Другая история (AnotherTale) - Фанфик на компьютерную игру Undertal

Мутный Тип

Мутный Тип

Мудрый Адепт!
Регистрация
27 Сен 2017
Сообщения
203
Оценок
149
Баллы
191
Возраст
26
Однако здравствуйте, это снова человек который никак не может дописать ни одной книги, но всё ему что-то неймётся)) :ps_ih:
В общем-то по возможности вычитал предыдущие 3 с половиной главы, и написал новую, а так же обновил аннотацию и нарыл какую-никакую обложку, заливаю всё это сюда одним сообщением, постепенно буду добавлять новые главы, надеюсь к концу следующего года всё же смогу поставить финальную точку во всём этом безобразии! :D
оБлога.gif



Аннотация:
Иногда нелегко понять истинные мотивы человека, даже глядя на его поступки. Особенно если ты и большинство людей вокруг – подростки, склонные действовать импульсивно и необдуманно.
Ещё запутаннее всё становится, когда ваш маленький мирок катится ко всем чертям.
Кто на самом деле готов помочь, а кто предаст при первой же возможности?
И вот один протягивает руку, готовый уже через секунду отдёрнуть её с гаденьким смехом, позволяя тебе скатиться на самое дно. Другой же в начале крепко врежет, только для того чтобы тут же подставить плечо. От таких перипетий порой, просто голова идёт кругом, не правда ли?

А как вы тогда прикажете понять созданий, в существование которых отказывается верить даже наука!?
Но понять надо, если хочешь выжить! Понять надо, если хочешь вернуться домой…

Эта история расскажет вам о том, как может начаться обычная школьная экскурсия, но в повествовании вы точно не найдёте ответа на вопрос, как школьные экскурсии обычно заканчиваются.
Пролог
Часть 1
Сегодня в Сноудене было на удивление тепло, для места, где температура никогда не поднималась выше минус десяти. Ветра почти не было, а сверху не прекращаясь сыпались крупные хлопья снега.
Каждый житель города в такой вечер искал уютное местечко с хорошей компанией и приятной атмосферой, так что в баре «У Грилби» было не протолкнуться, но новые посетители всё продолжали прибывать.
Дверь в очередной раз открылась, и внутрь вошли ещё двое. Первый – низкорослый и достаточно плотный, в синей ветровке с капюшоном, отороченным тёмным мехом. Второй – совсем ещё ребёнок, в красной куртке и шапке с помпоном. Его лицо скрывал разноцветный полосатый шарф, в который он был старательно замотан.
Помещение, в которое они попали, оказалось довольно внушительным. Слева, у стены стоял камин, довольно скромных размером, в котором горел огонь. Хоть камин и не представлял из себя ничего выдающегося, тепло от пламени в нём равномерно расходилось по всему помещению, дотягиваясь даже до входной двери.
По всему бару, то тут, то там хаотичным образом были расставлены деревянные столики. Возле некоторых из них стояли длинные, широкие лавки, а возле других одинокие стулья. Не смотря на большое количество мебели, свободных мест в баре не было вовсе, так что некоторым гостям приходилось ужинать около барной стойки.
Между столиками неспешно курсировала девушка-официантка, довольно необычного вида. Её светло-зелёная кожа, ярко блестела на свету, а четыре руки, в каждой из которых она держала по подносу с закусками и напитками, мерно покачивались в такт ходьбе. При всех этих странностях, её вполне человеческое лицо, выглядело довольно красивым, а черные волосы, обычно спадающие до середины плеч, были сплетены в аккуратную косу, подвязанную желтым платком.
Из прочих странностей официантки в глаза бросался длинный, гибкий хвост, с кисточкой на конце. Он принимал практически любую форму по желанию хозяйки. Иногда она сворачивала его наподобие пружины и прыжком перемещалась из одного конца зала в другой. Прыгала девушка не высоко, но довольно далеко вперед. Такие прыжки, очень напоминали, движения кенгуру. Между соседними столиками ей приходилось ходить на своих двоих, стройных и вполне человеческих ногах, обтянутых элегантными брюками, тёмно-коричневого цвета.
У противоположной от входа стены стояла длинная барная стойка, слева от неё была дверь, ведущая в подсобное помещение. С правой стороны от бара находилась небольшая сцена, для выступлений. Сейчас она пустовала, а в её центре сиротливо стоял старенький микрофон.
Даже не смотря на отсутствие музыкального сопровождения зал, был битком набит людьми. Точнее этих существ, только с первого взгляда можно было назвать людьми.
За самым большим столом уселась группа собакоподобных в доспехах и при оружии. Это были существа с телами похожими на человеческие и собачьими головами. Они увлечённо резались в карты, используя в качестве ставок, что-то отдалённо напоминающее сухой корм, который они доставали прямо из мисок, стоящих напротив каждого игрока.
У барной стойки сидели двое пернатых, сильно напоминающих уток, они выпивали и неспешно о чём-то беседовали.
Сам бармен в белой рубашке, черных брюках и такой же чёрной жилетке флегматично наблюдал за всем происходящим в зале.
Его голова, напоминала зажженный факел, на котором угадывались человеческие черты лица. Впрочем, при более детальном рассмотрении становилось понятно, что весь бармен целиком состоял из чистого пламени, постоянно меняющего свои оттенки с темно-синего на ярко желтый. Довершали картину довольно стильные очки, прямоугольной формы, с прозрачными бесцветными стеклами, в тонкой оправе, как влитые сидящие на лице бармена.
Было совершенно не ясно, как эти очки держались на нём, ведь ни носа, ни ушей у бармена видно не было, если не считать силуэты в пламени, отдалённо их напоминающие.
В целом, было довольно странно смотреть на огненное существо в костюме и бабочке. Любой новичок в «Грилби», удивлялся, почему одежда бармена до сих пор не загорелась. На этот вопрос он обычно отмалчивался и загадочно улыбался. Грилби, – так звали хозяина одноименного заведения, вообще был парнем неразговорчивым, но иногда он пел на сцене, особенно если гости его об этом сильно просили.
Между барной стойкой и сценой, стоял неработающий музыкальный автомат, примерно шестидесятых годов, двадцатого века. В такие обычно бросали монетки, а потом нажимали на кнопку, чтобы выбрать нужную песню.
Возле автомата постоянно крутился парень в спортивном костюме, больше всего походивший то ли на осла, то ли на пони. При взгляде на него, первое, что бросалось в глаза, это пышная грива, ярко-желтого цвета. Было видно, что он за ней тщательно ухаживает, к тому же из нагрудного кармана его кофты выглядывала иссиня-черная расчёска для волос.
Ещё в баре было существо, больше всего напоминающее хищное растение, с огромной пастью, и кучей острых зубов. Через столик от него сидел заяц маленького роста, а точнее это была зайчиха, налакавшаяся до такой степени, что её зрачки беспрестанно вращались. Круг за кругом они уменьшали свою амплитуду и смещались к центру. Картина была абсолютно мультяшной. Для её полноты не хватало только нескольких желтых звездочек над головой любительницы выпить. Возле неё на столе стояло несколько пустых бутылок. На одной из них, повернутой этикеткой к входу, была нарисована морковка.
Когда новые посетители вошли внутрь, несмотря на неразбериху в помещении, большинство гостей, тут же обратили на них внимание.
Низкорослый посадил ребёнка на освобождённый другим посетителем стул, и скинул со своей головы капюшон.
Перед зрителями предстал полностью лысый, довольно широкий череп скелета, овальной формой, с застывшей на лице улыбкой, и парой тлеющих искр в глазницах, вместо зрачков.
– Санс! Привет Санс! Приветусек, Сансек! – тут же полетело со всех сторон.
– Привет народ! – скелет помахал всем рукой.
– Мио, пожалуйста, позаботься о Фриск, мы устроили неплохую снежную баталию, после которой он весь промок и чуть не окостенел.
– Секунду, Санс, – официантка, поставила подносы на ближайший столик, и, используя хвост, переместилась к скелету.
Она сразу подошла к стулу, на котором сидел ребёнок, сняла с его головы капюшон и ощупала лоб.
– Температуры нет, но он сильно замерз, я сейчас напою его молоком и дам сменную одежду, – девушка взяла ребёнка на руки, и с помощью хвоста поднялась под потолок, собираясь прыгнуть в другую часть зала.
– Мио, ты просто чудо! – Санс весело подмигнул ей и направился к барной стойке.
Девушка на секунду замерла, было видно, как на её лице появился лёгкий румянец, затем она собрала хвост как пружину и быстро распрямила его
Перелетев через весь зал вместе с ребенком на руках, она приземлилась у входа в подсобку и быстро зашла внутрь.
– Привет Грилби! – Санс подошел к барной стойке и облокотился на неё, прямо напротив бармена.
– Плесни мне чего-нибудь! – скелет протёр рукавом пустой стакан, стоящий рядом с ним и протянул его к бармену.
Грилби только хмыкнул, как ни в чём небывало, продолжая протирать грязную посуду, только мельком взглянув на скелета.
– Чёрт с ним давай всю бутылку! – Санс покрутил в руках стакан, а затем поставил его на стойку и толкнул вперед.
Стакан проскользни через весь стол и замер на самом краю, в его противоположной части.
Бармен продолжил оттирать тарелку, которую держал в руках, не торопясь ничего доставать.
– Да ладно тебе, Грилби, запиши на мой счёт, как обычно.
Бармен ненадолго задумался, а затем, нырнул под стойку и принялся греметь стеклом.
Скелет, продолжая опираться локтем о столешницу и замер в ожидании.
Наконец Бармен поднялся из-за стойки, держа в руках бутылку бардового цвета с синей крышкой. На ней крупными буквами было написано «Beyond death» – соус.
– Что это? – Санс взял её и покрутил в руках.
– А всё-таки приятно, что в этой жизни есть что-то помимо смерти, – усмехнулся он, читая название.
– Так, что тут у нас? – скелет снял крышку и понюхал содержимое бутылки.
– Островатый, не находишь? – он сделал пару глотков прямо из горла и тут же закашлялся.
Грилби улыбнулся, глядя на него.
– Что, думаешь, мои дела совсем ни к чёрту? – Санс ловко поддел этикетку и одним движением сорвал её с бутылки.
– Да у тебя на черепе всё написано! – Грилби взял с подставки пустой стакан, достал из-под стойки бутылку тёмного стекла, и налил в него пару капель тягучей, маслянистой жидкости для себя.
– Знаешь, Грилби, всегда уважал тебя за чуткость! – бутылка соуса и стакан на секунду соприкоснулись, а затем скелет и бармен молча выпили.
Как только стакан Грилби опустел, пламя на его лице и руках начало причудливо менять свой цвет, сейчас бармен напоминал сломавшийся светофор, мигающий всеми своими лампочками, с очередностью в доли секунды. Со стороны это смотрелось очень красиво.
– Что случилось на этот раз, таким я тебя видел лишь однажды, когда одичавший монстр, чуть не покалечил Папайрус. – наконец пламя на лице бармена перестало менять цвет, став оранжевым, а его верхушка вновь приобрела тёмно-синий оттенок.
– Кстати, того монстра, так и не нашли? – Грилби, произнес это, как бы невзначай взглянул на Санса.
– Без понятия, – скелет сделал ещё пару глотков соуса и продолжил.
– С Папсом всё в порядке, я волнуюсь за Фриск. Помнишь, год назад, к нам свалился первый человек?
– Да, кажется, её звали Чара. – Грилби поставил на стол поднос с несколькими тарелками, и начал выкладывать на них бутерброды, готовя заказ.
– А помнишь, чем всё это закончилось? – Санс сделал ещё один глоток и отодвинул бутылку в сторону.
Грилби молча кивнул, ставя на стойку новый поднос.
– Фриск – второй человек, упавший к нам в подземелье, королева приняла его как своего сына, а король, хоть до сих пор и не доверяет людям, тоже хорошо отнесся к ребенку.
– Так в чём проблема, Санс?! – Грилби закончил, готовить еду и принялся за напитки.
– У меня плохое предчувствие, как и в тот раз, с Чарой! – Санс немного повысил голос, недовольный такой реакцией собеседника.
– Есть какие-то причины для этого? – Грилби продолжил невозмутимо готовить.
– Не знаю, скелет даже немного сник и задумался, пытаясь понять, что его так встревожило.
– Фриск почти не спит, ему постоянно снятся кошмары, но он не рассказывает о них ни мне, ни Папсу!
– Ну, такое часто случается у маленьких детей, попавших в стрессовую ситуацию. Возможно Фриск ещё не до конца доверяет вам с братом. – Грилби достал ещё несколько тарелок и принялся за салат.
– Нет Грилби! Тут что-то не то, я же вижу, как Фриск постепенно меняется, иногда мне кажется будто это абсолютно другой человек, причём очень жуткий.
– Ладно, Санс, я попрошу своего друга из королевской библиотеки, поискать что-нибудь об этом в книгах. – Грилби закончил с готовкой и налил себе в стакан ещё немного мутной жидкости.
