником, я медленно и осторожно достал из инвентаря склянку с редчайшим алхимическим ингредиентом, стоящим немалых денег.

С болотной осой.

Тварь редчайшая и крайне неприятная. Уж каких ухищрений мне стоило ее добыть! Лучше не думать. Одних зелий ночного видения извел под два десятка, но небольшое гнездо все же добыл. Целых пятнадцать ос!

Знаю, не дело отвлекаться от основной задачи, но когда прямо на ровном месте, практически, натыкаешься на такое сокровище, устоять невозможно!

Да я теперь просто Крез!

Беззвучно откупорил склянку и, подождав пять секунд, пока оса очнется от волшебного оцепенения, которое не дает в склянках портиться препаратам, осторожно поднес ее к обтянутыми облегающими охотничьими брюками ягодицам.

Оса меня не разочаровала, выбравшись точно в то место которое находилось над пяткой сапога и, вцепившись в ткань, замерла, то ли приходя в себя, то ли соображая, куда теперь податься.

То, что эта злопамятная зараза обязательно на прощание ужалит, я не сомневался ни секунды. И в гайдах написано и на своем горьком опыте испытал. Причем, не раз. Вопрос только в том, когда?

- Ну, все, Ляна! Последнее китайское предупреждение! Или сама сдашься и всё вернёшь, или я сам сниму с тебя всё, что у тебя есть, (хм… звучит как-то двусмысленно) пока ты в труселях бегаешь от респа до гостиницы. И свои побрякушки потом назад не проси! Я их утоплю в этом проклятом болоте! Прямо вот на этом самом месте! Считаю до трех!

Раз! Два! Три!

Выдержав после отсчета непродолжительную паузу, громогласный преследователь вполголоса и почти миролюбиво сообщил:

- Ну, как знаешь, я предлагал…

После этого стало слышно, что он перешел на бег и, совершенно не скрываясь, напрямик рванул к нашему кусту.

Надо сказать, что выдержка у девушки в наличии имеется. На переход противника к бегу она никак внешне не отреагировала и лишь после того, как над кустом впритирку прошел файербол, слегка пригнулась, прижав, наконец, осу к сапогу.

От звонкого заливистого вопля у меня заложило уши.

Вообще, я не представляю, чтоб кто-то не заорал от укуса болотной осы. Хоть и говорят, что в Вальдире боль понижена до 20% от реала, но, явно, некоторые ее обитатели имеют против этого чит.

Наверное, ну, я так думаю, это сделано для повышения достоверности. Ну кто будет всерьёз относиться к опасности, которая не сопровождается болью? Да никто! А если никто не будет здесь опасность воспринимать всерьёз, то и в реале тоже про неё забудут. И начнутся шагания в пропасть, бодания с автобусами и прочая тупая удаль.

Вот, видимо поэтому, многие нелетальные и, особенно, не отнимающие здоровье и жизнь воздействия, бывают исключительно болезненными.

Как укус болотной осы, например.

А так, сам по себе, он почти безвреден и, как ни странно, отнимает всего три пункта жизни, зато дает по +10 к силе и выносливости сроком на пять минут.

Теоретически, можно было бы неплохо этими осами бафаться, особенно, если учесть, что они многоразовые, а не как пчелы, но боль, сцуко, такая, что забываешь обо всем, кроме как орать и бегать в поисках ближайшей лужи. Потому, что ощущение такое, как будто в тебя раскаленный прут воткнули, а не крошечное жало. Ощущение огня просто стопроцентно неотличимое. Да еще и первые пять секунд боль стремительно нарастает. А что такое пять секунд, когда больно, наверное, всякий знает. Это очень-очень долго. Слишком долго.

Как подкинутая мощной пружиной, сидевшая в засаде Ляна с воплем выскочила из куста и, выронив лук и стрелы, сперва принялась сбивать с себя несуществующий огонь, затем, в панике рванула к одной из ближайших луж в надежде, видимо, погасить его водой.

Не сказать, что вода сильно помогает, но самый жар всё же сбивает. Особенно холодная.

Плюхнувшись во весь рост, Ляна быстро вскочила, но тут же неожиданно с головой провалилась под воду, судорожно цепляясь руками за расползающиеся под пальцами волокна торфа. Видимо, лужа была на месте плохо заросшего «окна».

Чертыхнувшись, преследовавший ее маг, припустил еще быстрее и, упав на живот возле лужи, поймал ее за руку.

После продолжительной борьбы с трясиной, за время которой я всё же на всякий случай отполз подальше и погрузился по самые глаза в облюбованную мной ранее лужу, трясина начала сдаваться и нехотя выпустила из своих жадных лап долгожданную добычу.

Вытащенная уже почти целиком из грязи Ляна, вдруг резко упершись коленом в край полыньи, вцепилась в одежду мага двумя руками, изо всех сил дернула на себя своего спасителя и вместе с ним рухнула назад.

На этот раз ни торчащих рук, ни всплесков, ни пузырей не было. Жижа, коротко колыхнувшись, успокоилась. Как будто в нее просто большой камень бросили.

Я, выждав еще пару минут для верности, вдруг кто – нибудь всё же выберется, или подмога подбежит, потихоньку пополз из лужи обратно к кусту, искать то, что осталось от осы.

К моему огромному удивлению и радости, оса, со всего лишь слегка поломанным крылом, трепыхаясь плавала в лужице, оставшейся в том месте, где сидела Ляна.

Вообще хорошие новости! Просто праздник какой-то! Полминуты осторожных манипуляций с пинцетом и пузырьком и добыча вернулась на свое место в инвентаре.

Туда же пошли лук и стрела, валявшиеся рядом, чего добру зря пропадать?

Еще десять секунд я размышлял, не нырнуть ли мне за хабаром, оставшимся в трясине после сгинувших агров, благо, всё, что для этого нужно, у меня было с собой.

Но, взглянув на часы, я понял, что, пожалуй, времени маловато. Как ни крути, с полчаса это дело, пожалуй, займет. А тут место видное. Как бы и меня за этим делом не прихватили. Хотя, до тумана, по моим прикидкам, оставалось около десяти минут и увидеть меня от основной тропы будет нельзя, но мало ли? Вдруг всё же кто-то из их банды подойдет по координатам?

Нет, пожалуй, не в этот раз. Поставлю отметку на карте и в другой раз проверю. Если сами сегодня не достанут, завтра я попробую глянуть, из-за чего был весь этот сыр-бор.

Нет, ну как она его, а? Зря он ее кривоногой коровой обозвал… И тупой блондинкой тоже... О, женщины, вам имя - вероломство! Впрочем, милые бранятся, только тешатся…

Я, не вставая из-за куста, еще раз внимательно огляделся по сторонам. Так, вроде никого не видно, хотя думаю, уже пора бы. Хорошо. Стена кустов, очерчивающая контур этой большой проплешины подернулась легкой, пока что едва различимой дымкой, предвестницей тумана. Всё по расписанию, как поезда в Токио.

У меня еще целых десять минут. Прорва времени. Я улегся поудобней, нашел ту же самую былинку, что и раньше, и вновь принялся рассматривать, как на её кончике из низовой сырости собираются капли росы и, медленно набухая, срываются в лужицу, оставшуюся от следа сапога.

----------------------------------------------------------------------------------------------------------

Таймер в меню издал короткий тихий щелчок, слышный только мне. Время.

Туман стоял такой, что дальше, чем на два метра, видно уже не было и продолжал густеть. Идеальная видимость для того, чтобы утопиться в болоте. Конечно, не столько для меня, сколько для тех, кто провёл на болотах не так много времени.

Нет, утопиться-то и я могу. Это я запросто, тут таких мест полно. Поэтому, главное – не зевать. Навыки и умения, полученные при долгой жизни на болоте, выученные у разных НПС, умеющих ходить по болотам и, главное, полученные от лохров, значительно облегчали передвижения по любым топям, помогая различать степень проходимости и присутствие всякой разной болотной нечисти.

Ну и, конечно, экипировка.

Я встал, наконец, в полный рост. Снял с себя и свернул накидку, не отличимую от болотного покрова из травы, мха и осоки, отряхнулся, осмотрел свой почти водолазный костюм из рыбьей кожи, проверил снаряжение и оружие, надел мокроступы. Походил. Попрыгал.

Вроде всё нормально. Всё в порядке.

Туман достиг своей предельной густоты, гуще уже некуда. Вытянутую руку практически не видно.

Ну что, пора вроде бы?

Я засунул руку глубоко в куст и, нащупав в его глубине едва торчащий из грязи среди переплетения ветвей металлический штырь, сжав его в кулаке и подождав, пока он не стал теплым, повернул влево до щелчка.

Когда я встал, за моей спиной, в одном месте, туман слегка рассеялся, образовав узкий, хорошо различимый проход.

Готово. Теперь нужно спешить.

----------------------------------------------------------------------------------------------------------

Это мало походило на спокойный шаг. Скорее, это был забег на длинную дистанцию, на лыжах и по асфальту. По очень сильно пересеченному асфальту.

Хлюпая по траве мокроступами, я старался держаться в створе прохода, открывшегося в тумане.

Невдалеке, за спиной, проход в тумане исчезал, сливаясь в сплошную и непроглядную белую муть. Относительно плотный покров давно закончился и без мокроступов ноги начали бы уже проваливаться в травяную подстилку, всё глубже и глубже, оставляя позади подобие медленно затягивающейся борозды.

Если бы дело было на обычной сухой земле, я бы, наверное, шел сейчас быстрым шагом. Но по болоту, чтоб поддерживать такой темп, да еще и с мокроступами на ногах, приходилось изрядно поднапрячься.

Хотя, без них было еще тяжелее. Темп хода понемногу бы снижался, проход в тумане удрал бы вперед, как в самый первый раз и случилось. А бродить в непроницаемой гуще тумана по гиблому болоту — это, я вам скажу, что-то из разряда: "Что вы знаете о безысходности?"

Впрочем, полоса бодрости пока что полна, эликсиров в достатке, да и идти не так уж и долго, всего около часа.

Пока места были знакомые, разведанные, маршрут известный. Тут я уже проходил трижды, сюрпризов особых не было. Да и сейчас, вроде бы, не наблюдается. Неприятные места начнутся почти в самом конце.

Нет, я не рассчитывал, что всё будет просто. Несмотря на все приготовления и ухищрения, была вероятность не дойти и в этот раз, но это, в принципе, в рамках статистики. В любой игре всегда есть возможность гробануться в любой момент, а уж в Вальдире-то тем более.

Тем интересней будет пройти путь до конца. Тем весомей, по идее, должна быть награда.

Болота вообще опасная и подлая штука. Что здесь, что в реале. Но тут, как мне кажется, разрабы просто превзошли самих себя.

Начиная с того, что попасть туда, куда я хочу, можно было только по этой тропе и только в это время.

Я, конечно, картографировал местность и прописал свой маршрут, но помогло это мало. В любое другое время и при других условиях на этом участке местности топи были непреодолимыми.

Даже выйти назад по своим следам не получалось, только вперёд. Пойдешь назад — пропадешь. Или съедят, или утонешь. Проверено.

Попытка высадки с воздуха так же не удавалась. Та локация, куда я шел, всегда была прикрыта туманом, а непонятные магические искажения сбивали с пути и искажали местность до полной неузнаваемости так, что обычная карта здесь не помогала.

Не уникальная, в принципе, ситуация. Таких уголков тут, в Вальдире, было полно, можно сказать, что за каждым углом. Да и в ближайших локациях я, прямо навскидку, могу с десяток гиблых, непроходимых ни с каких сторон, мест назвать. Кто знает, что там можно найти интересного, если подобрать к ним ключик?

К своему кусочку тайны я ключик, кажется, подобрал. И теперь спешил со всех ног, для того, чтобы проверить, отопрется ли волшебная дверца, или это опять окажется холст с нарисованным на нём очагом?

Свободно перемещались в любом направлении здесь только монстры. И еще один персонаж. Тоже не красавец, конечно, но и к монстрам его отнести у меня язык не поворачивался.

Вот к нему в гости я сейчас и иду. Хотя, он меня и не приглашал. И вообще не подозревает о моем существовании.

----------------------------------------------------------------------------------------------------------

Впервые я о нем услышал почти год назад. Я тогда качал кулинарию в одном трактире, недалеко от Альгоры и мне, по одному особому рецепту для пирога с фруктовой начинкой, срочно потребовалась шефуха. Была у меня тогда идея устроиться в хороший ресторан на Плосефонте.

Потыкался я по торговцам, все только руками разводят. Отродясь, говорят, шефухи у нас не водилось.

Я к алхимикам. Те тоже руками разводят, не используем, говорят. Хорошо хоть, что подсказали, где искать. Только в Гнилоземье, говорят, водится.

Полез в гайды. Да, есть здесь шефуха. Подробные описания, как выглядит, как найти, где водится, как добывать. Все мелочи расписаны, все примеры обитания и произрастания.

Ну, как обычно, в теории все казалось кристально ясно и предельно просто. Приходишь на болото, находишь нору мрургла, засовываешь туда руку, нащупываешь на потолке норы шефухи, рвёшь - вуаля! Готово!

Действительность была намного печальней. Мрурглов было мало, водились они редко, прятались хорошо, а раз пять или семь бездарно утопившись, я, наконец, выяснил, где искать шефуху.

Оказывается, хоть мрурглы и живут по всему Гнилоземью, но шефуху в их норах можно найти только в локации Гнилотишье, что неподалеку от сторожевого поста Затишье, у деревни Шумьера.

Мне тогда сразу показалось, что как-то всё это подозрительно звучит. Затишье, Шумьера…

Сперва, как и многое здесь, Гнилотишье мне радикально не понравилось. Собственно, тишиной и не понравилось. Я же городской житель, а где вы в большом городе тишину видели? Вечный шум машин, проникающий сквозь окна и стены. Круглые сутки.

Тот, кто долго живет в нём, постепенно перестает его замечать. Эдакий техногенный шум прибоя, изредка перекрываемый вскриками чаек-сирен тревожных служб и клаксонами автомобилей.

А здесь тебя как ватой обложили. Тишина необычайная. Ни шороха, ни треска. Все звуки вязнут в непроницаемом киселе тишины.

Первое время это раздражало ужасно, но потом привык и теперь каждый раз, когда прихожу в Гнилотишье, просто сажусь на какую-нибудь кочку и подолгу наслаждаюсь умиротворяющей тишиной этого края. Иногда появляется такое чувство, как-будто ты просто растворяешься в окружающем тебя тумане и становишься частью его, частью травы и воды, частью неба и деревьев, настолько сильно отключаешься от реальности. Я пару раз даже умудрился сидя заснуть.

Здорово успокаивает нервы и прочищает голову. Отличное место, чтобы разобраться в себе, обдумать планы или просто подумать о смысле жизни. Еще книжку иногда с собой беру. Оказывается, я люблю почитать в тишине. Раньше не знал.

А еще здесь живет заяц.

Огромный, пятиметрового роста прямоходящий заяц с белоснежной шубкой и зверострашной свирепой мордой. Да еще и пасть у него с зубами в три ряда, как у акулы, только тонкими и острыми, как иглы. И хвостик пипочкой…

Я когда его первый раз увидел, то подумал, что тут популяция таких монстряк. Ни хрена себе! И как на таких заек охотится? Да они тебя сами вместо морковки схрумкают в два счета! Но позже выяснилось, что он, к счастью, такой один.

Ну, как - к счастью... Его счастливым я бы не назвал...

Зайца постоянно преследовали и с переменным успехом пытались фармить сборные солянки подрастающих игроков. Почему с переменным? Ну как - почему? Когда они его таки фармили, а когда и он их... И тогда по всему Гнилотишью раздавалось бодрое Вуррррр!... Аааа!!!.. Хрум-хрум!.. Ням-ням!..

Если зайца сагрили, то всё, локация запиралась и, покуда его не забьют, или он всех не схарчит, покинуть ее или выйти в реал было невозможно. А чутье у него на игроков просто сверхъестественное! Ни разу не слышал, чтоб кому-то удавалось спастись. Уж что только не пытались делать. И ныряли, и закапывались, и на деревья лезли. Бесполезно. Из - под земли достанет, в буквальном смысле слова, причем. Не говоря уже про то, что и из-под воды.

Причем сам, что удивительнее всего, при своем росте и весе под тонну, я так думаю, бегал по любым топям, как по асфальту и в ус не дул. Только уши развевались! Тонуть, короче говоря, и не думал.

Очень он меня тогда заинтересовал.

В принципе, понятно, что это обычный рейдовый босс. Удивляла его, так сказать, инородность для этих мест.

Немного позже я, начав осторожные расспросы, выяснил, что история с этим зайцем проста, как три копейки, и известна всем встречным -поперечным в радиусе одного дня пути.

Тут даже стишок про него сочинили. Про то, как зайку бросила хозяйка и, оставшись под магическим дождиком, зайка от огорчения превратился в кровожадную страхолюдину и ну жрать всех подряд, кто в той локации по несчастью оказался.

Ну и заканчивалось стихотворением призывом не будить лихо, пока оно тихо спит под ёлкой, потому, что зайка любит тишину.

Не Агния Барто, конечно, писала, но основные перипетии сюжета всё же отразились.

Мне еще тогда, в таверне, где я впервые и услышал эти вирши, как-то сразу, как говорится, «слух резануло».

Во-первых, с чего это заяц, извечный обитатель полей и лесов, в топи полез?

Во-вторых, ну ладно, полез и полез. Чего сдуру не случается? А какого хрена он оттуда не вылазит?

И в-третьих, как-то очень подозрительно совпало, что только зайца забыли, как тут же дождик пошёл, да не простой, а волшебный.

И если каждый по отдельности факт был весьма заурядным, здесь, в мире меча и магии такое каждый день, а то и не по разу случается, то все три вместе - это уже некое событие.

Не рядовое.

Как говорил наш ротный, делая очередную выволочку после разбора полетов: «…один раз - всякое бывает, а два раза - это уже нетрадиционная ориентация, товарищи бойцы!»

Да и вообще, в разведбате всегда умели понятно и доходчиво доносить до получателя важные для понимания истины и гарантировано их закреплять в его памяти.

Да уж… Я улыбнулся воспоминаниям, интересное время было. Одна только псковская учебка чего стоит.

Суть одной из таких истин упрощенно сводилась к тому, что даже случайность может быть закономерностью, просто на неизвестных тебе принципах, а уж если их две, то ищи систему.

А тут даже не два, а целых три разведпризнака того, что дело нечисто.

Уж не знаю, задумывался ли еще кто-то, кроме меня, об этой нестыковке, я не расспрашивал, но сразу тогда решил, вот он! Шанс!

Ведь если заяц там кружит до сих пор, а это уже не год и не два, как выяснилось, а, почитай, лет двадцать, значит, его вопрос еще не закрыт. Что-то он там ищет. Либо что-то его там держит.

Осталось понять – что.

Дальше все было просто. Нужно было собрать всю возможную развединформацию по данному объекту.

И я, собрав всю доступную из открытых источников информацию, обратился к руководству с идеей расследовать эту аномалию. Вдруг там есть чем поживиться?

Как ни странно, к моему немалому удивлению, Шеф мне такое добро дал и даже Верховный расследование одобрил.

Под это дело мне даже выделили бюджет, хоть и небольшой поначалу, и разрешили заниматься этим делом в перерывах между основной работой.

И вот я, обрядившись странствующим менестрелем (даже гитару прикупил под это дело), принялся изображать среди местных этнографическую экспедицию из Альгоры по сбору различных песенок-колыбельных-заговоров.

Не сразу, но достаточно быстро, собрал кучу интереснейших дополнительных данных про эту историю.

Во-первых, зайца, оказывается звали Фьюка. Вообще-то его звали Вьюга (потому, что он белый), но его маленькая хозяйка не все буквы выговаривала и получился Фьюка.

Во-вторых, такое странное, даже для игрушечного зайца имя ему дали потому, что семья девочки жила далеко на севере и там часто были вьюги.

Как говорится, инфа 100%. Мне всё это рассказала хозяйка постоялого двора, где его и забыли под дождем, на лавочке, в палисаднике за домом. И даже лавочку мне показали. Ту самую. И кусок забора, починенного ее сыном после прохода сквозь него того зайца. И про то, что её мужа этот же проклятущий заяц в тот же день на болотах убил. А после того, как я, растрогавшись и пустив слезу, выразил свои соболезнования, принялась рассказывать, какой муж был справный хозяин, да как хорошо вел хозяйство, да как процветала их ночлежка, что чуть ли трактиру конкуренцию составляла, да как муж хорошо тогда торговал и как они богато тогда жили, не то что сейчас!

Хотя, как по мне, пустых комнат в доме и сейчас не было, да и пара пристроек не пустовала.

Зато, когда я спросил, чем же муж торговал (ну, мало ли, вдруг и я деньжат подниму на этом?) ответить не смогла и быстро съехала с темы, ответив – да разным торговал...

Хм… Интересно…

Тогда я осторожно прощупал не было ли конфликта с трактирщиком. Не притесняли ли их трактирские?

Ну, тут вообще, прямо подарок судьбы для любого следователя!

Какой конфликт! Да они же родные братья были! Душа в душу жили! Помогали друг другу и дома вместе строили, и корчму при трактире, и этот их гостевой дом тоже, когда при трактире для постояльцев мест стало не хватать. И торговали тоже вместе. Да и сейчас они с его вдовой женой вместе всё это хозяйство держат.

В смысле со вдовой? Тоже умер?

Как бы не так! Тоже на болотах сгинул! На следующий день, когда останки брата искать пошел.

И вот в тот момент, у меня и зародилось ощущение, что покойный точно знал, где искать погибшего накануне брательника.

Я тогда предположил, что её мужа не заяц задрал, может, просто в топи забрел?

На что мне, как умственно неполноценному с дисфункцией речи, сообщили, что во-первых, шефуха в топях не растет, а собирал муж в тот день шефуху, потому, что мрурглы живут только в норах, а во-вторых, брат лавочника, с которым они вместе за шефухой ходили, своими глазами видел, как на него напал заяц. А брат лавочника им приходится племянником, как и лавочник, а потому врать ему нет никакого смысла. Вот!

Я еще раз принес свои глубочайшие соболезнования и предложил посильную помощь по хозяйству, раз уж мужика в доме нет.

В результате, до вечера полол грядки, таскал воду, колол дрова и косил траву за околицей этой чахлой деревушки. И всё это за «спасибо» и кусок хлеба с квасом, заметьте!

Зато, пока всё это делал, было время пораскинуть умом. Подумать.

Вот подумал я, подумал и додумался до нехорошего.

Похоже, что все прибыльные места в этой деревне держат родственники. Ничего в этом странного нет, скорее это нормально.

Странно то, что будь такая история в наши дни, брат лавочника точно не мог бы видеть, как заяц напал на покойного мужа хозяйки. Или не смог бы потом об этом рассказать. Общеизвестно, что если зайца разбудили, то локация мгновенно запирается и пока либо зайца не убьют, либо он всех живых в локации не сожрет, или не поубивает, доступа туда нет.

Причем, о судьбе его родного брата достоверно неизвестно ничего. Просто сгинул в болотах.

Хотя, я так думаю, что и там заяц отметился. Но, если кто это и видел, рассказать уже не смог.

А этот каким-то образом видел и жив остался. Странно всё это как-то... Хорошо было бы его как - нибудь расспросить об этом. Сделаю-ка я себе пометку в склерозник.

И я принялся копать дальше.

Естественно, я взял и выполнил все мыслимые квесты в этой задрипанной деревеньке. А некоторые и не по одному разу. Конечно же, пришлось подружиться со многими деревенскими, хоть это было и непросто. Но не мытьём, так катаньем, я в результате смог узнать практически всё про всех в этой деревне. Благо, три десятка дворов обойти было недолго.

Так я и построил два больших чертежа.

Первым было генеалогическое древо местных родов, которые и впрямь вели свою линию от двух братьев, осевших здесь лет сто назад.

Вторым было дерево связей. На нём я обозначил, кто здесь имеет какую власть или вес и в каких отношениях с остальными жителями.

Еще несколько дней, наполненных выполнением самых тупых из всех возможных квестов и с помощью осторожных расспросов и подпаивания в трактире местных из числа пришлых, я выяснил, кто ещё овдовел в те дни.

Оказалось, что всего погибло шестеро. Трое в первый день, двое во второй и один в третий день от появления зайца.

И имелся один живой свидетель. Тот самый племянник. Оказывается, ему тогда всего лет пятнадцать было. Ну а сейчас, соответственно, тридцать семь.

В общем, вырисовывалось такое дело, что всё крутится вокруг трактира с корчмой, принадлежащей вдове старого хозяина и её сыну. Под ними были остальные: гостевой постоялый дом, лавка, кузница и местная знахарка-травница. Все меж собой родственники, не далее второго колена. Еще ниже по статусу и дальше по родству были семьи местных шорников и тележников, кормящихся так же с тракта и проезжих караванов.

И уж самыми нижними были осевшие здесь еще позже несколько семей, жившие сельским хозяйством, собирательством и охотой. Особой дружбы у них со старожилами не было, но и вражды, по несчастью, тоже.

А мне до зарезу нужен был тот, кто враждует со всеми ключевыми фигурами, или, хотя бы, состоит в неприязненных отношениях, но при этом будет, желательно, из ближней родни.

И, к концу третьей недели проживания в деревеньке Шумьера, я такого человека вычислил.

Это была очередная вдова. Жена одного из братьев трактирщика и, по совместительству, хозяйка конного двора, где казенные гонцы и почтовые, да и прочие, спешащие по тракту, перекладных лошадей меняли.

И овдовела она, о чудо, в тот же день, когда в болотах появился кровожадный Фьюка.

Поразительное совпадение!

Примыкал конный двор к трактиру, поэтому я не сразу понял, что это два отдельных субъекта бизнеса и принял его за обычную конюшню, функции которой он, в том числе, и выполнял.

История с этой вдовой была, что называется, трагикомической.

Оказывается, вся мужская половина рода жён брала из одного села, где-то неподалеку. Традиция такая тут у них. Девиц на выданье, большей частью, сбывали туда же, хотя, некоторые вышли замуж и за приезжих, поселившихся в Шумьере.

Так вот, муж этой конезаводчицы привез ее откуда-то очень издалека. Был по делам в Альгоре и, то ли там познакомился, то ли еще где, но, короче, пошёл поперек воли братьев и привел жену себе сам.

Хорошо хоть красивую. А то, наверное, его бы родня совсем затравила.

Однако и после этого женская половина, засватанная из той самой деревни, люто невзлюбила чужачку и вечно плела против неё интриги. Видать, в той деревне тоже все были из одного рода и была конкретная кандидатура именно под этого жениха, да она все планы расстроила.

В общем, нормальная семейная история.

В каждом большом дружном женском коллективе всегда есть та, против которой остальные дружат особенно охотно. В Шумьере это была Агнеша.

Мало того, что из чужого края привез, мало того, что была красивей всех местных баб, мало того, что была высока, стройна и длиннонога, супротив местных колченогих табуреток, да еще и имя у неё не как у людей, не Алевтина, не Фекла, а, ты гляди - Агнеша!

Так еще, к тому же, как бы подкрепляя и оправдывая свое имя, она была огненно-рыжей, тогда как все остальные женщины в деревне были, как на подбор, чернявыми.

В общем, всё было против того, чтоб её тут приняли за свою. И братьям на зависть и женам их. Но самое интересное случилось после пришествия зайца и массового падежа крупного рогатого скота… Эээ… То есть, мужской части семьи.

Если до этого отношения были скорее натянутыми, да и то - не всегда, потому что её, покойный ныне, муж был родным младшим братом корчмаря, то есть, вторым в иерархии в этой деревне, то, после его смерти, покровителя среди мужчин у неё не стало, а благожелателей среди женской половины и раньше не было.

Как раз в то время, когда простой тряпичный заяц превратился в пятиметрового монстра и принялся жрать на болотах всех встречных, Агнеша отвозила детей к своим родителям на побывку и вернулась только через неделю после того, как последний из погибших не вернулся с болот.

Дом встретил её запертыми на амбарный замок воротами, а потому, не долго думая, Агнеша пошла в трактир разузнать, что случилось.

У трактира её уже ждали, но исключительно для того, чтоб вручить ей её пожитки, вернее, ту их часть, которую решено было ей отдать и сообщили, что в связи со смертью мужа, в её обществе здесь больше не нуждаются, а имущество ей и раньше не принадлежало. И вообще.

Причём, всё это действо происходило в присутствии многих посторонних, отсюда и красочные подробности того, что случилось дальше.

Утерев слезы и подхватив узелок с вещами, Агнеша подошла к жене, то есть, уже к вдове трактирщика и, требовательно протянув к ней ладонь, попросила ключ от дома.

Та, не долго думая, взяла да в ладонь ей и плюнула, сопроводив это длительными рассуждениями о том, кто такая Агнеша и где её место, а так же некоторыми другими соображениями и замечаниями.

Агнеша же, не долго думая, взяла, да и вытерла ладонь о морду трактирщицы. Та из-за этого поначалу решила было вцепиться Агнеше в волосы, но вдруг резко передумала и прилегла отдохнуть на землю от мощного удара с правой в глаз.

Набежавшие на шум и предвкушающие зрелище остальные родичи, в основном женского полу, с криками кинулись восстанавливать справедливость, но Агнеша, отбросив узел с пожитками и выдрав из ближайшего плетня кол, устроила форменный разгром всего бабьего, а затем и подоспевшего мужского войска, после чего, затащив за патлы в трактир вдову трактирщика, имела с ней непродолжительный разговор наедине, временами прерываемый протяжными и душераздирающими истошными воплями трактирщицы после которого они вместе вышли на улицу.

Агнеша с ключами от своего дома и конюшни, а трактирщица вся перекособоченая, со вторым фингалом и багровым, как вишня, ухом.

Но и на этом конфликт не закончился. Упертые бабы, не желая признавать поражение, вызвали подмогу из своего родного села. Братьев, дядь и отцов. Хотя, возможно и просто доброхоты к ним прибились. Немало народу пришло. Десятка два с половиной, кабы не больше.

Еще бы, дело серьезное, добро из рук ускользает. Да какое! Конюшня! Амбары! Дом богатый! Да и так всего по мелочи. Типа, табун небольшой, коровки, птица там всякая, овцы те же.

Агнеша, увидав такое дело, не вдаваясь в подробности, отвязала от коновязи у трактира первую попавшуюся лошадь, оторвала голыми руками, на глазах изумленной публики, от ближайшей телеги оглоблю и, вскочив на коня, этой оглоблей, как копьем, в два счета рассеяла всех прибывших диктовать свою непреклонную волю дальних родственников.

Избиение пришлой родни продолжалось примерно полчаса. Еще около часа занял вдумчивый адресный террор местного населения, в результате которого, к счастью, никто не погиб, но все поголовно обзавелись отличными фингалами под левым глазом. А некоторые, особенно дерзкие, еще и под правым.

Это помимо прочих легких увечий, вроде выбитых зубов, подбитых ребер и здоровенных шишек на макушках.

Ну и без носов разбитых не обошлось. Например, трактирщица освежила себе тени под глазами и обзавелась сломанным носом.

Шуму, конечно, было в процессе много. Двери в дома политических оппонентов, к примеру, Агнеша просто вышибала пинком ноги. Ворота, где запереть успевали, если засов не ломался, правда не с одного, но с двух-трех точно. Иногда - вместе со столбами. Потому с тех пор деревня-то Шумьерой и зовется. А раньше звалась как и ближайший пост стражи, Затишье.

Хотя, поговаривают, что стражники, когда в деревню эту ехать собираются, у себя на посту между собой ее с той поры Синеглазкой зовут. Но это, скорее, сплетни.

Публика в трактире была в восторге! Это же такая редкость и удача, так в пути развлечься!

С тех пор в деревне воцарился мир и согласие, Агнеша занималась своими лошадками, остальные тоже вернулись к своим делам. Официально, вроде бы, первое слово было за трактирщицей и она была в деревне как за старосту. Однако, в особо спорных и ответственных случаях, все же посылали за Агнешей. Вот и думай теперь - кто там за главного.

И хотя, даже будучи уже за пятьдесят, выглядела Агнеша по прежнему красавицей, но второй раз замуж она так и не вышла, пусть звали её не раз. Это не вспоминать если про проезжих охальников. Особенно настойчивых потом можно было легко отличить по шикарному фингалу под левым глазом, а слишком настойчивых, еще и под правым. Иногда такие встречались среди путешествующих, ужинающих в трактире.