– Спасибо, дружище, ты не представляешь, как меня выручил! – Санс и Грилби снова выпили.
На этот раз пламя на лице и руках бармена начало светиться всеми цветами радуги.
– О, Грилби, как красиво! Как ты это делаешь? – дверь подсобки открылась, и к барной стойке подошла улыбающаяся Мио, вместе с Фриск. В руках у ребёнка была кружка, от которой ощутимо валил пар.
На Фриск был надет синий свитер, в красную горизонтальную полоску, ну либо красный свитер в синюю горизонтальную полоску, установить какого цвета был сам свитер, а какого полосы на нём было крайне трудно
– Я просто рад тебя видеть, малыш! – Грилби широко улыбнулся, и его улыбка тоже была разноцветной.
Ребенок весело рассмеялся в ответ, но, на его изнеможенном лице улыбка смотрелась немного жутковато.
– Фриск, ты впорядке? – Грилби был удивлён, и явно встревожен таким состоянием мальчика. Он искоса, вопросительно посмотрел на Санса, а тот только молча кивнул в ответ.
– Спасибо Грилби, я просто немного устал, но сейчас мне уже лучше. Фриск подошел к барной стойке и уселся на только что освободившийся рядом с Сансом стул. Это удалось ребенку с большим трудом из-за высоты стула и своего маленького роста.
Ветер за окном усилился, и завыл на разные голоса. Снег, падавший до этого сплошной стеной, беспорядочно заметался, словно испугавшись этого воя.
– Не переживай Грилби, с малым всё нормально, Фриск почти как огурец – зеленый и в пупырышку. – Санс потрепал ребенка по голове.
– Ну да, осталось, только посолить и в банку! – усмехнулся Грилби.
– Только банку большую несите и воды горячей налейте, а то я немного мерзну, – улыбнулся Фриск, грея руки над своей чашкой.
– В помещении действительно как то похолодало, – Мио, всё ещё стоящая рядом, зябко поёжилась, стало видно, что её ощутимо трясёт.
Особенно сильный порыв ветра настежь распахнул одно из окон и ворвался внутрь, распугивая удивленных посетителей, и раскидывая в разные стороны мебель и посуду.
Вместе с ветром в помещение влетели тысячи и тысячи снежинок, каждая из которых закружилась в безумном танце, создавая ещё больший хаос.
– Кто-нибудь, закройте чёртово окно! – прорычал Грилби.
Самое крупное собакоподобное существо поднялось из-за стола, и неспешно направилась к подоконнику.
Закрыло оно окно или нет, было непонятно, поскольку в этот момент, что-то заискрило и все лампочки в здании разом погасли. В этот же момент ветер добрался до камина, потушив и его.
Бар полностью погрузился во тьму.
Неожиданно метель стихла так же быстро, как и началась, при этом не было слышно ни единого звука, зал будто полностью вымер.
– Санс, Грилби, Мио, ребята, есть тут кто!? – голос Фриск заметно дрожал.
Ответом ему была зловещая тишина.
Ребенок попытался разглядеть хоть что-то, но в темноте ему так ничего и не удалось увидеть.
Фриск некоторое время шарил вокруг себя руками в слепую, наконец, его глаза понемногу начали привыкать к полумраку помещения. Немного оглядевшись, он увидел, что бар был пуст.
По спине ребенка пробежали мелкие мурашки.
– Санс, Грилби, если вы решили меня разыграть, то это не смешно!
– Мио, кто-нибудь, выходите! Пожалуйста…
Но, никто не пришел.
Налетел новый порыв ветра, который разогнал остатки туч, и в окно заглянула полная луна, осветив открывшуюся картину.
Бар был пуст, и выглядел заброшенным, такое чувство, что тут не было ни одной живой души уже несколько лет. Повсюду были разбросаны обломки обветшалой мебели и осколки разбитой посуды. На стенах, то тут, то там, болтались обрывки штор и обоев, и всё это покрывал изрядный слой пыли и паутины.
Довершал картину идущий с потолка снег. Фриск поднял голову, и увидел огромную дыру в крыше здания.
– Ничего себе, что тут происходит? – Спросил он, сам у себя, продолжая осматриваться.
В этот момент тишину разорвал противный скрип, от неожиданности Фриск подпрыгнул на месте и повернулся к источнику шума.
Оказалось, что входная дверь бара, начала открываться, издавая этот мерзкий звук, давно не смазанными петлями.
Ветра в этот момент не было, так что, казалось, будто дверь движется сама, без видимых на то причины.
– Сейчас же выходите, – крик ребёнка, перешел в визг, и затем оборвался.
Фриск всё же взял себя в руки, быстро обшарил ближайший, чудом уцелевший стол, схватив оттуда первое, что попалось под руку.
Это оказался ржавый кухонный нож.
Ребёнок судорожно сглотнул противный тугой комок, образовавшийся в горле и, держа оружие наготове, крадучись пошел к двери.
Особо тихо перемещаться у него не получилось, старые доски на полу трещали и скрипели, разнося шум от каждого его шага далеко по округе.
Наконец Фриск всё же добрался до двери и легонько толкнул её. Он был готов в любую минуту отскочить обратно в спасительную темноту здания.
Дверь, медленно поползла наружу, продолжая противно скрипеть. Наконец она завязла в снегу и замерла на месте.
Взгляду ребенка открылась яркая картина: зимний лес, освещенный полной луной, и повсюду, куда ни глянь, крупными хлопьями падают снежинки, искря и сияя, и всё вокруг блестит, так, будто его обсыпали серебром.
– Что, откуда тут лес!? Мы же должны быть в Сноудене.
Удивление происходящим довольно быстро отступило на задний план.
Фриск стоял, и завороженно глядел на окружающую его красоту. Он забыл обо всём на свете, словно в ступоре, почти не дыша и стараясь не моргать, чтобы не упустить ни одной детали.
Неизвестно, сколько он так стоял. В реальность его вернул громкий треск ломаемой древесины. Когда ребенок обернулся на шум, то увидел, что прямо на него падает тяжелая дубовая дверь.
Фриск зажмурился от страха, закрыл голову руками, и приготовился к неизбежному. Всё же в последний момент он справился с собой, оттолкнулся ногами от присыпанного снегом пола, и в немыслимом прыжке буквально влетел внутрь бара.
Мальчик кубарем покатился по полу, несколько раз стукнулся головой, прокатился по обломкам мебели и осколкам посуды, Весь этот мусор на полу замедлил его полет. Наконец, он остановился, чудом не напоровшись на нож, который так и не выпустил из рук.
Малыш шатаясь, с трудом поднялся на ноги, его мутило, и всё тело нещадно болело.
Внезапно в тишине раздался негромкий детский смех.
От неожиданности Фриск сел там, где стоял, и тут же завертел головой, ища смеющегося, но так никого и не увидел.
– Кто тут?! – Ответа не было, а звук становился всё громче, и у Фриск, сложилось ощущение, что он исходить отовсюду.
В этот самый момент во всех самых темных уголках зала начали загораться красные огоньки. Когда Фриск пригляделся, он понял, что это множество пар глаз, которые, не мигая смотрели на него.
– Кто вы такие, что вам от меня нужно!?
Никакого вразумительного ответа неизвестные существа так и не произнесли, продолжая пялиться на ребёнка.
Смех, до этого наполнявший комнату начал постепенно стихать, пока не наступила гнетущая тишина.
Словно получив сигнал к действию, существа начали неразборчиво и монотонно бормотать. Они раскачивались из стороны в сторону, словно пытаясь загипнотизировать ребенка, своим странным танцем.
Бормотание всё усиливалось, но пока что разобрать что-то было сложно.
Фриск потряс головой пытаясь собрать остатки мыслей в кучу и прислушался.
Лучше бы он этого не делал…
– Мягкое, нежное тельце.
– Как приятно будет впиться в него зубами, почувствовать на языке сладкий вкус крови.
– Рвать! Рвать! Рвать его на части, пока от него не останется ни кусочка!
Твари хором зашипели и начали двигаться в сторону мальчика.
Первое существо, выбралось на свет, оно представляло собой непонятную, словно сотканную из тьмы субстанцию, с кучей щупалец. Вместо лица у твари была гротескная маска, белесого цвета с огромными красными углями на месте глазниц.
Существо заметило, что ребенок смотрит на него и на секунду замерло, демонстрируя себя во всей красе. Оно раскрыло непропорционально огромный рот. Выглядело это так, будто существу разрезали лицо пополам, а потом наспех, сшили его в углах губ грубой ниткой.
Вся эта огромная пасть была заполнена тысячами острых и тонких зубов, которые сотнями и сотнями рядов уходили далеко в её недра.
Фриск в панике начал отползать вглубь здания, не обращая внимание на то, что режет руки об осколки посуды на полу.
В какой-то миг, он поднялся на ноги, и бегло осмотрелся, ища место, где можно было бы укрыться.
Ситуация была плачевной, бежать не куда, твари взяли мальчика в плотное кольцо, и неспешно приближались, словно смакуя его ужас.
– Убирайтесь, не подходите ко мне! – Фриск выставил вперед руку с ножом, которая заметно дрожала, и завертелся на месте, стараясь уследить за всеми существами сразу.
Твари на секунду замерли, оскалы на их мордах стали напоминать жуткие улыбки. Они словно давали понять, как относятся к такому противнику.
Затем, гортанно заревев, куча чудовищ синхронно кинулась вперед.
– Нет! – Страх всё же победил, Фриск зажмурился и заскулил от ужаса, при этом он, на автомате начал отмахиваться ножом, рассекая лезвием воздух прямо перед собой.
Проходили минуты, но, ничего не менялось.
Ребенок продолжал махать своим оружием до тех пор, пока его рука окончательно не устала и плетью не повисла вдоль тела.
– Может быть, я уже умер!? – немного простояв, не двигаясь, он открыл один глаз и тут же в ужасе отшатнулся.
Буквально в нескольких сантиметрах замерла одна из тварей, она не шевелилась. На её лице появился вертикальный разрез сверху вниз, разваливший его пополам. У существа так же не хватало нескольких щупалец. Они валялись рядом, дёргаясь в судорогах, как огромные черви, выкопанные из земли и оставленные на солнце.
Ребенок тяжело дышал, его руки дрожали, а по лицу струйкой бежал пот. Он ошарашено огляделся. По всему залу его ждала та же картина.
Все твари лежали в неестественных позах, не подавая никаких признаков жизни, кое-где валялись отрубленные конечности, а у пары монстров не было голов.
Лезвие ножа в руках ребенка было измазано черной слизью.
– Это что, я все сделал?! – Фриск с удивлением посмотрел на свои руки и выронил оружие.
Костяшки пальцев до этого, сжимавшие его, побелели от напряжения, пальцы же онемели и почти не двигались.
В зале снова раздался детский смех, на который Фриск даже не отреагировал. У него кружилась голова. Яркая вспышка перед глазами ослепила ребенка, а когда он пришел в себя, то перед ним уже была совсем другая картина.
Бар вновь был хорошо освещён, никто не смеялся, тут также не было непонятных тварей, но, там, где до этого валялись их тела, сейчас лежали друзья Фриск и посетители бара.
Все они замерли в неестественных позах, и были похожи на изломанные игрушки.
Из горла ребенка вырвался дикий, почти не человеческий вой.
– Санс, Грилби, Мио! – Фриск бегал от одного тела к другому, тормоша их, в надежде, что они сейчас поднимутся, с криком розыгрыш, но как он не старался, ни кто не пошевелился.
– Ребята, пожалуйста, кто-нибудь, ну хоть кто-нибудь! – Фриск в отчаянии метался по залу, не зная, что делать.
– Сделав ещё пару кругов, он услышал глухой стон.
– Угх! – Санс, лежащий возле барной стойки, зашевелился и начал поднимать голову.
На него было больно смотреть. Левая рука была отрублена по локоть, а ступня на правой ноге не естественно вывернулась, так, что носок его розового тапочка, чудом остававшегося на ноге, был повернут примерно на девяносто градусов вовнутрь. Череп скелета был покрыт сеточкой из мелких трещин. Казалось, стоит на него только дунуть, и он рассыплется в прах.
– Санас, держись! – Фриск тут же бросился к нему.
Ребенок помог скелету принять вертикальное положения и облокотил его спиной о барную стойку.
– Санс, как ты?! – На глазах Фриск навернулись слёзы.
– Скажи, что мне делать, как тебе помочь?!
Скелет не отвечал, он водил головой из стороны в сторону, оглядывая пустыми глазницами все помещение. Наконец, в его глазах зажглись тухлые искорки, здоровой рукой он схватился за голову и застонал чуть громче.
– Держись Санс, я сейчас сбегаю к Папайрусу, и приведу его сюда, он обязательно придумает, как тебе помочь. – Фриск подтянул скелета повыше и усадил его так, чтобы он не сползал на пол. Затем он вскочил на ноги и бросился к выходу.
– Ты чудовище, остановись, не смей трогать моего брата! – Голос Санса был очень слаб, так что, Фриск даже не сразу узнал его.
– О чём ты говоришь, я хочу помочь! – ребенок в нерешительности замер, не добежав нескольких шагов до покосившейся двери, и обернулся к скелету.
Если хочешь кого-нибудь убить, то я к твоим услугам, маленький монстр! – Санс схватился здоровой рукой о барную стойку, силясь подняться.
– Санс, ты видимо сильно ударился головой. Я не знаю, что тут произошло, но я бы никогда не навредил вам! – Фриск развернулся и медленными шагами начал двигаться в сторону скелета, затем резко остановился, словно что-то вспомнил.
– Нельзя оставлять тебя тут в таком состоянии, я позвоню Папайрусу, а он уже придёт сюда с остальными, тебе обязательно помогут. – Фриск начал рыться у себя в карманах, в поисках мобильного.
– Заткнись! Ты убил их всех, а теперь делаешь вид, словно не понимаешь, что тут произошло!? – скелету всё же удалось подняться, сейчас он стоял на одной ноге, вторая же сломанной культей висела в воздухе. Он облокотился здоровой рукой о барную стойку. Было видно, как тяжело это ему даётся.
– Я не позволю тебе больше никому навредить! – Радужка в левом глазу скелета вспыхнула ярче. Сейчас в ней преобладали два цвета – синий и желтый.
– Санс, ты же знаешь, я бы никогда не сделал такого с вами! – Фриск замер на месте, не зная, что предпринять.
Скелет тоже замер, внимательно глядя на ребенка и ничего не предпринимая.
Фриск ошалело оглядывался, пытаясь понять, как ему поступить.
Когда он в пятый раз обшарил помещение взглядом, вся картина происшествия сложилась в его голове.
– Те чудовища, неужели это были вы!? – Ребенок был очень напуганным, похоже, он сам до конца не верил в сказанное.
– Единственное чудовище здесь, это ты! – свечение в глазнице скелета, стало ещё ярче. Возле его головы прямо из воздуха возникла непонятная штука, а точнее огромный, вытянутый в длину череп зубастого создания.
Если бы драконы существовали, и ребенку посчастливилось их увидеть, он точно сказал бы, что этот череп принадлежит одному из этих крылатых созданий.
– Прости, Санс, я не хотел, не хотел! – ноги мальчика подкосились, и он рухнул на колени, закрыв лицо руками, и, повторяя одну, и туже фразу. – Прости, Санс! Прости…
Скелет, который в этот момент, поднял здоровую руку и направил её открытой ладонью, в сторону Фриск замер. Свет в его глазнице начал медленно потухать.
За всё это время, его лицо так ни разу и не изменилось, а эта его вечная улыбка сейчас больше всего напоминавшая оскал, выглядела чертовски пугающей.
Санс, потряс головой, словно отгоняя посторонние мысли, а затем сжал ладонь, направленную в сторону ребенка в кулак.
Тут же череп, огромной твари, который висел у скелета над головой, открыл пасть. Из неё, в сторону Фриск ударил яркий луч света. Через несколько секунд, этот свет затопил все вокруг.

Часть 2
Темнота, густая и липкая, словно кисель окружала всё, до чего дотягивался взгляд ребёнка. Она была настолько плотной, что его крохотное тельце дрейфовало в ней без цели и направления. Мальчик лежал не шевелясь, но не потому, что не мог или ему было лень, он просто не чувствовал собственных конечностей, и не понимал, есть ли они у него или их попросту нет. Он старался дышать глубоко, но не слышал собственного дыхания, пытался разглядеть что-то перед собой, даже не зная, есть ли у него глаза. Наверное его сердце бешено стучало в груди, но и этот звук ребенок не мог расслышать как ни старался.
Фриск даже не знал, сколько так прошло времени, пока что-то вокруг не изменилось. Странный нарастающий гул превратился в хор знакомых голосов, пусть и очень далёкий. Затем всё завертелось, пока наконец эта карусель не завершилась вспышкой сверхновой прямо перед глазами ребёнка.
Первыми вернулись ощущение, самым сильным из которых была боль.
Стало трудно дышать. Каждый вдох сопровождался хриплым, булькающим звуком. Жутко болела голова, и очень хотелось пить.
Фриск с трудом разлепил глаза и тут же попытался прикрыть их рукой, чтобы не ослепнуть.
Тело не слушалось, и у него естественно ничего не вышло.
Когда глаза немного привыкли к освещению, ребенок понял, что находился в помещении, которое выглядит смутно знакомым. Он лежит на чем-то твердом и неудобном, а по лицу течет прохладная струя воды.
– Где, я? – Фриск не узнал свой голос, сейчас он был хриплым и едва слышным.
– Малой, ты чертовски нас напугал! – Санс, практически нависал над ним. Куртки на скелете сейчас не было, а его белая футболка, на несколько размеров больше, развевалась, словно парус на ветру.
– Фриск, как ты себя чувствуешь? – слева от скелета стояла Мио, у неё было встревоженное лицо, а темные волосы, до этого аккуратно собранные в пучок сильно растрепались.
– Мне уже лучше, – мальчик попытался подняться, но моментально повалился обратно, надсадно кашляя.
– Выпей это, тебе сразу станет легче. – Грилби протянул ему чашку с жидкостью бурого цвета, от которой ощутимо пахло травами.
– Что это? – Фриск за пару долгих глотков осушил чашку и облегченно выдохнул.
– Моё особое лекарство, скелета на ноги поставит, но вот состав тебе лучше не знать – усмехнулся Грилби.
– На удивление оно было довольно приятным, – Фриск попытался улыбнуться в ответ, но у него это вышло довольно плохо.
– Что произошло?! – со второй попытки мальчику, с помощью Мио всё же удалось сесть. Как оказалось, он лежал на одном из столиков, под головой у него было что-то мягкое, а именно свернутая в несколько раз куртка Санса.
– Малой, ты помнишь, что было, после того, как мы ввалились к Грилби? – скелет вновь облачился в свою куртку, а затем подмигнул Фриск.
– Ну, я был весь в снегу, поэтому Мио, дала мне сухую одежду. Потом, мы сидели, и болтали с Грилби, и… – он напрягся, пытаясь понять, что было дальше, и, вскрикнув от боли, схватился за голову.
– Ты в порядке? – Мио налила в кружку ещё немного травяного отвара и протянула её ребёнку.
– Только не пей всё сразу.
Фриск взял кружку, собираясь одним махом выпить всё содержимое и замер, так и не донеся её до рта.
– Эй, малой, ты точно в порядке? – скелет помахал рукой перед лицом ребенка.
– О, прости Санс, я просто задумался, – Фриск поставил кружку на стол, так и не сделав ни глотка.
– Ты что-нибудь вспомнил? – Грилби, вот уже несколько минут, сам того не замечая, старательно протирал и без того чистое блюдо.
– Нет, – Фриск опустил глаза в низ, стараясь не смотреть в лицо друзьям.
– Грилби, не дави на него, он и так натерпелся! – Мио, ласково погладила ребенка по голове и ободряюще улыбнулась ему.
– Грилбз, ты в этом блюде скоро дыру протрёшь. – Санс выдвинул из под стола один из стульев и удобно на нем устроился.
– Вот чёрт, точно! – бармен, не особо аккуратно отодвинул, блестящее, как зеркало блюдо, и сел на соседний, свободный стул.
– Мио, Санс и Фриск так и не успели перекусить. Принеси им чего-нибудь поесть, и садись с нами. Рабочий день всё равно закончен и посетителей почти не осталось. – Грилби снял с себя бабочку и бросил её на стол, а затем, расстегнул воротник своей рубахи.
– Фриск, ты тоже садись, хотя, тебе бы сейчас следовало полежать. – Грилби снял очки и потер уставшие глаза.
– Дивана тут нет, а столешница, как ты понял не самое удобное для того что бы вздремнуть место. – Санс откинулся на спинку стула, затем отклонился назад и закинул ноги в розовых тапочках на стол.
– Санс, прими, пожалуйста, нормальное положение!
– О, прости, Мио, я немного увлекся.
– А всё-таки, что произошло? – Фриск с трудом взял свободный стул и присоединился к друзьям.
– В начале ничего необычного не было, ты просто задремал, малой, так что мы решили тебя не будить. – Санс, соединил ладони, сцепил пальцы, и вытянул руки перед собой, открытыми ладонями вперед. Раздался характерный хруст.
– Санс, не делай так больше! – Грилби поморщился.
– Упс, прости.
– Всё-таки это был сон… – прошептал ребенок.
– Эм, Фриск, ты что-нибудь сказал? – Грилби внимательно посмотрел на него.
– Нет, нет, ничего, а что было после того, как я уснул?
– Ну, вначале всё было хорошо, мы даже решили, что ты, наконец, выспишься. Потом, ты начал кричать во сне. – Санс ловко вертел в руках полупустую бутылку из-под соуса.
– Мы пытались разбудить тебя, но у нас ничего не получалось. – к столу подошла Мио, и поставила перед друзьями большей поднос с едой.
Потом у тебя поднялась температура, так что, даже мне стало жарковато! – Не весело усмехнулся Грилби.
– Мы, не придумали ничего лучше, чем положить тебя на один из свободных столов, и Мио сделала тебе компресс. – Санс взял с подноса бутерброд и принялся с аппетитом жевать.
– Кстати, я позвонил Папсу, он скоро придёт. Вначале мы хотели отнести тебя к Ториэль, но, сейчас, когда тебе стало лучше, думаю, ты останешься у нас с Папайрусом, – скелет доел первый бутерброд и тут же принялся за следующий.
– Ладно, только если Ториэль не будет волноваться. – Фриск тоже взял бутерброд. Ему чертовски хотелось, есть, но кусок просто не лез в горло. Он откусил немного, с трудом проглотил это и положил бутерброд обратно на тарелку.
Грилби, тут пара посетителей, требуют твоих особых хот-догов! – Мио дернула огненного за рукав, и пошла к барной стойке.
– Чёрт, скажи им, что мы уже закрыты!
– Ладно, друзья, я сейчас обслужу последних клиентов и вернусь к вам, не скучайте. – Грилби, нехотя поднялся из-за стола и пошел готовить.
– Эм, малой, перед тем как, нам удалось тебя разбудить, ты повторял одну и ту же фразу. Ты ничего не хочешь мне рассказать!? – Санс, до этого расслабленно, полулежавший на стуле, сейчас был собран и сосредоточен.
– Эм, прости, Санс, мне жаль, но, я, ничего не помню. – Фриск старательно отводил взгляд в сторону.
– Прости, Санс, прости…, именно это ты и повторял во сне, – скелет задумчиво постучал костяшками пальцев по столешнице.
– Санс, я, правда, ничего не помню, и вообще, это ведь был просто сон. – Фриск, смотревший до этого в пол, резко поднял взгляд и зло уставился на собеседника.
– Да ладно, малой, расслабься, но, если что-то вспомнишь, обязательно расскажи мне. Грилбз, когда закончишь с посетителями, захвати мне ещё бутылочку, того соуса, – скелет вновь вальяжно уселся на стуле.
– Подожди немного, Санс, скоро буду. – Грилби, с подносом в руках, сам направился к столику, за которым собаки, до сих пор играли в карты.
Дверь в бар бесшумно открылась, и внутрь вошел очередной посетитель, запуская в помещение свежий морозный воздух.
– Мы уже закрыты, заходите завтра! – Грилби был явно не в духе.
– Никто и ничто, не может быть закрыто, когда великий Папайрус спешит на помощь! – вошедший был высок и худощав. Одет он был весьма необычно: из-под красного плаща выглядывала желтая футболка, с надписью «cool dude», заправленная в красные же шорты. На ногах у нового посетителя красовались синие кеды.
При ближайшем рассмотрении легко можно было понять, что он, как и Санс был скелетом.
Высокий скелет бегло оглядел зал и уверенно направился к столику, за которым сидел Фриск и компания.
– Человек, ты в порядке!? – он бегло оглядел ребёнка. После чего, облегчённо выдохнул, не заметив видимых повреждений.
– Привет, Папайрус, со мной уже всё хорошо. – Фриск помахал другу рукой, но у него это вышло довольно вяло. Хотя боль уже ушла, сил у ребенка, всё ещё было совсем мало.
– Я рад, что тебе лучше, но, ты ещё не совсем здоров, – высокий Скелет подошел к Фриск.
– Объятья великого Папайруса, быстро это исправят! – он подхватил ребёнка на руки и вместе с ним закружился по залу, весело смеясь.
Фриск старательно выдавливал из себя улыбку, но, постепенно, его лицо начало приобретать землистый оттенок.
– Папайрус, немедленно поставь, ребенка на пол! – Вернулась Мио, в одной руке она держала поднос с тремя чашками, для себя, Папайруса и Фриск. В другой у неё было блюдо с фруктами. Свободной парой рук, она протирала столики, попадающиеся на пути.
Следом шел Грилби. Он нес в руках ту самую бутылку темного стекла, и очередную бутылку соуса, для Санса.