Вот к ней-то я и нанялся лошадок обиходить.

Момент выпал удачный. Её сын, вместе с частью батраков, которых видимо привозили с ее родины, отправился на какую-то конную ярмарку и рук в конюшне слегка не хватало.

Естественно, выяснив что в лошадках я ни в зуб ногой, меня приставили выгребать навоз.

Ну и ничего. Справился. Ничего зазорного я в этом не увидел. Вон Геракл в свое время тоже конюшни чистил и ничего, не переломился. Даром, что полубог, герой и вообще сын Зевса, типа, мажор по происхождению.

Потом, когда через пяток дней я прокачал навык выгребания навоза до капа, меня стали учить коняшек мыть, чесать, седлать, взнуздывать и всё такое.

Но к корму не подпускали, что характерно. И с учетом политической ситуации в деревне это, пожалуй, было правильно. Все же ценное добро.

Кстати, кроме меня, все, кто был при конюшне, были неместные родственники Агнеши и ходили с ножами. Не на виду, конечно, под одеждой, но всё же.

Получив положенное в процессе обучения число подзатыльников, я всё же сделал небольшую карьеру и на этом поприще. Мне доверили принимать лошадок у путников и проводить первичную санобработку, или по-простому «обихаживать».

Вот когда на лошадок по телеку смотришь - всё хорошо. И животина красивая, и потом от неё не воняет, и навоза не видно…

Короче, понял я, что любителем коневодства не стану. Хотя, с некоторыми лошадьми я даже успел подружится.

Попутно отыгрывал легенду, что собираю этнографический материал по квесту, отбиваясь ей от любопытных игроков. Заодно и колыбельных да сказок новых от конюхов набрал, так что явно было, что они не из этой деревни.

И вот, когда я почти совершил очередной карьерный скачок и меня уже почти взяли в ночное, сторожить табун на выпасе, вернулись с ярмарки уехавшие с сыном батраки и работы для меня почти не стало.

Но, так как я уже примелькался и в деревне и тут и имел положительные характеристики с последнего места работы, то дали мне наряд по огороду во дворе у самой Агнеши.

Я сделал вид, что обрадовался и по секрету сообщил конюхам ,что на самом деле боялся коней и подрядился сюда, чтоб этот страх перебороть.

Затем еще неделя ушла на то, чтоб каторжным трудом поднять репутацию с хозяйкой до +5, после чего, наконец, стало возможно говорить не только о прополке грядок, курах и видах на урожай.

В конце концов, она сама поинтересовалась, почему я не охочусь на болотах на монстров, как остальные чужестранцы, а в земле роюсь?

На что я честно признался, что встретил на болотах зайца и услыхал про него стишок, поэтому стал собирать местные сказки и байки, вдруг еще кто знает стишок, в котором будет говорится, откуда его хозяева приехали и куда отправились после.

Слегка посуровев и помолчав с минуту, в течении которой я уже почти смирился с перспективой получения фонаря под глаз и позорного изгнания, Агнеша вдруг пригласила меня в дом чаю попить.

И там, за чашкой чая, рассказала всё, что знает про эту историю с зайцем.

После того как стало ясно, что из пропавших никто не вернется и что зайца одолеть окончательно не получится, стражники с поста его убивали несколько раз, но он опять возрождался. У Агнеши возникла идея догнать семью, чья дочурка забыла зайца в деревне и упросить забрать его назад. Понятно, что идея в сущности наивная, но тогда ничего в голову лучше не пришло.

Откуда и куда они ехали она примерно знала. Наверное, единственная в деревне, потому, что именно в её конюшне они наняли лошадь с повозкой до следующей почтовой станции. Они и сюда так же прибыли. На наемной повозке, для того, чтоб здесь её сменить. А когда отъезжали, было видно, что собирались в спешке, но тогда на это особого внимания никто не обратил.

В те дни она не могла оставить дом и послала им вслед самого толкового из своих работников, дав ему коня и снабдив деньгами в надежде, что он, проследив по цепочке почтовых станций и трактиров, их догонит и уговорит вернуться, либо хотя бы узнает, может, что-то можно сделать с зайцем.

То, что заяц был игрушкой непростой, она заподозрила сразу. Потому, что уж какие дожди на её памяти ни выпадали, в том числе и с магией, а брошенные игрушки после этого на людей кидаться не начинали. Даже слухов таких не было. Не разу не слыхала. Да и потом расспрашивала, но никто о таком не слышал.

Лишь однажды, заговорив об этом с одним старым проезжим магом, услышала от него, что он тоже от кого-то из знакомых магов, еще в молодости слышал, что где-то далеко на севере, какой-то маг встречался однажды, очень давно, с ожившей игрушкой и еле ее утихомирил. Но что это была за игрушка, почему ожила и как выглядела, он не знал. Как и того, где именно это произошло.

А семья та была как раз с севера, да и зайца звали Вьюгой, ну или Фьюкой.

И ехать они собирались на юг, куда - не известно. Скорее всего, в Чилинрад, а оттуда на корабле еще дальше, потому, что про корабли разговор кто-то слышал, потому, как слухи потом ходили. А ближайший порт только в Чилинраде.

В общем, посланный человек через несколько дней вернулся и доложил, что ни на следующей станции, ни на сторожевом посту их не видели и коней они там не меняли. На обратном пути заезжал во все деревни по пути, но и там никто их не видел, как сквозь землю провалились. Пропали.

Но, скорее всего, пропали они где-то неподалеку. Иначе, мимо сторожевого поста незаметно бы не проехали.

Да к тому же и дождик тот волшебный пошел, что зайца поднял, всего через полчаса после их отъезда. За это время они бы даже до соседней деревни не доехали. Ох, неспроста дождик тот прошел. Ох, неспроста.

Когда стало ясно, что они пропали между деревней и сторожевым постом, Агнеша пошла к стражникам. Стража проведя небольшое расследование и ничего не выяснив, пожав плечами, на них розыскной лист все же составила, а ей грамоту выправили, на то, чтоб от лица стражи можно было на почтовых станциях и в трактирах да гостиницах узнавать и по книгам смотреть, не было ли там таких проезжих либо постояльцев. Да где их искать-то было? Их, поди, и в живых-то уж никого и не было.

А грамота та осталась. И, поскольку срок на ней никакой не проставлен, она и сейчас в силе.

– Так что, чужестранец, если возьмешься вызнать куда пропала та семья, отдам я тебе эту грамоту, а ты мне взамен потом расскажешь все, что узнал. Может и про зайца что узнаешь, тоже рассказывай.

С этими словами, Агнеша достала из комода свернутую в трубку грамоту, написанную на толстом пергаменте и положила передо мной на стол.

Я, конечно, пообещал ей, что когда всё узнаю, то и доложу.

Так я получил квест: «Выяснить судьбу пропавшего семейства».

Наградой была репутация с хозяйкой, штрафом - она же, с ней же. Ну и, конечно, были заявлены скрытые условия. Вариативно. Куда же без них?

Так и начались мои почти годичные скитания по всей Вальдире.

Не в ту же секунду, конечно, начались, чуть попозже. Сперва я, как и положено, портанулся в Альгору и подал Шефу два рапорта. Первый - о объекте и о деталях произошедших событий. А второй - с просьбой разрешить мне заниматься этим делом и оказать мне при необходимости помощь, в том числе материальную.

Шеф, оторвавшись от планирования очередной вылазки куда-то в недра Альгорских катакомб (вот уж ни за что бы туда не полез, лучше на болота) и внимательно изучив оба рапорта, ожесточенно почесал затылок сразу двумя руками, дал добро и попросил держать его в курсе событий и результатов расследования и докладывать еженедельно. А в случае осложнений - ежедневно. Затем, после короткой переписки в личке, видимо с Верховным, коротко кивнул и сообщил, что при необходимости я получу любую помощь. Напомнил о важности создания убедительной легенды для прикрытия и вновь погрузился в свои дела. Так и начались мои многомесячные скитания по болотам.

----------------------------------------------------------------------------------------------------------

Многому пришлось научиться. Многие навыки освоить.

Где и с кем я только не скитался. И с рейнджерами на болотах Ривендарк, и с алхимиками по всему Гнилоземью, и с лохрами по Найкалу.

У одних учился ходить по болотам, у других - как болота устроены, у третьих - разным водным премудростям.

Заодно ремесла немного прокачал. Особенно когда с лохрами мне гидрокостюм из рыбьей кожи шили.

Да и вообще, лохры оказались ребята вполне компанейские. И пожрать любят, и выпить, и шкоду какую учинить по случаю возможность не упустят. Наши люди, в общем.

Так, раз за разом возвращаясь в Гнилотишье, я понемногу, все дальше и дальше, проникал в его глубины.

Не дешево мне это далось, не скрою, но понемногу я так изучил те места, что, наверное, лучше меня их и старожилы не знали. Со всеми ними я хорошо сошелся за это время и они мне немало преданий и баек про это болото рассказали.

И самая главная история была о том, как лет двадцать назад болото внезапно разрослось, захватив немало земель в округе. Даже тракт на юг теперь из-за этого крюк делать стал, огибая его. Потому, что часть дороги, которая шла прямо, ушла под воду. Не глубоко, всего на полметра, но телегам и каретам уже не пройти так запросто как раньше. Да и места теперь там стали не столь безопасными как ранее. Все чаще болотные твари стали нападать.

В общем, недолго думая, королевским указом построили новую дорогу в обход болота, да и дело с концом.

Деревня, кстати, за время стройки неплохо поднялась на торговле. Кушать-то всем нужно. Жить тоже. Начальству в смысле. Работники-то во времянках там на местах жили.

А вот заработанное спускать уже в Шумьеру ездили. Тут для этого все условия были созданы. Включая заведение, предлагающее особ с низкой социальной ответственностью.

А еще ходили слухи, что кто-то, где-то, когда-то, видел в болотах старые руины. Вернее, то, что от них осталось. Да и так, то тут, то там, из болота раньше, по слухам, какие-то куски и остатки стен торчали, пока не развалились и под воду не ушли окончательно.



----------------------------------------------------------------------------------------------------------

С одной стороны, было очень похоже на то, что семья девочки с зайцем пропала где-то недалеко от этой деревни. Возможно прямо за околицей. Как и то, что и в самой деревне дело было нечисто. Прямо напрашивалось подозрение о том, что вся родня трактирщика здесь - это одна сплошная ОПГ. Организованная преступная группировка.

И как-то они с судьбой пропавшей семьи связаны. Осталось выяснить - как.

Так же ясно было, как белый день, что и Агнеша знает или подозревает о том, как её родня по мужу с этим связана, но пока говорить об этом не хочет. Возможно, ей и самой нужны какие-то факты или улики.

Ну, не хочет говорить и ладно, подождем!

Покопаем немного в этом направлении, а там глядишь и она сама разговорится.

А с чего начинается любое расследование? Правильно! Со сбора информации и опроса свидетелей.

Поэтому, я первым делом, еще до того как мотнулся в Альгору, спросил у Агнеши ведется ли запись и учет проходящих через их конный двор путешественников. И если ведется, то можно ли взглянуть на книги учета того периода.

Как выяснилось, учет ведется, не всех, конечно, путников, а только тех, кто по казенной надобности путешествует, либо тех, кто лошадей нанимает, и таких немало. Все записи хранятся в толстенных амбарных книгах, примерно по три года записей в каждой. И вот, спустя два часа корпения над книгами, я с отскриненной копией нужной мне книги уже отправился собираться в путь. Естественно, я не ожидал найти в книгах все и сразу, но нужно же было с чего-то начинать?

Еще через час я, уже выехав из села покачивался в седле, внимательно изучая местность по сторонам дороги, на предмет того, где я бы устроил засаду.

Участок дороги здесь был старый, тот, до которого болото не добралось. Так что если брали так близко к деревне, то место должно быть очень характерным. Таким, чтобы засаждаемые ни выскочить из ловушки не могли, ни на помощь позвать.

И еще, возможность быстро и качественно замести следы и убрать концы в воду. А это не так просто, как кажется. Это только в кино все на тяп-ляп прокатывает. В реале нужно хорошо постараться, чтоб не наследить.

Ведь если был бой, то всегда остаются следы боя.

Мусор, обломки, следы крови, обрывки одежды. В реале еще и гильзы. А что здесь может быть эквивалентом стреляных гильз?

Либо стрелы или арбалетные болты, либо следы применения магии. Подпалины, лед, камни. От ветра следов не остается. Хотя, если есть растительность, воздушные лезвия ее посекут и это хорошо видно любому идиоту. Особенно в мире, где боевая магия – это часть быта.

Следовательно, по моему разумению, это либо открытая вода с двух сторон, либо каменная теснина.

И такое место я нашел. Открытой воды тут быть не могло, а вот прорезающая небольшой холм расщелина имелась.



Дорога была вполне приличная. Старинный торговый тракт, проложенный в незапамятные времена по приказу одного из предков нынешнего короля Альгоры от столицы до побережья южных морей.

Конечно, не только для купцов прокладывали, я так думаю. Скорее, для быстрой переброски войск на юг. Видимо, не всегда умели такие телепорты как сейчас строить. Да и за провинциями присматривать нужно, чтоб разное там нехорошее не шибко разводилось. Потому и сторожевые посты по всем трактам до сих пор исправно служат. Отлавливают разбойников, прореживают поголовье монстров, а теперь еще и за понаехавшими отовсюду чужестранцами присматривают, поскольку и среди них ворья и разбойников чуть ли не больше, чем среди местных.

За пару дней изъездив и откартографировав все окрестности деревушки, посетив все ближайшие поселения, я побывал и на сторожевом посту и в других трактирах вперед и назад по дороге, пройдя аж по три конных станции в обе стороны.

Конечно, никого, кто мог бы внести ясность по моему вопросу я не встретил, дело все же давнее, зато снял копии со всех книг при конюшнях.

Ещё несколько дней я проторчал в реале, сверяя распечатанные записи в книгах по именам и датам, до закипания мозгов и рези в глазах.

И все же я их нашел! И не только их!

Первая и главная находка, заключалась в том, что искомая семья, на каждой станции представлялась разными фамилиями и именами. Что в принципе вполне естественно, если люди скрываются. Вычислил я их по кличкам лошадей. И то пришлось поломать голову, не сразу сообразил.

Получалось, что, к примеру, на станцию А, прибывает семья Свенсонов на лошади Савраске, сдаёт лошадь и бричку, на следующий день арендует лошадь Зорьку и отбывает на станцию Б.

А вот на станцию Б прибывает уже лошадь Зорька, но нанятая семьей Сташевичей, сдаёт лошадь Зорьку, берет лошадь Звёздочку, отбывает на станцию В.

На станцию В прибывает лошадь Звёздочка но уже с семьей Фуко…

И так далее.

Забегая вперед скажу, что несколько раз я их терял, видимо, они ехали совместно с кем-то, не нанимая лошадей, но, в конце концов, терпеливо разматывая клубок в обратную сторону, я нашел место, где они появились впервые.

Но самое интересное, что было несколько странных случаев, когда из деревни, тогда еще именуемой Затишье, выезжала лошадка, доезжала до следующей станции, а записи, кто лошадку сдавал, не было. И дальше, куда этот Некто следовал, тоже не ясно.

Зато, когда в обратном направлении эта лошадка после этого идёт, то всегда с одной и той же фамилией нанимателя. Очень интересно!

Или вот ещё. Лошадку нанимают, а на следующую станцию она не прибывает. А ещё через несколько дней, её опять нанимают в ту же сторону, но уже другие люди. Такое впечатление, что лошадка в конюшне респается. Сама собой. Ага.

Причем, такое дело в обе стороны движения от Шумьеры бывало, но только до ближайших станций.

В общем, странные дела. Подозрительные.

И тут меня осенила гениальная идея! Я понял, что до сих пор не знаю, как фамилия этой деятельной семейки, что держит все прибыльные места в Шумьере.

Правда, пришла она мне в голову, уже тогда, когда я огибая Великую Северную Пустыню, продвигаясь от поста к посту, от конюшни к конюшне, медленно полз на север и был уже в месяце пути от деревни.

А не додумался я спросить об этой очевидной вещи видимо потому, что сами в деревне себя и родню по фамилии никто не кликал. Говорили обычно про мужчин Фрол - муж Феклы, или Степан - зять Варвары. В общем, в основном с привязкой к женской линии. Матриархат у них там, что ли?

А фамилия-то всё равно здесь шла только по мужской линии! Следовательно, учитывая, что вся элита так сказать, нашей деревушки, являются по большей части родными и двоюродными, реже троюродными братьями, фамилия у них у всех должна была быть одна, так как сестер всегда отдавали на сторону, в соседнюю деревню. Здесь оставались девки только от пятой степени родства и далее, короче, те, кто к кормушке не приближался ближе, чем на километр. Но и их по мужу не именовали, а звали с перечислением кто, чей, от кого родственник и в каком колене по женской линии. Не очень понятно постороннему, но так уж у них повелось.

Подозреваю, что такая традиция с указанием матрилинейности возникла как раз после того, как некий заяц, существенно проредил патриархальную верхушку местной общины, невольно выдвинув на руководящие посты их вдов.

А вот как фамилия у них? Готов поспорить, что те братья, что заложили первый дом в том месте, имели ту же фамилию. Эх, не додумался про них расспросить! Теперь придется по возвращении начинать все с начала!

Да и неплохо было бы по старым архивам Стражи пробить, нет ли на тех братьев чего интересного? Что-то мне подсказывает, что могут быть сюрпризы.

И так, копаясь в старых книгах, которые мне не всегда с радостью предоставляли, даже несмотря на ордер-грамоту от стражи Альгоры, я медленно двигался по большим трактам.

Временами, конечно, приходилось прерывать это путешествие. То руководство на другую тему дернет, то на обучении болотных навыков застряну в какой-нибудь Тмутаракани. Как с лохрами тогда... Да, знатный был запой... Вот уж не думал, что тут так можно...

Но закончив очередное дело или сдав квест, я упорно возвращался к истории с зайцем Фьюкой и пропавшей семьей.

Сперва я думал, что путь приведет меня в Альгору, где всё сразу упростится. Все же там у нас есть и ресурсы и возможности, но не доходя до Альгоры, след впервые оборвался на перекрестке больших дорог недалеко от Серого Пика и вновь я на него напал почти в неделе пути на восток.

И так происходило каждый раз. Перед большим городом или перекрестком крупных дорог, след терялся и возникал потом опять в нескольких днях пути.

Так было перед Ноугреллом и перед Предгорьем гномов, затем перед Еловым Прилужьем, в Озерном Крае, затем, перед Райским Уделом. Потом я их потерял около Небесного утеса. Хотя, в принципе, было уже понятно, куда ведет путь, я все же до последнего переживал, что опять потеряю ниточку. Но тут все было нормально. След, как и ожидалось, привел в Надгам, что к востоку от Северных пределов.

И там оборвался.

Тракт кончился и куда идти дальше было совершенно не ясно. Надгам хоть город и немаленький, всё же один из немногих северных портов, вбирающий в себя всех бродяг и странников севера, китобоев, охотников на пушного зверя, рыбаков, старателей, оленеводов и авантюристов, наемников, сомнительного вида морячков, больше похожих на пиратов, паладинов, похожих на разбойников, жуликов, купцов и контрабандистов, похожих на благородных рыцарей..

То тут, то там встречались на улицах деловито шествующие по своим делам разнообразные артели. Причем, всех рас. Разве что лохров я тут не встретил, уж не знаю почему. Ахилотов полно, а вот лохров не видать.

Публика в портовых кабаках так же была традиционно разношерстная и, судя по пропитым физиономиям, большей частью не шибко законопослушная.

Хватало и ворья, и жулья, и паладинов, исполнявших некие, им одним ведомые обеты в холодных пустошах севера. Хватало всех и всяких. Судоходный сезон доживал последние дни. Рыбаки и китобои возвращались из плавания и начинали просаживать заработанное. Охотники-промысловики, напротив готовились к выходу в тундру и тоже напивались перед долгим походом. Постоянно на улицах, в подворотнях и по темным углам вспыхивали драки, кого-то били, кто-то кого-то грабил.

Стражи носились по городу как угорелые, не успевая отвешивать волшебные пендели, а иногда и что потяжелее всем нарушителям порядка, закона и спокойствия.

В местной тюрьме царило оживление на грани аншлага. Команды косячников, ранее отловленных стражей, дисциплинированно мели и драили улицы города. Причем, что интересно, в основном самые глухие закоулки и приводили в порядок окраинные мусорки.

В принципе, тоже верное решение. Надо же как-то город благоустраивать?

Где и что искать в этом бедламе было совершенно непонятно. В конце концов, почувствовав, что мозг скоро вскипит или задымится, я решил дать себе небольшой отдых и побрел по магазинам.

Начал, конечно, с оружейных. Ну, чисто пополнить запасы и посмотреть на все хорошее.

Хотя, в общем, магазины и лавки изобилием новинок не впечатляли, кое-что интересное найти было можно.

Впрочем, оружейками я быстро пресытился и решил пройтись по сувенирным лавкам.

И очень хорошо, что так сделал. Вообще-то, я сувенирку всегда игнорирую. Это, наверное, с детства. Как с родителями в Ялту ни поедем, так мать меня по лоткам с местными убогими творениями ручных промыслов давай таскать. Часами! Днями она могла перебирать всякую дешевую дребедень, восхищаясь непонятно чему.

Поэтому, в принципе, сувенирные лавки, это было последнее место, куда бы я при других условиях заглянул. Ну, не люблю!

Однако, Надгам был город необычный. Тут было всего два вида общедоступных магазинов. Оружейные и сувенирные. Это, если продуктовые не считать.

Все остальные специализированные магазины, включая магазины готового платья, почему-то располагались только на территории профильных гильдий. Видимо, был тут какой-то особый момент, не позволявший укорениться приезжим. Только местные. И только в гильдиях. Как-то так.

Так вот, сувенирка.

В общем, зашел я в такую лавчонку недалеко от рынка. Ну, что можно сказать? Удивили!

Местные промыслы были на высоте. Тут почему-то были в почете фигурки зверей местной фауны, вырезанные из природных материалов. В основном камень, дерево и кость.

Уж каких только фигурок там не было! И олени, и лоси и моржи (из моржового же клыка), и лисы, и совы, и волки-зайцы, и куча птиц. Особенно мне понравился набор из деревянных фигур. Штук двадцать разных зверей и птиц. По стилю, явно один мастер резал. Очень красиво. Казалось бы, нарочито грубые резы, но сколько в них было жизни! Сколько красоты и силы!

В общем долго я их вертел в руках и цокал языком, пока не обратил внимание, что у всех фигурок набора в спине есть дырка. Насквозь.

Потом я обратил внимание, что и у многих других фигурок, продающихся отдельно, тоже есть такие отверстия. Не у всех, конечно!

Ну я, конечно, не смог удержаться от вопроса, для чего такие архитектурные излишества?

На что мне старенький дедушка, бывший видимо здесь продавцом, а заодно и хозяином лавки, посмотрев на меня как на полного идиота, сообщил, что это же - игрушки! И важно уточнил: «Детские игрушки!» Как будто, это сразу же все объясняло…

Я конечно с видом понимающего, протянул со значением: «Аааа!!! Ну, да!!!»

Но потом не выдержал и спросил: «И чё? Дырки-то нафига?»

Сперва я думал, что дедушка меня то ли прибьет для начала своей клюкой, то ли Кондратий его хватит, поэтому выставив ладони вперед, тут же попросил прощения, признавшись, что я чужеземец, сам здесь впервые и порядков местных не знаю, просто интересно.

Ну, правда, интересно же, для чего в игрушках дырки!

Оказывается, (это я узнал когда дедушку отпустило) эти фигурки делают мастера одного народа, живущего далеко на севере. Хотя, казалось бы, куда еще дальше?

И через эти дырки детские игрушки прибивают гвоздями. Специальными, не абы какими. К полу.

Да… Трудное детство у здешних детишек… Деревянные игрушки… прибитые к полу… Хотя… Да чего там, логично же! Чтоб игрушки не ломались, нужно детям не давать!

Я, конечно долго заранее извиняясь и кланяясь, и напоминая, что я не местный, не утерпел и спросил, зачем так делают?

На что дедушка, долго подозрительно смотрел на меня, как на чекист на провокатора, видимо подозревая во всевозможных подлостях. Но после десятого моего утверждения, что я реально ни сном, ни духом, что у них тут и как, но мне жутко интересно, сообщил, совершенно очевидную, на его взгляд вещь.

Естественно, для того, чтоб игрушки ночью не убежали или на детей не напали.

А что? Логично!

И что, часто убегают? – поинтересовался я.

Редко – ответил дедушка – только когда прибить забывают. Но это не здесь, а далеко на севере. Здесь они просто куски дерева, кости или камня. Но вот там, на далеком северном берегу, если не прибить такую, в нее может вселиться злой дух и тогда - берегись! Беда будет!

Таааак… Такое мы уже видели… По болотам бегает… Ушами машет…

И тогда я поинтересовался, а делают ли там игрушки не из дерева и кости? Меховые к примеру? И как их хранят? В клетке или тоже к полу прибивают? Может дедушка заодно знает и тех кто такие игрушки делает или хотя бы как их найти?

Не знаю, что так дедушке в моем вопросе не понравилось, но он как застучит своей клюкой! Как заорет на меня! А потом вообще магию какую-то задействовал, да такую хитрую, что я вмиг оказался на улице перед запертой дверью и даже не понял - как. Видимо, это было аварийное катапультирование с помощью телепорта, не иначе.

За ручку я подергал, но дверь, конечно же, не поддалась. Ну и не больно-то надо было! Пойду по другим магазинам пройдусь!

Ха! Наивный юноша! Думал, что все будет просто! Ага! Конечно!

В общем, сколько я по городу не бродил, так ни в одну сувенирную лавку попасть и не смог. Двери просто не открывались и всё. Как заколоченные. Хоть стучи, хоть кричи. Заперто и все тут!

Хорошо еще хоть оружейки открыты!

Я первым делом, конечно туда подался, выяснить, что за традиция такая здесь, посетителей вышвыривать?

Первый же оружейник, к которому я с этим вопросом обратился, вежливо меня выслушал, задумчиво покивал головой, с улыбкой осведомился в какую лавку я ходил, и о чем говорили.

Я начал было честно ему всё излагать, заодно рассматривая витрины и пирамиды с оружием, но в какой-то момент, в отражении, заметил, что он как-то подозрительно цепко и насторожено меня рассматривает. Поэтому плавно съехал с разговора на обсуждение понравившегося мне меча, затем купил отличный пояс с плюсом к ловкости и торопливо откланялся.

Не хватало ещё и у оружейников под санкции попасть.

Короче говоря, к вечеру нашел я хорошую конюшню, поставил в неё свою лошадку, скинул вещи поважнее в личную комнату, а сам поселился в обычной гостинице и потом еще три дня скитался по городу, сверяясь с картой. Не пропустил ни одной улочки, ни одного закоулка! Весь город облазил. Все, до единой, сувенирные лавки проверил. До единой!

Ни одна дверь мне не открылась!

Вот и думай теперь, голова! Похоже, что и у сувенирщиков тут своя гильдия и где-то я крепко по незнанию накосячил. Что-то не то спросил. Определенно, интерес к мягким игрушкам с севера в этом городе не приветствуется.

Почему, кстати, позвольте спросить?

Вот что значит незнание местного культурного контекста. Вляпаться - это запросто. Кстати, пока я бродил по углам и закоулкам, в поисках открытой двери, меня дважды пытались взять на гоп-стоп местные ухари.

Не на того нарвались, конечно. Кончилось в обоих случаях тем, что я их сам обобрал и надавав пинков и подзатыльников, спровадил куда подальше.

Детский сад какой-то! И по возрасту молодые и по уровням мне в пупок дышат, а туда же!

Я естественно, уровень свой не демонстрировал напоказ. Всегда ношу арт, искажающий уровни и от этого кажусь втрое ниже, чем есть на самом деле. Очень хорошая штука! Сколько раз она меня выручала - со счёту сбился!

Вот есть артефакты и амулеты, которые совсем уровень скрывают. Это хорошо, конечно, но злоумышленники тогда исходят из самых худших предположений и готовятся соответственно. Тогда в ход идут и арбалеты, и ловушки, и магия поганая всякая. И, конечно, численный перевес.

А так, ну идет себе человек тридцать пятого уровня и идет, никого не трогает.

Подкатили к нему ребятишки, уровня под пятьдесят, карманы почистить, да и обломали об него молочные свои зубки, потому, что уровень у человека на самом деле за сотню.

Такие бывают огорчения.

Да что там! Еще и не такие огорчения бывают! Но смотреть забавно.

В общем, хороший прибор. Стоит, конечно, как самолет с вертикальным взлетом или как чугунный мост. Да и не так просто его купить. Но мне бесплатно выдали. По служебной необходимости.

Короче, не сложилось у песни начало.

И вот сижу я в таверне при своей гостинице, ужинаю. Гостиницу я выбрал поприличней, чтоб народ себя культурно вел, без всяких там «Ты меня уважаешь?», «Сэр, это был мой бифштекс!» или «Пойдем, выйдем». Реально задрало уже!

Б…ть! Как не зайдешь в трактир в каком-нибудь захолустье, так тут же начинается! На лбу у меня что ли написано, что подкатить ко мне с предъявой нужно?

Я конечно понимаю, местным ковбоям, бармалеям и бретерам скучно. Друг другу уже давно все кости и зубы пересчитали и знают от кого и что ожидать, а тут непуганый идиот на огонёк заглянул! Это, практически, как в рулетку сыграть. Такие вот там незамысловатые развлечения.

Так вот, выбрал я заведение поприличней, с хорошей охраной и вышибалами поперек себя в плечах шире. Сижу, ужинаю. Даже не в темном уголке. Никого не трогаю. Размышляю, как наладить контакт с местным населением и изучить этот грёбаный культурный контекст, касательно игрушек.

Успел додуматься даже до того, чтоб взять квест по домашней работе у какой=нибудь старушки на окраине. Хотя нет. Нафиг этих старушек! Лучше у молодки. Там под шур-мур-лямур может больше прокатить. Да и молодушки поболтливее, как правило, чем старые. Те воспоминаниями и рассказами про детей всю плешь проедят.

Народу вполне прилично набралось, но мест свободных было еще достаточно. Мне как раз подали некое подобие то ли тушеной с мясом, капустой и грибами, картошки, то ли это тут рагу называется. Короче, местное блюдо с непроизносимым наименованием, но безумно вкусное. Его тут еще принято подавать прямо с плиты, шкворчащим и благоухающим, в комплекте с горшочком холодной, почти замерзшей кислой сметаной.

Заливаешь это всё сметаной, перемешиваешь, сметана при этом слегка створаживается и выглядит немного неопрятно, но вкус божественный!!!

Второй раз брал уже за вечер. Реально оторваться невозможно! Когда уже местные маги-бездельники прекратят баловаться всякой смертоубийственной ерундой, вроде изобретения новых боевых заклинаний, а обратят свой взор на бытовую магию?

Вот где поле непаханное!!! Вот где можно озолотиться!!!

Да тот, кто придумает, как можно законсервировать заклинанием горячее блюдо, чтоб оно после расконсервации было как только с плиты, прославит, мать его, свое имя в веках!!!

Я бы такого закла взял штук сто и все здесь на эту картошку потратил, вот честное слово! А может и все пятьсот!

Вот представил, сижу где-нибудь на болоте, в засаде. Скучно, жрать охота. И тут я достаю такой тарелку этой невероятной картошки! Ааааххх! Мммм!!! Аромат!!!

Хотя нет… С таким ароматом найдут и убьют моментально. И самого сожрут, вместе с картошкой и оружием…

Нафиг! Можно и дома поесть, в личной комнате! Черт! Похоже, что я скоро стану в Вальдиру ходить чисто пожрать! До того здесь хорошо готовят!

В общем сижу, вкушаю. Наслаждаюсь. Вино как раз принесли. Кагоры здесь - тоже закачаешься!

Это на юге, где жарко, все пьют сухое белое. А на севере, если это не дистиллят, то как минимум или портвейн, или пунш, или сладкое густое красное вино.