– Спасибо, Мио. – Фриск слегка пошатывало. После того как его ноги коснулись земли, он тут же доковылял до ближайшего стула и с облегчением рухнул на него.
Папс, если ты хочешь добить малого, чтобы он не мучился, то задушить его в объятьях, не лучшая идея, – хмыкнул низкорослый скелет.
– Санс, у меня и так было плохое настроение, когда я узнал, что человек заболел. Не надо его окончательно портить своими глупыми шутками! – высокий скелет сделал страшное лицо, глядя на своего брата, а затем повернулся к ребенку.
– Прости, Фриск, похоже, я немного перестарался, я просто очень рад, что тебе уже лучше! – Произнеся это, он сел на свободный стул между мальчиком и своим братом.
Всё в порядке Папайрус! – Фриск взял с тарелки два крупных, спелых яблока. Одно из них он протянул высокому скелету, а второе начал есть сам.
Ваушки! Спасибо, Фриск! – скелет тут же последовал примеру ребёнка, откусив от своего яблока большой кусок.
– Вот теперь я вижу, что тебе действительно лучше, – Санс полил один из бутербродов соусом и протянул его Фриск.
В этот момент зал наполнила весёлая, зажигательная мелодия.
– Секунду, – низкорослый скелет достал из кармана телефон, посмотрел на экран, и немного подождав, нажал кнопку – принять вызов.
– Вы позвонили Сансу и Папайрусу. К сожалению сейчас ни кто не может ответь на звонок. Поскольку ваш звонок важен для нас, вы можете оставить голосовое сообщение после сигнала. – Произнеся эту фразу, скелет немного изменил голос и принялся старательно изображать телефонные гудки.
Когда он закончил кривляться, с другой стороны трубки послышался встревоженный женский голос.
Выслушав собеседницу, Санс заговорил своим нормальным голосом.
– Привет, Тори! Нет, всё отлично!
– Да, малой сейчас с нами.
– Нет, ему уже лучше.
– Думаю, он сегодня будет ночевать у нас.
– Нет, всё в порядке, нас это не затруднит.
Скелет отодвинул трубку в сторону и прикрыл динамик рукой.
– Фриск, Ториэль просит, что бы, мы с Папайрусом, отвели тебя к ней. Ты не против?
Ребенок устало кивнул в ответ.
Санс снова поднес телефон к уху.
– Окей, если хочешь, Папайрус проводит его к тебе.
– Санс – ленивые кости! Почему ты вечно перекладываешь свои обязанности на меня!? – Высокий скелет возмущался довольно громко, но делал это скорее для виду. Его настоящее настроение легко выдавала довольная улыбка.
– Не за что, Тори, пока. – Санс договорил по телефону и положил трубку.
– Ну что малой, сегодня ты ночуешь у Ториэль, думаю, она уже приготовила твой любимый пирог.
– Звучит здорово! – Фриск взял в руки чашку, с ароматным дымящимся напитком. Он пил аккуратными маленькими глотками, боясь обжечься.
Ребенок выпил ещё немного горячего чая. Затем он отодвинул в сторону полупустую чашку и широко зевнул.
– Думаю вам уже пора. – Грилби внимательно посмотрел на часы.
– Мио, ты тоже можешь идти, рабочий день уже закончен, а к завтрашнему, я подготовлюсь самостоятельно, – он рывком поднялся из-за стола.
Остальные один за другим начали подниматься следом и гуськом двинулись к двери.
Компания столпилась у входа, надевая плащи, шапки и куртки, у кого что было.
– Пока, Грилби, спасибо за еду, она была очень вкусная! – Фриск помахал рукой бармену.
– Не за что, в следующий раз, к твоему приходу, я обязательно приготовлю что-нибудь вкусное. – Грилби выглядел усталым, но явно был доволен завершением сегодняшнего дня.
– Пока, малой, передавай от меня привет Тори! – Санс стоял у входа, так и не выпустив из рук бутылку с соусом.
Фриск подошел к низкорослому скелету и, не говоря ни слова, обнял его.
– Малой, с чего такие нежности? – Санс от неожиданности отступил на пару шагов, и замер, не зная, что делать.
Опомнившись, он весело рассмеялся, и погладил ребенка по голове.
– Всё нормально, малой, знай, если что, я,… нет, все мы в любой момент придём к тебе на помощь.
Остальные переглянулись и синхронно заговорили, в один голос, подтверждая правдивость его слов.
Немного так постояв, Фриск выпустил Санса из своих объятий, помахал всем рукой и первым вышел на улицу.
В след за ним ушли Мио и Папайрус.
Через несколько минут, после того как Папайрус, Мио и Фриск ушли, собаки закончили игру. Они рассыпали все свои фишки по мискам, которые отдали Грилби и неторопливо покинули бар.
В помещении остались только Санс, допивающий уже третью бутылку соуса и Грилби, устало облокотившийся на барную стойку.
– Ну, что думаешь, о том, что происходит с Фриск? – скелет отодвинул в сторону пустую бутылку.
– Санс, давай я сейчас приготовлюсь к завтрашнему рабочему дню, и мы с тобой всё детально обсудим. – Грилби ногтем стукнул, по стоящей рядом с ним бутылке тёмного стека. По залу разнесся легкий, мелодичный звон. Немного послушав его, Грилби тяжело поднялся из-за стойки.
– Дай мне буквально десять минут, дружище! – он, как мог быстро пошел в сторону подсобного помещение.
– Грилбз, я засекаю. – Санс убрал руки в карманы куртки и сделал вид, что ищет телефон.
– Что за!? – тут его рука нащупала посторонний предмет.
Скелет вытащил на свет небольшой блокнот, в твердой обложке, небесно-голубого цвета.
Повертев его в руках, Санс обнаружил, что на передней стороне, цветными карандашами написано его имя.
– Хм, не помню, чтобы мне нужна была книжка для записей, – он открыл блокнот на середине, начал читать и замер.
Затем, медленно перевернул следующую страницу, и ещё одну.
Искра, в его левом глазу постепенно начала светиться ярче. Когда Санс перевернул ещё пару страниц, свет в его глазу стал просто нестерпимым.
Скелет молча встал со стула, закрыл блокнот и сжал его в руке, с такой силой, что бумага из которой он состоит начала мяться, издавая характерный звук.
Услышав хруст, Санс пришел в себя. Он быстро убрал помятый блокнот в карман, накинул на голову капюшон и вышел из бара.

***​
Несколько недель спустя
Половина витражей в зале была выбита. Весь пол густо застилало мелкое стеклянное крошево. Каждый осколок играл на солнце всеми своими гранями, напоминая миниатюрный драгоценный камень.
Пять из шестнадцати мраморных колонн были разрушены. Их обломки, бесформенными грудами валялись повсюду.
По всему помещению были видны следы разрушения. В стенах появились отверстия разных размеров и глубины. Несколько из них даже проходили насквозь.
Кое-где пол был обожжен до черноты, а в центре зала он оплавился и потёк, словно свечной воск на огне.
– Вот и всё, малой! Только не говори, что я тебя не предупреждал! – возле входа, опершись спиной о стену, сидел Санс.
Он тяжело дышал. На его черепе, выступили, непонятно как там появившаяся испарина.
Куртка на скелете была разрезана вместе с футболкой от горловины до самого низа живота. Из этого разреза на футболку и куртку ровными толчками вытекала густая красная жидкость очень похожая на кровь.
Напротив скелета, замер в странной позе Фриск.
Ребенок выглядел весьма потрёпанным. Его тёмные волосы, стали абсолютно черными от гари, и топорщились во все стороны. От правого виска, до мочки уха волос не было вообще. Кожа в том месте сильно покраснела и покрылась волдырями.
Всё его тело пестрило мелкими порезами и ссадинами, большинство из которых обильно кровоточили.
Полосатый свитер, порванный в нескольких местах, оказался серьёзно подпаленным.
В правой руке мальчик зажимал рукоять ножа, лезвие которого было густо измазано красной жидкостью, которая медленно стекала на пол.
Фриск просто стоял, и смотрел куда-то поверх головы Санса, остекленевшими глазами.
Лицо его не выражало абсолютно никаких эмоций.
Сейчас ребёнок больше всего напоминал детскую игрушку, у которой кончился заряд батарейки.
– Знаешь, а ведь он до последнего верил в тебя, даже когда ты снёс ему голову своим ножичком! – Санс, опираясь о стену, попытался подняться.
С каждым движением кровь из его раны начинала течь гораздо быстрее. С каждой вытекшей каплей, он терял последние силы.
С третьей попытки скелет все же смог встать, и тут же чуть не повалился обратно.
Чудом устояв, Санс медленно пошел в сторону ближайшей двери, находящейся слева от него.
– Если что я буду у Грилби. – он, покачивался с каждым шагом и с трудом переставлял ноги.
Потратив последние силы, Санс открыл дверь. Шаркая, не поднимающимися ногами перешагнул через порог, а затем захлопнул её за собой.
– Папайрус, тебе что-нибудь принести? – через несколько секунд с той стороны послышался грохот падающих костей.
Фриск перевел взгляд на дверь, за которой скрылся скелет. Немного простояв так, он медленным, неестественным шагом, побрел к другому выходу, видневшемуся в противоположном конце огромного помещения.

Глава 1
Экскурсионный автобус жёлтого цвета остановился у главного входа в здание школы. Водитель открыл переднюю дверь, включил радио, покрутил ручку приёмника, пока не поймал нужную частоту. Из колонки зазвучала лёгкая джазовая мелодия. Он открыл коробочку, достал оттуда одну из зубочисток, привычным движением закинул её в рот, затем удобно устроившись в кресле заложил руки за голову и принялся ждать.
На улице было многолюдно, ведь занятия только что закончились. Мимо автобуса то и дело проходили дети с родителями и без. Группа старшеклассников завернула за угол школьного здания и уже через несколько минут, оттуда потянулось, лёгкое, почти не заметное облачко дыма.
Иногда из-за того самого угла за которым укрылись от посторонних глаз школьники, появлялась коротко стриженая мальчишеская голова в солнцезащитных очках, осматривалась, и тут же исчезала.
Глядя на всё это безобразие, водитель недовольно цыкнул, перекинул зубочистку из одного угла рта в другой, и устало прикрыл глаза.
Возле автобуса пробежала галдящая стайка младших школьников. Они были так увлечены игрой, что один из них не заметил открытой двери и со всего маха врезался в неё.
От удара малыша отбросило назад, и он неловко сел на асфальт. Остальные дети тут же столпились вокруг него, не зная, что делать.
Услышав стук, водитель открыл глаза, посмотрел в зеркало заднего вида и тяжело вздохнув, вышел из автобуса.
– Эй, ты в порядке? – Он быстро осмотрел голову пострадавшего ребёнка, на лбу которого появилась маленькая ссадина.
Мальчишка тер, покрасневшие глаза и тихонько хлюпал носом, было видно, что он вот-вот заплачет.
– Потерпи секунду, я сейчас! – водитель вернулся в автобус, достал аптечку и быстро обработал рану.
Ребёнок продолжал сидеть на асфальте и тереть и без того красные глаза.
– А ты молодец, даже не заплакал! – мужчина потрепал ребёнка по голове, пытаясь его успокоить.
– Так, секунду, где то тут у меня было… – он порылся в карманах, и наконец, из недр куртки извлек на свет, большой пакет леденцов.
– Держи, и друзей угостить не забудь!
Ребёнок перестал тереть глаза, на его лице появилась слабая улыбка, и вот он уже стоял на ногах, принимая угощение из рук мужчины и улыбаясь во весь рот, как будто ничего и не было.
– Спасибо мистер Андерсон! Спасибо! – Остальные дети радостно запрыгали вокруг.
– Ладно уж, только в следующий раз смотрите по сторонам во время игры!

***​
Когда прозвенел звонок, из класса мне удалось выйти одним из первых. Поэтому здраво рассудив, что не стоит лишний раз встречаться с Гарольдом и его компанией, я, не заходя в столовую, пошел на улицу.
Быстро забрав сменную обувь из личного шкафчика, и проскочив мимо сонного охранника, я открыл тяжелую металлическую дверь и оказался на школьном дворе.
Там уже было полно народа, но знакомых видно не было, так что, поправив лямки доверху забитого рюкзака, я направился к припаркованному неподалёку автобусу. Его я увидел в окно, ещё во время последнего урока.
Сегодня у восьмого “C” класса была запланирована поездка за город, посвященная окончанию учебного года.
С самого утра одноклассники возбуждённо её обсуждали, делясь друг с другом своим опытом отдыха на природе. Даже Гарольд Фергюсон – главный хулиган и гроза всей средней школы был настроен вполне миролюбиво. Сегодня я мог спокойно расслабиться и немного отдохнуть от всего, что свалилось на меня за последнее время.
Около года назад, я, наконец, вырвался из стен приюта, в котором провёл всю свою жизнь, а именно почти тринадцать лет, и получилось это у меня только благодаря помощи моего друга – Генри, который в своё время тоже жил в этом приюте. В итоге я переехал в небольшой захолустный городок – Эббот. Чтобы устроить всё это Генри даже пришлось оформить опекунство.