Это я для себя его условно кагором называю. Так-то они тут по-другому именуются, но, в принципе, похожи. Да и понятно. Пока с юга сюда довезешь, любое некреплёное в уксус превратится. А сухое крепленое в горло не идёт. Потому везут натуральное сладкое и крепят, естественно. В основном красное. Хотя вроде и белые мускаты есть. Но я больше по красному. Это ещё с армейки привычка. Оно силы хорошо за ночь восстанавливает.

Пока я вкушал и наслаждался, зал заполнялся. Распорядители бегают, официантки суетятся, кухня на полную мощность вышла. Окно раздачи работает в режиме конвейера. Барную стойку облепили, как муравьи конфету. Пиво говорят здесь тоже крутое, но это не моё. Я по вину.

Так вот, только собрался я себе налить, как слышу, подошли ко мне сзади и рука такая на плечо опустилась. Тяжелая такая рука…

Вот же, думаю, гадство! Только налить собрался!

Поворачиваю голову, точно, стоят. Двое из ларца, одинаковых с лица. Характерные такие мужики. И рожи у них характерные. Глянешь на такого, и сразу все понятно. Вали на месте, не прогадаешь.

Тот, что руку мне на плечо положил, наклонился слегка и мне почти на ухо, тихо так говорит.

- Пойдем, выйдем.

Без эмоций, спокойно так, будто он каждый вечер, человек по двадцать подышать отсюда выводит. Хотя… Кто его знает? Может и выводит.

Ну, началось, мля… Думал хоть здесь без этого обойдется.

Я поймал взглядом отирающегося у стойки официанта, и щелкнув пальцами подозвал его к нам.

- Последи, чтоб вино не ушло. С меня на чай.

Тот кивнул. Хотя, судя по выражению лица, официант мою бутылку мысленно не только прикарманил, но уже и выпил. Возможно даже что два раза.

Да, стопудово, парни эти здесь не впервые.

- Пойдемте, джентльмены!

И в сопровождении почетного эскорта в количестве двух рыл, я покинул зал.

Мы вышли через главный вход и свернув за угол оказались в тесном темном переулке.

- Ну, что, господа, мы пришли!

- Нет, еще не пришли, шагай дальше. – буркнул видимо старший из двоих.

- Это был не вопрос, а утверждение. Пришли, не сомневайтесь…

----------------------------------------------------------------------------------------------------------

Когда я пару минут спустя подошел к своему месту, и не обнаружив там бутылки высмотрел у стойки знакомого официанта, тот явно выглядел слегка огорченным, но через секунду, подскочил с моим вином, и сообщил, что сберег его, как я и велел.

Я дал этому проходимцу обещанную серебрушку на чай и отпустил.

Впрочем, насладится вкусом вина мне опять не дали.

Едва я принялся вновь рассматривать весьма симпатичную этикетку, как напротив меня за стол уселся еще один нахал, и плюнув мне в тарелку испытующе уставился мне в лицо.

Я опять поманил на этот раз совершенно не скрывающего злорадства официанта, и жестом наказав последить за бутылкой отправился к выходу.

----------------------------------------------------------------------------------------------------------

Смотреть на печально-испуганно-огорченную физиономию несущего мне вино официанта было одно удовольствие. В этот раз, когда он возвращал мне бутылку, он выглядел так, как будто отдавал своего новорожденного первенца на опыты врачам-убийцам. С ненавистью во взгляде, в общем.

Поставив на стол вино, и заменив тарелку с рагу, опасливо приняв от меня еще одну серебрушку, он просто испарился.

Видимо в местном табеле о рангах, мой последний собеседник стоял значительно выше предыдущих. Что, в принципе, было объяснимо. Неплохо держался.

Народ на меня начинал коситься и за соседними столиками как бы даже начали отодвигаться подальше.

Ну, думаю, приехали. Сейчас начнется третий акт марлезонского балета. В двух действиях.

Не иначе следующим пунктом тут будет кабацкая драка в стиле «Все против всех и каждый за себя».

Но нет, я не угадал.

Подбегает ко мне распорядитель, можно, де, к вам подсадить кого?

Да, пожалуйста, места полно, говорю!

Ну, тот сложился пополам, как перочинный ножик и умчался. Через пару минут подводит к столу юношу. Непись. Видимо из местных. Поздоровались. Пожелал приятного аппетита. Присел. Хороший такой парень. Видно, что культурный и воспитанный. Вежливый, неизбалованный. На зачинщика не похож. Одет просто и неброско, но с претензией. Да и камзол у него из хорошей ткани, не дешевой. Не из бедных, явно. Уже по тому можно судить, что над ним ни имени, ни уровня не видно. А такие арты на дороге не валяются.

Тут же к нам припорхнула официантка молоденькая, ужас до чего симпатичная, с вооооот с такими гм… глазами и давай вокруг него щебетать и суетиться, заинтересовано постреливая изумрудами зеленых глазок и в мою сторону тоже. Но, в конце концов, заказ приняла и упорхнула.

Не успел я третью ложку прожевать, как она уже опять тут и давай на стол метать. Метать-то особо было немного, салатик, мясо жареное, без гарнира, соус, хлеб и кружка пива. Стеклянная. Со светлым.

Юноша сердечно поблагодарил, даже покраснел слегка, наблюдая ее впечатляющее декольте прямо у себя перед носом и, дождавшись, когда она отойдёт, принялся сосредоточено пилить мясо тупым общепитовским ножом, прихлебывая пиво из своего замечательного бокала.

Я, в свою очередь, решил не отставать, достал из сумки винный бокал. Я всегда пью вино только из своего бокала. По множеству причин. Но в основном, там важна форма, а от формы очень зависит то, как раскроется вино в аромате и вкусе. Это очень важно. Если пить вино из граненого стакана, то результат вы получите, конечно, но половины удовольствия лишитесь, однозначно.

Налил. Повертел вино в бокале, дал ему подышать. Надел очки и посмотрел вино на свет. Под разными углами к источнику света, понаклонял бокал и так и эдак, еще повертел. Посмотрел, как стекают ножки. И только после этого «взял первый нос». Понюхал запах. Вино было более, чем достойным. Очень полный насыщенный аромат. Чернослив, изюм, яблоко. Интересная композиция… «Второй нос»…

Замечательно! Даже не думал, что за столь умеренные деньги можно будет купить здесь такое хорошее вино! Везут ведь, черт знает откуда…

Пригубил. Подержал на языке. Чудесно! Еще раз пригубил. Погонял во рту. Замечательно!

Теперь можно сделать пару глотков просто так, без выпендрежа. Отменно!

Я еще раз оглядел бокал на свет и, сняв очки, убрал их в карман, а бокал поставил на стол. Включил видеозапись.

Как говорится, если гора не идет к Магомету…

- Ну что, молодой человек, - обратился я к соседу, - слушаю Вас. Вы что- то хотите мне сообщить, желаете задать вопросы или тоже считаете, что нам следует прогуляться?

Рука с вилкой замерла у парня возле рта. Секундное оцепенение.

Пожалуй, что сообщить, говорит.

- Слушаю Вас внимательно.

- С вами желают побеседовать некие люди. Они просили Вас незамедлительно прибыть по этому адресу. Для важного разговора.

На стол легла визитка с адресом.

- При всем моем уважении, исключено.

- Почему?

- Вы знаете, юноша, я сегодня за вечер уже дважды объяснял это вашим друзьям. Можете спросить их. Так что если хотите говорить, начинайте.

- Здесь нежелательно. Много посторонних. Нас могут услышать.

- Не смешите. Даже я могу устроить нам конфиденциальную беседу, не вставая с места. Даже здесь. В вашем заведении. Переходите к делу, либо позовите того, кто Вас послал. Я буду говорить здесь или нигде. А уж с Вами или нет - Вам решать.

- Хорошо, перейдем к делу, если Вам будет угодно. Но с чего Вы взяли, что это моё заведение?

- Не твоё, а ваше. Извините за фамильярность. Давайте все же перейдем к делу. А потом, если мы поладим, я возможно укажу вам на ваши огрехи. Это первая Ваша операция, юноша?

- Н-нет… Пятая…

- Точно пятая?

- Н-ну… Третья, если честно…

Я ему, конечно, ни на йоту не поверил. В лучшем случае второй выход. А то и первый. Но послушаем, что мне хотят сообщить.

- Ну, неплохо для третьего раза. – подмаслил я. – Итак, слушаю вас.

Я еще раз заглянул в бокал и, сделав вид что отхлебнул, опять сосредоточился на картошке.

- Гм… Вы кого-то ищете в Надгаме?

- Это вопрос?

- С Вашего позволения, да.

- А мне казалось, сперва, что Вы мне хотите что-то сообщить…

- А я и сообщил. Но поскольку Вы решили остаться здесь, то я задам вопрос. Итак… Вы кого-то ищете в Надгаме?

- А кто спрашивает, с Вашего позволения?

- Я спрашиваю.

- Это я и так вижу. Спрашивает кто?

- Вы хотите знать мое имя?

- Нет, если честно, то не особенно. Я хочу знать, кто говорит со мной Вашими устами.

Парень смутился, видимо разговор пошел как-то не так как он планировал.

-Ну, хорошо. Видимо я превзошел предел Ваших полномочий. Может, всё же пригласите того, кто Вам приказывает?

- Нет, у меня достаточно полномочий для такой беседы…

- Папа сейчас нас слышит?

- А? Что? Нет, конечно! Я сразу прикрылся. – Парень был обескуражен и растерян.

- Это хорошо, потому что к разговору ты совершенно не готов. Поэтому разговора не будет. С тобой. Зови старшего. – Я видимо начал раздражаться и перешел на ты.

- Хорошо. Давайте на чистоту. Я просто хотел извинится за дедушку, но не придумал как начать. Вы, видимо, и вправду ни причем. Тем более, я вижу, что Вы всё просчитали и пришли сюда не случайно. Отец хотел с Вами поговорить, но я попросил дать мне попробовать самому. Вот. Всё.

- Тааак… Ну, тогда понятно. Странные у вас тут способы извинения приносить. А почему ты стесняешься просто сказать, что ты из гильдейской безопасности. Или как правильно сказать?

- Из Внутреннего Круга. Вы искали встречи с нами?

- Если честно, то нет. Я даже не знал что вы есть. И что это ваша резиденция. Только сейчас понял. А тот старик в лавке, это и правда ваш дедушка? Занятно…

- Да… Но как Вы тогда меня разгадали так быстро?

- Ну, как… Да все просто, на самом деле. Особенно после пары попыток посчитать мне ребра и поковырять кишки…

Но давай вернемся к началу разговора. Вернее, не так. Давай ты все же позовешь к нам за стол отца или старшего. Поговорим втроем.

У вас + 1 доброжелательности с Внутренним Кругом гильдий Надгама.

Ух ты! Неожиданно, но приятно!

Юноша обреченно вздохнул и махнул кому-то за моей спиной. Почти сразу к нам за столик подсел мужчина, очень похожий на моего юного собеседника.

- Добрый вечер! Как Вам наше фирменное блюдо?

- Добрый вечер! Вы про картошку? Вы знаете, феноменально! Мои комплименты повару! И вино чудесное! И люди радушные и доброжелательные! Все стараются мне ночной город показать…

И все же вынужден спросить, чем обязан такому вниманию к моей скромной персоне?

- Прошу простить мне такой варварский способ Вас прощупать. Просто хотелось бы понять, кто Вы, что Вы делаете в нашем городе и кого ищете? Ну, и чего стоите, естественно тоже.

- И как я вам?

- Вполне подходите. Итак, что Вы делаете в моем городе?

- Ну, ничего криминального. Я веду частное расследование по просьбе своего клиента. Судя по тому, что мы сейчас разговариваем, Вы видимо даже знаете уже, что я ищу.

- Представьте себе - нет. Хотя доложили о вашем приближении нам давно.

- Недели две?

- Почти три.

- И Вы не смогли понять, кого я ищу?

- Среди персонала почтовых станций есть наши люди, но они не всегда имеют доступ к документам, да и не настолько умны, чтобы из записей такой давности что-то добыть. Они просто наблюдают. И докладывают. Итак, что Вы здесь делаете? Как вы понимаете, меня интересует конкретика, а не отвлеченные рассуждения или ваша легенда для случайных попутчиков.

- Я ищу следы одного человека. Он выехал отсюда около двадцати лет назад. Долго ехал на юг и пропал без вести, возможно, захватив с собой еще несколько человек. Вот родственники тех пропавших и заказали расследование.

- Выехали отсюда? Я был уверен, что Вы идёте по следу того, кто прибыл сюда!

- Нет, я шел против течения, если можно так сказать. В обратном порядке. И я, к сожалению, не знаю его настоящего имени или фамилии, иначе непременно поделился бы информацией.

- Но как-то же Вы до Нагдама его проследили?

- Естественно, раз я здесь. Но это была долгая и кропотливая работа, занявшая много недель.

- Поделитесь результатами?

- Возможно. Смотря, что Вы предложите взамен.

- Можем ответить на некоторые Ваши вопросы. У вас ведь есть вопросы? Вы так настойчиво исследовали все сувенирные лавки в городе…

- Признаться, есть один вопрос. Тут что, табу на мягкие игрушки для детей? Я, правда, побывал только в одной лавке и то не очень удачно, как Вы знаете. Но успел заметить, что сувениры в ней были не совсем обычные. Я про вырезанные из дерева и кости игрушки с отверстиями для прибивания к полу. И про странную реакцию хозяина лавки на вопрос про то, как в таком случае содержат мягкие игрушки?

Как я понимаю, для здешних мест это вопрос самоочевидный. Не просветите ли на этот счет чужестранца-путешественника?

- Ну что же, думаю, что можно и рассказать. Хотя, тема деликатная и почти интимная. Здесь об этом в голос говорить не принято. И уж с посторонними - особенно.

Дело в том, что эти игрушки - не совсем игрушки.

Далеко на севере, на полуострове Крысогав, в тундре, живет большой народ, не признающий богов. Этот народ поклоняется духам природы. Духам ветра и камня, воды и огня, деревьев и травы. И живёт в их окружении очень давно. Места там дикие и страшные. Для чужаков опасные и гиблые. Даже чужестранцы, такие как ты, неохотно ходят туда.

Во множестве встречаются места, пропитанные магией. А где магия, там и разные магические твари. Всегда голодные и очень опасные.

И поскольку живет там этот народ очень давно, промышляя охотой, рыбалкой и оленеводством, как-то они приспособились со всем этим ладить и обходиться.

В основном, благодаря игрушкам, которые они делают. Ты ведь заметил, что эти игрушки выглядят удивительно живыми? Как-будто замерли в движении?

Так вот, они не выглядят, они действительно живые!

Когда мастер вырезает такую игрушку, она поначалу - просто кусок дерева или кости. Грубый и примитивный. Но если не принять особых мер, то ночью в нее вселяется один из духов, в изобилии обитающих в тех местах. И тогда игрушка оживает.

Но духи те хоть и могущественны, но бесконечно злы и слепы. Поэтому люди научились их пленять. Где-то, в тайных пещерах северных гор, есть кузнецы, кующие гвозди из особой руды, которая встречается только там.

И вот если такую ожившую игрушку пронзить специальным гвоздем и пригвоздить к земле, то дух оказывается заперт в ней навечно. И через некоторое время начинает служить хозяину того дома, в котором его поймали. А игрушка замирает в движении и становится такой, как вы видели в лавке у моего отца.

Такие игрушки сторожат жилище, помогают в охоте и рыбалке, отгоняют хворь от скота.

Одна беда, не могут духи вечно быть в заточении. Ведь чем дольше дух в заточении, тем он слабее.

Поэтому, когда его время выходит, то дух распадается и исчезает. Но новый дух в старое вместилище уже не войдет. Потому, что оно как сосуд, наполнено сырой силой, оставшейся от предыдущего обитателя, как горшок водой.

Вот они и мастерят новые и ловят в них новых духов стихии. И так без конца.

А старые продают нам, купцам, которые рискуют ходить в те земли. Там есть несколько факторий от наших гильдий. Купцы везут их в Нагдам и продают их в лавках магам и алхимикам. А те их используют как сосуд с сырой магией при изготовлении магических вещей или заклинаний.

- А что везут туда купцы? На что они меняют эти игрушки?

- Вы очень проницательный человек. Сразу уловили суть. Купцы, помимо прочих товаров и оружия, туда везут талисманы, отгоняющие дурные сны.

Когда живешь в окружении злых духов, то они непрестанно пытаются подчинить тебя или повлиять на твой рассудок. И если взрослый человек может этому сопротивляться и достаточно успешно, то детям труднее всего. Если не принять меры, то дети могут сходить с ума или даже становиться одержимыми.

Поэтому, «ловцы снов» – это очень нужный и ходкий в тех землях товар. Ими защищают детей от злых снов. Да и взрослые тоже не пренебрегают ими. Но в первую очередь - детям.

- Хорошо, это понятно. А что не так с мягкими игрушками?

- Да всё с ними не так! Не получается подчинить духа вселившегося в такую игрушку. Иногда они оживали прямо в руках того, кто их делал и сразу пытались напасть на человека.

И их не удержать ни клеткой, ни гвоздями, ни проволокой. Дух в ней остается непокорным и очень опасным. Было несколько случаев, очень давно, когда такая тварь уничтожала целые поселения. Убивала и людей и скот. Крушила все, до чего могла дотянуться. Особенно люто ненавидят они шаманов. Чувствуют их издалека и сразу нападают.

Как правило, шаман с ними ничего сделать не может, сразу теряет свою силу и погибает.

Тогда приглашали магов, чтоб те их одолели. Но магия на них действует плохо потому, что они сами - сырая магия. Некоторые заклинания их только усиливают. Другие просто не наносят вреда.

Поэтому в наших местах делать такие игрушки - подобно кощунству. Это запрещено, как в Альгоре - тёмные ритуалы.

Впрочем, всегда находятся те, кому законы не писаны. Те, кто считает себя умнее других. Кто делает запретные вещи и пытается вывезти их оттуда. Уж, видимо, не из добрых побуждений.

Думаю, на черном рынке такие вещи среди темных ценятся весьма и весьма дорого.

Вот для того, чтобы таких утечек не случалось и был в свое время создан Внутренний Круг.

Мы преследуем таких дельцов и боремся с их творениями, когда таковые появляются.

Надеюсь, я достаточно утолил Ваше любопытство?

- В отношении мягких игрушек - вполне.

- В таком случае, не откажите в любезности, расскажите немного о своей миссии. Кто вы? Кто и зачем вас нанял.

- Ну, у меня не столь захватывающая история. Я обычный наемник. В данном случае выступаю как частный детектив. Меня наняли, как я уже говорил, для того, чтобы выяснить личность некоего человека, возможно связанного с исчезновением родственников моего клиента. Известно, что он перемещался инкогнито, под чужим или вымышленным именем, или даже несколькими именами. Известно, что прибыл с севера. Есть допущение, что он жив и, возможно, вернулся туда, откуда прибыл, либо там, откуда он приехал, могут знать, куда он следовал и где его нужно искать.

Клиенты, заказавшие это расследование, живут в регионе Редколесье, в городе Лагенбок. Вполне уважаемые в городе люди, не бедные. Владеют большими охотничьими угодьями в той местности. Это, к сожалению, всё, что я могу Вам рассказать. Остальная информация конфиденциальна. Клиенты не хотят огласки, поэтому не стали обращаться в стражу. Имена и даты также назвать не могу.

- Да и не стоит. Это не более чем праздное любопытство с нашей стороны. Просто мы думали, что вы ищете встречи с нами целенаправленно. Теперь я понимаю, что все это не более чем совпадение.

И еще один вопрос. Что вы собираетесь делать дальше?

- Пожалуй, отправлюсь дальше на север. Всегда хотел побывать в таких краях. Говорят, там очень красиво, а люди просты и бесхитростны, как дети. Хочу увидеть полярное сияние, слышал, это невероятное зрелище. А что, есть предложение?

- Хм… Вы быстро схватываете суть. Есть, но об этом немного позже.

Так что с Вашим расследованием? Вы всё ещё надеетесь там найти следы того человека?

- Признаться честно, уже не очень. Север большой, а времени минуло немало. Где там кого сейчас искать? Прикуплю мехов, посмотрю на северный океан. Может еще какие диковины попадутся. Сказки местные послушаю. Песни… Посмотрю как люди живут в вечных снегах. Впрочем, может ниточка и потянется.

- Ну, вольному воля! Будьте осторожны. Северные пустоши опасны. Но думаю, Вы это и без меня знаете.

- Так что вы хотели мне предложить и сколько это стоит?

- Мы хотели бы, что бы Вы нам помогли решить в тех местах один застарелый вопрос. Уверен, что оплата вас не разочарует. Возьметесь нам помочь?

- Не хотелось бы опрометчиво брать на себя непосильные обязательства. Особенно вслепую.

- Ну, что Вы! Не скромничайте! Мы Вас, конечно, проверяли, как вы понимаете. Поэтому, считаю, что вы справитесь. Ничего сложного. Всего лишь нужно будет выяснить, местонахождения одного… скажем так, места. И сообщить его нам.

Я полагаю, вы понимаете, о каком месте я говорю?

- Да, вполне. Я проникся важностью ваших интересов и вполне их разделяю.

- И мы готовы утроить плату, если вы решите вопрос на месте самостоятельно. Иногда все решает скорость.

Вам интересно такое предложение?

- Да, очень. Особенно размер гонорара и количество проблем, которые нужно решить. В штуках.

У вас + 1 доброжелательности с Внутренним Кругом гильдий Надгама.

- Отлично! У вас деловой подход! Мне это нравится! Уверен мы с вами поладим!

Все инструкции и расценки вам передадут завтра утром, а мне пора. Приятно было пообщаться с, в некотором смысле, коллегой. За сим, позвольте откланяться. Так что удачи вам,

Мы встали, учтиво раскланялись, пожали друг другу руки и мой собеседник нас покинул.

Оставшийся за столом юноша проводил раздраженным взглядом отца до дверей и вернулся к прерванной трапезе. Впрочем, явно без аппетита.

- Вы обещали рассказать, как Вы меня вычислили.- буркнул он из-под носа.

- Обещал… Хорошо, слушай.

Если не брать три налета в городе и два наезда подряд уже здесь, выдавших ваш интерес с головой, пройдусь по остальным, наиболее заметным огрехам.

Первое. Начнем с того, что свободных мест было достаточно много, чтобы подсаживать тебя ко мне. Это первый звоночек. И это без учета, так сказать, прелюдии, в лице ваших мордоворов.

Но, допустим, что часть свободных мест были забронированы кем-то заранее, поэтому тебя подсадили сюда. Возможно.

Второе. На тебе простое платье небогатого, скромного горожанина. По покрою и по фасону. По факту же оно из более дорогой, нескромно дорогой ткани. В чем смысл шить простой камзол ценой в четыре обычных камзола?

Обычный горожанин просто купил бы что-нибудь более дорогое и нарядное.

В третьих. На поясе слева, два замина от лямок для подвески меча. Пояс новый, но замины заметные. Следовательно, это не шпага, а именно широкий меч. К тому же ты, когда садился за стол, сделал жест, чтобы его придержать. Чтобы не мешал садиться на скамью. Это значит, что ты его действительно носишь постоянно, несмотря на свой юный возраст.

Скромные, небогатые горожане обычно не носят мечи. По крайней мере, постоянно.

В четвертых. Официантка появилась мгновенно. Не успел отойти распорядитель. Причем, заказ подали в течении двух- трех минут.

К примеру, я ожидал свой заказ минут десять. Даже просто передать и собрать заказ так быстро нельзя. Значит, скорее всего, он уже был приготовлен заранее.

Я сижу лицом к двери, но не видел, как ты входил. Значит, ты спустился сверху, потому, что я наблюдаю за входом.

Заказ брала и подавала самая симпатичная и нарядная официантка из всех, что я здесь видел. Но до тебя я её в зале не видел ни разу за те три дня, что здесь живу. Возможно, она дочь хозяина гостиницы или что-то такое.

Далее. Она явно знает, кто ты такой и кто твой отец, судя по тому, как она старательно улыбалась и вертела у тебя под носом своим декольте. Слишком необычное внимание к простому, скромно одетому горожанину.

Далее. В заведении совершенно не видно местного сброда, хотя цены не дороже, чем в других местах. Это значит, что место с репутацией и их сюда либо не пустят, либо они сам не особенно сюда рвутся. Это странно, учитывая, как тут кормят и какие вина тут подают.

Далее. У тебя единственного во всем заведении стеклянный бокал для пива. У всех остальных глиняные кружки. И это понятно. Ведь дома ты пьешь только из стекла и не любишь глиняную посуду. Видимо, персонал об этом хорошо осведомлен.

И последнее, я пока вертел и разглядывал вино, в отражении в бокале успел увидеть, что у меня за спиной, за соседними столами, минимум четверо глаз с меня не спускали, держа руки под столом. Причем из еды перед ними была только кружка пива. Даже чашки с орешками не было.

Осмотрись по залу. Есть тут хоть кто-то, не из ваших, кто просто в одиночестве пьет здесь пиво? Нет тут таких!

Выводы: передо мной сидит достаточно известный в определенных кругах юноша. Скорее всего, сын влиятельного человека. Его прикрывает группа телохранителей, числом не менее четырех. Зачем столько народу в таком приличном заведении? Скорее всего, затем, что охраняют не только его, а кого-то еще, более влиятельного и ценного.

Тогда вопрос: почему ты сел за мой стол? Очевидно, что для того чтобы поговорить. Следовательно, ты не из Стражи и не из Королевского Тайного Приказа.

- Почему вы в этом так уверены?

- Потому что мне случалось общаться и с теми и с теми. Стража, не усложняя, просто подошла бы ко мне на улице и задала бы все те же вопросы в лоб. В худшем случае, пригласили бы к себе в околоток.

Тайный приказ, на то и тайный, чтоб не светить на полгорода свои лица. Они или пристроились бы ко мне в городе, либо, что вероятнее, пришли ко мне в номер. Либо, что больше на них похоже, уже ждали бы меня в моем же номере. Это дало бы им большее преимущество в разговоре.

Есть и другие организации, кроме приказа и стражи, но ни одна не стала бы идти на контакт таким вот образом. Кроме того случая, если я не на их территории.

А тут, смотри, ты спустился сверху, распорядитель мечется, девушка суетится и строит глазки, в зале люди с оружием, но охрана на входе в ус не дует. Ужин приготовлен заранее.

Вывод? Первое, что мне пришло в голову, это то, что я сижу в пасти дракона. Причем сам туда залез. Случайно и по незнанию.

Вот и все. Никаких секретов. Все предельно просто.

- Н-нда... Столько раз проколоться еще до того, как рот раскрыть...

- Все с чего-то начинают. – Пожал я плечами. – Научишься еще. Работы, наверное, хватает. Город-то немаленький.

- Да ну… Когда ещё случай теперь подвернется?… Ладно, пора мне. До свидания.

Я опять встал, и мы опять раскланялись, прощаясь друг с другом.

Проводив взглядом парня до двери, я вернулся к уже изрядно остывшему, вернее совершенно холодному ужину.

Правда, даже остывшим блюдо было по-прежнему изумительно вкусным.

Затем отдал должное вину, еще раз надев очки и оглядев зал в отражении.

Отличная штука этот комплект! Со стороны никто и не подумает, что очки и бокал являются парными магическими предметами. И где Шеф это все только добывает? Хотя, о чем это я? Понятно где. У Непосед, конечно. Должен же кто-то прототипы тестировать в условиях приближенным к боевым? Интересно, сколько бы это могло стоить? Я все аукционы перерыл, там ничего подобного даже в помине нет.

Во-первых, бокал показывает наличие ядов или нехороших вещей в вине. Увидеть это можно и без очков, но нужно знать, куда смотреть, чтоб не выдать себя при этом. А через очки, он просто окрашивается в другие цвета. Так можно даже определить на глаз большинство самых популярных ядов.

А во-вторых, если рассматривать отражение на стенках бокала через очки, то у тех, кто на тебя смотрит или следит за тобой, в отражении светятся глаза.

Вот и сейчас за мной по-прежнему, из разных углов, внимательно наблюдали три пары глаз.

Я включил видео и непринужденно бросил взгляд по сторонам. Потом, в замедленном изображении рассмотрю, при увеличении, кого за мной приставили. Утром нужно будет еще раз посмотреть. Наверняка они посменно работают.

Пожалуй, пора на отдых. Я жестом привлек внимание распорядителя и дал понять, что хочу рассчитаться.

Через минуту из кухни выпорхнула всё та же нарядная официантка и, рассчитав меня, быстро убрала со стола и протерла его от крошек, заодно подложив под бокал салфетку, чтобы вино не оставляло следов на столе. Отличный здесь сервис. И девушки красивые. Глазастые.

Допивая вино и убирая бокал в сумку, я, как бы ненароком, сунул туда и салфетку. Не оставлять же было её на столе? Тем более, учитывая то, что на ней было написано: «Никому не верьте».

----------------------------------------------------------------------------------------------------------

К моему огромному разочарованию, в номере в моё отсутствие никого не было, никто меня не ждал. Даже записок больше никаких не обнаружилось.

Я, переодевшись в отличный халат, обнаруженный в шкафу, уютно устроился в кресле и следующий час посвятил составлению очередного отчета руководству.

Записал все события последних дней, прикрепил фото предложенной мне визитки, прикрепил все видео и отправил в личку шефу.

Вроде бы всё. Спать охота. Пора выходить в реал, но почему-то тянул с этим, перебирая события вечера.

По правде говоря, я слегка наврал юноше. Потому что, не считая наездов, все остальные выводы были вторичны, а зацепился я в первую очередь именно за ткань его камзола.

Вот так, неожиданно пригодились знания, вбитые нам в головы на спецкурсе по тканям и текстурам, который проводили для оперов леди Фуриосса, глава наших особистов и леди Мерилиносса, жена Верховного. Между собой, конечно, их так пафосно не именовали. Просто Фури и Мери. Но фишку в тканях обе рубили жестко. Еще бы, модницы они зачетные. Я за неделю стал просто экспертом по тканям. А заодно по стилям, фасонам, покроям и прочей модной фигне.

Так что срисовать одну из самых редких и дорогих тканей, не уступающих по прочности кольчуге, мне удалось легко. Трудно было удержать глаза в орбитах, чтоб не выпали. Стоила она дороже, чем золото по весу и обычно из неё подкладки шили для юшманов или поддоспешники.

А тут просто камзол. Хотя, не могу не признать, на обычное сукно похожа чрезвычайно. Видимо, случись что, этого парня, иначе, чем в голову не минуснешь. Да и то - без гарантий. Мало ли, что там у него еще за пазухой да по карманам.

Я и сам такой же. Люблю неожиданные сюрпризы.

Еще некоторое время я сидел, поворачивая ситуацию и так и эдак, пока до меня, наконец, не дошло, что и как делать дальше и начал складываться план. Я мысленно еще пару раз прокрутил его в голове. Поразмышлял над наиболее слабыми местами и возможными последствиями. Как ни крути, а фаза наступала достаточно рискованная.

Но, с другой стороны, работу нужно работать.

Короче, тянуть резину не было уже никакого смысла. Время и так достаточно позднее. Заставлять людей ждать и дальше, было бы уже неприлично.

Поэтому я потушил свет, задернул шторы, достал и взвел свой любимый двухзарядный арбалет, приготовил артефакты, переставил кресло в угол, отперев и чуть приотворив дверь, и принялся ждать.

Ждать пришлось довольно долго, я даже успел вздремнуть. Почти час прошел. Но, в конце концов, в дверь едва слышно поскреблись.

Я, конечно, не издал ни звука. Дверь ведь и так приглашающе приоткрыта. Еще раз поскреблись. Потом дверь бесшумно приоткрылась, ровно настолько, чтобы впустить гостя, и сразу же затворилась. Едва слышно щелкнул запираемый замок. Возле двери раздался судорожный вздох облегчения.

- Не запирайте дверь, сударыня. А то вдруг Вам потребуется срочно выйти, а там заперто. – С улыбкой в голосе поприветствовал я ночного гостя, вернее - гостью.

- Тише!

- Не переживайте, я поставил полог тишины. Так что можем плясать и петь во всё горло, никто нас не услышит.

- Где вы? Я вас не вижу!

- Достаточно того, что я Вас хорошо вижу. Слушаю Вас. Вы ведь не просто так пришли? Посмотреть, как умилительно я шевелю во сне губами, верно? Справа от Вас стул. Присядьте, пожалуйста. Такая красивая дама не должна стоять в присутствии мужчины. Как Вас зовут, кстати?

- Катарина.

- Хорошо, Катарина, присаживайтесь.

Девушка села, плотно запахнув длиннополый пушистый халат, который, как бы невольно, так и норовил обнажить то плечо, то коленку.

- А Вас как зовут? – она по-прежнему говорила шепотом.

- Меня? Зовите меня Прохожий. Думаю, это самое подходящее для меня в вашем городе имя. – я бессовестно отыгрывал самые вопиющие и пафосные киноштампы из реала. Благо, они тут никому не известны.


- Итак… Что Вас привело в такое позднее время в апартаменты одинокого молодого мужчины? Вам холодно, страшно и одиноко? Или в Вашей комнате завелись мыши? Вы влюбились в меня без памяти, едва увидев впервые три дня назад? И вот, ослепленные страстью…

- Прекратите немедленно! Я не потерплю такого издевательского тона!

- Хм… Я так и думал, что Вы не официантка.

- Как не стыдно издеваться над бедной беззащитной девушкой, к тому же рискующей честью и репутацией!

- Это Вы-то беззащитная? Да Вы увешаны боевыми амулетами как новогодняя ёлка!

- Какая ёлка?

- Неважно, какая. Пусть будет как елка - шишками.

- Вы невыносимы! Зачем я только сюда пришла!

- Да, действительно, зачем?

- Чтобы предупредить Вас об опасности! Как можно быть таким неблагодарным!

- Я получил Вашу записку и даже прочитал ее. И я Вам крайне признателен. Поэтому совершенно не обязательно было сюда еще и приходить.

- Но Вы же знали, что я приду! Иначе, зачем Вы оставили дверь открытой?

- Видимо, затем же, зачем Вы, когда шли убирать у меня со стола, расстегнули блузку еще на две пуговицы. Для того, чтобы устранить лишние препоны на пути нашего общения.

Хотя и без того от вашего декольте невозможно отвести взор.

- Какие пошлые и сомнительные у Вас комплименты, сударь! Вечно у мужчин на уме только одно!

- Увы, да, это так и есть. Как, впрочем, и у женщин. Иначе Вас бы сейчас здесь не было.

- Ну, знаете! Это уже чересчур! Это .. Это… Это просто… - задохнулась она в напускном возмущении, впрочем весьма убедительном.

- Да ладно! Готов поспорить, на все свои деньги, что у Вас под халатом даже белья нет! К тому же это Вы ко мне пришли. Одна. Ночью. В одном халате. Босиком. Без трусиков.

Так какая опасность мне грозит настолько, что Вы в так отчаянно пытаетесь меня о ней предупредить?

- Вам лучше вернутся домой. Вам не позволят найти то, что Вы ищите.

- А Вы знаете, что я ищу?

- Это очевидно. Вы ищите кого-то из недотыкомщиков. И недотыкомок.

- Чиииивооооо???...

- Ты искал недотыкомок. Там, в лавке у Старого Хрена, ты спрашивал про них. Внутренний круг третий день на ушах стоит. Если бы ты не был чужестранцем, то тем же вечером уже висел бы на дыбе и рассказывал, где был, что видел и кто еще об этом знает. – Катарина наконец действительно стала заводиться и отбросила словесную мишуру.

Но ты чужестранец. И ты странный. Они не могут решить, что с тобой делать и чем ты можешь быть опасен их делу. И откуда вообще протянулась ниточка.

- Поэтому послали тебя, чтоб ты уговорила меня, сделать что? Уехать назад?

- Нет. Не уехать. Они хотят договориться с тобой. Иначе они действительно могут пойти на все, чтоб тебя остановить. Даже если ты из Стражи. Есть способы.

- Мы вроде бы уже объяснились. Зачем договариваться еще раз? И о чем?

- Ты договорился не с теми. И не о том. Некоторые могут предложить больше. Гораздо больше. Есть кое-кто, кто хотел бы тоже предложить тебе еще одну работу. Короче, у людей к тебе дело есть.

- Понятно… Так вот какова твоя цель…

- У каждого свой интерес в этом деле и своя цель. В том числе и у меня. Особенно у меня.

А у тебя? Ты хоть можешь сказать какова твоя настоящая цель?

- У самурая нет цели, у него есть только путь…

- В каком смысле?

- В любом удобном для тебя смысле.

- Ясно. Непонятно, но звучит красиво. Я так и передам.

- Как тебе будет угодно.

Мы немного помолчали, размышляя каждый о своем. Пробный шар брошен. Шар прошел. Теперь можно ждать реального предложения. Так что подождем. Мне спешить некуда.

- А ты всегда такой неприветливый с девушками?

- Нет, только в тех случаях, когда под дверью стоит штурмовой отряд, чтобы взять меня на горячем. Вернее, на горячей.

- Если хочешь, я могу их отпустить.

- Отпускай.

- Ты серьезно?

- Абсолютно.

- А ты рисковый.

- Уж, какой есть.

Катарина встала со стула и, приоткрыв дверь, выглянула в коридор. Затем высунула туда руку и дважды щелкнула пальцами. В ответ прозвучал тихий ответный щелчок.

Затем прикрыла дверь, заперла её на защелку и на засов.

- Можешь зажечь свет. Я тебя совершенно не вижу. Несмотря на ночное зрение. Почему, кстати?

- Потому, что я не хотел, чтобы меня видели.

- Артефакт?

- Естественно. - Я отключил «Сумрак» и затеплил настольную лампу, давшую едва заметный свет. – Так лучше?

- Гораздо!

Думаю с улицы, через плотные шторы, его вряд ли будет видно. Но для глаз, привыкших к темноте, света было более чем достаточно, чтобы мы смогли рассмотреть друг друга.

- В полумраке ты выглядишь даже привлекательней чем на свету. – улыбнулась Катарина.

Она сняла перстни и серьги, положив их на комод рядом с которым сидела, вынула из волос несколько подозрительно похожих на метательные иглы заколок и распустила волосы, темным водопадом рухнувшие ей на плечи.

Затем, развязав пояс халата, встала и плавным движением развела его полы в стороны.

- Нравится?

- Очень. Ты потрясающая…

Я вышел из-за кресла, за которым стоял всё это время, поставил арбалет на предохранитель и, положив его на стол, сбросил свой халат на пол.

Дела можно и утром будет обсудить. Никуда они не денутся.

----------------------------------------------------------------------------------------------------------

Горы - это всегда красиво. А северные горы прекрасны неописуемо. Они настолько невообразимо красивы, что описывать их человеку, ни разу их не видевшему, равносильно тому, что преподавать сольфеджио глухому.

Да, все на свете знают, что для разработки гор в Вальдире брали за основу горы Новой Зеландии и Памир, но поскольку я не был ни там ни там, судить о их сходстве не могу. Это удел местных жителей, туристов, альпинистов и геологов, способных квалифицировано рассуждать о них в рамках принятой на сегодня теории горообразования и тектонических процессов.

Я же, покачиваясь в седле, просто наслаждался видом поднимавшихся над горизонтом вершин, с каждым днём становившихся всё более величественными и прекрасными.

Местность, прежде ровная как стол, постепенно начала вздуваться и пучиться холмами, затем из них проклюнулись верхушки скал. Скалы росли, сливались в невысокие полуразрушенные кряжи и, медленно стряхивая с себя остатки почвы и каменистых осыпей, распрямляли сгорбленные спины, устремляя свои вершины к солнцу.

Цвет их тоже с каждым днём менялся. С буро-землистого на темно-коричневый, затем на коричнево-зеленоватый, затем на зеленовато- серый, и лишь на горизонте ввысь устремлялись серо-голубые остроконечные пики, укутавшие свои гордые плечи вечными снегами.

Воздух был невероятно прозрачен, открывая взору настолько далекие дали, что сознание отказывалось верить в то, что глаза могут видеть так чётко.

Наш караван брёл через тундру уже вторую неделю, обходя горный массив через предгорья. По словам караванщика еще через два дня мы опять углубимся в тундру так далеко, что гор совсем видно не станет. Где-то там у нас будет первая длительная стоянка в первой на нашем маршруте фактории. Купцы будут проводить осеннюю ярмарку для жителей этих мест. Заодно завезём в факторию партию товаров. После этого повернём опять к горам и, огибая их с запада, будем двигаться к океану, заходя по пути во все встречающиеся фактории.

Там же придется оставить лошадок. К тому времени снег уже не позволит передвигаться верхом. Так что придется пересесть на собачьи упряжки или на оленей.

Большая часть народа в караване были местными. Я так и не привык называть их НПС или неписями. Ведут они себя совершенно как люди, так зачем считать их хуже людей, за второй сорт? Причем, некоторые по человечности и силе духа далеко давали фору многим моим знакомым.

Игроков было немного. Видимо, пока Крайний Север был менее привлекательным, чем тёплые пляжи. Ну какая, скажите, может быть экзотика в тундре? Разве что если попасть туда в период бурного цветения ягеля? И то вопрос. Так что, в основном, народ сюда забрел не столько, чтобы качаться, сколько в основном поохотиться. Ещё несколько человек, видимо, были либо из коммерческих кланов, либо просто барыжничали и высматривали, какие товары можно выгодно взять с севера для перепродажи. Приказчики, одним словом.

В общем, смотреть особенно не на что. Разве что на горы… Да и то… За семь вёрст киселя хлебать? Можно и видосами насладиться. Тем более что телепорт сюда добивал только с пересадками, а после первой же фактории, он вообще переставал работать. Так что запасённые мной свитки скоро станут бесполезны.

В общем, я впервые за очень долгое время в игре никуда не бежал, никого не мочил, а реально вообще ничего не делал. Лафа.

Естественно, для поддержания тонуса, я опять принялся собирать этнографический материал. Ну, а вдруг зацепка какая промелькнет?

Однако ничего сверх оригинального за неделю не обнаружил. Либо мне, как пришлому, не все сказки рассказывали, либо местного акына в составе партии не было. Хотя, анекдоты все травили и байки между погонщиками ходили. Шутки - подколки, естественно.

А вот с колыбельными всё было как-то странно. Уж не знаю, может не мужское дело их тут петь. Но многие вполне искренне не понимали, о чём я спрашиваю.

И хотя караван был огромен, под тысячу лошадей, но состоял из множества отдельных маленьких караванов, каждый из которых имел своего караванщика, свой груз, свой маршрут и пункт назначения.

Поэтому мне, после пары попыток наладить контакт с другими караванами, порекомендовали не делать этого, чтоб не приняли за вора или шпиона. Кстати, не слишком бы и ошиблись, по совести говоря.

Где-то через неделю я разобрался, кто есть кто в нашей партии и методом исключения вычислил нескольких человек из тех, кто должен за мной присматривать. Уж не знаю, кому они подчиняются, но думаю, у них должна быть задача - оградить меня от нежелательных контактов. А в худшем для меня случае – прибить где-нибудь в тихом местечке после выполнения задания Гильдии. Хотя, пока меня никто не донимал и ничему не препятствовал. Так что, видимо, как минимум до того места, где перестанут работать свитки телепорта, можно не беспокоиться.

Еще на подходе к предгорьям от большого каравана в стороны начали отходить отдельные небольшие группы.

Судя по поведению охраны каравана, основная опасность нападения если и была, то ближе к городу. Потому что, чем дальше, тем менее нервным было поведение охраны и магов при караване.

Торговый путь был наезженным многими поколениями купцов и ещё в незапамятные времена на расстоянии суточного перехода располагались укрепленные места для ночевок или стоянок, где караван мог отдохнуть или переждать непогоду. Но подозреваю, что в основном для защиты от хищников.

Стаи волков встречались нам постоянно, но близко не подходили, хотя иногда довольно долго нас сопровождали, пока мы не покидали их охотничьи угодья. Собаки, шедшие при караване, поглядывали в их сторону неодобрительно, но, в общем, трепета не демонстрировали. Видимо, волчья кровь текла и в их жилах.

Стоянки для ночлегов различались не сильно. Где был камень, это была небольшая крепость с огромным двором. В других местах - небольшая насыпь с крутобоким валом по кругу. Иногда - с деревянным частоколом, иногда - без.

При каждой стоянке жили какие-то люди, иногда весьма приличными поселениями. То ли они кормились с караванов, то ли просто торговали с купцами, я так и не понял. В одном месте это явно было чисто ремесленное поселение потому, что весь караван принялся покупать в двух имеющихся лавках замечательные поделки из резной кости.

Я там купил себе отличный составной лук, перенасадил рукоять меча и ножа, ещё купил очень красивую рукоятку для плетки. Ну и, на всякий случай, прикупил женской бижутерии. Костяных гребней, серёжек, бус и прочих милых побрякушек, инкрустированных перламутром и полудрагоценными камнями.

Мало ли? Вдруг на обратном пути с Катариной опять пересекусь? Или Агнеше, как сувенир, привезу с Севера. Чтоб подмаслить.

На самих стоянках, помимо навесов для лошадей, были дома, вернее, домики и землянки для погонщиков и охраны. Их не всегда хватало, поэтому те, кто не помещался или не хотел ночевать в душной тесноте, разбивали что-то среднее между юртой, шатром и палаткой. Называли это дело гордым именем шатер. Но я для себя поименовал их чумами.

В остальном между обычными трактирами на больших трактах отличий было мало. Те же пьянки по вечерам в местном общепите, те же драки за углом. Пару раз кого-то убили, пару раз виновных казнили. Обычные будни глухого средневековья.

Но чем дальше мы углублялись в северную Великую Глушь, тем меньше становилось народу и, соответственно, больше порядка.

Запасы спиртного, взятого с собой, исчерпались, а на стоянках, как я понял, его держать было запрещено. В отличие от нашего Севера здесь местные племена категорически не позволяли торговать огненной водой. Уговор был под страхом смертной казни. Иначе местные не позволяли проходить через свои земли. Причем любого, кто был пойман при продаже алкоголя, ждала казнь и это не обсуждалось. Поэтому всех путешествующих с караваном, главный караван-баши предупреждал об этом лично. Потому, что ни различия в этом вопросе, ни снисхождения не было в этих землях ни для кого.

Если на Большой Земле осень только наступала, то здесь в свои права вступила уже зима.

Снегу было пока немного, не больше ладони и лошади бодро трусили вперед, не испытывая затруднений. В ясные дни низкое солнце заставляло снег сиять слепящей белизной так, что очки от солнца надевали даже лошадям. Снежная слепота здесь была хорошо известна всем.

Пару раз меня брали с собой на охоту охранники нашего каравана с которыми я сошелся ближе, чем с погонщиками. Служивый со служивым, как говорится, быстро поладят. Так что вечерами мы ели иногда не только кашу из общего котла, но и жареную оленину. Заодно и скуку развеял.

Перевалив за предгорья и выйдя вновь на тундровые равнины, покрытые низкорослыми кривыми деревцами и стланиками, мы, наконец, приблизились к первой фактории.

Горы давно скрылись из виду, даже холмы сравнялись до состояния, максимально близкого к идеальной плоскости.

День заметно укоротился и вечерами, если не шел снег, мы уже могли любоваться северным сиянием.

Судя по карте, мы были где-то в широтах соответствующих полярному кругу. Видимо, как раз после его пересечения и переставала работать телепортация. По крайней мере, в этой местности.

Утром последнего перед факторией дня пути, все с большим воодушевлением седлались и вьючили лошадей. Вечером обещал быть хороший отдых и баня. По рассказам, в фактории было много домов, большая гостиница, баня, бабы и хорошо кормили. К тому же остановка будет не на ночь, а на несколько дней, пока идет ярмарка.

Погода была замечательная. Ветра не было, снега не было, мороз был едва ощутимый, а местность порадовала небольшими складками, благодаря которым можно было видеть хоть немного дальше, чем на сто метров.

К обеду на небе показались жиденькие перистые облака, покрывавшие небосклон сплошной сетью.

После этого караван попытался прибавить скорость. Погонщики и охрана забеспокоились и стали встревожено переговариваться, постоянно поглядывая на небо.

Стало ясно, что будет непогода. Возможно, очень сильная.

Судя по всему, это не было чем-то из ряда вон выходящим, потому что вдоль дороги, через равные промежутки, стояли каменные столбы, сложенные из обтесанных камней, вершины которых при приближении каравана начинали ярко светится. Явно для того, чтоб в пурге не сбиться с дороги.

К обеду, когда мы бодрым маршем преодолели уже больше половины пути, на горизонте показалась тонкая черная линия от края до края видимого пространства. А еще через полчаса темные низкие облака затянули всё небо и пошел небольшой снег.

Караван попытался еще ускориться и перестроился из цепочки в колонну по два.

Снег понемногу усиливался и через пару часов видимость снизилась до пятидесяти метров, а снег повалил крупными хлопьями.

Караванщики принялись связывать лошадей веревками между собой, чтобы не потерялись в метели. Снег валил все гуще и скоро ориентироваться стало можно только по вспышкам огней на маячных столбах.

Лошади беспокоились и тревожно ржали. Еще через час снег валил так, что не видно было на пять шагов в сторону. Все всадники спешились и повели лошадей в поводу. С вьючных лошадей часть поклажи переложили на верховых и это помогло еще немного ускориться.

И тут поднялся ветер.

Дуло и мело так, что мы через пять минут были облеплены мокрым снегом до состояния снеговиков и перестали узнавать друг друга.

Охрана напялила на головы какие-то странные глухие шлемы без прорезей и активно вертела головами по сторонам, держа оружие наготове.

То спереди, то сзади несколько раз видны были вспышки боевой магии. Но кто по кому лупил - было неясно. У нас, к счастью, всё было тихо и никто не нападал. Но идти и без этого становилось все труднее.

Ветер усиливался и лошадям начали давать эликсиры на бодрость, иначе они уже с трудом пробивались через сугробы.

Чего греха таить, я и то пару раз приложился к фляжке с эликсиром.

Ветер вскоре подул так, что уже было непонятно, то ли я веду лошадку под уздцы, то ли она волочит меня за поводья. Жуткое светопреставление. А потом началась еще и гроза!

Я даже понятия не имел, что в заполярье бывают грозы! Оказываются - бывают!

Правда и гром и молнии до нас едва доносились, заглушенные снегом. Но полыхало в небе - будь здоров!

Еще через час по цепочке передали, что мы наконец дошли. Надеюсь, что до фактории.

Что из себя представляла фактория - я в метели так и не понял. В конце концов, мы дошли до довольно высокой, метров шесть, каменной стены и тонкий ручеек нашего каравана медленно втянулся в ворота, возле которых стояли два мага и, раздувая ветер, хоть немного разгоняли снег.

С размещением тоже царил неописуемый бардак. Наша партия шла ближе к концу и нам, естественно, не хватило места, из-за того, что шедший нам навстречу караван не стал выходить в дорогу, предвидя снежный буран.

Благо места для лошадей оказалось достаточно и, загнав свою лошадку в конюшню, я сдал вьюки, временно возложив ответственность за них, одному из погонщиков, расседлал и, накормив животину, стал ждать распоряжений от старшего нашей партии.

Часть охраны осталась в конюшнях, сторожить лошадей и груз, часть забрали на стену, остальных погонщиков и охранников, вернувшийся из ставки караван-баши наш караванщик, повел в посад за стеной фактории.

Про посад тоже ничего внятного сказать было невозможно из-за метели, которая усилилась до невозможности так, что мы шли уже держась друг за друга и за натянутые вдоль улицы веревки. И, судя по спешке, в которой всё делалось, погода должна была еще ухудшиться. Хотя, я уже не представлял - куда еще хуже?

Через полчаса неописуемых приключений в лабиринте весьма добротных и немаленьких каменных домов мы, получив несколько отказов, вышли наконец, судя по всему, то ли к окраине посада, то ли в зону складов. Вокруг были продолговатые невысокие строения, похожие на амбары, но туда нас тоже не приняли сказав, что все места забиты. Но, к счастью, дали проводника, обещавшего отвести туда, где можно разместиться.

Еще десять минут бега по пластунски или восхождения параллельно земле по веревкам и мы, болтаясь на них, как флаги на ветру, добрались до каких- то странных избушек, сложенных из бревен, прилепленных одна к одной как соты в улье.

Оказывается, это были даже не избушки, а землянки. Ну, как землянки? Нормальные такие блиндажи по факту. В каждом таком блиндаже была печь и с десяток нар с матрасами, набитыми соломой.

Наша компания начала медленно втягиваться в эти блиндажи.

День был очевидно не мой, потому что после ожесточенного спора, народ решили разместить по артельному принципу. Или по цеховому? Не знаю. Короче, погонщики уперлись и сказали, что будут жить только своим кагалом, заняв два первых жилища, потом поселили нашу охрану и, в самом конце, нам досталась небольшая землянка на шесть человек, которую определили двум охранникам, приказчику и мне.

На этом наш караванщик, мрачно осмотрев нас, попросив не поубивать друг друга, убедился, что у нас есть еда, в землянке есть печь, запас дров, посуда, котел и отправился в сопровождении приведшего нас сюда проводника докладываться караван-баши о размещении личного состава и грузов.

Наконец, мы, стряхнув с себя снег и сняв лишнюю одежду, затопили печь. Есть готовить никто не хотел и, быстро накрыв стол из сухпая, какой у кого был, мы плотно перекусили салом, ржаным хлебом, сыром, колбасой, ветчиной, запив всё это сладким крепким вином из пожертвованной мной двухлитровой бутыли.

Настроение у народа заметно улучшилось. Глаза посоловели и все принялись укладываться на ночь. У меня же наоборот оно слегка упало, когда один из охранников каравана радостно сообщил мне, что мести так будет дня три минимум и ночью только самая пурга начнется, а сейчас это так было, детские шалости. Потому так все и бежали. Так что завтра на улицу носа не высунешь. А послезавтра уже можно, но нужно будет выкапываться. Так что лучше сидеть на попе ровно до конца вьюги, а потом маги пройдут и все сугробы сами сдуют. Тут с этим хорошо налажено. Он тут уже не в первый раз зависает. Один раз две недели носа высунуть не могли. Только по артефактам и переговаривались с соседями. Хорошо, что сразу предупредили о том, что вьюга надолго, харчи поберегли, а то совсем впроголодь сидели бы вторую неделю. Но то было на обратном пути, а сейчас с харчами нормально. Три дня, как раз отоспаться хватит.

Ну и ладно. Значит, посидим тут. Тоже интересно. Посмотрим, кто чем дышит. Может, что-то интересное узнаю.

С этими мыслями я завалился на облюбованные мной нары и, завернувшись в спальник, вырубился раньше, чем сообразил нажать кнопку «Выход».

Проснулся я глубокой ночью от того, что кто-то вошел к нам в землянку. Да, если честно, все, наверное, проснулись. Все же ветер дунул внутрь не слабо.

На пороге, в свете тусклого светляка, горящего над дверью, стоял облепленный снегом человек в меховой одежде и отряхивался. В свете едва тлеющего светильника плохо было видно, кто это. Поэтому я и решил, что нам еще одного бедолагу привели, место же одно свободное оставалось.

Первыми неладное почуяли охранники. Разом засветив два светляка, они сорвались со своих мест и схватились за оружие.

Человек же к тому времени отряхнулся, снял рукавицы и хлопнул в ладони.

Все светильники мгновенно погасли. Потом в землянке полыхнуло голубым и всё мое тело обмякло, перестав слушаться. В темноте послышались звуки падения тел. Видимо, рухнули успевшие вскочить охранники.

Так на слух я и воспринимал всё со мной происходившее дальше.

Дверь опять открылась и в нее вошли еще несколько человек. В полной темноте и гробовом молчании они засунули меня, прямо вместе со спальником, в другой спальник, или какой-то мешок, явно меховой, затянули на нем несколько ремней, стянувших меня поперек тела в десятке мест и, окончательно обездвижив и превратив в подобие куколки, застегнули на голове капюшон этого кокона.

Затем меня дружно взяли с двух сторон сразу несколько рук, за явно пришитые снаружи петли для переноски и так же в полном молчании вынесли наружу.

О том, что там по прежнему бушует вьюга я мог судить только по звуку, потому, что видеть я её не мог, в двойном мешке было весьма комфортно.

Меня несколько минут несли, затем опустили на жесткую поверхность и еще раз пристроповали, теперь уже к ней.

И мы куда-то поехали.

Я, прикинув все обстоятельства, решил что убьют вряд ли, иначе не стали бы так усложнять себе задачу.

Так же возникло подозрение, что ехать нам не близко. Поэтому я открыл меню и, настроив оповещения, нажал на кнопку «Выход».

Война - войной, а обед - по расписанию.

----------------------------------------------------------------------------------------------------------

- Шеф, ты не поверишь, меня похитили!

- Да, ладно? А кто? И на хрена? Что-нибудь требуют?

- Пока не ясно, еще не говорили. Застанили прямо в доме, во время ночевки, упаковали в спальник, связали и везут куда-то. Похоже, что на санях.

- Гильдия?

- Маловероятно. Те пока только плотно опекали, но не трогали. Они бы скорее завели куда-нибудь под благовидным предлогом и там уже заластали. А эти прямо с нар стащили. Еще и охрану положили, возможно.

- Группой работали?

- Да, не меньше шести человек. Но думаю больше, от восьми до десяти. Шестеро несло. Но кто-то должен был еще и на стреме стоять. И в других местах. Ну, нарты там и всё такое.

- Прикольно… Таааак… Интрига закручивается! Что-то ты очень интересное им оттоптал… Или откопал… Сам-то что думаешь? Конкуренты? Людоловы?

- Людоловы? Мммм… Не думаю… Сделано всё было очень быстро и слаженно, но не без косяков. Точно не людоловы. Да и откуда им тут взяться-то? Тут каждый человек на сто верст в округе наперечет. Если местные в тундре след возьмут, хрен ты куда денешься. Это вам не горожане. Да у тех и отработано всё до совершенства, пикнуть никто не успевает. А тут почти до драки дошло.

Точно не конкуренты. У гильдий тут тотальная монополия. Конкурентов здесь просто нет. Они сюда никого не пускают. Скорее, местные противники гильдии. Против кого-то же Внутренний Круг создавали? И сейчас он работает. Может это эти?... Недотыкомщики?

- Может быть… Тебя одного взяли, или еще кого?

- Тоже не знаю. Меня вязали и выносили первым. Так что, может, и еще кого подгребли. Но, думаю, что шли конкретно за мной. Похоже, суета вокруг меня в Надгаме не осталась незамеченной. Где-то у них крыша течет.

- Понятно. Ладно, действуй по обстоятельствам, держи меня в курсе. По возможности всё важное пиши на видео. В Лангедоке появились люди гильдии, которых ты послал по ложному следу. Мы их взяли в оборот. Там сейчас такой спектакль идет, закачаешься. Фури уже послала своих людей в Нагдам. Посмотрим, кто там чем дышит. В общем, осторожно там. Пока. Давай, до связи.

- Да, пока. Кстати… Они как-то умудряются блокировать связь. Я сперва хотел из Вальдиры тебе написать. И нифига… Меню тупит, а чаты вообще не работают. Кнопка выхода и та секунд десять думала, прежде чем сработала. В общем, я заинтригован.

- Хм… Серьезные ребята! Постарайся не слиться и выяснить побольше. А то что-то мне эта гильдейская шушера перестает нравиться. Ладно, до связи. Делай скрины и снимай видео как можно больше. Отчет каждый день. Если что-то важное, сообщай немедленно. Буду держать тебя на горячей линии.

- Хорошо, я на связи.

Я отключился и положил трубку на стол.

Первое офигение от такого резкого поворота событий слегка отпустило и спать хотелось неимоверно. Поэтому я, рассудив, что кто бы и зачем меня не похитил, а, рано или поздно, всё же захотят со мной поговорить. Поэтому, ничего важного я не пропущу, если как следует высплюсь. А то не хватало еще под затухание залететь.

А похитители?... Ну, подождут пару лишних часов, ничего с ними не станется!

----------------------------------------------------------------------------------------------------------

Тем временем где-то…

- Можно?

- Заходи! Что случилось? Почему так поздно?

- Отец, я, кажется, нашел его!

- Прохожего?

- Нет! Бери выше! Я, кажется, нашел место откуда он к нам пришел! Вся эта история с клиентами из Редколесья, это легенда для отвода глаз!

Я сверил все копии книг из почтовых станций. Было непросто, но я его отследил!

Он пришел из болот Гнилоземья!

- Опять Гнилоземье! Тогда тоже что-то такое проходило по Гнилоземью… Кажется одна из версий была…

Так что там с Гнилоземьем?

- Прохожий шел из Гнилоземья. Из района сторожевого поста Затишье. Деревня Затишье. Там на почтовой станции он засветился в первый раз.

И, судя по всему Мастер тоже дошел до этого места. А потом как в воду канул. Нужно собирать магистров.

- Не торопись. Сделаем по другому. Я пойду туда сам со своими людьми. Буду ждать его там. Заодно местных расспросим.

- Будешь ждать? Думаешь он там появится? Может лучше самим поискать?

- Это болота а не тундра. Там так просто не побегаешь. Да и знать нужно что и где искать.

Думаю он скоро там сам появится.

Ты думаешь, шаманы оставят его без внимания? Помнишь как в прошлые разы бывало?

- Помню конечно. Более того, мне доложили, что вчера он был похищен прямо из под носа у его конвоя. Прямо в фактории. Так что, наживку они заглотили.

- Они же его просто убьют!

-Хотели бы убить, убили бы сразу. Но это не тот случай. Этот… Он вернется. Можешь не сомневаться. А мы просто проследим за ним и на его горбу подъедем.

- Метка?

- Метка. Я успел подсуетиться. В этот раз будем хотя бы примерно знать, где он находится.

Есть подозрение, что шаманы не смогут его вывести из игры. Как бы он их сам из игры не вывел. Собственно за это ему обещали очень хорошо заплатить, а он пообещал очень сильно постараться.

Поискать на болотах мы еще успеем, если его все же выбьют с поля. Есть способы притормозить даже чужестранцев. Хоть и не насовсем. И как раз такое по части шаманов.

А пока не будем привлекать внимание. Не мы одни ищем бумаги Мастера. В совете многие спят и видят, как бы их заполучить или хотя бы убедиться, что они точно не всплывут у нас под боком позже.

Поэтому я отправлюсь туда прямо сейчас. Пошли человека собрать мой десяток. Выдашь им свитки. Сперва прыгнем в Альгору, в наше представительство, оттуда уже в Гнилоземье.

Официальная версия – отбыл к любовнице. Пока разберутся, что к чему, мы уже оттуда уйдем. А куда ушли, в любом случае проверить никто не сможет.

И следите за гостиницей. Думаю, он скоро появится.

----------------------------------------------------------------------------------------------------------

Первое, что я ощутил после того, как исчез радужный водоворот, это страшные порывы ветра, дергающие вбок сани, на которых меня везли. Затем, прислушавшись, услышал его шум и вой. Оказывается, мы всё еще едем. Кстати, уже почти десять часов подряд!

И, судя по тому, как мы взмывали над землей с гребней сугробов, мчались мы с изрядной скоростью. От сорока километров в час и выше.

Интересно, это олени местные так быстро бегают или собаки? Или это вообще самобеглый экипаж? Ни звуков хлыста, ни криков или команд возницы слышно не было. Может, они вообще на автопилоте едут?

Попробовал пошевелиться, потерпел неудачу. Я всё еще под станом. Пару раз, с интервалом в два - три часа, я заходил в Вальдиру, но мы всё ещё ехали.

Наконец, при очередном погружении, я неожиданно обнаружил себя лежащим в большой квадратной комнате без окон. Под сводчатым потолком, плавно набирая яркость, зажегся висящий на цепи магический светильник в форме шара.

Окон не было, хотя, даже будь они во всю стену, вряд ли бы я в них ночью что-нибудь рассмотрел.

Помещение больше походило на подвал или подземелье. Я такие видал в катакомбах под Альгорой.

Судя по кладке стен, этот подвал строили Древние. Характерный размер кирпича, примерно вдвое больше, чем делают сейчас и невероятная четкость и точность линий, больше похожая на компьютерную графику, чем на работу человеческих рук.

Лежу я на застеленных шкурами довольно жестких широких нарах. Одежда на мне, даже нож на поясе оставили. В карманах всё на месте. Тоже не забрали. Странно… Впрочем, на полу у себя в ногах я обнаружил свой спальник и рюкзак с остальными вещами. При беглом осмотре вроде бы ничего не пропало.