Он на восемь лет старше меня, но когда ему было шестнадцать, Генри влип в одну тёмную историю. Тогда он вышел сухим из воды только благодаря моей помощи. После этого мы сильно сдружились, и когда Генри покидал приют, став совершеннолетним, он клятвенно пообещал вытащить меня оттуда как можно быстрее. Так я переехал сюда и поступил в местную школу.
Эбботская школа, в которую я попал, сдав экзамены, лучшая в городе, хотя это громко сказано, поскольку, чтобы сосчитать общее количество школ города, хватило бы и пальцев двух рук.
В моем классе учатся дети не последних людей города, из-за этого я сразу же стал белой вороной среди одноклассников. Правда, меня это особо не беспокоило, и я наслаждался свободой. Собственная, хоть и небольшая комната, после койко-места с маленьким шкафчиком для личных вещей в приюте, казалась мне раем, а на косые взгляды одноклассников было абсолютно плевать.
Дела с учёбой у меня кстати обстояли довольно сносно. Я никогда не был лучшим в классе, но стоило мне понять новый материал, как дальше по этой теме, всё шло как по маслу.
Хотя в классе я никогда не пользовался всеобщей любовью, вначале мне было даже комфортно учиться. Когда большинство одноклассников тебя попросту игнорирует – это не такая уж и большая проблема, как могло бы показаться на первый взгляд. По крайней мере, так намного лучше, чем постоянно выяснять отношения и драться. Но как только стало понятно, что в группе отстающих мне точно не учиться, да ещё и некоторые учителя стали ставить меня в пример другим ученикам, в глазах многих одноклассников я сразу же стал врагом номер один.
Из-за этого у меня возникали разные неприятности, иногда пропадали личные вещи или их портили. После того, как в мой портфель залили тюбик клея, я выяснил, кто это сделал, и приклеил его штаны к стулу прямо во время урока. Был большой скандал, меня грозили исключить и вызывали Генри в школу. Учителя довольно долго разбирались в ситуации, а затем директор устроил всем серьёзный разнос, так что от меня на время отстали.
Единственные кого всё это не останавливало, были Гарольд и его дружки. Они знали, что если затеять со мной драку, я не побегу жаловаться учителям и беззастенчиво этим пользовались. Обычно они подкарауливали меня после школы втроём или вчетвером, так что выйти победителем из такой схватки мне было не под силу.
Не скажу, что не могу постоять за себя. В приюте я часто дрался со сверстниками, но обычно такие драки проходили один на один. Старшие ребята установили довольно жесткие правила на этот счёт. Всё это из-за того, что вокруг приюта, где я жил было сразу четыре обычные школы, с учениками которых мы постоянно враждовали. Поэтому конфликты внутри приюта обычно пресекались старшими либо решались в честной драке. Если кто-то начинал мстить исподтишка, его жизнь довольно быстро превращалась в ад. Из-за этого один особо мерзкий тип даже сбежал из нашего приюта. После этого случая, остальные старались выяснять отношения в открытую, не забывая не светиться перед администрацией. Драки же с учениками других школ, обычно проходили толпа на толпу, и превращались в свалки, в которых довольно сложно было что-то разобрать.
Однажды, после того как меня особо сильно отделали после занятий, я решил позвонить Генри и попросить совета.
Генри, сколько я его знаю, занимался спортом, в частности боксом и карате, и я надеялся, что он сможет показать мне парочку убойных приёмов, которые позволят поставить этих уродов на место. Как в тех китайских фильмах про боевые искусства, где герой раскидывает своих противников направо и налево, независимо от их числа и вооружения.
Генри внимательно выслушал меня, задал несколько вопросов о моей физической форме, а после предложил записаться в секцию легкой атлетики.
Я, недослушав, бросил трубку, решив, что он надо мной смеётся.
Две недели после этого мы с ним не общались.
Когда Генри вернулся из командировки, мы встретились и поговорили. В результате он объяснил мне, что кино и жизнь, это абсолютно разные вещи.
Генри предложил мне учиться самообороне у него, в свободное от школы и занятий в клубе легкой атлетики время. Всё взвесив, я согласился.
В итоге до самообороны у меня так дело и не дошло, я очень уставал, возвращаясь с тренировок по бегу, а учеба отнимала почти всё оставшееся свободное время.
Как ни странно, но бегать мне понравилось, и в начале следующего учебного года я впервые буду участвовать в межшкольных соревнованиях.
Тем более что проблем с одноклассниками после этого у меня заметно поубавилось, поскольку я был постоянно занят и почти не пересекался с ними после уроков.
– Эй, Николас, далеко собрался?! – из собственных мыслей меня вырвал голос Фрэнка Андерсона – водителя школьного автобуса.
Я огляделся и понял, что прошел мимо, и уже нахожусь довольно далеко от нашего сегодняшнего транспорта.
– Здравствуйте, мистер Андерсон, да вот, решил прогуляться перед поездкой, – я подошел к нему и пожал протянутую мне руку.
– Ничего, вы на природу едете, там и нагуляешься, сколько захочешь, а теперь садись в автобус. – Фрэнк достал из нагрудного кармана зажигалку, повертел её в руках, убрал обратно и вернулся на водительское место.
Я вошел внутрь и устроился у окна напротив его кабины.
– А ты сегодня как обычно первый, так не терпится отправиться в поездку? – Фрэнк покрутил ручку приёмника, отвечающую за громкость, так, что музыку стало почти не слышно.
Даже не знаю, я сам никогда нормально не отдыхал на природе, – я пожал плечами, и тут же начал их разминать. Под тяжестью рюкзака, с которым я вошел в автобус, они здорово затекли.
– Прости, Ник, я забыл, что ваш класс до этого так далеко за город не выезжал, ограничиваясь исключительно экскурсиями в его черте. – Мистер Андерсон поправил съехавшую на лоб кепку.
– Ну, надеюсь, поездка меня не разочарует, – я открыл боковой карман рюкзака, и достал оттуда бутылку с водой. На улице было необычно жарко для конца мая, ночью температура не опускалась ниже двадцати трёх, а днем порой доходила до сорока.
– Не сомневайся, гора Эббот – одно из красивейших мест в округе, благодаря ей к нам каждый год приезжают сотни туристов.
– Мистер Андерсон, а вы откуда об этом знаете? Гора же находится примерно в двадцати пяти километрах от города, – мне было интересно абсолютно всё о месте назначения нашей будущей поездки.
– Когда мне было примерно столько же, сколько тебе сейчас, я жил в пригороде у двоюродной сестры моей тетки, и с друзьями часто ездил к горе на велосипедах. На летних каникулах мы облазили гору сверху донизу, думаю, другого такого места не найдётся ни в одном из соседних штатов! – он прикрыл глаза и, похоже, погрузился в воспоминания далёкого детства. Счастливая улыбка на его лице, говорила о том, что он думаем о чем-то приятном.
– И как она выглядит? – я нетерпеливо поерзал на сидении, устраиваясь максимально комфортно.
– Подожди немного, скоро ты сам всё увидишь! – Фрэнк Андерсон загадочно улыбался, давая понять, что о цели нашей поездки он больше ничего рассказывать не будет.
Я отвернулся к окну, сделав вид, что разговаривать дальше мне просто не интересно.
В итоге в автобусе на некоторое время установилось практически полная тишина, нарушаемая монотонным ворчанием старенького двигателя, который Фрэнк предусмотрительно оставил заведённым.
Так прошло несколько минут, пока ее не нарушил мой желудок, издав громкое, требовательное урчание. Тем самым он напоминал, что я сегодня не обедал, да и позавтракать я тоже не успел. Пару крекеров и стакан сока завтраком назвать сложно.
Как раз в этот момент движок автобуса натужно чихнул и заглох, так что мой желудок исполнил эту акапеллу без постороннего звукового сопровождения.
Мне показалось, что меня было слышно даже на улице, через несколько секунд, вновь возникшую тишину просто взорвал смех Френка.
Смеялся он настолько заразительно и открыто, что я сам не заметил, как сам уже хохотал во весь голос, держась за многострадальный живот.
Смеялись мы довольно долго, так что у меня на глазах даже выступили слёзы, а живот прихватило уже не только от голода.
– А ты как всегда не был в столовой пред поездкой? – Фрэнк начал копаться в небольшой сумочке, лежащей под водительским сидением.
– Боялся опоздать на автобус, поэтому решил прийти пораньше, – слукавил я, изрядно приложившись к бутылке с водой. Если нет еды, надо заполнить пустоту внутри хотя бы жидкостью.
– Кстати, Ник я тут узнал, что тебе три дня назад исполнилось четырнадцать. – Мистер Андерсон наконец закончил копаться в своей сумочке и достал из неё пару больших шоколадных батончиков.
Это конечно не торт, но думаю, тебе понравится! – один из них он протянул мне, а второй открыл и откусил от него изрядный кусок.
Я незамедлительно последовал хорошему примеру.
– Это ещё не всё, я хочу преподнести тебе небольшой подарок.
Когда я закончил с шоколадкой, то увидел, что Фрэнк держит в руках новенькую бейсболку с символикой «Seattle Mariners1» – Большой буквой S в центре которой расположилась «Роза ветров2».
– Спасибо, мистер Андерсон, но откуда вы узнали про мой день рождения и про то, что мне нравится именно эта бейсбольная команда?
– Ну, у нас с тобой есть один общий знакомый. – Фрэнк Андерсон с ехидной улыбкой протянул мне подарок.
Я взял бейсболку в руки и начал её осматривать. Она была приятной на ощупь, с широким крепким козырьком и удобной застежкой сзади, позволяющей подогнать её под размер головы.
– Так вот откуда Генри узнаёт о моих приключениях в школе!?
– Да у тебя детективный склад ума! – Мистер Андерсон снова громко рассмеялся.
В моей школьной жизни были ситуации, в которые я не всегда посвящал Генри, но при этом мог спросить совета у мистера Андерсона. После этого я ещё долго удивлялся, как это Генри, только вернувшись из командировки, узнавал о той или иной истории, в которые я умудрялся влипать с завидной частотой.
Я надел бейсболку на голову и принялся перемещать застёжку. Как я ни старался, головной убор болтался на мне никак не желая принимать форму моей головы. Он оказался на несколько размеров больше, чем нужно и смотрелся на мне довольно нелепо. Это не укрылось от взгляда водителя.
– Ник, прости старого дурака, когда я выбирал ее, то почему то решил мерить покупку по себе, не подумав о её размере, – Фрэнк выглядел немного расстроенным.
– Спасибо за подарок, мистер Андерсон, ничего страшного. Когда мы вернёмся из поездки, я обязательно подгоню бейсболку под свою голову.
Я спрятал полученную драгоценность в рюкзак.
В этот момент школьная дверь открылась, и к автобусу потянулся нестройный ручеёк моих одноклассников.
Я с максимально возможной, при такой тяжести рюкзака скорости, переместился на самое дальнее сидение в автобусе и притворился, что сплю.
Первой по ступенькам поднялась Мэри – одна из не многих, среди моих одноклассников, кто попал в наш класс своими силами, без помощи семейных связей или денег.
В её руках как обычно была книжка. Мэри не читала художественную литературу разве что во время уроков. Она кивнула водителю, поправила очки и устроилась на ближайшее свободное место, одновременно переворачивая очередную страницу.
За ней в автобус поднялась стайка щебечущих девчонок, довольно громко обсуждающих нашу поездку.
Среди них откровенно выделялась Каролина – симпатичная блондинка, которая благодаря миловидной внешности, острому уму и богатым родителям, носила гордое звание неофициальной королевы нашего класса, возможно и не только нашего.
Она тут же оглядела салон, в поиске лучшего по её мнению места. Её взгляд ненадолго остановился на мне, что не сулило ничего хорошего моей персоне.
Всё дело в том, что, я сдал полугодовой рубежный контроль лучше неё. Хотя я и не был первым по итогам этого полугодия, но большинство девчонок, с лёгкой подачи Каролины стали относиться ко мне весьма плохо.
Она ещё раз окинула салон внимательным взглядом и демонстративно уселась на самой дальнее от меня место. Стайка её подружек, перешептываясь, посмеиваясь и изредка косясь в мою сторону, двинулась за ней.
В салон по одному или компаниями стали подниматься остальные одноклассники, первыми среди которых были Гарольд и двое его дружков – Вильям и Билл.
Надо будет постараться как можно реже попадаться им на глаза во время поездки. Надеюсь, у них не будет ни времени, ни желания портить мне жизнь следующие сутки.
Последней в автобус вошла мисс Эмилия Бишеп – наша классная руководительница.
Она – молодой преподаватель, год назад окончила Эбботсий педагогический колледж, и попала в эту школу одновременно со мной.
Несмотря на свою молодость, а ей всего двадцать три, за год работы она умудрилась заработать непререкаемый авторитет среди учеников. Так же она смогла добиться уважения среди коллег, большинство из которых были гораздо старше неё.