Дверь обнаружилась в голове ложа. Нормальная такая, металлическая дверь, метра под три высотой. Вся покрыта барельефами с разными сценами из жизни, возможно, самих Древних. Сюжеты, конечно, жутковаты, как и сами их участники с безглазыми лицами, но тонкость исполнения внушает уважение.

Если дверь действительно отлили в те времена, то стоить она должна больше, чем золото по её весу. Так, включаем видеосъемку. А то потом не поверят, что такое бывает.

На всякий случай поверил связь. Чаты молчат. Видимо здесь не работает. В таком случае и телепорт заблокирован, раз уж даже связи нет. Так что нет смысла тратить свитки.

Я подхватил вещи и направился к выходу.

С виду тяжеленная дверь неожиданно легко подалась, едва я потянул за ручку.

Ручка, кстати, высоковато расположена. Видать, Древние были росточком поболее, чем нынешние разумные, ближе к полуоркам, а то и выше.

За дверью открылся короткий, метров пятнадцать, коридор, с тремя такими же шарами на цепях под потолком, заканчивающийся еще одной дверью. Точно такой же, но с другим сюжетом барельефа.

Ни на первой, ни на второй двери никаких признаков замка или засова. Что, впрочем, не означает, что её нельзя запереть, ведь магию никто не отменял.

Вторая дверь поддалась так же легко и открывалась тоже в коридор, как и первая.

За дверью было очень светло и вкусно пахло жареным мясом.

Помещение было гораздо больше и формой походило на букву Т, по крайней мере, от двери так казалось.

Прямо перед дверью, на пересечении ножки и перекладины условной буквы Т, стоял весьма приличных размеров деревянный дощатый стол, какие ставят обычно в тавернах и трактирах. С двух сторон от него стояли скамьи, а с торца на стуле восседал немолодой, лет на вид под шестьдесят, крепкий круглолицый мужчина характерной монголоидной внешности, в меховой жилетке и кожаных штанах и кушал жареное мясо с огромной сковороды. Ни имени, ни ника, ни столбца здоровья над ним не было.

- О! Вернулся! Садись, перекуси! Заодно поговорим. За вкусной едой всегда самые хорошие разговоры получаются. – хозяин пододвинул в мою сторону сковороду.

- Хм... Не откажусь! Пахнет одуряюще!

- Это ты еще на вкус не пробовал! Подсаживайся. Тарелок нет, но, думаю, мы и так не подерёмся. Вилку вон возьми, в кружке торчит. Хлеб вон, под платочком. Салфетка. Приятного аппетита!

- Спасибо! И Вам тоже!

Я присел на край скамьи, поближе к хозяину, положив рядом свои пожитки, вооружился вилкой и куском хлеба и осторожно попробовал кусочек.

О, да! Мясо было изумительно вкусным и просто таяло во рту. Проглотив этот кусок я понял, что к этому мясу не хватает важного ингредиента.

- Нет, так дело не пойдет! – Я решительно придвинул к себе рюкзак и выудил из него пару бутылок портвейна, прикупленного перед отъездом в таверне, при гостинице, где я жил. Определенно, виночерпий у них дело знал.

- Тара найдется? – Я поставил бутылки на стол, рядом со сковородой. – А то под такую закусь грех не выпить.

- Что найдется?

- Посуда, говорю, есть? Или так, из горла будем?

Хозяин взяв в руки одну из бутылок и прищурив и без того неширокие глаза, внимательно изучил этикетку.

- Ээээ… Для такого нет… - Огорченно произнес он наконец – Только пиалы для чая…

- Ладно, давай одну пиалу. У меня бокал есть. Будем меняться.

----------------------------------------------------------------------------------------------------------

С винным бокалом хозяин, как оказалось, прекрасно умеет обращаться. И в винах разбирается, как минимум, не хуже меня. И повертел, и понюхал, и ножки рассмотрел, и букет описал, и послевкусие. В общем, квалифицированный собутыльник.

Наконец, когда всё мясо было съедено, а вторая бутылка заканчивала своё славное, но недолгое существование, осушив очередной бокал, он откинулся на спинку стула и, поднеся бокал к глазам, принялся его пристально рассматривать.

- Замечательная вещь! Как заковыристо всё закручено… И распознавание, и память… И нейтрализация ядов… Туда-сюда-обратно… А где вторая часть, через которую смотреть?...

Я, пораженный до глубины души, молча протянул ему очки.

- Ах ты ж!.. Вот это да!... – кажется, он был поражен очками не меньше, чем я тем, что он понял, что они есть.

- Какая отличная штуковина! Слушай, паря, продай, а?

- Не могу, казенная. Да и так не продал бы. Стоит больно дорого, да и не уверен, что их вообще купить можно. Пробный экземпляр. Экспериментальный.

- Уууу… Жаль… А кто такие делает, не знаешь часом?

- Ну… Знаю, в принципе… Есть один небольшой крафтовый клан… Малоизвестный… Непоседы называются.

- Непоседы? Это не те, которые у гномов пещеру себе выдурили, случайно?

- Ну, да, они самые. А что?

- Слушай, так получается, у тебя на них выход есть, а паря?

- У меня нет. У Шефа есть, вроде бы.

- Познакомишь?

- С Шефом?

- Ну, да! Реально?

- Да не вопрос! Тоже себе такую штуку хочешь?

- Ну, хотя бы такую…- он опять принялся что-то рассматривать на бокале. – хотя, я бы в паре мест по-другому сделал. А может меня твой шеф с Непоседами свести?

- Не знаю, у шефа спросишь. Так-то они с Мехалычем вроде как хорошо знакомы, по слухам. А сам-то что? Обратился бы напрямую?

- Да там же гномы! Там же с тебя все жилы вымотают! Гномов что ли не знаешь? А я человек не публичный, да и в очередях стоять недосуг мне. Но вещица презанятная!... – он опять углубился в созерцание бокала. – Очень остроумно... Особенно вот здесь… - он указал пальцем куда-то в районе ножки. – Так просто, что до смешного… И ведь работает же!..

- А ты что прямо так вот видишь, как там все устроено?

- Конечно! Я же шаман! Мне положено всё видеть.

- Если честно, первый раз живого шамана вижу. Я даже не знал, что вы есть. Думал, только маги бывают…

- Ну, так я и есть маг. Вот скажи, паря, бег это спорт?

- Ну, спорт. – согласился я, не понимая, куда он клонит.

- А шахматы? Спорт? Или карточные игры?

- Ну, типа, тоже спорт, считается. Хотя, я бы не согласился, если честно.

- Хм… Где есть соревнование - там и спорт! Так вот и в магии - то же самое. Основа одна, а уж как с ней работать… Тут подходы разные бывают, паря. Кто со стихиями работает, кто артефакты делает. А мы вот с сырыми потоками работаем. Можем пинцет из них сделать или микроскоп. А можем кувалду. Но в основе все равно мана лежит. Так что никакой разницы, по большому счету.

- Прикольно… А от меня-то вам что понадобилось? Не из-за бокала же вы меня выкрали?

- Ха-ха-ха-ха!... Ох и веселый ты, паря! Знал бы про бокал заранее, может и ради него рискнул бы!.. Шучу, конечно! Конечно не из-за бокала!

- А из-за чего тогда?

- Хм… Духи велели тебя убить. Сам понимаешь, приказы не обсуждаются. Так что ты не обижайся.

- Да нееее!... Какие обиды! А зачем?

- Да кто же их знает? Вот всё жду, когда ты сам расскажешь, зачем.

- А они не сказали?

- Нет, не сказали. Они никогда не говорят. Но ты же не просто так в нашу глушь забрел, верно? У тебя же какое-то дело здесь? Да такое, что Круг в Нагдаме всполошился. Такое важное, что на тебя даже рыбачить стали, как на живца.

Такое, что с тебя маги из Круга глаз не спускали и даже ночевали с тобой в той землянке, помнишь? Те четверо, два мага и два воина?

И что духи подняли бурю, чтоб погоню задержать?

Так что давай, паря, рассказывай, за каким ты здесь делом? Кого ищешь?

- Погоди-погоди! Что-то не сходится… Ты же сказал, что меня убить велели?

- Ну да, паря, велели.

- Так, а на кой вы меня почти два дня сюда тащили? Хлопнули бы на месте и дело с концом!

- Экий ты, паря, торопливый, однако! Тут такое дело, что не везде можно делать что хочется.

Ты же чужестранец! Вот убил бы я тебя там, в фактории, ты бы там и возродился опять. Ну, или в пути, допустим, если. Тогда бы ты в Нагдаме появился. И опять сюда полез бы.

А здесь такое место, что если ты тут погибнешь, то вернуться тебе сюда уже никак не получится. Не найдешь ты дорогу сюда. И ни один караван тебя с собой не возьмет. А если и возьмет… Да нет, не возьмет тебя никто… Или пропадете вместе…

Так что давай, про дела свои рассказывай!

- Так… Погоди… А какой же мне тогда резон тебя с Непоседами знакомить?

- Хе-хе… Так я же не сказал, что я тебя здесь убью! Все сделаем как надо! Появишься в Нагдаме, вещички твои тебе туда передадим. Не переживай. Стал бы я тебе всё это рассказывать, если бы поладить не собирался?

- Ну… Так-то да… А это… А как же тогда духи?

- А что духи? Убить наказали, было дело. А где, когда и как указано не было! Так что сможешь ты ко мне еще потом в гости захаживать, не переживай. Научу я тебя, как. Если захочешь, конечно. А в остальном, всё сделаем как велено, не сомневайся.

- Ну, тогда ладно. Хорошо… Расскажи мне тогда для начала, что тут у вас за фигня с мягкими игрушками творится? И причем тут недотыкомщики?

- А!... Вот оно что! Интересно… Ты же не из Нагдама? Нет? А как ты про них узнал? Там даже не все в верхушках гильдий про них знают. Правду, по крайней мере…

- Да так… Человек один сгоряча сболтнул, не подумав…

- Ох и горазд ты врать, паря! И глазом не моргнул! А ну… Давай с самого начала рассказывай!

- Да, понимаешь, завелся тут у нас заяц-людоед… Здоровенный такой! Фьюкой зовется… Не встречал здесь раньше такого?..

- И давно завелся?- напрягся мой собеседник.

- Да лет двадцать, почитай как… А ты, я вижу, никак слыхал про него?

- Слыхал, однако… - шаман неприятно изменился в лице, и я никак не мог понять что с ним происходит. – А ты, значит, ищешь, кто его сделал? Да, паря?

- Однако, выходит что так. А ты, значит, знаешь, кто его сделал?

- Однако, выходит, что знаю… Давай-ка, паря, с самого начала рассказывай… А потом и я тебе всё расскажу…

----------------------------------------------------------------------------------------------------------
 
Последнее редактирование:

Шелест

Шелест

Неспящий над продой.
Регистрация
8 Авг 2016
Сообщения
2.381
Оценок
2.965
Баллы
1.111
Возраст
47
И тут тоже.
– Да, понимаешь, завелся тут у нас заяц-людоед… Здоровенный такой! Фьюкой зовется… Не встречал здесь раньше такого?

– И давно завелся? – напрягся мой собеседник.

– Да лет двадцать, почитай как… А ты, я вижу, никак слыхал про него?

– Слыхал, однако… – шаман неприятно изменился в лице и я никак не мог понять что с ним происходит. – А ты, значит, никак ищешь того, кто его сделал? Да, паря?

– Однако, выходит что так. А ты, значит, никак знаешь, кто его сделал?

– Однако, выходит, что знаю… Давай-ка, паря, с самого начала рассказывай… А потом и я тебе всё расскажу…

----------------------------------------------------------------------------------------------------------

… Ну, вот он мне, собственно, и рассказал, что мягкие игрушки у вас тут жуть, как опасны, народ жрут прямо целыми селами и они следят за теми, кто их создает и борются с этим явлением. Так сказать, искореняют. И игрушек и создателей.

А недотыкомками их потом девушка одна назвала… В приватной беседе… Тоже всё вызнать пыталась, откуда я, да кто, да что…

– Не сисястая такая, случайно? Катариной зовут, а паря?

– Ээээ… Гм… Ну, да, Катарина… А что?

– Так вот кто на тебя метку-то поставил! А я всё думаю, что же она так крепко сидит!

Да, паря! Больших людей ты потревожил, однако! Давно про неё ничего слышно не было. Однако, странно… Неужели вызнали всё же что-то?..

Эх-эх-хех… Жаль, что вот на старости лет мне в такие дела влезать пришлось! Эх, чутка бы пораньше тебе появиться! Лет на тридцать!

–Тогда я еще под стол пешком ходил, когда у вас тут дела делались!

Ну, я всё рассказал. Всё, как было! Давай теперь ты рассказывай, чего я не знаю!

Мой собеседник откинулся на спинку стула, задумчиво побарабанил пальцами по столу и, пригубив в очередной раз вина, решительно поставил бокал на стол.

– Однако, давно дело началось… Мой далекий пра-пра-прадед еще не привел наш народ в эти края…

Когда-то, очень-очень давно, я не знаю, насколько… Да и никто на свете, пожалуй, не знает… Разве что боги, с которых тогда всё и началось…

Однажды в этих краях столкнулись несколько великих магов древности. Тех, кого теперь называют богами. Никто не знает, что они не поделили. Может, искали что-то из того, что осталось от Старых Людей, а может, наоборот - прятали. Может, столкнулись на узкой дорожке и никто не хотел уступить другому дорогу, да, в общем-то, это не так уж и важно. Но не поладили они крепко.

И началась битва.

Долго бились они. Одни маги погибали, им на смену приходили все новые и новые. И каждый приводил с собой на битву войско людей. Множество воинов и простых магов.

Они сражались не с Великими магами, а с другими такими же людьми, хотя, видимо, были и такие, что могли и нынешним богам показать, что те тоже не бессмертны. По крайней мере, так говорят духи.

Но, в конце концов, все они устали от битвы и силы их исчерпались. И тогда они договорились о мире.

Они-то меж собой договорились, а вот люди остановиться уже не могли. Ведь Великие маги гнали их в бой особой магией. Магией, в основе которой было зло и ненависть. Многие воины потеряли там друзей и близких от рук таких же людей и жаждали мести.

Битва была такой страшной и долгой, что многие обезумели от крови, магии и ужаса и, как дикие звери, продолжали убивать друг друга без разбора. Уже не понимая, где свои, а где чужие.

Тогда маги, те, что смогли примириться, совместно подняли в северном море огромную волну, которая дошла аж до Найкала, наполнив его водой, и уничтожила всех этих безумцев.

Все они так и остались лежать где-то здесь, глубоко под слоем ила, принесённого волной.

Но перед тем, как поднять волну, они наслали на эти земли страшное, неснимаемое проклятье.

Души всех погибших потеряли память и оказались привязаны к этому месту. И не только людей, но и всего, что здесь тогда жило. И зверей, и птиц, и драконов разных тоже.

А затем пришла стужа, которую они наслали на эти края.

И всё стало как сейчас. Бескрайняя, бесплодная и мёрзлая тундра, в которой почти нет жизни.

Здесь мало людей, но много опасностей. Здесь есть такие гиблые места, куда даже шаманы заходят раз в двести лет, да и то лишь по большой нужде или по просьбе духов.

...Вот так они и стали духами. Без прошлого и без памяти, но полными зла и коварства, и вечно жаждущими крови.

Долго здесь никто не жил.

Да и как тут будешь жить, если вокруг тебя толпы злых духов, которые только и знают, что сводить людей с ума?

А потом, много веков назад, народ моих дедов, проиграв войну и спасаясь от преследования врагов, ушел в эти земли.

Враги побоялись сюда лезть, подумав, что мы и так здесь все сгинем. А мы выжили и научились ладить с духами. Так и расселились по всей тундре за века.

Ведь духи, потеряв свои тела, все равно стремятся занять собой другие вместилища, чтоб усилиться и вновь испытать радость жизни. Поэтому для духов зверей мы делаем фигурки зверей. В которых они, заняв место, отгоняют от стойбища других низших духов.

Тут и дерево и кость сгодятся. Или, если нужен очень сильный дух, то камень.

Для духов людей, в тайных местах, мы из скал вытёсываем каменных истуканов.

Духи, бывшие людьми, очень злобны, лживы, сильны и опасны. Поэтому их делают только каменными, чтобы медленно двигались когда оживут и чтобы сил надолго у них не хватало. А еще лучше, чтобы они были частью горы, для того, чтобы сдвинуться не могли и сила быстрей в землю уходила.

Там мы с ними общаемся. Там мы им приносим жертвы. Там они нам говорят свою волю или предупреждают о больших бедах. Таких вот как ты, например.

И всё бы ничего, можно было бы жить спокойно, если бы не дети.

Взрослые могут долго выносить присутствие духов без особого вреда, хотя и нам это соседство радости не доставляет. Но не дети.

Дети ведь - как пустой сосуд. И разные духи постоянно вьются над ними, стремясь занять его. От этого детям снятся дурные сны. Они плохо спят и всё время плачут от страха. Чтобы отогнать их нужно много игрушек, занятых низшими духами. Или нужен особый амулет - ловец снов, иначе дети вырастают очень упрямыми, злыми, жестокими, приносят очень много бед и рано погибают, не оставив после себя детей. Потому что - кто же захочет детей от одержимого?

Или становятся шаманами.

Не все, конечно. Даже из тех, кто выжил.

Беда в том, что низшие духи не могут очень долго быть в игрушке. Это как лягушка в горшке, в который тоненькой струйкой льется вода. Когда воды становится достаточно, то лягушка может выпрыгнуть из горшка.

Только тут духи одновременно и лягушка и вода. Чем дольше дух сидит в игрушке, тем меньше там для него места. Все заполняется магией, которую он же сам и выделяет. Когда места для него больше не остается - он уходит, оставив фигурку, полную сырой магии.

Но пока места внутри для него много – он силен. Он может играть с людьми, как обычное домашнее животное или отгонять от этого места других духов, охраняя свое обиталище.

А для того, чтоб дух был не шибко шустрым, особенно ночью, игрушки прибивают к земле длинным гвоздем или колышком. Так и он на месте и часть силы в землю уходит.

Поэтому, с тех же самых древних, незапамятных пор, наш народ торговал с магами с Большой земли. Они у нас покупали фигурки зверей, наполненные сырой магией, а в обмен давали нам ловцы снов.

Это очень хитрый амулет. Даже не все шаманы понимают, что он такое и как работает. И уж, конечно, мы не можем их делать сами.

Достаточно одного ловца в доме, чтобы духи надолго перестали донимать детей. Но и он навсегда не помогает. И его сила не бесконечна. А потому, они нужны всегда.

Конечно, это выгодно всем. И нам, ведь у нас есть защитные амулеты, и торговцам, ведь это непрерывный источник богатства.

К тому же, за долгие годы, сложилось более-менее устойчивое равновесие. Мы берем амулеты только у них, а они не слишком задирают цену.

Так было всегда. Но пятьдесят лет назад что-то изменилось. Аппетиты торговцев стали расти и они начали понемногу поднимать цены.

Мы, конечно, пытались обойти их… Но не вышло…

Гильдия заправляет здесь всем. Под ними вся торговля на севере, все торговые пути, все наместники вынуждены с ними считаться. Они владеют здесь почти всем. Они здесь закон и право.

Есть, конечно, несколько лазеек, но через них много не протащишь.

Вот тогда и появилась у нас эта семья.

Кто они, откуда и почему ушли, я рассказывать не буду. Больно долго получится. Но ушли они в тундру тоже не от хорошей жизни.

Это была очень большая семья. Можно сказать даже, что целый род. И они все были магами. И, что самое важное, они тоже знали, как и из чего делают ловцов маги гильдии. Но пошли они другим путем.

Они стали делать игрушки. Мягкие игрушки.

Не то, чтобы их раньше делать не умели, умели, конечно. Но тут тебе гильдейские не соврали. Ничего хорошего обычно из этого здесь не выходило. Хотя особенно плохого – тоже.

Никого они, конечно, не убивают, хоть иногда и пытаются, но получаются жутко шкодливыми и злокозненными. Хорошо хоть, что недолговечными. Нитки ведь быстро портятся и рвутся.

А уж если у неё швы расходятся и набивка высыпается, то и служить вместилищем для духа она уже не может.

Поэтому особенно их здесь никто и не боится. Даже раз в год, специально для детей, чтоб знали, что это и чем чревато, делают такие игрушки и потом, когда они оживут, бросают в огонь.

Огонь они не любят. Никакие. Даже каменные. А уж меховые и подавно.

Да только пришлые эти маги научились делать совсем другие игрушки. Добрые игрушки.

Уж как они до этого додумались - никто не знает. Но их игрушки выходили совсем другими.

Не было в этих игрушках духов потому, что в них была душа. Своя собственная душа, как в любом из нас. И, наверное, даже лучше. Потому, что духи не только боятся заходить в тот дом, где она есть, но даже из обычных игрушек убегают.

И дети с такой игрушкой спят сладко и спокойно потому, что им не снятся дурные сны и растут добрыми и благодарными своим родителям.

И люди перестали делать деревянные игрушки. Да и ловцы снов не нужны стали, а потому торговли стало меньше.

Конечно, гильдия это сразу заметила и, выяснив, кто за этим стоит, устроила настоящую охоту за кукольниками.

Быстро, внезапно. Никто не ожидал…

Почти в одно время на все стойбища и поселения, где они жили, напали люди гильдии. Они привели с собой наемников и пригнали из тундры разных тварей, довершивших дело.

А потом стали всем рассказывать, что это игрушки во всем виноваты. Кто-то даже поверил. Но многие, у кого такие игрушки остались, конечно, знают правду, но молчат. И даже покупают ловцы снов, чтоб никто не догадался, что у них такие игрушки остались.

И лишь одна семья из этого рода спаслась. Всего трое. Отец, мать и маленькая девочка. Да и то потому, что мы им помочь успели. Я и еще несколько шаманов. Сперва мы долго прятали их здесь. Потом помогли незаметно уйти на юг.

Отец девочки был лучшим магом в их поколении. И он что-то придумал. Что-то новое, что могло защищать не только от духов, но и от другого зла. От злых людей. Но, чтобы доделать задуманное, ему нужно было время.

Так что Фьюку я видел и даже держал в руках. Да у меня и у самого есть похожая игрушка. Бесстрашный Страж. Маленький бурый медвежонок. Её принес еще мой отец. Сейчас по ночам он стоит в изголовье уже у моего сына и крошечным деревянным мечом отгоняет от него зло. И если попадается дух, который рискнет сунуться к нему, то от удара этого меча он просто рассыпается и перестает существовать. Я видел это множество раз. И в детстве и сейчас.

А у Фьюки была маленькая морковка… Вместо меча…

Мы очень надеялись, что они вернутся и научат нас делать такие же игрушки. Мы просили его раскрыть нам свой секрет. Но он сказал, что еще не все готово. Что нужно закончить с каким-то исследованием. Что нужны какие-то книги…

Мы все ждали, когда он вернется или весть о себе подаст. А теперь я уж и не знаю… Видать, так всё в той же поре и останется. Тайну ведь он с собой так и унес. Кто же знал-то, что они погибли…

Мой собеседник надолго замолчал. Затем вылил остаток того, что было в бутылке в бокал и залпом опрокинул его в себя.

– Так если они погибли, значит и заяц должен был того… Ну, типа выключиться, как бы… А он все бегает и бегает. И жрет всех, кто ни попадется ему… И морковки я у него никакой не видел…

– Раз до сих пор бегает, значит, он свое дело не доделал… А уж какое у него на болоте дело, паря, это теперь тебе выяснять… И рассказать мне потом не забудь.

Принять задание Великого шамана?

Да/Нет

Награда за выполнение: Неизвестно. Вариативно.

Наказание за невыполнение: Неизвестно. Вариативно.



----------------------------------------------------------------------------------------------------------

Хорошо еще, что оно без срока исполнения оказалось, как и у Агнеши.

Принять, конечно!

+2 к доброжелательности с Великим Шаманом Севера.





Вау! Я еще и +2 к репутации с шаманом получил. В довесок к неясным перспективам относительно награды и наказания от шамана. Не очень радует, но с учетом общей неопределенности, все же радует больше, чем огорчает.

----------------------------------------------------------------------------------------------------------

Долго мы еще просидели с шаманом. Приговорили еще одну бутылку. Все, что знал, он мне о тех магах и их игрушках рассказал.

Ну, как все? Все, что, как он считал, мне знать положено. Наврал, конечно, три короба сверху, да еще и семь бочек арестантов наплел в придачу.

В основном про то, откуда появились эти странные маги. Запутанная история, но чрезвычайно занятная. Но это уже не я проверять буду. Есть у нас, кому этим заняться.

Потом шаман так же долго и обстоятельно расспрашивал меня про все, что было связано с зайцем Фьюкой, включая мои предположения и домыслы. Тут уже я приврал немного. Самую малость. Ну, чисто для красоты и из любви к искусству.

Когда все, что можно было обговорить было обговорено, мы некоторое время сидели молча, смакуя остатки вина, а затем шаман, хлопнув по столу ладонью, поднялся со своего стула, который, по-видимому, здесь символизировал трон.

– Пойдем, паря. С народом тебя познакомлю. А то, поди, уже заждались, однако.

Мы прошли в дальнюю часть помещения и шаман, открыв очередную металлическую дверь с жутковатым барельефом и коротким коридором, заканчивающимся еще одной дверью, провел меня в соседнюю комнату.

Этот зал, метров десяти в поперечнике, имел форму восьмиугольника с высоким сводчатым потолком.

В каждом углу стен-граней было по одной двери, ведущим в другие палаты этого подземного чертога местных колдунов. А, возможно, что и на другие ярусы.

Совершенно гладкий, как-будто полированный, черный каменный пол был покрыт сложным геометрическим рисунком, наподобие пентаграммы, выполненным широкими, бронзовыми на вид, инкрустированными в пол полосами.

Острия рисунка, естественно, уходили в углы комнаты, к дверям и там, обтекая их, поднимаясь вверх и, смыкаясь на потолке, образовывали потрясающе сложный узор, который, к тому же, светился молочно-белым светом.

Очевидно, что этот зал не был чем-то заурядным, а, скорее всего, представлял собой некое устройство, контур которого и был выполнен из металлических полос.

Что это и зачем - было, конечно, интересно, но вряд ли мне кто-то из присутствующих собирался про это рассказать. Судя по всему, собрались они тут для другого.

Кроме меня и шамана здесь было еще семь человек. Разные и непохожие. Сходные только в одном. Цепкие, колючие глаза бескомпромиссных бойцов. Скорее даже - убийц. Сколько я их повидал в свое время… Правда, одетых не в одежду из шкур. Не в меховых унтах и дохах.

При виде нас они немедленно рассредоточились, заняв позиции на острие лучей узора.

Сзади тихо щелкнула закрывшаяся дверь.

Ощущение опасности знакомо стянуло кожу на затылке.

Я прошел на середину и, сбросив с плеча на пол сумку, обернулся к Великому Шаману.

– Это ваш Внутренний Квадрат здесь собрался, как я понимаю?

– Ха-ха!... Точно! Здорово ты это придумал! А что? Чем мы хуже гильдии? У них Круг, у нас Квадрат пусть будет! По восемь человек – стоящие по углам шаманы тоже негромко рассмеялись, поддержав шутку.

– Ты вроде обещал меня здесь не убивать.

– Ну… Выходит, обманул я тебя, паря! Бывает!

– И часто бывает?

– А когда как. Ты же не первый, кого Гильдия по мою душу присылает. Почитай с каждым караваном кто-нибудь приходит. А то и не один. Приходится, - развел он руками в извиняющем жесте – правда, ты первый, на кого духи так особо указали. Вижу теперь, что не случайно. Не зря мы так рисковали.

Так что, не взыщи, паря, но мы тут тебя немного сейчас проклянем, как следует, и путь тебе сызнова начать придется. Или как там это у вас называется, у чужестранцев? Пойти на рерол?

- А что так сурово? Дорогу-то я сюда все равно найти не смогу?

– А зачем ты нам теперь нужен, под ногами путаться?

– А как же заяц? Я же не смогу тебе про него рассказать!

– Ну, не можешь и ладно. Переживем. Тем более, что мы теперь знаем, где его искать, если вдруг приспичит.

– Мы же с тобой хлеб преломили, из одного котла ели, одно вино пили. Разве можно с сотрапезниками так поступать? Кто же теперь захочет от тебя по правую руку сидеть?

– Ты это, паря… Говори, да не заговаривайся! Ты мне кто вообще по жизни? Никто! Так что… И это… Тебе пора! Начинаем!

– Да, пора, чего тянуть? – поддержал я и бросил на пол, под ноги, пакет с «Рыбьими глазами».

Хороший такой пакет. Увеличенной емкости. И увеличенной вредности. Спецзаказ. Отличная, доложу вам, штука! «Рыбьи глаза» – это такие небольшие шарики, размером с некрупную бусину, из черного стекла, с маленькой светлой точкой с одной стороны. Отсюда и название. Их делают для защиты от преследования или обороны в помещениях. Для создания искусственного гололеда для преследователей или нападающих. Штука скользкая невероятно. Просто невозможно на ногах устоять.

Есть еще «Черная икра», помельче. Там вообще просто улет! Но это для каменного пола и обуви с твердой подошвой из дубленой кожи. А у шаманов же либо унты, либо ичиги какие-нибудь из сыромятины, поэтому покрупнее зерно пришлось брать.

Даже обычные, стандартные «Рыбьи глаза» штука очень коварная и необыкновенно эффективная. Стекло имеет в себе особую магию, которая не позволяет его сдуть или смести в сторону, придерживая на полу равномерной сетью и удерживает его даже на наклонных поверхностях.

А мои, «Особые Рыбьи глаза», еще и под ноги бросаются, а в момент надавливания на них резко приходят в движение, буквально выдергивая пол из под ног или рук, пытающихся на них опереться. Да и раскатываются по помещению, «засеивая» его площадь почти мгновенно.

Так что если кто и заметил, как я уронил на пол нечто, среагировать уже не успел.

Шаманы, державшие в руках кто бубен, кто какую-то непонятную хрень, наподобие жезлов, увешанных лентами, дружно сделали шаг вперед, ударив в бубны, тряхнув лентами на своих атрибутах или воздев их к потолку и… Дружно растянулись на полу.

Гололед, однако!

Не дожидаясь, когда они сообразят, что происходит, я принялся раскидывать по сторонам, начиная с Верховного Шамана, «Розовые сопли». Тоже улучшенные. Ном эдичен. Мейд ин Непоседы кастомс.

Хрена ли не воевать с такими ништяками?

Понятное дело, что обычными «Соплями» надолго тут никого не удержишь. Они и так-то не дольше десяти минут живут сами по себе. Но эти - не обычные. Живут меньше, но держат крепче.

Весь расчет у меня, собственно, строился на том, что работать придется не против магов, а против шаманов.

Собрав всю доступную в сети инфу по этому подклассу магов я подметил, что ребята эти крайне опасные, как маги, но действуют не мгновенно, им нужно исполнить ритуал активации, больше похожий на танец. Канонично, в сущности.

Чем мощней магия, тем сложней хранение и запуск. Поэтому или упаковка стоит космос, как у «Нюши», или запуск долгий. Что-то одно.

Поэтому и сбить каст им проще. Особенно, если к этому готовиться заранее. Как я подготовился, например.

Поэтому, моя задача сводилась к тому, чтоб связать шаманов боем. Практически, в буквальном смысле.

Как рукопашники шаманы очень посредственные, хоть и лучше, чем обычные маги. Те-то вообще ноль полный.

Оружие используют, в основном - копья и луки. Ножом добить могут. Но если на ножах сойтись, то пшик один. Не тому учатся.

Исходя из этого я больше всего опасался стрелы в затылок. Ну и оружие не светил, естественно.

Сумку, конечно, мою проверили. Но она-то и нужна была для того, чтоб проверяли ее. Весь боекомплект был в скрытом инвентаре, зашитом в артефактные карманы одежды.

Обычными способами их не видит никакая индикация, но после того, как Шаман рассмотрел конструкт бокала, я забеспокоился, что он и заначки рассмотрит.

Но нет, Непоседы вшивали все арты с изнанки. Да собственно, вся одежда и обувь была по существу одним большим артефактом. И этим тут никого не удивишь. Тут все элементы одежды зачарованы на усиление какого-нибудь аспекта. Пояса - на силу, шапки - на мудрость, сапоги - на скорость и так далее. Про бижутерию вообще молчу!

А поскольку у моей одежды характеристики были умеренные, никто на нее и не посмотрел особо.

К примеру. Сапоги у меня были зачарованы на ловкость. Для виду. А вторым слоем зачарования они не скользили на «Рыбьих глазах» и «Черной икре», отводя их от себя, а «Розовые сопли» послушно расступались перед ними и пропускали меня насквозь, смыкаясь за спиной. Очень удобно.

В карманы тоже лезть не нужно было. Меню подавало нужный боеприпас прямо в руку. Вообще высший пилотаж!

Одним словом, я чувствовал себя почти что читером в краю непуганых нубов.

Уж не знаю, что за людей присылали раньше, но это были, видимо, более очевидные противники. А со мной вышла накладка.

Не думаю, что это можно будет провернуть два раза подряд, но, лично мне, и одного раза достаточно.

Я достал из инвентаря короткое копье с узким наконечником и полым древком, заполненным ядом и способным впрыскивать его в сделанную рану под давлением обычного сжатого воздуха, и шагнул к Великому Шаману.

----------------------------------------------------------------------------------------------------------

Великий Шаман, сцуко, наверное, не был бы Великим Шаманом, если бы не был особенным. Сперва он вспыхнул, как огонь, и даже сумел сжечь почти половину связавшего его гелевого сгустка пузырящихся всеми оттенками радуги «Розовых соплей». Тоже, кстати, отравленного парализующим жертву ядом.

Затем, прикрывшись чем-то вроде артефактного щита, сумел встать на одно колено. Причем так быстро и ловко, что брошенный мной еще один комок «Розовых соплей» догнал его уже выпрыгивающим спиной в распахнувшуюся за ним дверь. Тут же за ним захлопнувшуюся.

Но то, что «Сопли» попали ему прямо в грудь, я рассмотреть успел.

Мне дверь, естественно, не поддалась. Предсказуемо.

Дальше все было просто. Контактная мина направленного взрыва на стену рядом с дверью. Это на случай, если Шаман решится на внезапную контратаку.

Дверь открывается в эту сторону, так что неприятный рикошет от стальной поверхности гарантирован.

Потом я прошелся по кругу, добивая шаманов, связанных загустевшей до состояния тугой резины прозрачной розовой субстанцией, не позволяющей шевельнуть и пальцем, но легко пропускающей сквозь себя мое копье.

Затем, убедившись, что все они действительно мертвы, то есть, для гарантии, отрубив им еще и головы, которые собрал в отдельный мешок, рассеял «Сопли» и перетащил тела к двери, за которой скрылся Великий Шаман, тщательно все еще раз заминировав.

Никакой магии. Чистая механика. И алхимия.

Хотя все взрывчатые вещества тут, в какой-то степени, магические, алхимия к ним относится в меньшей степени и, как правило, никакими магическими детекторами и навыками почти не регистрируется. Так что, есть надежда, что сработает. К тому же и просто механических пружинных устройств я на телах оставил немало.

А яд, он и в Африке - яд. Вот и на шаманах… Внутреннего Квадрата… Работает прекрасно, как выяснилось.

Еще немного походив по залу, обобрав тела, неплохо к слову сказать, поживившись диковинами и подергав запертые двери, ведущие неизвестно куда, я вышел на середину зала и сломал свиток телепорта.

– Хм… Гляди-ка, работает!...

----------------------------------------------------------------------------------------------------------

Портанулся я сперва в Нагдам. Нужно было взять кое-что для следующего этапа из гостиницы. Не из местной, в которой я провел незабываемую ночь с Катариной, а из игровой, где у каждого игрока есть своя личная комната, недоступная никому на свете, включая Бесов из администрации игры.

Готов поспорить на что угодно, что стоило мне появиться на пороге гостиницы, как меня, несмотря на ночное время, тут же срисовали и помчались докладывать руководству. Ну и пусть бегут. Оно и к лучшему.

Нужно, чтобы они засуетились и забегали. Пора обострить интригу.

Уже собрав все необходимое и тщательно его еще раз проверив, я вышел из комнаты, и, попросив девушку, дежурившую в холле, найти посыльного, отправил с ним на адрес, оставленный Катариной, небольшой аккуратный сверток с костяным гребнем, купленным мной по пути. Очень красивым, кстати.

От меня это был для нее и подарок, и внимание, и благодарность, и намек на то, что часть работы по договору я сделал.

Собственно, намеком был не гребень, а намотанные на него костяные бусы, снятые с одного из шаманов. А гребень - да, гребень в подарок.

----------------------------------------------------------------------------------------------------------

Из гостиницы свитком я ушел сразу в Шумьеру. Не в сам трактир, конечно. Нечего там сейчас делать в такую рань.

Портанулся на околицу, а оттуда уже, огородами, прокрался к дому лавочника. Нужно поговорить с ним до зарезу. От прямо чувствую. Сердцем чувствую, накопилось у него на душе за долгие годы. Много груза накопилось. Нужно помочь человеку груз с души скинуть!

А то, что так рано приперся, так это ничего! Лучше не вовремя, чем никогда! Особенно хорошо на рассвете груз с души снимать! Это я вам говорю, как специалист по допросам в полевых условиях. Не раз приходилось такое делать. Изумительное время!

Сейчас светать начнет. Пойдет лавочник в хлев, скотину проведать, там и поговорим. Отличное место, кстати, коровник, для задушевного разговора. Я бы даже сказал, душеспасительного.

----------------------------------------------------------------------------------------------------------



Час спустя, я так же, огородами, вышел на тропу к болоту. Была у меня там одна полянка с краю облюбована на такой случай. Чтоб посидеть пяток минут, настроиться перед рейдом.

Да и обдумать было что.

Лавочник меня не разочаровал. Видно, давно хотел поделиться наболевшим, да все не с кем было.

Говорил так много и так быстро, что приходилось притормаживать.

Было еще темно, краешек неба на востоке только начал светлеть. Значит, минут двадцать до рассвета, как минимум, есть. Как раз к болоту по свету уже выйду.

Тут, конечно, южнее, чем в Альгоре, Но светает и темнеет все равно не мгновенно, как, к примеру, на Кавказе в реале.

Хотя, что там, что тут, по темноте долго не походишь. Или голову свернешь, или убьют. Так что, много общего.

Здесь светает как у нас, в Крыму, примерно. Тоже быстро, но вполне можно насладиться картиной рассвета. Малиновыми росчерками рассветных облаков и блеском предрассветной росы, покрывающей здесь все.

Кстати, демаскирует конкретно эта роса, чтоб ее черти взяли!

Хотя, сегодня даже роса работает в мою пользу.

Я глянул на часы.

По времени как раз выходило нормально. Успею выдвинуться на точку и даже подождать придется.

В пять утра выезжают первые повозки с каретного двора при конюшне. Плюс полчаса ходу до точки, плюс пять минут захват и шмон, плюс двадцать минут на отход до поляны.

На все, про все - около часа. В шесть ляжет туман и можно будет открыть проход.

----------------------------------------------------------------------------------------------------------

Под ногами уверенно ощущалось твердое дно.

По уверениям лавочника и согласно начерченной им же карте, это остатки каменного моста. С его слов, это единственное место, где можно подойти к острову так близко. С остальных сторон - непроходимые топи

Раньше почти весь мост, вернее, уцелевшая его часть, немного возвышался над водой, примерно на ладонь и выше, но был весь покрыт мхом и кустарником. Теперь, когда вода поднялась, он оказался под водой на глубине от “по колено” до “по пояс”.

Самое трудное место – это бездонный провал перед остатками моста, покрытый предательски тонким слоем торфа. Именно здесь я утонул в прошлый раз.

Когда-то здесь была открытая вода. Как раз по форме бездонного провала, опоясывающего остров. Тогда через него переправлялись на небольшой лодочке. Теоретически, можно было попробовать и вплавь, но это уже в самом крайнем случае. Вроде как, в провале жили всякие нехорошие твари, поэтому испытывать судьбу не стоило. По крайней мере, из тех, кому давали шанс переплыть открытую воду, доплывала примерно половина. Остальных утаскивали на дно.

Вторую половину тоже утаскивали туда же, но уже с арбалетным болтом в спине. Или в затылке. По настроению.

Хотя, пару раз, бывали хитрецы, сумевшие выскочить на берег, избежав и тварей и стрел. Но что с ними было дальше, никто не знал.

В любом случае, из болота к людям никто не выходил. Как и куда там они после пропадали - никто не ведал, потому, что путь этот работал только в одну сторону. Проверять никому не хотелось.

Сам я перебрался через провал в пузыре. Здоровенный такой шар. И ты идешь в нем, как муравей внутри воздушного шарика. Довольно удобно при преодолении водных преград.

С топями хуже. Пленка пузыря быстро пачкается грязью и становится непрозрачной. К тому же, в трясинах он просто крутится, стоя на месте. Так что с торфяным одеялом, пусть и тонюсеньким, мне здесь крупно повезло. Сильно измазаться не успел и было видно, куда качусь.

Росшие ранее только на берегах провала тростник и камыш теперь разрослись, заселив почти всю площадь моста и окрестностей, оставив только прямую, как стрела, тропу точно по его центру.

Впрочем, не слишком длинную. Около ста метров на глаз. Затем начинались невысокие кусты. А за кустами как раз то место, куда я направляюсь.

По словам лавочника, кусты там росли всегда. Так что, возможно, старая тропка уже заросла и придется продираться через гущу переплетенных ветвей. По виду это ветла, а она способна загущаться до состояния веника.

Еще раз осмотревшись и убрав в рюкзак спаковавшийся шар, я осторожно побрел по мелководью, осторожно раздвигая тонкую пленку из ряски и прочей плавучей дряни. Со дна при движении поднимались пузырьки газа, источая отвратительный гнилостный запах вонючей тины.

Собственно, это единственное, с чем я так и не примирился здесь. Терпеть не могу эту вонь. Это у меня, видимо, еще со срочной службы. Наплавались тогда по болотам во время учений. Те точно так же смердели. Воняешь потом, как помойное ведро, после этих болот!

Идти нужно тихо. Обитатели провала, конечно, отвыкли от постоянных подношений и лежат где-то на дне, но беспокоить их неосмотрительными всплесками лучше не стоит. А то вдруг прибудут глянуть, что за шум на их территории? И так нашумел, пока из пузыря выбирался.

Дно плавно повышалось и перед самыми кустами, наконец, окончательно превратилось в относительно сухой берег.

Обсыхать мне сейчас не нужно. Костюм отлично справляется с влагой и водой. И даже грязь и тина отваливаются с него пластами.

Тумана здесь не было. Он остался стоять молочно-белой стеной на противоположном краю провала, как заколдованный. Хотя, почему, собственно - как? Да и что тут не заколдовано?

Между кустов все же остался крошечный просвет, видимо, по той же причине, что и на мосту. На ощупь, под водой, на мосту и в жидкой траве здесь проходила широкая металлическая полоса. На ней почему-то ничего не росло.

Аккуратно раздвигая ветки, я, практически на коленях, углубился в кусты, и метров через пятнадцать вышел на большую, округлую поляну с невысоким холмом посередине.

Вот и центр этого бублика. Та самая дырка, вокруг которой крутится так много загадок и тайн.

Продолжая двигаться вдоль металлической полосы, укрытой теперь в грунте, но все еще заметной из-за того, что на ней ничего не растет, я медленно и осторожно приближался к широкому тоннелю, уходящему в холм. На глазок он был метров пять шириной и метра три высотой. Прямоугольный.

И лишь подойдя вплотную к нему, я понял, что глубоким он выглядел только издалека, из-за резкой тени, отбрасываемой козырьком. На самом деле, почти сразу после начала, его перегораживала двухстворчатая металлическая дверь. Вернее, ворота. Для двери это было великовато. Гладкие и незамысловатые. Не то, что у шаманов в подземелье. Но по цвету один в один. И ржавчины на этом металле не было совершенно.

Ворота открывались наружу, что вполне естественно для производственного помещения.

Не знаю, что тут у них такое было, но, по описанию лавочника, больше всего похоже или на шахту или на бункер.

Для бункера как-то простовато тут все. Я бы поставил все же на производственную версию. Хотя, с этими Древними ни в чем до конца уверенным быть нельзя. Другие резоны были, другие обстоятельства.

Низ полотна ворот основательно врос в землю, но некогда одну воротину все же освободили от грунта и открывали.

За прошедшие годы это место опять затянуло грязью и травой, но немного приоткрыть ее, не берясь за лопату, все же было еще можно.

Я взялся за край створки и в несколько рывков раздвинул проход достаточно, чтоб можно было пройти, не поворачиваясь боком.

Вот ведь умели же делать! Ворота даже не скрипнули! Магия, не иначе.

Я несколько раз коротко вздохнул, как перед прыжком в ледяную воду и выполнил вход с перекатом для ухода с линии огня.

Так-то я понимал, что если там кто есть серьезный, то никакие перекаты не помогут, но рефлексы, вбитые в подсознание многолетними тренировками были сильнее и требовали своего.

Естественно, никого там не было. Был темный широкий коридор, метров пятьдесят длинной, вдали, видимо, входящий в основное помещение.

Пол чистый. По центру коридора все та же металлическая полоса в две ладони шириной. Гладкая и блестящая, как-будто полированная.

Ну, что же. Пойдем, посмотрим, что тут у них?

Я выудил из подсумка пригоршню липунов и принялся на ходу бросать их в потолок, создавая себе освещение.

Лавочник говорил, что свет тут иногда включается сам. Но как и почему, они так и не поняли. И откуда он идет, тоже. Просто в какой-то момент становилось светло. Но, видимо, пока не то время. Может, позже зажжется.

Коридор закончился большим круглым помещением с уже традиционным линзовидным сводчатым потолком, но не очень высоким. По кругу в стенах, через равные промежутки, были двери, по пять с каждой стороны.

Лавочник утверждал, что открыть можно только три из них. Остальные либо заперты на ключ, хотя замочных скважин не имеют, либо знают своих хозяев и чужих не пускают. Такое тоже бывает.

По центру зала путеводная линия, которой я следовал, пересекала металлический круг, метров десяти в поперечнике и продолжалась на противоположной стороне зала, уходя в такой же коридор, как тот, через который я вошел. Там коридор продолжался, выводя на другую сторону этого вросшего в землю за многие века здания. Интересно, кстати, было бы увидеть его в первозданном виде. Ну так, чисто теоретически.

Почти вплотную к кругу, напротив каждой двери, точно по ее центру стояла толстая и квадратная, то ли тумба, то ли низкая колонна, высотой примерно мне до подбородка или до середины двери, если сравнивать.

И, собственно, весь центр зала, очерченный кругом, занимала композиция, отчасти объясняющая, что тут некогда произошло.

Большую часть круга занимала гигантская глыба стекловидной на вид массы медово-желтого цвета. Хотя, наверное, стекловидной ее называть было бы неправильно. Потому, что она больше походила на янтарь. На огромную, высотой до потолка, глыбу янтаря, близкую по форме к полусфере.

На полу перед кругом, прямо в конце прохода, скомканными и изодранными в лохмотья гуттаперчевыми куклами валялись пять тел.

Вернее, пять истлевших, изломанных скелетов.

В глубине янтарной субстанции, на полу, раскинув руки лежало еще одно тело. В отличии от остальных, в целой одежде и с целыми, не перекрученными, конечностями.

Рядом с одной из тумб, попавших внутрь янтарной массы, внимательно на нее уставившись и тыча во что-то пальцем, стоял мужчина.

Высокий, широкоплечий, светловолосый. С коротко подстриженной аккуратной русой бородой. С сумкой через плечо, под правой рукой, из расстегнутого клапана которой торчала свернутая в трубку большая толстая тетрадь в кожаной обложке.

Из-за его плеча испуганно выглядывала молодая женщина. А возле его ног, на самой границе, присев на корточки и вытянув вперед ручонку, пытаясь дотянуться до чего-то, лежащего перед ней, сидела маленькая девочка, лет трех и я подошел поближе, чтобы лучше рассмотреть, к чему она так тянулась.

Ее пальчики почти касались поверхности, не хватало буквально пары миллиметров, или, возможно, мгновения, чтоб закончить движение.

А на полу перед ней, уже за пределами янтарной массы, лежала крошечная, размером с мой мизинец, тряпичная морковка. Некогда оранжевая и с зеленым пучком листиков. Нынче же страшно замусоленная и грязная.

Я присел на корточки, чтобы лучше рассмотреть озорную мордашку ребенка и в этот миг затылок обожгло взревевшее чувство опасности.

----------------------------------------------------------------------------------------------------------

Еще во время службы в отряде «Крысолов», в реале, я быстро усвоил, что абсолютной тишины не бывает.

Даже в совершенно с виду пустом пространстве совершенно неподвижный противник может вызвать изменение тишины. В одном углу она может звучать не так, как в другом. Меня это знание не раз выручало в очень непростых ситуациях еще во время службы, да и здесь тоже пригождалось нередко.

Уж не знаю, специально разработчики оставили такую программную дыру или это результат и следствие идеальной физики этой симуляции, но эта фишка работала и в Вальдире.

Как бы ни был хорош здесь тихушник или стелсер, а в тишине пустых подвалов его можно было почувствовать.

Нет, тишина его движений была абсолютной. Что называется, ни звука. Тут претензий ни к амулетам, ни к разрабам не было. Все по чесноку. На открытом воздухе учуять профи было нереально.

Но это на воздухе, на фоне многочисленных шумов. А в полной тишине казематов тишина их выдавала не хуже топота.

Поэтому, когда в полной тишине рядом появилось нечто, поглощающее звуки, я понял, что слишком понадеялся на непроходимость топей. Хорошо еще, что это был не заяц.

Почувствовав неоднородность тишины, я на рефлексах рванул в сторону перекатом, всего на волосок разминувшись с факелом ослепительно белого пламени, ударившего сбоку, и на ходу выдав за спину пару аргументов в предстоящем споре.

С козырей ходить не хотелось, поэтому я пошел как всегда, для начала с мелкой карты. Не то, чтобы "рыбьи глаза" были шестерками, скорее тянули на валета, но не козырного, это точно. Следом за ними в полет отправились "Розовые сопли".

В принципе, обычно этого дуэта хватало за глаза. Но не в этот раз.

На предательски скользких шариках никто не поскользнулся, а "Сопли" даже не раскрылись, чего по моему мнению в принципе быть не могло, так и упав на пол небольшим комом мутного желатина.

Но, оставшись полностью невидимым, нечто все же потревожило шарики, рассыпавшиеся по полу частой сетью. Поэтому вслед полетел брикет с "Лунной пылью".

Пыль сработала штатно, очертив мучнисто-бледный полупрозрачный силуэт человека, целящегося в меня из боевого жезла.

Я тут же, прямо в перекате, влепил в него дуплетом из арбалета ледяным болтом, и сразу бронебойным.

Раздался звон разбившегося о магический щит ледяного болта, и в помещении слегка похолодало. Силуэт преследователя стал еще более заметным.

Я даже успел перезарядиться, но тут он сделал свой ход. Да еще какой!

В меня шандарахнуло так, что от защитных амулетов только ошметки полетели, а от одежды повалил дым. Все щиты как ветром сдуло, а меня кувыркнуло в воздухе и крепко приложило об пол. Да так, что я едва смог сесть, ошарашено тряся головой.

Прийти в себя мне не дали, врезав еще раз. Это было сильно!

Такое заклинание стоит о-о-о-очень немало, зато от него практически не существует защиты.

Короче, меня застанили. Да так крепко, что я едва мог двигать глазами. Знаю я этот закл. Пока повесивший его собственноручно не снимет или не помрет, сам он не спадает.

Так что потенциально я могу на ближайшие лет двадцать-тридцать составить компанию застрявшей в янтаре семейке.

Силуэт противника загустел, потек и, резко мигнув, потерял прозрачность, превратившись в неожиданного, но знакомого персонажа. Эва! Да эдак я тут и все сорок лет проторчать рискую! Глава гильдии весьма еще нестарый человек!

Передо мной, держа меня под прицелом магического боевого жезла стоял глава гильдии Нагдама. В бедре у него торчал хвостовик арбалетного болта, который он, ковыляя ко мне, безуспешно пытался выдернуть.

– Сука! Что это за дрянь? О боги, как больно! Что за… Тут еще и яд! Как это выдернуть? Почему я не могу его выдернуть? Отвечай, сука!

Неожиданно ко мне вернулась способность говорить. Видимо, по приказу применившего заклинание.

– Не для того делали, чтоб всякие козлы своими кривыми руками ее выдернуть могли, придурок!

– Пасть закрой свою поганую! Я тебя спрашиваю, как вытащить эту дрянь?!!! Отвечай!

– Да никак! Подыхай скорее!

– Заткнись, ублюдок!

Я конечно заткнулся. Вообще, неприятный закл. Он не только и не столько станит, но еще и дает практически полную власть над плененным противником. Делает его практически роботом.

– Вырезать его можно? Отвечай, сука!

–Какой ты грубый и неженственный! А еще порядочным притворялся! Интеллигент хренов!

– Что? Да ты!... Ну, погоди… Сейчас… Ты еще умолять будешь!...

Ну, что сказать? Тут он смог меня удивить. Взял и ножом развалив чуть не пополам себе ногу, распорол бедро, и вырезал прямо с мясом мой арбалетный болт!

Ну и каким-то свитком с исцелением полирнул. Не думаю, что до конца поможет, но рана срослась прямо на глазах за секунду!

– Сейчас я тебе знаешь куда его тебе воткну?

– Знаю!

– Куда?

– Никуда! Обломайся, дядя!

– Пасть закрой! Встань! Я сейчас тебе на этот болт кишки намотаю, ублюдок! И буду вертеть им у тебя в животе, пока ты не сдохнешь! Как считаешь, хорошая идея? Отвечай!

– Отличная! Только ничего не получится!

– Сейчас посмотрим! Ай! Что за… Проклятье! Сволочь!

В этот миг, болт, внезапно выпустив шипы, прямо в руке рассыпался пылью. Ядовитой, естественно.

Глава гильдии, страшно ругаясь и тряся рукой, опять полез в сумку и, выудив оттуда внушительную бутылку с каким-то зельем, принялся поливать им раны и периодически отхлебывать прямо из горла.

– Ну, ничего! Обойдемся и без болта! Верно?

С этими словами, что-то подкрутив в рукояти жезла, в упор выстрелил мне в живот.

Огня вроде не было, но искры из глаз посыпались, а ощущение врезавшегося в меня на полной скорости стенобитного тарана было стопроцентным. Ударом меня сложило вдвое и, приложив в полете боком об одну из тумб, закрутило и прокатило по полу, пока я не впечатался лицом в янтарную массу, прямо лицом к лицу с девочкой, на мгновение чуть не встретившись с ней глазами. Ощущения были вполне сопоставимы с приличной контузией или выходом из глубокого нокаута. В голове туман и звон. Во рту мерзкий привкус. То ли крови, то ли кошачьего дерьма. Жизнь упала больше, чем наполовину. Попытка пошевелиться к успеху не привела. Шевелиться велено не было.

Приковылявший Глава, захватив меня за воротник, рывком перевернул на спину, и поддернув, усадил, прислонив спиной к янтарной глыбе. Затем, скривившись от боли, присев рядом на корточки, вытянул из ножен длинный узкий нож и, придвинувшись вплотную, кончиком клинка приподнял мне подбородок.

– Ну, что? Сразу тебя на куски покромсать или помучиться немного для начала желаешь? Что скажешь?

– Конечно, помучиться!

– Как скажешь!

В этот момент, со стороны входа в проеме показался силуэт человека. Крепкий, широкоплечий, слегка косолапящий при ходьбе. С вещевым мешком за плечом. Сильно хромающий на правую ногу. Хотя, раньше вроде не хромал. Короче, к нам шел Великий Шаман, собственной персоной.

На главу гильдии было страшно смотреть, до того сложные эмоции отразились на его лице в тот момент, когда Шаман вошел в круг света.

– Привет, Озелс! А что это вы тут делаете? Ты, никак, опять за старое взялся? Опять людей потрошишь?

– Не твоего ума дело, Имрын! Как тебя сюда пропустили?

– Кто пропустил?

– Мои люди! Где они?

– Они умерли, Озелс. Теперь там стоят мои люди. И если не собираешься на дно болота вслед за ними прямо сейчас, отойди к стене и не мешай.

‐– Не указывай мне, где мне встать, узкоглазый! Пришла пора закончить наши старые споры, раз уж ты здесь. Особенно очень старые.

– Озелс-Озелс! Ничему тебя жизнь не учит! Сколько я тебя в навоз башкой тогда ни макал, ты ума так и не набрался! Все такой же надменный недоумок! Ты даже этого мальчишку без заклинания божественной воли связать не смог! Да и то, он, я гляжу, тебе шкуру попортил! Ты уверен, что потянешь такой подвиг, щегол? Даже с этим жезлом?

– Сейчас узнаешь!

Глава гильдии вскинул жезл и выстрелил в Шамана.

Я было почти зажмурился, ожидая такого же ослепительного и мощного выстрела, которым приложило меня, но из жезла вырвался лишь небольшой фонтанчик огня, да и тот погас прямо перед лицом Шамана.

Озелс выстрелил еще несколько раз подряд, но все, чего он добился, это то, что Шаман слегка засветился и, расправив плечи, шумно втянул ноздрями воздух и резко выдохнул.

– Эх!... Хорошо!!! Давай, Озелс, продолжай! Ты знаешь, я часто спорил с тобой в мыслях, Озелс. Уверен, ты тоже. Твои максимы меня всегда забавляли. В них всегда было эмоций больше, чем логики. Но ты же твердолобый олень! Переспорить тебя было невозможно. Даже в мыслях. Поэтому и там, в мыслях, все всегда заканчивалось одинаково. Как всегда у нас с тобой тогда. Я макал тебя головой в кучу оленьего навоза. Ты еще помнишь его запах, а Озелс? Вижу - помнишь!

А чем заканчивались наши споры в твоих мечтах?

– Я выколю тебе глаза, отрежу язык и все пальцы! А потом отвезу в тундру и брошу у самого дохлого стойбища! Посмотрим, как ты будешь просить убить тебя. А может и просить не придется? А, Имрын? Ведь тебя там так все любят…

Озелс ловким движением выхватил из кармана что-то вроде толстой трубки из серебристого метала, обильно украшенной каменьями и вязью рун и символов, и, надев ее поверх жезла, со злорадством направил на Шамана.

Шаман поднял бровь в немом вопросе.

Я опять приготовился к грохоту выстрела.

Впрочем, результат его впечатлил меня даже сильнее, чем я ожидал.

Раздался довольно громкий хлопок, как от хлопушки, и из жезла вылетело небольшое облачко дыма.

Озелс начал судорожно давить на спуск, выпуская заряд за зарядом в Шамана. Но каждый следующий выстрел был слабее и тише предыдущего, пока последний не закончился тихим пшиком.

– Что, не получается? Еще бы! Это ты думаешь, что заказал этот жезл. А на самом деле, это я его заказал. Для тебя, Озелс! Ну, что? Мой ход?

Шаман толкнул ладонью воздух перед собой и в Главу гильдий полетел ослепительно яркий протуберанец, оглушительно грохнувший взрывом и полыхнувший жаром так, что у меня на голове затрещали волосы, а жизнь просела еще процентов на десять.

Озелса буквально смело с места, с силой ударив о янтарный сгусток и он рухнул на пол рядом со мной дымящимся полуобугленым куском мяса, мало похожим на того щеголя, который только что собирался меня мелко нарезать.

Какая там была защита на нем - непонятно, но она, на мгновение вспыхнув ярким радужным коконом, разлетелась желтыми брызгами во все стороны и погасла.

Будь проклят мой длинный язык, но смолчать сил уже небыло:

– Офигенный жезл, Озелс! Почем взял? Мастера не подскажешь?

– Заткнись, сссуууукааа… – простонал скрутившийся в комок от боли Глава.

Тем временем к нам подошел продолжавший свою речь Шаман.

– Озелс, ты опять забыл, кто ты, а кто я, – печально констатировал итог перестрелки Имрын – поэтому я тебе напомню. Я - потомственный охотник и шаман, Озелс. Маг в неисчислимом поколении. Прямой потомок древних магов, обживавших Север, а может, и более древних.

Поэтому я пользуюсь лишь своей силой.

А ты, Озелс, не маг, ты потомственный торгаш, ростовщик и сутенер и ты всегда пользуешься силой заемной.

Был бы ты магом или, к примеру, воином, пусть даже безродным и в первом колене, мы бы поладили еще тогда.

Но ты же счел себя белой костью, на том основании, что твой прадед умудрился на ворованные в Альгоре деньги заложить в тундре факторию и разбогатеть.

А кем был твой прапрадед ты знаешь? Вижу, что знаешь! Я, представь себе, тоже знаю. Мы специально нанимали людей, чтобы раскопать это. Твой предок пас коров и чистил коровий навоз в батраках у мелкого помещика на хуторе в хрен пойми какой глуши. Хутор Яблоневая Роща, верно? Так что ты зря тогда воротил от меня нос, когда мы с тобой в конюшнях фактории навоз чистили, помнишь? У тебя же в крови талант к уборке навоза должен быть.

Правильно тогда тебя отец туда отправил. Там тебе самое место и было.

Я, конечно, тоже там не по доброй воле был. Тоже накосячил. Хотя, подозреваю, что у моего отца была идея нас подружить. А может и у твоего тоже.

Эх, Озелс! Я как представлю, как бы мы развернулись, став друзьями! Голова идет кругом!

Говоря все, это Шаман подошел к пытавшемуся сесть и все еще дымящемуся Озелсу, и, с короткого разбега, дал ему пинка в голову. И тут же чуть сам не упал от пронзившей ногу боли..

– И из-за тебя, вонючего твердолобого засранца, ничего не вышло! – перетерпев боль в ноге, в ярости проорал Шаман.

Восстановив равновесие, Шаман, широко расставив ноги, на мгновение напряженно замерев над поверженным и лежащим без сознания давним недругом, резко хлопнул в ладоши.

Где-то то ли под одеждой у Озелса, то ли в карманах, одновременно раздалось несколько звуков, похожих на звон лопнувшего стеклянного бокала и он каменно замер в скрюченной позе.

Похоже, Шаман перегрузил разом несколько защитных амулетов или даже все. Одним простым хлопком! Это какая же мощь у него? А если он всерьез камлать начнет?

Тем временем Шаман снял с него сумку, и, вывалив из нее содержимое прямо на пол, присел над ним на корточки, внимательно разглядывая.

При этом, поглядывая на меня вполглаза, Шаман уважительно кивнул.

– А ты паря, молодец! Уже второй раз меня удивляешь! Эк ты его, однако! Поторопился ты в тот раз чутка, однако, но все равно спасибо тебе. Сам бы я их не порешил. Но с отравой ты, однако, зря!.. Зря… До сих пор кожа зудит! И кости ломит - ужас просто… Ничего не помогает! И ногу мне чуть не оторвало взрывом, болит, ступить не могу.

Так что, паря, я и за меньшее убивал. Ответить тебе придется. Но все равно - молодец! Уважаю! Очень вовремя ты появился.

Шаман ощупал тело Главы, прошерстил карманы, и, не найдя ничего интересного, с кряхтением распрямился, уставившись в глубь янтарной глыбы.

- Ну, что? Вот и встретились, а, Мастер? Я уж и не надеялся, что увидеться придется!

Боялся, что ты все с собой унес. Все, что знал. И тетрадь свою заветную. А оно видишь, как чудно получилось? Не судьба тебе, видно, свободно ходить по земле. Уж слишком груз тяжелый носишь.

И вот что тебе стоило тогда еще всем поделиться? А? Не доверял, да? Не доверял… Все свои прекрасные мечты мечтал. А можно было бы ух, как развернутся! А ты сбежал! Спрятался! Всех своих бросил!

А ты знаешь, что они все эти годы делали? Они шили мне игрушки, Мастер! А теперь ты их оживишь! Пора домой Мастер! У нас очень много работы! Очень много!

И очень мало времени! Нужно срочно закончить с гильдией, пока они не спохватились и не смекнули, откуда ветер дует. Эта война не может длиться бесконечно. Пора заканчивать. И заканчивать нужно быстро.