– Так дети, проведём перекличку! – Эмилия Бишеп строго оглядела салон автобуса, достала из дамской сумочки журнал со списком класса и начала называть фамилии.
– Адриан?
– Тут.
– Аттвуд?
– Здесь.
– Бэккер?
– Я здесь миссис Бишеп.
Моя фамилия была одной из последних, так что я по-настоящему прикрыл глаза и умудрился задремать.
Проснулся я от того, что кто-то настойчиво тряс меня за плечо.
– Ник, Николас Юманс!
Когда я открыл глаза и перемогался, первое, что я увидел перед собой – это разгневанное лицо учительницы.
Судя по смешкам одноклассников, ей удалось разбудить меня далеко не с первого раза.
– Николас, почему ты не отзываешься, когда я к тебе обращаюсь!? – Она уперла руки в бока и гневно посмотрела на меня.
Мисс Бишеп очень красивая женщина. Особенно её красота становится видна, когда она злится. Все мои одноклассники с трепетом и восхищением следят за её редкими вспышками гнева.
Когда она только пришла к нам в класс, девчонки попытались выжить её, а парни старались вызвать её гнев, чтобы полюбоваться ею.
За какой-то месяц она нашла свой подход к девочкам, и уже через неделю после этого, с их помощью приструнила парней.
– Ты хочешь испортить мне настроение перед поездкой? – Из воспоминаний меня вырвал громкий рык нависшей надо мной женщины. Она могла становиться очень суровой, если это было нужно.
Я вжал голову в плечи и отрицательно помотал ею. Смысла оправдываться не было абсолютно никакого. Если я сейчас перебью её, будет только хуже.
– Мисс Бишеп!
Она отвернулась от меня, и начала оглядывать салон, ища того, кто посмел её перебить.
– Ты что-то хотела Каролина? – Увидев стоящую в постройке смирно и поднявшую руку девушку, учительница тут же сменила гнев на милость.
– Не сердитесь на Николаса, понимаете, видимо ему настолько не терпелось отправиться в поездку, что он даже не пошел в столовую вместе с классом, а сразу пришел сюда. В автобусе он уже давно, а сегодня так жарко, что он вполне мог задремать, – говоря это, она обмахивалась рукой на манер веера, показывая, как ей жарко.
Всё это Каролина произносила с настолько честным лицом, что её можно было сразу номинировать на Оскар, а мне оставалось только скрежетать зубами, от того как легко и непринужденно эта девчонка подставила меня в очередной раз.
Во время предыдущей поездки мисс Бишеп предупредила меня перед всем классом, что если я ещё раз один отправлюсь в автобус, никого не предупредив, и буду беспокоить мистера Андерсона, то, благополучно останусь дома.
В голове так и вертелась эта её фраза: – «Николас, это было последнее предупреждение! Никогда больше не смей вести себя так глупо. Ты хоть понимаешь, что школа отвечает за каждого своего ученика? А если бы с тобой что-то случилось!?»
Не знаю, что такого произошло в жизни нашей классной, но у неё был пунктик на тему безопасности своих учеников
–Каролина, я понимаю, ты хочешь помочь однокласснику, но не стоит заступаться за тех, кто проявляет неуважение к окружающим.
– Так, стоп, что ты только что сказала? – Мисс Бишеп на несколько секунд зависла, переваривая услышанное.
– Похоже, эта маленькая гадина – Каролина, пытается лишить меня поездки, и что мне теперь делать!? – я лихорадочно искал выход из текущей ситуации, но не находил его.
За эти несколько секунд я успел придумать только один план, – это сидеть тише воды и молиться всем возможным богам, чтобы произошло чудо, и учительница не обратила внимание, на слова моей одноклассницы, ну или хотя бы сделала вид, что не обратила.
– Николас! – крик мисс Бишеп был наверное слышен даже в школе.
Такого, от довольно хрупкой на вид женщины никто явно не ожидал. Даже Каролина была немного шокирована результатом своих действий.
Правда это почти сразу прошло, потому что, как только разгневанная учительница отвернулась от неё, уделив всё своё внимание мне, на лице Каролины появилась ехидная ухмылка.
– Внимание класс, сейчас мы с Николасом прогуляемся к директору, а когда я вернусь, мы начнем поезду! – эта фраза, негромко произнесённая мисс Бишеп, ударила, словно гром среди ясного неба.
Я открыл рот, чтобы возразить, но так и замер на сидении, до последнего не веря, что моя поездка закончилась, так и не начавшись.
Одноклассники на несколько секунд затихли, а затем их недовольный гомон заполнил весь автобус.
Основной причиной их недовольство было то, что из-за меня начало поездки задержится. Даже тот факт, что я никуда не еду, не слишком-то их радовал. Я определил это по множеству гневных взглядов, обращенных в мою сторону.
– Прекратите немедленно, и займите свои места, мы ещё даже не выехали, а я уже жалею, что согласилась всё это организовать. – Эмилия Бишеп произнесла эту фразу почти шепотом.
Класс тут же затих, стараясь услышать каждое её слово.
– Николас, поднимайся, идём! – она нарочито не спеша направилась к выходу.
Мои одноклассники недовольно забубнили, хотя и возмущались уже не так громко.
– А вы, сидите тихо, иначе никакой поездки не будет ни у кого! – у самого выхода, учительница остановилась и строго погрозила пальцем.
Почти весь класс затих, что-то продолжали бубнить только Гарольд и его дружки, ну ещё свита Каролины негромко перешептывалась, бросая недовольные взгляды то на меня, то на нашу классную.
– Николас, я жду! – Мисс Бишеп говорила тихо, делая большие паузы между словами. – Явный признак того, что ещё немного и начнётся буря.
Я никуда не пойду! – Накопившаяся за последнее время злость наконец нашла выход, так что эту фразу я практически прокричал.
Теперь уже весь класс затих, с интересом наблюдая за тем, что произойдёт дальше.
– И что мне с тобой делать? – Эмилия Биэшэп, скрестила руки на груди, внимательно смотря на меня.
– Мисс Бишеп, думаю, не стоит так строго с ним! Николас, неплохой парень, и он мне абсолютно не мешает, даже если приходит к автобусу раньше остальных.
– Хорошо, но, он нарушил школьные правила, – учительница была немного удивлена, тем, что Мистер Андерсон за меня заступился, но виду особо не подала.
– Мисс Бишеп, пожалуйста, не портите себе и нам настроение перед поездкой из-за него.
Вот теперь пришла моя очередь удивляться, Каролина действительно заступается за меня, или это очередной её способ усложнить мне жизнь?
– Вы же всегда сможете решить вопрос по его поведению, когда мы вернемся обратно, – она старательно улыбалась учительнице, своей самой обворожительной улыбкой.
Глупая надежда на то, что мне хотят помочь, испарилась, так и не сформировавшись до конца.
– Хорошая идея, Каролина! – учительница повернулась к девочке, улыбнулась ей в ответ, а затем посмотрела на меня.
– Николас, думаю, я разрешу тебе поехать вместе с классом на эту экскурсию, при одном условии, – она выдержала небольшую паузу.
Все ученики замерли, ожидая чего-то чрезвычайно страшного.
– Прямо сейчас, перед всем классом и мистером Андерсоном, ты пообещаешь, что не доставишь нам неприятностей во время поездки! – она вопросительно подняла левую бровь.
Непроизвольно у меня изо рта вырвался хриплый вздох облегчения, вызвавший истерическую вспышку смеха у одноклассников.
Подождав, когда ученики отсмеются, она вновь посмотрела на меня.
В горле у меня на тот момент всё пересохло, так что я просто кивнул в ответ.
– Хорошо, Николас, я тебя прощаю, но только на этот раз, и скажи спасибо Каролине. – Мисс Бишеп заняла своё место в автобусе.
Она сидела спиной ко мне, так что я, наконец, смог спокойно выдохнуть.
– Только не думай, что по возвращению тебе удастся избежать разговора с директором! – учительница ещё раз оглядела салон и махнула водителю рукой.
Тут же я увидел победную улыбку Каролины, и чтобы не злиться отвернулся к окну.
Двери автобуса закрылись с протяжным скрипом, старенький движок чихнул и натужно закашлялся, но всё-же завёлся, хоть и не с первого раза.
Желтая махина, сигналя прохожим начала медленно выезжать со школьного двора, обдавая зазевавшихся людей, клубами едкого чёрного дыма.
_______________________________
[1] Профессиональный бейсбольный клуб из Сиэтла (штат Вашингтон, США). Выступает в Западном дивизионе Американской лиги Главной лиги бейсбола (МЛБ). Клуб был основан в 1977 году. Домашние игры с 1999 года проводит на бейсбольном стадионе «Сэфико-филд», а до этого в «Кингдоуме».
[2] Векторная диаграмма, характеризующая в метеорологии и климатологии режим ветра в данном месте по многолетним наблюдениям и выглядит, как многоугольник, у которого длины лучей, расходящихся от центра диаграммы в разных направлениях (румбах горизонта), пропорциональны повторяемости ветров этих направлений («откуда» дует ветер).

Глава 2
Мои одноклассники удобно устраивались в салоне, переговаривались, укладывали вещи, шутили и смеялись.
Когда мы отъехали от школы, я немого успокоился и с удовольствием начал наблюдать за силуэтами людей, домов, машин, и деревьев, мелькающих за окном набравшего скорость автобуса.
В это момент небольшой мягкий предмет врезался мне прямо в лоб и, сопровождаемый дружной волной смеха укатился под сиденье.
Это оказался скомканный тетрадный лист. Когда я поднял голову, ища того, кто это сделал, то встретился взглядом с Каролиной.
Она одарила меня одной из своих надменных улыбок, которые не часто демонстрировала окружающим, и отвернулась.
Я всё же подобрал и развернул листок. На нем аккуратным подчерком было написано: – «Скажи спасибо, что я сегодня добрая!».
– Чёртова сучка! – я смял злосчастную бумажку, собираясь зашвырнуть её куда подальше, но последний момент передумал, убрав потрепанный комок бумаги в карман джинсов. Не имею привычки мусорить, где попало.
Самое обидное, что я совершенно не знал, как мне вести себя с Каролиной. Когда тот же Гарольд нарывался, обычно всё заканчивалось дракой, и это было вполне нормально, но драться с девчонкой, это,… не круто в общем.
В итоге я старался её игнорировать, а если уж ей так нравится портить мне жизнь, в следующем году я буду учиться ещё лучше и сделаю её на всех тестах и экзаменах. Так сказать обеспечу ей пару дополнительных поводов ненавидеть меня.
Всё для себя решив, я вернулся к созерцанию пейзажей за окном, и сам не заметил, как задремал.
Моё пробуждение было довольно резким, меня подкинуло вверх, а затем повело вперёд, так что я больно ударился лбом об спинку сиденья, стоящего передо мной.
Шипя и ругаясь сквозь зубы, я схватился за голову и начал ощупывать место удара. Используя простенький мобильник, как зеркало, я убедился, что лоб покраснел, и на нем появилась небольшая шишка, которая скоро начнет расти.
Как назло, льда или чего-то холодного у меня с собой не было.
Похоже, моя поездка начинается в стиле – почувствуй себя единорогом.
Удивительно, но, моих телодвижений, ни кто не заметил.
Я поднял рюкзак, открыл один из его карманов, и достал оттуда бейсболку, подаренную мистером Андерсоном.
Лучше выглядеть немного нелепо, чем красоваться со здоровенной шишкой перед всеми.
– Внимание, класс! – Мисс Бишеп поднялась со своего места и замерла у открытой автобусной двери.
Она набрал полную грудь воздуха, сделала небольшую паузу, и произнесла единственную фразу: – мы приехали!
Я тут же прилип к окну, в надежде, увидеть, что такого в этой горе Эббот, раньше других. Многие мои одноклассники сделали то же самое, но я не обратил на это внимания. Вид, открывшийся перед глазами, полностью поглотил меня.
Автобус остановился около небольшой поляны, на которой в шахматном порядке были выставлены миниатюрные домики, между которыми разбегались аккуратные дорожки. В её центре, стояло самое крупное здание. По сравнению с остальными, оно было просто огромным. Правда, если сравнить его с горой Эббот, расположенной в пятистах метрах позади, о чём говорила большой указатель со стрелкой, оно было очень маленьким.
Одновременно величественная и немного пугающая, гора, словно символ господства природы, над человеком, возвышалась над всем, что её окружало.
В своих мыслях, я тут же окрестил её одинокой, именно так я представлял её, когда читал книги профессора.
– Эй, Ники – отомри! Пните кто-нибудь этого придурка! – похоже, это был голос Гарольда.
Я оторвался от окна, поняв, что меня, с силой трясут за плечо.
Это оказался Билли – толстый, рыжий увалень, бывший одной из двух шестёрок Гарольда Фергюсона.
Я со злостью стряхнул руку толстяка и огляделся.
Девчонок и мисс Бишэп в кабине уже не было, а мистер Андерсон командовал парнями, занимающимися выгрузкой вещей.