И так в размен уже пошли. Ты не представляешь, что сейчас в Нагдаме творится!

Так что, Мастер, пора домой! Давай, я помогу тебе выйти!

С этими словами, Шаман подошел к глыбе, внутри которой находились Мастер с семьей, и приложил к ней ладони.

Некоторое время ничего не происходило. Лица Шамана я не видел, но, судя по участившемуся сиплому дыханию, что-то он пытался сделать.

Затем материал глыбы под спиной начал становиться мягким, как пузырь, наполненный водой и, слегка поколебавшись, стал уменьшаться.

Не слишком сильно, но на пару сантиметров я на спину откинулся.

Только я успел подумать, что такими темпами, ему долго тужиться придется, как свет в помещении, коротко мигнув, начал тускнеть. Круг света стал сужаться. Погасли липуны, которые я раскидал в коридоре, и медленно, от краев к центру, стали угасать те, что освещали зал.

Шаман резко повернулся ко входу и, подняв к потолку руку, направил указательный палец на ближайший светляк.

Через секунду свет разгорелся, вернув былую яркость, но стоило Шаману опустить руку, опять начал угасать.

А затем пол пришел в движение.

Центр комнаты с тумбами и металлической площадкой, на которой мы все находились, с глухим каменным рокотом медленно начал вращение, как сцена в театре, а то, что было между тумбами и стеной с дверьми, двинулось в противоположном направлении.

В наступившем полумраке с разных сторон, из-под потолка, из дальней и ближней части зала, как бы дразня, перекликаясь, порхая легкой бабочкой, раздался игривый женский смех.

Полумрак сгустился еще сильнее и стены начало заволакивать то ли туманом, то ли дымом.

В этой непонятной дымке мелькали невнятные тени и хаотично вспыхивали и гасли тусклые огоньки.

Платформа и пол, совершив полный оборот, с тихим щелчком замерли. По крайней мере, мне так показалось, что оборот был полным, потому, что в наступившей мгле выхода видно не было.

Шаман стоял в напряженной позе, настороженно вертя головой на каждый звук. И все же удар застал его врасплох.

Что и как ударило, я не рассмотрел, но голова Шамана дернулась и он, чуть не упав, опустился на одно колено и оперся рукой о пол, но тут же вскочил и ответил таким же протуберанцем, каким свалил недавно Главу.

Огонь, слегка рассеяв странную мглу, царившую теперь в помещении, отрикошетил от дальней стены и, взорвавшись где-то у нас за спиной, на мгновение осветил помещение ярким светом.

Шаман беспокойно вертелся на месте, озираясь по сторонам в поиске противника, но все же так не углядел беды.

Прямо у него за спиной из мглы соткалась тень, и, ударив его рукой в поясницу, вновь растворилась.

Шаман крутанулся, выдав несколько протуберанцев в разные стороны, и, когда он повернулся к нам спиной, я заметил что у него из спины, прямо в том месте где почка, торчит изящная рукоять стилета.

В зале опять запорхал женский смех, но теперь он звучал мстительно-злобным и торжествующим.

Шаман попытался нащупать рукоять и выдернуть ее из спины, но у него это не вышло. Стилет не выходил из тела.

Затем в него со всех сторон стали бить темные сгустки заклинаний, оставляя на теле и одежде пятна похожие на шлепки жидкого битума.

Знакомые признаки. Хотя в принципе, одного порхающего смеха было достаточно, чтобы понять, что тут работа ведьмы, причем невероятно сильной. Нереально сильной, раз смогла свалить в магическом поединке Шамана.

Короче, нам с главой ловить тут похоже вообще нечего, раз уж Великого Шамана как ребенка размотали. Похоже нам всем тут кирдык сейчас будет.

Шаман выдал еще несколько огненных протуберанцев, затем сумел создать короткую морозную вьюгу, затем град, затем гололед. Затем принялся лупить протуберанцами во все стороны наобум. Один рванул рядом с нами, ударив жаром и оглушив.

Затем пошатнувшись, схватился за сердце и завалился на бок. Лицо его было жутко обезображено. Он был слеп. Глаза вытекли, кожа с лица сходила пластами и клочьями, зубов тоже многих не хватало.

Последнее, что я услышал от Шамана сквозь хриплое дыхание, булькающие всхлипы и кашель с кровавой пеной – это имя.

– Катарина… Сучка…

Затем он растянулся на животе, хрипло дыша, и замер.

Неожиданно рядом хрипло рассмеялся очнувшийся Глава гильдии. Видимо, стан наложенный Шаманом, спал и позволил ему шевелится и говорить.

- Имрын! Ты слышишь меня, Имрын? Вижу, что слышишь! Имрын, ты такой же дурак, как и я! Даже хуже! Ты прохлопал ушами Зеленую Ведьму, Имрын! Мы оба ее прохлопали! Два идиота!!!

Опять раздался порхающий по залу смех, затем в несколько секунд мгла рассеялась, свет зажегся с прежней яркостью и в нескольких шагах от нас из воздуха соткалась женщина в красиво облегающем роскошную фигуру зеленом платье, с выдающимся декольте и пышными юбками в пол.

Осиную талию стягивал богато украшенный широкий пояс зеленой кожи, усыпанный зелеными же камнями и с пряжкой из малахита. На поясе слева висел великолепно-тонкой работы небольшой кинжал с огромным изумрудом в торце рукояти, а справа – очень красивый и богатый кошель, тоже обильно усыпанный чем-то зелененьким и блестящим. Может, теми же изумрудами. В общем, все под цвет. Обуви не видно, но не сомневаюсь, что и она тоже будет зеленой.

– Она еще и в «Изумрудной ласточке»… – пробормотал лежащий рядом Глава…

– Приятно слышать, когда такие серьезные и влиятельные мужчины признают свои ошибки вслух! – с улыбкой проворковала Катарина, подходя к нам.

По пути она подобрала все так и валявшийся на полу жезл Главы и мимоходом, почти не отвлекаясь прострелила из него голову Великого Шамана. Тот вздрогнул и затих.

- Ну, что Озелс? Не ожидал меня здесь увидеть? Старый похотливый козел!

Следующий выстрел из жезла пришелся в ступню Главы гильдий.

- Сука! Ты что делаешь?!!!

- Ах! Я нечаянно! Извини! Я целилась не туда! Я хотела отстрелить тебе кое-что повыше, но промахнулась! Прости Озелс! Не наказывай меня, пожалуйста!!! Я исправлюсь! Можно, я еще раз попробую?

Следующий выстрел превратил в лохмотья вторую ступню.

– Ой! Я опять промахнулась! Я такая неловкая! Озелс! Прости меня, пожалуйста, еще раз! Я исправлюсь! Придется еще раз пробовать!

– Ты!... Зеленая жаба!... Чтоб ты сдохла! Откуда ты взялась на мою голову!

– Озелс, милый! – всплеснула руками Катарина – Ты ведь прекрасно знаешь, откуда я взялась и как оказалась в Нагдаме! Ведь ты же сам меня туда привез в качестве рабыни! Ах! Как давно это было!

А сюда я пришла уже сама. Как можно было пройти мимо такой волшебной возможности избавиться от вас обоих?! Одним махом?!

Теперь остается добить то, что осталось от совета Гильдии и город мой! Да и тундра теперь тоже моя!

- Шаманы тебя не пустят в тундру! – прошипел сквозь сжатые зубы глава.

- Было бы кого спрашивать! Только что я прибила последнего из совета шаманов Севера. Остальных сегодня ночью прикончил наш юный друг. Этот был последним.

А ты что, еще не знаешь об этом? И не делай такие большие глаза. Вы же сами его об этом просили, верно? Ведь вы же для этого меня к нему послали? Я ничего не перепутала?

Ах, милый мой Озелс! Ты верно не ожидал, что этот юноша окажется столь хитер и удачлив? А я вот напротив, сразу в него поверила. Или ты думал, что я только для тебя на него свою метку поставила?

Скажу по секрету, я их поставила целых три! Для тебя, для Шамана, и для себя, любимой!

Я же знала, что вы оба за ним рванете, как только он про мягкие игрушки спросил! А он провел и вас и шаманов!

Так что, без вас и без них, уж как-нибудь с Севером мы поладим!

– Внутренний Круг казнит тебя, как только узнает, кто ты!

– Ха-ха-ха! – звонко рассмеялась Катарина. – А откуда он узнает?

Шаман мертв, ты одной ногой в могиле. Наш случайный гость, считай, покойник. Уж продержать его в стане пару дней я сумею, пока с вашей братией закончу. Так кто расскажет?

Для них я просто гулящая девка у тебя на содержании. Да и без этого им сейчас не до меня.

Наш юный друг спустил такую лавину своим возвращением! Все делят шкуру неубитого медведя. В смысле, тундру.

В Нагдаме кровь сейчас уже, наверное, течет рекой. Во Внутреннем круге сейчас режут твоих сторонников.

Пока ты бегал по болотам, пытаясь заполучить недотыкомку, их взяли по одному.

Сейчас оставшиеся сводят счеты друг с другом, надеясь захватить власть в городе.

И все это тихо и незаметно. Думаю, к вечеру все закончится. А потом я вернусь в город и закончу начатое.

– Спасибо, красавчик! – сделала книксен и отправила воздушный поцелуй в мою сторону Катарина. – Что бы я без тебя делала? Еще годы интриг и подковерной возни! Так и состариться недолго!

– Да ты и так старше меня вдвое, сука! – прошипел Глава.

– Ну и что? – хмыкнула Катарина – Моложе–то со временем я точно не стану!

Медленно пройдясь мимо нас, красиво покачивая бедрами, она неторопливо огляделась по сторонам, разглядывая помещение, ткнула носком туфельки высыпанные Шаманом вещи Главы и, уважительно хмыкнув, констатировала:

- А ты хорошо запасся, гер Штасс, не экономил. Как будто на крупного зверя шел. Или на небольшую войну.

Затем подошла к Шаману и, слегка попинав его вещмешок, осуждающе покачала головой.

– Нет, этот неисправим… Ничего не меняется…

В этот момент, пока Катарина не пялилась на нас в упор, произошло два незаметных события.

Первое - меня отпустил стан. Я почувствовал, как тело расслабилось и стало способно двигаться.

А второе, это то, что под рукой на полу оказался один маленький мягкий предмет, который я тут же незаметно схватил и зажал между пальцев, чтоб незаметно было.

Видимо, Глава решил разыграть туза в рукаве. То есть меня.

Хотя подозреваю, что я у него в рукаве не единственный туз. Как-то неубедительно он с Катариной препирался.

Но вообще-то, опрометчиво было меня отпускать. Рискует. Очень рискует.

Я, стараясь не делать резких движений, рукой с зажатой в ней крошечной тряпичной морковкой, медленно провел по янтарной массе, нащупывая детские пальчики, которые, по моим прикидкам, должны были показаться наружу.

Как только моя рука коснулась их, я тут же прижал к ним морковку и та, как намагниченная, сразу же к ним прилипла.

Едва я принял прежнее положение, как янтарь у меня под спиной хрустнул и пошел мелкой дрожью.

Катарина резко повернулась к нам.

– Что это? Кто это сделал? Озелс? Я тебя спрашиваю!

А ты тут что статуей притворяешься, подонок?! – это уже, видимо, мне.

Катарина, быстро подойдя к нам, попыталась отвесить мне размашистую затрещину.

Я едва успел нырком под руку убрать голову и, перехватив ее руку, вывернул кисть внутрь, одновременно проводя подсечку.

Но, к моему удивлению, Катарина, хоть и выронив жезл, резко нырнув вперед, ушла в перекат, сорвавшись с техники, и тут же встала на ноги. Я, резко вскочив, рванул за ней, чтоб не дать ей наколдовать опять какую-нибудь дрянь и, по возможности, вырубить, но не успел.

Катарина, выйдя из переката, успела развернуться и скастовать такую ответную подачу, что я, рассыпая искры из глаз, отлетел на несколько метров и грохнулся спиной на груду пузырьков из сумки Главы гильдии, сняв еще с десяток пунктов здоровья.

От такого жесткого удара и падения, в ушах шумело, в глазах рябило и все вокруг заволокло какой-то мутью. Перед глазами сплошным потоком принялась разматываться простыня логов с полученными мною травмами, уронами и наложенными на меня бафами.

Мысли путались и все, что я помню, это то, что я какое-то время упорно пытался встать, но все время оскальзывался на раскатывающейся подо мной куче пузырьков и склянок с эликсирами..

Затем внезапно все тело обожгло холодом и я почувствовал себя практически хорошо.

– За что ты со мной так обращаешься? Я была с тобой так нежна той ночью, и что же я получила в ответ на это сейчас?

– А по моему, тебе тогда просто было любопытно и хотелось потрахаться. К тому же, я выполнил твою просьбу, а сюда тебя вообще никто не звал. Так что не распускай руки и не нарывайся, женщина.

– Уж и оплеуху тебе не дай! Посмотрите на него! – всплеснула руками Катарина.

– Женщина поднявшая руку на мужчину, перестает быть женщиной и переходит в разряд спарринг-партнеров!

– Оригинальная мысль. Возможно, мы ее еще обсудим. Позже. Если будет настроение. А пока меня интересует, что ты сделал с этой штукой? Что происходит?

– Понятия не имею! – честно соврал я, сосредоточенно перебирая пузырьки, валяющиеся вокруг меня.

Наконец, определив три из них, как подходящие случаю, я их самым наглым образом употребил.

– Но надеюсь, что сейчас они оттуда выберутся и тебе конец.

- Пусть сначала выберутся! – тихо проговорила Катарина, сосредоточено наблюдая за мелко дрожащей янтарной глыбой и скорчившимся у ее подножия Главой Гильдии, покачивая зажатым в руке жезлом Главы.

– А ты, гляжу, их боишься…

– Конечно, я же не дура, в отличие от вас, чтоб лезть на рожон против Мастера и Сказочницы разом. У меня на них были совсем другие планы.

Я старательно рассматривал пузырьки, стараясь не смотреть на то, как за спиной у Катарины с пола совершенно бесшумно поднялся мертвый Шаман, и поведя по сторонам головой с пустыми глазницами, безошибочно определил место, где стояла ведьма, подобравшись, одним прыжком покрыл разделяющее их расстояние, и, вцепившись ей одной рукой в волосы, другой принялся молотить ее кулаком в лицо и по голове.

Пользуясь тем, что до нас сейчас никому нет дела, я по полу катнул один из флаконов с эликом Главе. Хороший элик. Жутко дорогой. Мертвого практически поднять может, если там хоть капля жизни осталась в теле.

Катнул удачно. Прямо в руку.

Глава себя упрашивать не стал и мгновенно его опустошил.

Тем временем, с каждым ударом Шамана, раздавался сухой треск и его кулак быстро превращался в бесформенный кусок мяса. Видимо, какое-то заклятье Ведьмы делало его кости очень хрупкими. «Стеклянные пальцы», кажется?

Через несколько ударов он принялся дубасить визжащую и вырывающуюся Катарину сперва основанием ладони, затем локтем, потому что кистью бить было уже невозможно.

Надо отдать должное Шаману, драться он явно умел. Уж не знаю, что за борьбу нанайских мальчиков практиковала местная тундровая общественность, но двигался Шаман красиво и технично.

Даже мелькнула мысль - хорошо, что я тогда с ним в рукопашную не сошелся. А еще говорили, что шаманы слабые бойцы! Вон что вытворяет!

В конце концов, Катарина, резко рванувшись, вырвалась из его рук, оставив в них клок волос, но получила в догонку с ноги что-то похожее на лоу-кик в бедро, и, подвернув подломившуюся ногу, распласталась на полу.

После этого избиение продолжилось ногами с новой силой.

И это, мля, поединок двух архимагов? Где потрясающие основы мироздания заклинания? Где буйство стихий, раздирающих горы? Почему опять, как обычно, все скатилось к банальному мордобою?!

Я не совсем понимал, как Шаману удалось то, что он сделал, но, видимо, шаманский контроль духов, каким-то образом распространился и на его собственную душу. В принципе ,с некоторой натяжкой, работа с духами, сходилась где-то в перспективе с некромантской работой с душами. Наверное. С ходу другого объяснения в голове не возникало.

Пользуясь тем, что Катарине было не до меня, я рванул вперед, и, столкнувшись в полете с Главой, кинувшимся туда же, на долю секунды раньше успел завладеть боевым жезлом, выроненным Ведьмой.

Оттолкнув Главу, я первым делом попробовал выстрелить в Ведьму. Но то ли магия Шамана все еще действовала на нас, то ли уже она окончательно вывела его из строя, но на мои судорожные попытки выстрелить жезл никак не реагировал.

Видя это, Глава, не став растрачивать на меня время, выхватил откуда-то кинжал, и, ринувшись к избиваемой Шаманом Ведьме, одним взмахом рассек ей левую руку, которой она пыталась прикрыться, от плеча почти по локоть. Затем попытался рубануть и Шамана, но получил роскошный удар ногой в голову и отлетел почти до того места, с которого стартовал. То есть рядом со мной.

Мы одновременно вскочили и нетвердо стоящий на ногах Глава попытался рубануть своим кинжалом и меня, но поскольку я этого и ожидал, то поймал его руку и, выкрутив кисть, на противоходе насадил его на собственный кинжал.

Не скажу, что это его сильно смутило, потому, что выпустив его из рук, он тут же попытался ударить меня выхваченным откуда то другой рукой ножом.

Я, оттолкнув его от себя и подхватив брошенный было жезл, им как дубиной принялся отбиваться от наседавшего Главы, про себя матеря криворукого Шамана, так невнимательно обшмонавшего ему карманы.

Наконец, поймав момент глубокого выпада, все же провалил его в атаке, и, подтянув на себя за пойманную руку с ножом, вывел на бросок.

Как назло, бросок вышел в сторону дерущихся Шамана и Ведьмы. Ну, как дерущихся? Ну, Шамана, лупцующего Ведьму почем зря.

И до того неудачно, что полетевший туда кубарем Озелс, врезавшись в них, сбил с ног обоих.

Я понимая, что в свалку ввязываться уже нет смысла, метнув Главе вдогонку жезл, бросился к арбалету.

До Главы жезл не долетел, свернув в сторону, и закончил свой полет в уцелевшей руке Шамана. После чего тот тут же, без сомнений и колебаний, видимо на слух, по паре раз пальнул в сторону Катарины и Озелса.

Нет, все-таки работает жезл!

Причем, если пытающейся встать Катарине он попал по мягкому месту, то Озелсу в этот раз повезло, и заряд, громыхнув у него под ногами, просто опалил их и отшвырнул его назад.

Я к тому времени, во вратарском прыжке, рванул к своему арбалету и просвистевший над головой очередной выстрел из жезла подсказал мне, что я двигаюсь в правильном направлении, щадить меня, как видно, не планировалось.

Проскользив последние пару метров на животе по полу, я все же схватился за рукоять и, перекатившись на спину, практически навскидку выстрелил в поднявшуюся все же с полу Катарину, в разодранном выстрелами из жезла тлеющем платье, вскинувшую вверх обе руки в странном танцевальном движении, как будто собралась пасодобль танцевать.

Затем, не мешкая, сразу второй, по шарящему перед собой жезлом Шаману.

Видимо, заряжаясь в прошлый раз, я в спешке перепутал местами болты, и первым ушел не ледяной болт, а бронебойный, доставшийся Катарине. А Шамана накрыло ледяным.

То, что я попал оба раза, я понял сразу. Катарина схватилась за живот, и тут же погас свет. И уже в полной темноте, в том месте, где стоял Шаман, раздался короткий треск и блеснула тусклая голубая вспышка ледяной магии.

Я, по укоренившейся за многие годы привычке тут же откатился в сторону, вскочил, и перекатом ушел за янтарную глыбу, прикрываясь ей от всякого рода пакостей со стороны троицы.

Секунду спустя, на том месте, где я стоял, разорвался выстрел из жезла. Второй ударил в край янтаря, покрыв его змеящимися трещинами и оставив в воздухе запах горящей канифоли.

Несколько секунд полной тишины звенящим эхом повисли в воздухе. Я даже забыл, что не дышу и понял это только, когда перед глазами полыхнула красным табличка с обратным отсчетом задержки дыхания.

В полной тишине было хорошо слышно, как трескалась янтарная глыба, все громче и чаще. Скоро треск слился в один сплошной звук, похожий больше на шипение. Рукой, которой касался глыбы, я почувствовал, как с его поверхности сыплется мелкая крошка и тут же тает в воздухе.

Воспользовавшись передышкой и тем, что нахожусь в относительном укрытии, я перезарядился и, напряженно прислушиваясь, попытался беззвучно, ну, или как можно тише взвести арбалет.

Скрип взводимого арбалета в абсолютной тишине темного помещения прогремел подобно раскатам грома и тут же в янтарную глыбу влепился еще один выстрел из жезла.

Гребаный дохлый шаман! Похоже, что слух у него в полном порядке. Как-то же он определяет, где кто находится?

Шаман сделал несколько выстрелов по сторонам, но похоже, что больше не попал ни в Катарину, ни в Озелса.

Еще несколько секунд ломящей виски тишины и вдруг под потолком слегка затлел призрачным светом один из светляков. За ним еще один, и еще… И еще…

В помещении опять царила та же полумгла, что и вначале, только вместо порхающего по углам игривого женского смеха в ней раздавался скулящий плач и всхлипывания.

– Я убью тебя… Я убью тебя, подонок… Где ты?... Иди сюда, дай я убью тебя!... За что? За что ты со мной так?...

По моему, это мне. Судя по тому, что она звала меня, я все еще был прикрыт от нее рассыпавшейся прямо на глазах глыбой.

Собственно, я не собирался доводить до прямого контакта и, несмотря на то, что совершенно ничего не видел в этой мгле, прикинул, как бы я шел с дыркой в пузе, и примерно наведя в ту сторону, откуда ожидал атаки, арбалет, сделал вид, что сам напряженно всматриваюсь в другую сторону.

И хитрость удалась!

Думаю, при другом раскладе это вряд ли прокатило, но теперь, едва услышав нотки гнева в плаче Катарины, я понял, что она обогнула препятствие и увидела меня.

В этот раз первым пошел ледяной болт, а за ним опять бронебойный. Не выясняя, куда попал, я отступил за поворот.

Перезарядка три секунды. Я почти решил высунуться еще раз, как мне в бок врезало выстрелом из жезла. Пока я, отлетев от удара, ехал по полу, надо мной просвистело еще три выстрела, разорвавшихся при ударе об стену, затем еще один рядом в пол, еще раз опаливший и откинувший меня в сторону.

Затем я, наконец, увидел бредущего ко мне обледеневшего Шамана и выпустил дуплет в него.

Холод и бронебойный в грудь.

Попал точно в грудь, как в тире, хоть и почти не целился. Хорошо, что навыки реала и здесь работают. Убить это его не убьет. Он ведь и так мертвый. Но если продержусь несколько минут, то, возможно, проросший внутрь болт свяжет его пущенными в тело корнями.

Несмотря на лед, покрывший все его тело и сковавший руки, замороженный и обледенелый Шаман продолжал медленно брести ко мне, силясь навести жезл в мою сторону.

Я попытался еще раз перезарядиться, но подгоревшая от выстрела тетива на арбалете внезапно лопнула и я остался без артиллерии. Для рукопашки я не годился, жизнь болталась в районе дна, до пузырьков далеко, Катарину не видно, но она не упала пока. Главу тоже что-то не видать. Наверное, что-то нехорошее затевает.

Они все ранены. Я, в принципе, тоже. Логи с полученным уроном так и лезут в глаза, застилая обзор.

Так что потрепало нас прилично, но это еще не конец. У всех, наверняка, есть еще козыри.

У меня есть пара свитков. Ядреных. Даже страшно в помещении применять. Как бы самому не крякнуть.

Но деваться некуда. Я потянулся за свитком и тут горла коснулся нож. И сладко - приторный голос Главы спросил меня, шепча прямо в ухо:

– Ты ведь не хочешь всех тут убить, правда же?

– Еще как хочу! – доверительным шепотом сообщил я в ответ.

– А как же Катарина? Неужели и ее - тоже? Ты глянь какие у неё сиськи! Неужели не жалко?

– Сиськи жалко ужасно. Не говоря про остальное. Но я как-нибудь эту потерю переживу.

– Наш человек… Даже резать жалко…

– Все бы вам резать, коновалам! Нет бы таблетки дать, чтоб само отвалилось! – не смог не прокомментировать я эту мысль.

– Что отвалилось?

- Само!

– Понятно… – пробормотал Глава и с силой резанул мне горло.

Нож проскрежетал по металлу крепления шлема, выдвинувшегося из костюма воротника и в тот же миг Глава броском через плечо отправился в непродолжительный полет, приложившись с размаху о пол.

Нож я тут же отобрал и вогнал ему в горло, затем выдернул и еще раз воткнул назад в живот кинжал. На всякий случай.

Глава, свернувшись калачиком вроде затих, но, похоже, еще жив.

Я тоже вложил в этот бросок все оставшиеся силы, и теперь у меня перед глазами все заволокло красным и начала сильно кружится голова.

Пару эликов из инвентаря, как ни странно, ситуацию практически не улучшили. Странно. Весьма не дешевые, кстати. Еще один дорогой элик и средний свиток исцеления ситуацию также не улучшили. Здоровье подскакивало процентов на пять и тут же принималось медленно сползать назад.

Тааак… Кажется, Катарина меня все же чем-то накрыла… Или зацепила… Или пытается проклясть… Или уже не пытается, а прокляла…

Внезапно возникшая мысль, тут же оформилась в рефлекторное действие.

Я выхватил из инвентаря небольшой шар, размером с теннисный мяч, и, резко подбросив его вверх, уткнулся закрытым ладонями лицом в колени.

Светом полыхнуло так, что даже сквозь ладони и опущенные веки прошла довольно яркая вспышка. Надеюсь, остальным досталось больше. Хотя Шаман уже без глаз, и ему как бы пофигу. Зато еще двое желающих меня прикончить, надеюсь, будут некоторое время бороться с рябью в глазах.

Первым делом я опять принял элик и набросил на себя еще одно исцеление со свитка.

О! В этот раз помогло немного лучше! Работает! Столбик жизни пошел в гору, краснота перед глазами рассеялась, шум в ушах утих, и я с удивлением обнаружил, что колдовской сумрак ведьмы значительно усилился, стал гуще, темнее, и в нем начали поблескивать искорки.

Похоже, пошла вразнос! – только и успел подумать я.

В следующую секунду янтарная глыба буквально взорвалась изнутри, и меня опять сбило с ног, приложив по лбу достаточно крупным обломком.

Посреди помещения стояли заключенные в янтаре мужчина, женщина и прижавшаяся к ним девочка.

Женщина держала вокруг них магический щит, в который с двух сторон летели выстрелы из посоха Шамана и темные кляксы непонятного назначения от Ведьмы.

Щит вроде держал все это хорошо.

Мужчина заинтересованно осмотрелся по сторонам и что-то шепнул женщине. Та не оборачиваясь кивнула.

Затем откуда-то с улицы раздалось утробное «Вурррррр» и, резко распахнув воротину внутрь, ворвался Фьюка.

Преодолев огромными шагами за пару секунд длинный коридор, он, сходу влепив лапой в пустоту, выбил оттуда Катарину, отправив ее в непродолжительный полет, и, не останавливаясь, подбежал к Шаману.

Проигнорировав короткую очередь из жезла практически в упор, гигантский заяц, схватил двумя лапами Великого Шамана Севера, громогласно прорычал Вуррр!!!, и, запрокинув голову и распахнув пасть на 180 градусов, запихнул его себе в глотку, почти не пережевывая.

Проглотив Шамана, Фьюка еще раз издал свой фирменный «Вууууррррр», развернулся в сторону необъяснимым образом возникшего в стороне Главы.

Когда и как тот там оказался, я не понял, вроде бы вот только валялся с кинжалом животе, ножом в шее и почти помер, и вот, через секунду он уже перед Зайцем и накидывает на него переливающуюся серебром ловчую сеть.

Сеть развернулась в воздухе в туманно блеснувшее искрами облачко и полностью обмотала Фьюку.

Впрочем, это хоть слегка его и замедлило, но не остановило. И хотя сеть быстро срасталась и пыталась туже его закутывать, Заяц рвал ее лапами, как марлю.

Видя, что эта сеть не справляется, Глава следом кинул еще одну и прибавил к ней такой же сияющий серебром короткий трезубец, вонзившийся Зайцу в бедро.

Пока Заяц рвал сети и выдирал из бедра трезубец, в стороне с пола шатаясь поднялась Катарина и, прокричав какое то заклинание, сломала свиток.

Из ее рук точно в хвост повернувшегося к ней спиной зайца ударила молния. Длинный коронный разряд. Прямо, как в кино. Точно в хвост. Прямо в пипочку. Пипец!...

Я, перестав прикидывать как и кому всадить бы отобранный у Главы нож, быстро пополз за ближайшую тумбу, залег там и закрыл голову руками.

Раздался хлопок, сотни шипов ударились в стены древнего помещения, и на несколько секунд наступила тишина.

Затем раздалось ворчливое «Вуррр» и треск раздираемой сети. Затем шаги и опять «Вуррррр».

Затем стало слышно, как Он прошел сторону Главы, какая-то короткая возня, вскрик, звук жевания, перемежаемый треском костей и громкое глотание.

Похоже, последний спор Озелса и Имрына закончился вничью. Победил Заяц, поставив жирную точку в их противостоянии.

Я выглянул из-за своего укрытия и встретившись с Фьюкой взглядом замер.

Фьюка, собравшийся было в сторону Катарины, резко изменил направление и двинулся ко мне. У меня упало сердце. Хоть тут оно и цифровое.

И тут с криком: «Зайца! Зайца! Мой Зайца!» к нему наперерез бросилась девочка.

Заяц замер, не сводя с меня настороженных глаз.

Девочка подбежала к огромному чудовищу и, обняв двумя своими крошечными ручонками его за ногу, прижалась к ней щекой.

– Мой Зайца! Любимый!

– Вууууууррррр?…. – тоненько прорычал Фьюка, глядя на обнимающую его ногу девчушку.

– Зайца халосый! – не размыкая объятий сообщила ему девочка. – Халосый Зайца! Мой Зайца!

–Вуууррррр… - еще тоньше прорычал с непонятной интонацией заяц и… стремительно начал уменьшаться…

– Мой зайца любимый! Насолся!

Тем временем заяц, уменьшившийся примерно до двух метров, все так же недобро посматривал то на меня, то в сторону Катарины, беспокойно переступая с ноги на ногу.

– Не ешь дядю, зайца! Дядя халосый!

Через несколько секунд девочка уже держала зайца в руках, крепко прижимая его к себе. Обычного тряпичного игрушечного зайца, с печальными глазами и трогательно повисшими ушками.

Я оглянулся на мужчину и женщину, стоящих на пятачке, покрытом стремительно тающей крошкой янтарного цвета и встав, хромая отправился к лежащей у стены Катарине.

Катарина была жива, но сильно изранена. К тому же она была буквально нашпигована выстрелившими из зайца иглами. Обе руки оказались сломаны. Возможно, что и ноги тоже не в порядке, но без осмотра видно не было. К тому же из живота торчало оперение арбалетного болта, что само по себе было практически приговором. Правда, в случае с Катариной, я бы за это не поручился.

Поэтому, порывшись в карманах, я выудил оттуда плоскую круглую коробочку с «Плетистой розой».

Постоял несколько секунд, поколебавшись. В принципе, намного гуманней было бы ее зверски убить прямо тут. Но уж больно толстая ниточка за ней тянулась. Не каждый день такие попадаются. Теперь нужно тянуть за нее до конца. И плевать на все последствия.

Решившись, я достал ее из контейнера, и, опустившись на колени рядом с Катариной, снял с нее пояс с кинжальчиком и кошелем, убрав их в свой инвентарь.

Затем сковал ее, обернув один конец стальной розы вокруг одной руки, а другой вокруг второй.

Почуяв жертву, роза ожила, обвила руки плотнее и выпустив шипы впилась ими в кожу впрыснув особый яд.

- Аааа… Нет! Только не это…- прошептала приходя в себя Катарина. – Убери это! Лучше убей меня сразу. Не отдавай меня им! Умоляю тебя! Пожалуйста! Отпусти меня! Я сделаю все, что ты скажешь! Я поклянусь быть твоей рабой вечно! Только не отдавай меня им!

Ее голос от горячечного шепота, постепенно набирая силу превратился в истеричный, полный дикого животного ужаса и отчаяния вопль.

- Не нааааадооооо!!! Яяяя неее хооооочууууууу!!!! Нееееееет!!!

И вдруг на самой высокой ноте голос прервался, хотя рот продолжал открываться в беззвучном теперь крике, а сама она билась в истерическом припадке. Впечатление было такое, что или я оглох, или у Катарины кто-то буквально выключил звук.

Магия кандалов работала исправно.

Я достал со дна коробки, в которой хранились живые кандалы, не позволяющие тому, на кого их надели применять любую возможную магию, вне зависимости от ее ранга и уровня носителя, два небольших брелока с крупными камнями возврата в центре, белым и желтым, и, пристегнув их к шипастому телу стальной розы задумался, стараясь не глядеть на Катарину.

Выбор собственно был невелик. Или к нашим отправлять, или сразу в инквизицию.

Не знаю почему, но у меня слово инквизиция всегда отчетливо ассоциируется с НКВД. Есть у них что-то общее в названии. Да и некоторые методы и цели были схожи, как ни крути.

И у тех и у других работа была грязной, неблагодарной, но необходимой. Поэтому я, видимо, по старой памяти и питал к инквизиторам дружеские чувства.

Недостатки, на мой взгляд, были у обоих вариантов.

Идеальным со всех сторон вариантом, не вызывающим у меня противоречивых чувств, конечно, было бы убить ее прямо здесь и сейчас. Но, право, столько времени положить на разработку, выманить такую фигуру, да еще и темную, и не снять с нее никаких разведданных? Нет! Все мое нутро и бунтовало против этого!

Нужно потрошить! Причем быстро и максимально жестко.

Значит к нашим. Решено! Пусть берут в оборот и ставят ее на «конвейер».

Нет ничего страшнее для умной красивой бабы, чем попасть в лапы другой умной красивой бабы.

И та уж с нее живой не только все жилы вытянет, но и все нутро заодно.

А леди Фури очень красива. И чертовски умна.

И я не встречал более жесткого дознавателя, чем леди Фури.

Короче, пипец нашему котенку… Может, и правда, лучше б завалить было?

Пока я взвешивал все за и против, руки сами собой отбили Шефу сообщение:

«Взял темную. Уровень запредельный. Прочитать не могу. Класс – предположительно «Болотная ведьма». Срочно пускайте в работу. В Нагдаме властные разборки. Глава убит. Тундра обезглавлена. Шаман убит. Его ближайшее окружение ликвидировано. Ловите момент. Работаю. Темная в казематах, в Отстойнике. Зовите срочно Фури.»

Мне на плечо мягко легла женская рука.

– Не сомневайся. Все ее обещания – пустой звук. Могилы полны теми, кто ей поверил. Теперь просто закончи то, что начал.

Ты знаешь, что нужно делать.

– Да, я знаю что нужно делать… Я закончу это...

Синеватая вспышка телепорта унесла Катарину в такое место, где ей не помогут никакие хитрости и гадости, в место, где умеют добывать правду из самых заскорузлых лжецов и получать ответы на свои вопросы от самых стойких и несгибаемых героев.

В казематы особого отдела нашего клана. На «Конвейер».

И ей там будут очень рады.

А там, глядишь, и в инквизицию отправят, когда выпотрошат все для нас интересное. А может и не отправят. Тут уж как повезет.

Мне было ее очень жаль, но я сделал это без колебаний.

...Когда я встал с колен и повернулся к стоящей рядом женщине, она протянула мне руку со словами:

– Зря ты ее не убил. Но все равно - спасибо! Пойдем. Нужно срочно поговорить. У тебя очень мало времени. Возьми мешок Шамана и собери эликсиры. Нужно подлечить все же этого бедолагу, раз уж он жив остался...
 
Последнее редактирование:

Шелест

Шелест

Неспящий над продой.
Регистрация
8 Авг 2016
Сообщения
2.381
Оценок
2.965
Баллы
1.111
Возраст
47
А может быть еще и тут...

Мы стояли в самом центре металлического круга. Над нашими головами плавно разгоралась белым цветом сложная вязь линий на потолке, смутно похожая на ту, что была у Шамана в его логове.

Что, в принципе, не удивительно. Все это когда-то было единой сетью каких-то предприятий Древних. Что-то горнодобывающее. Точнее мне Мастер так и не объяснил. А это – транспортный телепорт, связанный с остальными участками предприятия.

Как я понял, не все участки предприятия дожили до наших дней, но уцелевшие вполне исправны и доступны для использования. И некоторые используются.

А здесь центр, поэтому отсюда туда попасть можно легко, а оттуда сюда только с позволения центра.

Мастер натыкал что-то на рунах (или как там они называются у Древних?) в висящей перед ним голограмме (как окрестил я ее для себя) пульта управления, потолок, наконец разгоревшись во всю мощь, резко мигнул, и мы оказались в логове Шамана. В том самом зале, откуда я прыгнул сегодня утром в Гнилоземье.

Тел убитых мной шаманов на полу уже не было, «Рыбьи глаза» утратили силу и были сметены кем-то в кучу недалеко от одной из дверей. Видимо, Шаман всё же навел порядок перед отбытием.

Мастер, не сходя с места, вызвал местный интерфейс и в несколько быстрых касаний подчинил себе все подземелье.

В дверях громко щелкнули замки. Ярко засветились скрытые за карнизами светильники. Засветился и погас орнамент на полу и потолке.

– Все. Теперь опять здесь хозяева мы. Без нас теперь тут ничего не происходит. Все заперты по своим местам. Начинаем чистку. Ты готов?

– Всегда готов! – кивнул я головой в шлеме, и, приподняв здоровенный тяжелый щит, выставил вперед боевой жезл, принадлежавший еще недавно Главе Гильдий Нагдама и Шаману, а теперь перенастроенный Мастером на меня.

Так-то я вообще ни разу не танк и штурмовой работой не занимался со времен срочной службы в рядах, да и штрафы на всю навешанную мной амуницию должны были бы быть просто чудовищные, причем настолько, что я, скорее всего, рухнул бы под собственным весом.

Однако мастер сказал, что это все ерунда и отвел меня в одну из запертых комнат, превращенную кем-то в арсенал. Вернее, в свалку военного барахла.

Там, сперва увешав меня, как новогоднюю елку, волшебной бижутерией, призванной компенсировать штрафы, на меня надели такое количество просто фантастически крутых древних доспехов, что я реально понял, что должны были ощущать Робокоп и Терминатор. Да плевать они на всех хотели! С макушки Останкинской телебашни! Вернее, в их случае, с Эмпайр Стейт Билдинга.

Параметры у меня взлетели куда-то в стратосферу и я, взяв щит и жезл, потопал на стартовый стол телепорта.

----------------------------------------------------------------------------------------------------------

С планировкой помещений мастер был знаком отлично, а теперь, когда он еще и контролировал все двери, зачистка стала больше похожа на старую компьютерную игрушку типа Квейка или Дума.

Я просто шел по коридорам, переходил из зала в зал, из комнаты в комнату и методично отстреливал все, на что указывал Мастер. Сказочница с дочкой остались в зале с телепортом, так что работали мы вдвоем.

Мастер указывал дорогу, давал команды на отстрел или на помилование встреченных, отпирал и запирал до и после нас двери. Прикрывал меня магической защитой.

А я стрелял, стрелял, стрелял, стрелял…

На зачистку всего хозяйства ушло около трех часов.

Видимо, после моего отбытия Шаман скомандовал сбор своим сторонникам или помощникам. В общем, левого народу было немало. Да и хозяйство было не маленькое. Размером с приличный торговый центр. Было, где развернуться.

В общем, проверили мы все, до последней комнатушки. Все закутки, все щели.

Побоище слилось в одну сплошную полосу.

Открываем дверь – залп, заходим – беглый огонь. Еще длинная очередь по упавшим и прячущимся. Закрываем дверь. Следующая комната.

Был сектор, в котором содержали мастеров. Там шили игрушки. Много комнат - мастерских, отгороженных от коридора решетками. Приветственные крики. Мастера узнавали, все радовались. А мы шли дальше. Не отвлекаясь и не останавливаясь. Не отпирая дверей. Не выпуская узников.

Я уж начал подозревать нехорошее, но на обратном пути мы их все же выпустили. Тут вообще началось. Думал, нас задушат в объятиях.

----------------------------------------------------------------------------------------------------------

Хорошее все же логово у шаманов. Прямо вот очень. Жаба так и душит, что не мое. Большое, комфортабельное. С удобными кабинетами. С большой библиотекой. С бассейном и сауной. С большими, светлыми, уютными тюремными камерами, по сути - многокомнатными апартаментами, в которых сидели люди и шили игрушки. Сидели за решетками целыми семьями. И шили.

И, конечно, со складами сырья и готовой продукции.

С сотнями разных игрушек. Больших и крошечных. Красивых, сшитых взрослыми, опытными мастерами и неказистых, сшитых неловкими руками детей.

От слона до мышонка. Любая живность. На любой вкус и кошелек.

И отдельная комната. Комната хищников. Волки и собаки, росомахи и рыси, медведи белые и бурые, и, конечно, вершина звериного царства – тигры.

По знаку Мастера я быстро накидал всего этого звериного царства в мешок. Особенно мне понравились медведи. Ну, реально, они - самые классные!

У меня в детстве был похожий.

Я его запихивал себе за пазуху пижамы или майки и так с ним и спал. Наверное, поэтому для меня с тех пор медведи – это самая хорошая игрушка. Ничего не имею против зайцев или тигров, но медведи - самые классные!

Вышедшие из камер люди, закончив обнимать и поздравлять нас, разошлись и вернулись к своей неторопливой работе.

Женщины продолжили шить. Мужчины пошли прибрать за нами.

Потрясающие люди! Никогда не видел, чтоб столько людей так любило свою работу! Они вернулись в свои камеры, сели за столы, заваленные выкройками и опять взялись за иглы!

Двери, правда, остались открытыми. Я думаю, что решетки потом уберут. Мастер сказал, что раньше их не было.

Мне, кстати, даже подарили несколько игрушек. На память.

----------------------------------------------------------------------------------------------------------

Наши смертоносные блуждания по катакомбам завершились в старом кабинете Мастера.

Имрын с тех пор ничего там не трогал. Ну, разве что уборку делал. Все осталось в целости.

Освободив от разной ерунды стоящий посередине кабинета стол, Мастер скомандовал:

– Давай мешки! Вываливай, что там у Шамана с собой было. Готов поспорить, одни тигры в мешке.

Я, сперва вывалив то, что мы набрали в кладовой, развязал горловину вещмешка.

– Не угадал. Не одни. Пополам с медведями. Хотя нет, тигров больше.

- Отлично! Давай их сюда. У тебя есть около часа на отдых. Погуляй пока. Или в бассейне поплавай. А я пока с ними поработаю. Когда закончу, тебя позовут.

----------------------------------------------------------------------------------------------------------

Уж не знаю, магия грела воду в бассейне, или термальные источники, но отдохнул я шикарно! Даже вздремнуть успел минут десять, прежде чем за мной пришла Сказочница.

– Все готово. Собирайся. Мастер тебя ждет в главном зале.

Через десять минут я, в своей обычной одежде, стоял на том же месте, что и полсуток назад. Всю броню и доспехи, подаренные мне Мастером, я убрал в новую, тут же найденную мне сумку огромной вместимости, специально зачарованную для меня от воров и потери при гибели. Вообще царский подарок!

– Ты готов?

– Всегда готов!

– Не передумаешь?

– Нет. Все нормально. К тому же, мы договорились.

– Тогда прыгай! Удачи! Встретимся в деревне.

– И вам не хворать!

Мастер похлопал меня по плечу и вышел, затворив за собой дверь.

Голубая вспышка. Миг невесомости. Нагдам.



В Нагдаме я появился недалеко от центра города и той гостиницы, где я провел незабываемые вечер и ночь.

Пять минут ходьбы быстрым шагом до гостиницы.

Охранники вежливо кивнули мне, придержав двери. Официанты в таверне прыснули в разные стороны. Кивком я поздоровался с барменом, стоящим за стойкой и глядящим на меня с отвисшей челюстью.

Видимо и этот не прост, раз удивился моему возвращению. Да еще и с мешком в руках. Сейчас тоже дело к вечеру, перекусить бы неплохо, но не сейчас.

Я поднялся по лестнице на свой этаж, где меня поджидал зарезервированный за мной номер, в котором я тогда остановился.

В номер я не пошел, а, поздоровавшись с дежурным, сел на диван, стоявший в холле этажа, и терпеливо принялся ждать.

Кто прибежит первым? Люди Главы, чтобы забрать мешок или люди Катарины, чтобы забрать мешок и меня в придачу? А может, еще и третья сторона вступит в игру?

Первым успел мой старый знакомый. Сын главы гильдии.

На этот раз он был одет, скорее, как воин. В кольчужном юшмане, искусно вшитом в красивый кафтан, из того же полотна что и камзол, практически незаметном неискушенному глазу. На поясе висел тяжелый широкий меч в потертых ножнах. Как я и предполагал.

Глядя на то, как нервно он перебирает пальцами по навершию рукояти, пробегая ими по намотке рукояти туда и обратно, мне подумалось, что он, похоже, отличный мечник. Даже не вынимая меч из ножен, он, как бы, чувствует в нем продолжение своей руки. Тут видна хорошая выучка и большая практика. Знать бы еще, где и на ком он практикует.

Ошарашенно глядя на меня не верящими глазами, он подошел поближе и, наконец, переведя взгляд на мешок, спросил:

– Что здесь?

– То, что вы хотели. Головы шаманов. Я бы хотел получить обещанный мне гонорар.

Парень вздрогнул и побледнел, но все же выдавил из себя:

– Мы не просили!

– Вы – нет. А вот девушка, которая стол нам накрывала, просила. Уж не знаю, для кого. Для себя, для вас, или, может, еще кто есть. Вот я и жду, кто первый подойдет.

– Сколько их у вас?

– Семь.

– Мы хотим убедиться.

Я, развязав мешок, запустил туда руку и извлек на свет за волосы первую попавшуюся голову.

– Все доставать?

– Нет! Этого достаточно… Они… Все здесь?..

– Да. Все здесь.

– А остальное там что?

– Это мой вам презент. Игрушки. Те самые, безопасные игрушки, которые вы так хотели. В лучшем виде! Похватал, сколько успел.

Я достал из сумки игрушечного медвежонка. Смешного и забавного.

–А они реально могут разрушать злых духов?

– Те кто делал, утверждают, что да. Могут. Забирать будешь?

– Буду! Давай! – парень протянул было руку к мешку. – Хотя нет! Пойдем со мной. У нас тут небольшие проблемы возникли. Так что ты вовремя. С тобой наверняка захотят поговорить.

– А деньги когда? Мне были обещаны хорошие деньги.

– Не переживай. Там и заплатим. Поспешим! У нас тут сегодня неспокойно. Игрушки будут очень кстати. И будь наготове. На твой мешок могут и другие охочие найтись! Иди за мной.

– Погоди! У меня для тебя есть сувенир. А то потом вдруг некогда будет.

----------------------------------------------------------------------------------------------------------

Идти оказалось недалеко.

Всего в одном квартале от гостиницы находилось здание по виду походившее на нечто среднее между кинотеатром и казармой. Как выяснилось, это было здание местной биржи, где обычно и находился офис внутреннего круга.

Подступы к зданию достаточно грамотно были защищены многочисленными группами крепких мужчин, большей частью сидевших в экипажах или на телегах и не слишком убедительно делавшими вид, что оказались здесь случайно.

Оружия на виду не наблюдалось, но вне всякого сомнения его было достаточно.

По крайней мере, так, видимо, считал не только я, потому, что прохожих или гуляк на улице так же имитировали какие-то мутные персонажи, создавая не слишком убедительную картину людной улицы.

Готов поспорить, что они ходили по кругу вокруг квартала, чтоб создать видимость случайных прохожих.

Вход в здание больше походил на основательно окованные металлом и усиленные рунами, геммами и прочими ништяками крепостные ворота. Включая стационарные противоштурмовые артефакты массовой магии.

За ними было уже полно народу в броне и с оружием наготове, пару звезд магов и прочей воинственной публики.

Нас моментально взяли в кольцо, меня обыскали, просветили, прощупали магией и, не обнаружив у меня оружия, сурово кивнув, пропустили дальше, зажав в тесную коробочку из десятка чрезвычайно массивных ребят в броне с мордами, похожими на отвалы бульдозеров. И такими же милыми и приветливыми.

Мешок я не отдал. А поскольку он был практически частью моего инвентаря, без моего согласия отобрать его у меня они не смогли.

Так мы и шли. Они шли, уткнув мне в почки, ребра и лопатки колючие клинки своих мечей и шпаг, а я делал вид, что просто прогуливаюсь.

В небольшом зале было накурено, хоть топор вешай, и стоял тихий слитный рокот голосов. Там было человек тридцать, видимо из комсостава разных гильдий. Впрочем, едва мы вошли, он мгновенно стих и все повернулись к нам.

Юноша повернулся ко мне и, дав знак рукой, попросил:

– Покажи им!

Я подошел к столу, перегораживавшему вход, и принялся выкладывать на него головы, ставя их в ряд, как шахматные фигуры.

Все время, пока я неторопливо и аккуратно расставлял, стояла гробовая тишина и лишь когда я закончил, и, отшагнув на шаг от стола, коротко поклонился, сидящий ближе всех сухопарый пожилой джентльмен неожиданно грубым хрипловатым голосом поинтересовался:

– Здесь семь. Где Великий Шаман?

– Великий Шаман одной из игрушек был убит и сожран на месте.

– Как это случилось?

–Во время боя он был тяжело ранен, поэтому не смог защититься от напавшей игрушки.

– Как тебе удалось его ранить?

– Неожиданность. Мне удалось застать их врасплох и использовать массовую магию.

– Доказательства смерти Шамана?

– Отсутствуют. Атрибута тоже нет.

– У него не было атрибута. Атрибуты остальных у тебя?

– Все здесь, – я тряхнул мешком – показать могу, но это мой трофей. За атрибуты уговора не было.

– Можем купить. Ценой не обидим. Показывай.

– Обсудим. Сперва деньги за эту работу.

– Хорошо. Деньги сейчас принесут. Что еще есть?

Мне начинал нравиться этот человек. Отличие от многословного и высокомерного Озелса было практически диаметральным.

– Еще есть игрушки.

– Показывай. Возможно, мы захотим их купить.

Я принялся по одной выкладывать на стол рядом с головами шаманов медведей, тигров и волков, которых набрал в кладовой шаманов и в мешке Имрына.

Последним я достал из мешка зайца.

Симпатичного. С залихвацки заломленным ухом и хулиганской улыбкой. С морковкой в лапе, которую он держал за самый кончик, на манер дубинки.

Сухопарый джентльмен встал со стула, не торопясь подошел к столу, повертел в руках несколько игрушек. Затем одну из них рассмотрел через вставленный в глаз монокль. И, наконец, удовлетворенно кивнув и криво улыбнувшись, положил ее обратно на стол.

– Это все?

– Это все.

– Хорошо. Убейте его.

Мои конвоиры вцепились мне в плечи и дружно навалились, опуская на колени. Кто-то ударил под колено, подбивая мне ноги.

Один из броненосных охранников, с самой несимпатичной рожей, замахнулся двуручной секирой и врезал мне по шее.



Вы убиты. До вашего воскрешения осталось 100 секунд.



Радужный водоворот.

- Сынок! Отойди с круга! Не задерживайся! Не заступай дорогу!

Старый и седой, как лунь, но все еще крепкий смотритель круга возрождения показал мне рукой, куда мне следует отойти.

Я коротко поклонился ему и, быстро отойдя в сторону, осмотрелся.

Я в Нагдаме. Уже хорошо.

Одежда была привязана, поэтому я не в подгузниках. Это просто отлично!

Судя по всему, портовый район. Что, в общем, логично, потому, что биржа находится рядом с портом.

Я открыл меню и развернул карту. Сориентировался.

Ага! Вот эта улица ведет в сторону биржи. Кстати, не далеко. Меньше километра. Пятнадцать минут ходу. Можно не спешить и дойти за двадцать.

Я повертел головой по сторонам. Где-то впереди коротко полыхнуло зарево боевой магии. Похоже, началось.

Как раз вовремя подойду.

----------------------------------------------------------------------------------------------------------

Здание биржи выглядело неважно.

Фасад ощерился кривыми зубами вывороченных наружу окон. Двери центрального входа тоже отсутствовали.

Ну, как отсутствовали? Вон они валяются. Метрах в двадцати от входа.

За границей все расширяющейся зоны, зачищенной игрушками, улица была совершенно пустой, если не считать разбросанные тут и там исковерканные тела в доспехах и без, местных гильдейских охранников и изредка встречающиеся сгустки серебристого тумана, оставшиеся от игроков. Видимо, наемников.

В глубине здания временами еще раздавался грохот и треск. Что-то крушили и ломали. Затем стих и он. Еще через минуту треск раздался в фойе и через дыру пролома двери на улицу выскользнул белый медведь. Не очень крупный. Размером с половину слона или среднего бегемота.

Даже не глянув в мою сторону он, как живой танк, понесся вверх по улице в сторону центра Нагдама. Там вовсю полыхали вспышки магии и доносился многоголосый рев.

Эти справятся и без моей помощи.

Я продолжал ждать.

Еще через пять минут внутри послышался хруст и треск, как-будто кто-то шел по осколкам стекла и раздробленной мебели.

Затем на некоторое время шаги стихли. Еще через минуту в проломе показалась фигура человека с вещмешком в руках, в окружении двух настороженно смотрящих по сторонам волков размером с быка и огромного прямоходящего зайца, ростом под пять метров с огромной дубиной в виде морковки, зажатой в передних лапах. Морда у зайца была с хулиганской донельзя улыбкой, а одно ухо залихватски заломлено набок. Вид от этого у него был бы веселый и лихой, но впечатление слегка портили игловидные, частые, как у расчески, зубы в веселой улыбке, придававшие ей слегка зловещий оттенок.

Вся компания остановилась, не дойдя до меня шагов десять.

Юноша растерянно оглянулся на своих провожатых и нерешительно шагнул в мою сторону. Я молча ждал.

Наконец он, решившись, шагнул вперед и подошел ко мне вплотную, протянув мне мой мешок.

– Я, наверное, должен просить прощения... Я понимаю, как это выглядит с твоей стороны... Но я правда не знал, что так выйдет. Никто не ожидал, что он прикажет тебя убить. Многие даже успели возмутиться, прежде чем… Я не предавал тебя!

–Я знаю. Ты достойный человек. Я верю тебе. И, я надеюсь, что ты не повторишь ошибок твоего отца.

– Ты встретил его? Что с ним?

– Твой отец погиб.

– Что?!! Как? Не может быть! Ты убил его? – Юноша схватился за рукоять меча.

Было видно, что он не колеблясь обнажит его, несмотря на молчаливый конвой, который вывел его ко мне.

– Нет. Я не убивал его. Он сам себя погубил. Его погубили жадность и гордыня. Надеюсь, ты будешь мудрее.

– Как? Я хочу знать, как он погиб!

– Его убил заяц Фьюка, охранявший и защищавший Мастера. Тот самый заяц с болот. Мастер игрушек оказался твоему отцу не по зубам. Как и Великому Шаману. Как и Катарине.

Они зашли на болота у меня на хвосте по метке, которую поставила Катарина. Сперва твой отец напал на меня и чуть не убил, потом пришел Шаман и приложил твоего отца. Потом пришла Катарина и нагнула нас всех разом. Потом пришел заяц…

– Так ты не убивал Шамана? Он жив?

– Нет. Его сожрал Фьюка. Вместе с твоим отцом. Мне очень жаль.

– А ты с Катариной?...

– Нас он не съел, потому что не позволил Мастер.

– Катарина… Она жива?

– Скорее да, чем нет. Но не уверен, что это лучше смерти.

– Зря ты ее не убил. Ты еще пожалеешь об этом.

– Возможно. А теперь иди домой. Твоя мама, наверное, волнуется. Она потеряла мужа. Теперь у нее есть только ты. Поэтому береги себя. И береги свою маму. В городе сейчас небезопасно, а с тобой ей и вашему дому ничего грозить не будет. И не потеряй мой сувенир. Пока он у тебя, эти звери будут тебя защищать и охранять твой дом. Если в нем, конечно, не будет тьмы.

Юноша торопливо полез в нагрудный карман и достал оттуда крошечного игрушечного мышонка.

– Ты предполагал, что все так будет и специально его мне всучил?

– Ну, не то чтобы предполагал... Вообще-то да… Так и планировалось. Они здорово облегчили мне задачу, убив меня.

– А с отцом? Ты тоже все спланировал? Ты знал, что он пойдет за тобой?

– Нет. Я не думал, что за мной потянется метка через тундру на болота. Я вообще не ожидал, что буду втянут в игру с вашей Гильдией. Тут они меня удивили. Я не ожидал, что окажусь втянут в такой застарелый конфликт в качестве разменной фигуры.

И меньше всего я ждал, что они меня накроют на болотах. Особенно твоего отца не ожидал увидеть. До сих пор не пойму, как он туда прошел с людьми и не замарался? Да и Шаман тоже, как по сухому пришел, ни пятнышка.

За Катарину молчу. Там понятно.

А я вот с ног до головы в грязище был. Хотя вроде тренировался и снаряга правильная была.

Кстати… Ты ведь, как я понимаю, знал, что Катарина – Болотная Ведьма? Причем очень старая. Откуда, интересно?

– Не важно!... Просто знал, и все!

– А отцу почему не сказал? Она ведь темная. А это неправильная, злая магия.

– Я думал, что он и так знает… Раз она ему принадлежит…

– Ну, это как посмотреть. Вопрос дискуссионный во всех отношениях. Пока непонятно, кто кем помыкал. Иди домой. Звери тебя проводят. Когда все утрясется, я к тебе загляну. Нужно будет переговорить.

Я, обращаясь к зверям, скомандовал:

– Отведите его домой. Мама волнуется. Ну, вы знаете!..

Хотя нет, погоди минуту. Катарина при гостинице жила?

– Нет, она снимала комнату в пансионе рядом с гостиницей, он принадлежит дальней родственнице отца. Там домик такой нарядный справа, на заднем дворе. Увидишь.

– Хорошо. Спасибо. Идите домой.

Заяц степенно мне кивнул и, закинув дубинку на плечо, левой лапой осторожно подтолкнул юношу в нужном направлении.

– До завтра!

Процессия скрылась за углом.

– Ну-ну… Значит, она и тебя в постель затащила… Следовательно и на тебе есть метка… Похоже, она контролировала всех вас тут и точно знала, кто и где находится в любой момент времени… Очень интересно… Значит, где-то есть Центр Управления Полетами с большой тактической картой. И даже, может быть, штаб, который все планировал… И свои собственные люди… И свое матснабжение… И свой общак или казна… И где-то это все прямо у всех под носом… Но где?...

Ну, предположим, люди уже сбежали. Я бы точно смылся уже. Если бы знал, что ее взяли. Но они, возможно, еще не знают. Возможно, они ждали ее возвращения, чтоб поставить точку в этой схеме. Пока не началось.

Вопрос в том - где? Где вся ее банда? А то, что банда есть – это точно. С кем-то же она собиралась добивать оставшихся гильдейских?



----------------------------------------------------------------------------------------------------------

Дождавшись, когда они отойдут подальше, я отписался в чате и активировал маяк телепорта.

Через минуту по улице заполыхали голубые вспышки одноразовых свитков, нацеленных на маяк, и на улице стало многолюдно.

Ко мне подошли Шеф с Верховным. Где-то, на заднем плане, леди Фури, приветственно махнув на ходу рукой, в сопровождении волкодавов-особистов и команды ишаков первой бегом направилась ко входу в здание. Будут эвакуировать архивы. Архивы – наше все. А такой улов не каждому крупному клану в руки идет. Да и сейфы кассовой комнаты тоже подлежат ревизии. Но это уже не мое дело. Сейфы – дело Гроза.

Мы обменялись коротким рукопожатием с Грозом. Элдросса же долго не отпускал мою ладонь.

– Ну!... Ну, ты брат даешь!... Ну, ты дал!... Ну!... У меня просто нет слов!... Премия! В пятикратном размере! Нет, в десятикратном! И отпуск - две, нет, три недели на лучшем курорте Вальдиры!… И реала!.. По три на каждом!

Гроз деликатно кашлянул. Элдросса скосил на него взгляд, видимо, не сразу поняв, затем, вспомнив, поправился:

– Ну, в реале, когда тебе можно будет. Можешь считать что забронировали уже.

– Спасибо! Очень признателен! Служу родному клану! Гроз?

– Да?

– Я тут еще нужен?

– Да нет, в принципе мы город контролируем. Стража в курсе событий, вмешиваться не будет. У них давно на гильдии зуб. Те вечно по грани ходили. А с остальным мы почти закончили. А что?

– Да мне нужно квест сдать в Шумьере. По Фьюке, зайцу этому. Ну и там по мелочам еще пара дел. А потом уже отдохну. Да я и не устал, если честно.

- Хорошо. Отдохнешь, когда все закончишь. И когда сдашь полный отчет. Иди. Будь осторожен!

– Спасибо! Обязательно буду!

Гроз тут же повернулся к Элу и, хлопнув его по плечу, заявил:

– Ну, что, Эл? Ты проспорил! С тебя ящик коньяка! В реале!

– Ты же не пьешь коньяк, на кой он тебе?

– В сервант поставлю и буду любоваться. Марку помнишь или напомнить?

– Да помню я!... Губа у тебя, однако!…

Я отошел на несколько шагов в сторону и, сломав свиток, прыгнул на окраину деревни, где уже был утром.

----------------------------------------------------------------------------------------------------------

В деревне Шумьера было тихо.

Наступающие сумерки украсили улицы деревни огоньками светящихся окон. Хозяйки грели ужин, оповещая округу ароматами о содержании домашнего меню. В огородах то тут, то там кто-то еще копошился, в основном, старики. Молодежь уже, наверное, разбежалась погулять.

Впереди меня неспешно катился какой-то экипаж. Видимо, последние путники направлялись к постоялому двору, чтобы встать на ночлег до утра.

Мне же предстояла миссия по сдаче кучи квестов Агнеше и детальный рассказ о своих странствиях. А еще мне нужно было свести ее с одним человеком.



Конец.

19,10,2020.



Продолжение следует. Но это будет уже другая история.
 
Последнее редактирование:

Шелест

Шелест

Неспящий над продой.
Регистрация
8 Авг 2016
Сообщения
2.381
Оценок
2.965
Баллы
1.111
Возраст
47
Рассказ "Фьюка". Участник и лауреат конкурса "Вальдира наступает 2019"
 

Rlin

Rlin

Альбатрос
Регистрация
12 Янв 2018
Сообщения
314
Оценок
217
Баллы
191
Ты не хотел! Что значит ты не хотел?! Кто рисовал картинку и переименовал зайца?!
 

Шелест

Шелест

Неспящий над продой.
Регистрация
8 Авг 2016
Сообщения
2.381
Оценок
2.965
Баллы
1.111
Возраст
47

Шелест

Шелест

Неспящий над продой.
Регистрация
8 Авг 2016
Сообщения
2.381
Оценок
2.965
Баллы
1.111
Возраст
47
Первый пошел!
Отдельную и преогромную благодарность хочу принести angelina_tlt и Механику.
За самоотверженный героический труд по исправлению моих ошибок!
Спасибо ребята!
 

mechanik

mechanik

Застрявший на форуме
Регистрация
17 Сен 2016
Сообщения
3.205
Оценок
3.003
Баллы
1.111
Возраст
52
Ты не хотел! Что значит ты не хотел?! Кто рисовал картинку и переименовал зайца?!
Rlin, он правда не хотел...сколько я его знаю, у него всегда все пакости спонтанно получаются.
 

Шелест

Шелест

Неспящий над продой.
Регистрация
8 Авг 2016
Сообщения
2.381
Оценок
2.965
Баллы
1.111
Возраст
47
Выложил немного проды. Рассказ полностью закончен. Идет вычитка последнего куска. Выложу в ближайшее время, возможно завтра вечером.
 
Сверху Снизу