– Хватай сумку и передавай её вперёд, или ты хочешь тут до завтра остаться?! – Гарольд был явно зол, он стоял у самого выхода, в конце цепочки, ловко принимая передаваемые ему вещи.
Я с удовольствием показал ему средний палец, и наклонился, поднимая свой рюкзак.
Когда я выпрямился, то увидел, что этот говнюк смотрит на меня с перекошенным от злости лицом. Он подождал пока мистер Андерсон в очередной раз отвернётся, плотоядно улыбнулся, провел левой рукой по горлу, правой указывая на меня.
Этот его жест вызвал легкую волну смеха у его шестёрок и ещё нескольких одноклассников.
Я сделал вид, что оглядываюсь, ища позади себя того, на кого он показывает пальцем. Естественно там никого не было, так что, я с недоумением пожал плечами и отвернулся.
Это вызвало смех уже у всего класса, а Гарольд замер покраснев от злости и бессильно сжимая кулаки.
Да уж, теперь проблем точно не избежать! Вот чёрт, хотел же его не провоцировать, и отдохнуть денёк нормально! – я, мысленно ругая себя за глупость начал передавать вещи, скопившиеся в задней части автобуса, вперед.
Когда все сумки и рюкзаки, наконец, были извлечены наружу, мы здорово вымотались. Пот лился с меня ручьём. Остальные мои одноклассники выглядели не лучше.
Девочек, и мисс Бишеп возле автобуса уже не было. Мы похватали вещи – кто, сколько мог унести и цепочкой, за Мистером Андерсеном двинулись к самому большому зданию в округе.
На самом деле главный корпус местного дома отдыха и гостиницы по совместительству, был не высоким. Всего два этажа и подвал. В глаза бросалась его длинна, и необычная форма. Складывалось ощущение, что от буквы H отпилили нижнюю часть, а верхнюю положили на землю и сильно вытянули.
Мы всей толпой вошли внутрь, и попали в просторный холл, там нас уже ждала учительница и девушка-сотрудница.
– Внимание, класс, вещи девочек оставьте тут, и идите за мисс Солсбери, – наша классная указала рукой на стоящую справа от неё молоденькую сотрудницу.
– Следуйте за мной! – улыбчивая девушка в яркой униформе повела нас по лестнице на второй этаж. Пройдя длинный коридор, в котором с обеих сторон находились комнаты постояльцев, мы свернули за угол и попали в его точную копию, только поменьше.
Она остановилась у ближайшей двери, открыла планшетку, которую всё это время несла с собой и начала называть фамилии одноклассников.
– Саммерс, Бертон, Фицрой, это ваша комната, – сотрудница гостиницы протянула ключ Тиму – самому высокому и серьёзному на вид парню из названной троицы.
– Обед через полчаса, у вас есть время умыться и разобрать вещи, – девушка дождалась, пока Тим поправил очки и кивнул в ответ, и двинулась дальше.
Оставив троицу у двери их комнаты, мы пошли следом за ней.
У соседнего номера произошло тоже самое и нас стало ещё на три человека меньше.
Примерно через десять минут, когда от нашей группы осталось шесть человек, среди которых был я, мы остановились у очередной комнаты под номером 148.
– Стэмптон, Энсли, Юманс, вот ваша комната. До обеда 10 минут, постарайтесь не опаздывать!
Билли Стэмптон, быстро схватил ключ и принялся ковыряться в замке, ни на кого не обращая внимание. Толстяку так не терпелось пойти на обед, что он просто влетел внутрь.
Следом вошел Майк, меланхолично что-то насвистывая.
– Вот свезло, жить с шестёркой Гарольда, – я тяжело вздохнул и вошел в номер, волоча за собой тяжеленный рюкзак.
Судя по шуму воды в ванной, громкому сопению и фырканью, Билли уже там и в ближайшие минут пять его оттуда даже пожарной сиреной не выгнать.
Майк уже сидел на одной из трёх кроватей, прислонившись спиной к стене, и с интересом оглядывал комнату.
Я беглым взглядом окинул небольшое помещение, чертовски напоминающее мою комнату в приюте, и поковылял к кровати, расположенной возле окна. Из которого открывался удивительный вид на гору Эббот.
Закинув в угол рюкзак и, наплевав на всё я, не разуваясь, рухнул на кровать, там, где стоял и прикрыл глаза.
– Эй Ник, это моё место! – дверь ванной с громким хлопком открылась, вначале нашему взору предстало безразмерное пузо, а затем мы увидели и его обладателя.
Все-таки желание поесть у этого парня преобладало над желанием нормально привести себя в порядок.
Билли был весь мокрый и взъерошенный, вода стекала с него ручьём, было видно, что он очень торопился.
Вот эта тушка начала угрожающе надвигаться на меня, он шел, сжимая и разжимая кулаки, сделав грозное лицо. Со стороны это смотрелось довольно забавно, так что я не удержался и тихонько хихикнул, но всё же быстро взял себя в руки.
– Я сказал это моя кровать! – он навис надомной, сложив руки на груди.
– С чего ты это взял? – я лениво, специально не торопясь, поднялся на ноги, поправил бейсболку, и встал напротив него.
– Я первый занял её, оставив тут вещи. – Билли немного постоял с суровым видом и начал приводить свои аргументы.
Я внимательно осмотрел всё вокруг кровати, но его рюкзака так и не нашел. Ещё раз, обшарив всё взглядом, я наткнулся на его сумку, как попало брошенную в центре комнаты.
– С таким же успехом ты мог бы выбрать любую другую койку, твой рюкзак лежит не так уж далеко и от них, – я тоже сложил руки на груди, решив до конца стоять на своём.
– Ну, так в этом и суть, но я выбрал эту! – он довольно заулыбался, явно гордый своей гениальной идеей.
– Теперь забирай вещи и проваливай, на свободную кровать, иначе пеняй на себя! – он продемонстрировал мне свой не маленький кулак.
– Да пошел ты! – я стоял напротив него, внешне спокойный, но готовый в любой момент укорачиваться от его удара. Он конечно увалень, но рука у него тяжелая, сам не раз в этом убедился.
– Нарываешься?! – Билли секунду обдумывал мой ответ, а затем замахнулся на меня своим огромным кулаком.
Я в свою очередь встал в стойку и приготовился к драке.
– Стоп, стоп, стоп! – в этот момент между нами вклинился Майк. Вот он секунду назад полулежал на кровати, а теперь уже стоял между нами. Я толком ничего не успел разглядеть.
– Майк, тебе-то чего надо? – Билли не меньше меня был удивлён, таким поведением одноклассника.
– Вы оба конченые придурки! Как думаете, что будет, если мисс Бишэп узнает, что вы дрались? – он несколько раз перевел взгляд с меня на Билли и обратно.
– Ничего хорошего, это уж точно, – я первым опустил руки, затем, тяжело вздохнув, тоже самое сделал толстяк.
– И что ты предлагаешь? – я снова сел на кровать, давая понять Биллу, что уходить не собираюсь.
– Всё просто, камень – ножницы – бумага, – немного ехидно улыбнулся Майк.
– Согласен! – я быстро кивнул.
– Ладно, – Билли был явно недоволен, тем, что кулаками помахать не получилось.
– И так на счёт три, – Майк махнул рукой, собираясь начать считать.
– Секунду, – я снова встал с кровати, и остановил так и не начавшийся отсчет.
– Ну, что ещё, мы так на обед опоздаем! – Билл начал терять терпение, сейчас он боролся с желанием бросить всё и идти есть или всё же закончить начатое.
– Билл, знаешь, что? – я с улыбкой посмотрел на здоровяка.
– Чего? – он напрягся, ожидая любого подвоха.
– Я, покажу камень! – продолжая улыбаться, я кивнул Майклу, что готов.
– Ты думаешь, я настолько туп!? – по лицу этого увальня было видно, что он озадачен и серьёзно задумался.
– Глядя на нас Майк расхохотался, вначале едва слышно, а затем во всю мощь своих легких.
– Хорош ржать, не тяни! – я уже и сам был не рад, что влез в этот глупый спор.
– Ладно, ладно, – он вытер слёзы, выступившие на глазах и начал отсчёт.
– Камень, ножницы, бумага, раз, два, три.
Лицо Билла вытянулось от удивления, – я, как и обещал, показал камень и выиграл.
– Ты жульничал!? – Билл сжал кулаки, сейчас он выглядел по-детски обиженным.
– Ни одно правило не нарушено. – Майк снова встал между нами.
– Ну и чёрт с вами! – Билли натянул на себя футболку размера XXL и быстрым шагом, практически выбежал из комнаты. Его тяжелые, гулкие шаги, казалось, разносились по всему зданию.
Когда шаги здоровяка стихли, Майк зашел в ванную и тоже начал собираться.
– Спасибо! – у самого входа я остановил его, и протянул руку, в знак благодарности.
– Да ладно, ну, по крайней мере, было весело, – он улыбнулся, пожал протянутую мной руку и выше за дверь.
Я посмотрел на часы и бегом бросился в ванную, наспех умывшись, взял ключ и вышел из комнаты. Ни о какой сменной одежде речи уже быть не могло. Обед начался пятнадцать минут назад.
Я спустился вниз, оставил ключ у стойки администратора, и вышел наружу. Сегодня нас ждал обед на свежем воздухе.
Несмотря на хорошую погоду, постояльцев на улице я не увидел. Мне было совершенно непонятно в какую сторону идти, а указателей поблизости я так и не обнаружил.
Как следует осмотревшись, мне удалось углядеть неспешно идущую в конце аллеи парочку. Не придумав ничего лучше, я решил последовать за ними.
Довольно быстро догнав этих двоих я пристроился за ними на приличном расстоянии, чтобы не мешать голубкам, но и не потерять их из виду. Следуя за ними, я прошел вдоль аллеи, а затем повернул направо у ближайшего домика. Вдалеке послышался гул множества голосов, и звон посуды. Похоже, что обед был у всех постояльцев в одно время. Порыв ветра донес до меня ароматные запахи еды и только сейчас я понял, насколько голоден.
Я, прибавил шагу, обогнал никуда не спешащую парочку, и уже увидела вдалеке большую крытую беседку, с кучей народу вокруг, когда в другой стороне, среди деревьев замаячила знакомая фигура.
Это был Фрэнк Андерсон. Он зашел в небольшую рощицу, постоянно озираясь. Фрэнк вел себя довольно странно. Так что, рассудив здраво, я решил, что пять минут ничего не решат, и крадучись последовал за ним.
Фрэнк остановился в самом центре рощицы, там, где от чужих глаз его скрывали деревья.
Я аккуратно подобрался поближе и притаился за одним из деревьев, не далеко от него.
Мужчина немного постоял, глядя куда-то в сторону горы Эббот, тяжело вздохнул и достал из кармана пачку сигарет. Он покрутил её в руках, открыл, и вытащил оттуда сигарету и зажигалку.
Засунув сигарету в зубы, он попытался подкурить. Несколько раз щелкнуло колёсико, но огня всё не было.
– Проклятье, похоже, бензин кончился! – он с силой потряс зажигалку, затем крутанул колёсико ещё раз. На конце зажигалки появился маленький огонёк.
– Надо будет на днях заправить. – Фрэнк подкурил, покрутил зажигалку в руках, затем убрал её в пачку, а пачку спрятал обратно в карман.
Он молча курил и продолжал смотреть в сторону горы. Запах его сигарет, добравшийся до меня, был очень неприятным, и мне совершенно не знакомым. Хотя одно я мог сказать наверняка, это точно был не табак.
Сделав очередной затяг, Фрэнк тяжело закашлял, и выронил окурок.
Приступ кашля согнул его пополам. Чтобы немного прийти в себя он долго стучал в грудь кулаком, стараясь откашляться.
– Зараза, ведь постоянно обещаю себе бросить! – Фрэнку, наконец удалось привести дыхание в норму, затем он резко выпрямился.
Мужчина снова достал пачку из кармана, и пристально уставился на неё, словно гипнотизируя.
– К чёрту! – в порыве гнева он смял пачку в руке, развернулся в мою сторону, и зашвырнул её куда-то в кусты за моей спиной.
Он ещё немного постоял, а затем медленным шагом, направился к выходу из рощи.
Когда его силуэт почти полностью скрыли деревья, он замер, словно вспомнив о чем-то.
– Проклятье, зажигалка! – Фрэнк развернулся, сделал пару шагов в ту сторону, где за деревом прятался я, снова остановился, и посмотрел на часы.
– Ну что за день сегодня такой!? Ладно, надо будет не забыть забрать зажигалку позже, – он устало махнул рукой, и на не гнущихся ногах ушел в направлении автобуса.
Я ещё немного посидел за деревом, затем встав в полный рост, двинулся в сторону кустов, в которые улетела пачка сигарет.
Однажды, когда я увидел у Фрэнка эту зажигалку, он рассказал, что её ему подарил армейский товарищ. Поэтому я решил, что стоит вернуть её хозяину.
Поиск зажигалки затянулся надолго, низкий густой кустарник, мешал обзору, а его крепкие и острые ветки кололись и постоянно лезли в лицо.
Наконец, среди веток и листьев мне удалось нащупать мятую пачку, она была вся мокрая, поэтому, я быстро открыл её, вытащил зажигалку и отбросил пачку в сторону.
В мои руки попало настоящее сокровище для любого мальчишки: матовый, блестящий металлический корпус. Несмотря на жару, металл был холодным и приятным на ощупь.
Я покрутил её в руках, и на одной из сторон увидел выгравированную надпись – Zippo.
Ещё некоторое время я, затаив дыхание изучал зажигалку, затем спрятал её в карман джинсов и быстрым шагом пошел прочь из этого места.
Мне поскорее хотелось найти мистера Андерсона, но ноги сами понесли к открытой беседке, всё таки организм решил, что вначале стоит перекусить.
Я уже почти прошел, мимо небольшого домика, за углом которого находился выход на поляну с беседкой, когда, навстречу мне вышел Гарольд и его дружки.
– Какие люди, Ники, а мы тебя уже обыскались! – Гарольд махнул рукой и по его знаку Вильям и Билли начали обходить меня с двух сторон.
– Я тоже рад тебя видеть, Гарольд! – я сделал несколько шагов назад, оценивая обстановку.
– Знаешь, у меня нет настроения, сейчас с тобой общаться! – бежать было бесполезно, меня уже окружили, поэтому, я сделал, то чего от меня никак не ожидали.
Набирая скорость, пошел прямо на Гарольда. Между ним и гостиничным домиком было совсем немного места, а с другой стороны от него дежурил внимательный Вильям. Мне ничего не оставалось, как убрать Гарольда с дороги, оттолкнув его плечом.
Несмотря на то, что он был выше меня почти на голову, и шире чуть ли не вдвое, мне легко удалось сдвинуть его с дороги, чего я сам никак не ожидал.
Внутри меня, что-то радостно запело, и я прибавил шагу. Когда между мной и выходом на площадку с крытой обеденной беседкой, оставалось буквально пара метров, мне на плечо легла тяжелая рука.
– Ники, я смотрю, ты торопишься, не хочешь пообщаться со своими одноклассниками? – Гарольд держал меня за плечо, а его дружки сориентировавшись, перекрыли мне путь к беседке.
– Отвали, я сейчас занят! – вырвавшись из захвата, я спокойно двинулся вперед. Тут драться со мной никто не будет, слишком много шума.
– Ники, ты что струсил? Пок, пок, пок, пок, пок, пок, маленький цыпленок – Ники, струсил. – Гарольд принялся ходить с места на место, изображая курицу и издавая характерный звук.
– Иди в задницу, чёртова надоедливая псина! – не остался в долгу я.
Поначалу Гарольд с дружками, часто преследовал меня после уроков, устраивая полномасштабные погони, которые гордо именовал охотой, а себя охотником. В итоге он получил от меня это прозвище, которое быстро разошлось по всей школе и очень его бесило.
Услышав его в очередной раз, он заскрежетал зубами от злости, но сразу взял себя в руки.
– Надеюсь, больше ко мне вопросов нет? – я подмигнул, ему, и, развернувшись, пошел прочь.
– Что, Ники, пошел плакаться мамочке? Ох, прости, забыл, у тебя её нет, мне так жаль! – я обернулся, и увидел, что этот урод вытирает с лица несуществующие слёзы.
– Ну ладно, Гарольд, хочешь драки? Ты её получишь! – любые разговоры о родителях, всегда выводили меня из себя, хотя я совершенно и не помнил своих предков.
–Отлично, тогда нам стоит пройти туда, где ни кто не будет мешать. – Гарольд быстрым шагом направился в сторону рощи, из которой я недавно вышел.
– Надеюсь, твои шестёрки не будут вмешиваться? – я шел между Вильямом и Билли, с улыбкой провоцируя их. Без разрешения Гарольда они меня пальцем не тронут, можно было не беспокоиться.
– Естественно, Ники, только ты и я! Мои друзья просто приглядят за тем, чтобы всё было честно. – Гарольд, не оборачиваясь, прибавил шагу.
Мы пришли как раз, в то место где до этого, я видел Фрэнка.
– Думаю, тут нас не побеспокоят, – он остановился в центре поляны, и обернулся ко мне.
Как по команде, Вильям и Билли, отошли в разные стороны, давая нам больше свободного места. При этом они встали так, чтобы я не сбежал при удобном случае.
– Гарольд, как думаешь, у нас будут проблемы, если мисс Бишеп, увидит у Ники синяки после драки? – похоже, слова Майка, глубоко засели в голове Била.
– Не волнуйся здоровяк, я буду бить его сильно, но аккуратно! – этот урод, стоял в нескольких метрах от меня и с довольной улыбкой разминал кулаки.
По моей спине пробежали лёгкие мурашки.
– Гарольд, надеюсь, у мисс Бишеп не будет ко мне вопросов, если с синяками отсюда уйдёшь ты? – мне было немного страшно, но я старательно не показывать виду.
Я тоже размял кулаки, затем приблизился к нему на расстояние нескольких шагов и приготовился к драке.
– Ну, иди сюда, трусишка Ники, сейчас я устрою тебе лёгкую взбучку! – Гарольд вызывающе улыбнулся, и поманил меня рукой, призывая нападать первым.
Я побежал на него, затем резко остановился и нанес удар правой. Как показывал мне Генри, я довернул корпус, что бы сделать удар более сильным и резким.
Гарольд, сделал шаг назад и с легкостью уклонился, даже не стараясь прикрываться руками.
Я тут же нанес прямой удар левой, снова довернув корпус. В боксе эта серия называется двоечкой и является основой основ.
Я часто видел, как Генри на тренировке выдает гораздо более быстрые и красивые серии ударов. Со стороны всё казалось легко и просто, но вот на практике, удар вышел не таким четким, как я рассчитывал.
Хотя Гарольд и не ожидал второго удара, он всё же смог увернуться и от него, а мой кулак, вместо того, что бы встретиться с его скулой, прошёлся по ней только вскользь.
– Ну всё, хана тебе Ники! – щека Гарольда начала опухать, а лицо покраснело от злости.
Я решил, закрепить успех, попытавшись пнуть своего противника, и сам не понял, как оказался на земле.
Я только заметил, что он схватил меня за правую руку, и нанес быстрый удар по левой – опорной ноге.
В первый раз за последнее время, я пожалел о том, что у меня не хватило ни сил, ни желания тренироваться с Генри.
Похоже, всё то время, что я посвятил секции легкой атлетики, этот гад упорно тренировался. По крайней мере, раньше он так точно не умел.
Когда я понял, что лежу на земле, Гарольд уже сидел сверху и занес руку для удара.
Я закрыл глаза и зажмурился, приготовившись к боли.
– Гарольд ты не перебарщиваешь, может быть, с него хватит и обычной трепки? – Голос Билла, был немного встревоженным, хотя было понятно, что он боится последствий, которые могут устроить нам учителя, если узнают о драке.
– Заткнись, придурок! Я делаю, что хочу и когда хочу. – Гарольд в ярости повернулся к Билу, и тут же получил удар с левой, в который я вложил все силы.
Он охнул, и свалился на землю рядом со мной. Освободившись от его хватки, я вскочил на ноги, и пока его дружки удивлённо хлопали глазами, схватил свою кепку и рванул к забору, огораживающему территорию зоны отдыха.
– Держите этого урода, кажется, он мне зуб выбил! – злобный крик Гарольда, донёсшийся позади, заставил меня невольно улыбнуться.
Я оглянулся и увидел, что Вильям уже бежит следом, а увалень Билли, помогает Гарольду подняться. Теперь вся левая сторона лица моего противника опухла, а из разбитой губы, тонкой струйкой бежала кровь.
Ники, теперь синяками не отделаешься! – второй его окрик заставил меня прибавить ходу.
Впереди замаячил декоративный забор, через который я перемахнул одним движением.
После этого я быстро оглянулся. Вильям бежал совсем рядом, Гарольд тоже не сильно отстал от него и бежал всё быстрее, а в нескольких десятках метров позади них пыхтел Билли.
Я рванул со всех ног, решив укрыться среди густых деревьев, за которыми начинался подъём на гору Эббот.
Пока мы бежали по открытой местности, я прилично оторвался от преследователей, и добрался до цели с неплохим запасом времени.
Деревья вокруг были густыми и росли практически вплотную. То и дело я спотыкался об их мощные корни, ушедшие глубоко в землю. Каждый шаг давался мне с огромным трудом. Пару раз я чуть не врезался в дерево, неожиданно вырастающее на моём пути.
– Стой скотина, не то хуже будет! – крики, и хриплое дыхание были едва слышны. Не только мне было трудно бегать по лесу.
Деревья становились всё реже и я, прибавив шагу, вылетел, на небольшую поляну.
Корень, растущего на её краю дерева, всё же зацепил мою ногу, так что я несколько метров прокатился кубарем, и ещё немного проехал на животе, обдирая лицо об твёрдую почву и жесткую траву.
С трудом поднявшись, я понял, что оказался в тупике. Спереди, насколько хватало глаз, тянулся крутой склон горы, позади, сквозь кусты и деревья уже ломились преследователи.
Нужно было что-то срочно делать, поэтому я быстро забрался в ближайший кустарник, растущий у самого склона.
– Где этот ублюдок!? – Первым на поляну выбрался Гарольд. Он тяжело дышал и был весь мокрый от пота. Остановившись, он начал оглядываться по сторонам.
Следом за ним из-за деревьев показался Вильям, он едва шел, держась за правый бок.
Где-то вдалеке, с громким шумом через кусты в этом же направлении ломился Билли.
– Живо, ищи его, начинай осматривать поляну справа, я пойду с левой стороны! – Совершенно не дав Вильяму отдышаться, Гарольд, метр за метром начал прочесывать окрестности.
Я, стараясь не шуметь, медленно начал углубляться в кустарник, аккуратно раздвигая ветки, пока не добрался до почти отвесной стены из монолитных камней. Тут я заметил небольшую расселину между ними, в которую с трудом, но всё же протиснулся, а точнее, просто прополз.
Внутри пещеры, в которую я попал, было темно, хоть глаз выколи. Света, поступающего в небольшое отверстие, через которое я пробрался внутрь, совершенно не хватало.
– Билли, живо проверь те кусты! – снаружи послышался крик Гарольда, похоже не найдя меня сразу, он впал в ярость.
Но, Гарольд, они же колючие, я… – окончание фразы Билли прервал звук удара.
– Ай! Ладно, понял, уже иду, – затем послышался вскрик, и голос толстяка стал приближаться к моему укрытию.
Я поднял руки над головой и начал аккуратно подниматься. Высота пещеры позволила мне встать в полный рост. Вытянув руки перед собой, я медленно пошел вперед. Шум текущей откуда-то сверху воды заглушал эхо моих шагов.
Сделав очередной шаг, я поскользнулся и упал на спину, больно ударившись о камни на полу пещеры. В этот момент, я понял, что как на водных горках съезжаю куда-то в низ, постепенно набирая скорость. Я даже толком понять не успел когда моё скольжение превратилось в падение. Меня охватила паника. Когда я попытался закричать, мне в рот моментально попала ледяная воды, которая мигом отбила у меня всё желание открывать рот, не говоря уже о том что бы оглашать своим криком своды пещеры. Дальнейшее мой неожиданный спуск продолжился в темноте и тишине, сопровождаемый только звуками падающей вместе со мной воды.
В какой-то момент, даже не знаю как и откуда, но в это царства тьмы прорвался яркий луч света, но по правде говоря, лучше бы он этого не делал. Ведь благодаря ему я отчётливо смог рассмотреть точку своего будущего приземления – бугристый каменный пол пещеры. От ужаса захотелось кричать, но помня о потоке воды, я только плотнее сжал зубы, почувствовав на губах солоноватый привкус крови. Всё что я в итоге сумел сделать – это сгруппировался, хотя скорее просто сжался в комок, и зажмурился прямо перед самым столкновением.

Глава 3
В комнате царил приятный полумрак. Хоть сквозь неплотно задёрнутые шторы и пробивался солнечный свет, он совсем не мешал лежащему на кровати мужчине. Правда, спящий скорее был ещё совсем молодым парнем, притом, что густая щетина, чёрных, колючих как ёжик волос, прибавляла ему пару-тройку лет.
Широкая двуспальная кровать, на которой он расположился, была даже не застелена, да и одежда лежащего на ней человека гораздо больше подходила для деловой встречи, нежели для отправки в мир сновидений, грёз и фантазий.
Рубашка бледно-голубого цвета, расстёгнутая у воротника, выглядела уже немного помятой, а низ дорогих черных брюк, покрывала дорожная пыль, и небольшой налёт грязи, после прошедшего мелкого дождя. В прихожей валялись наспех скинутые лакированные туфли, а рядом с кроватью на спинке стула висел пиджак. Удавка светло-коричневого галстука была брошена на сидение рядом.
У противоположной от кровати стены стоял одежный шкафчик. Он был совсем небольшим, потому что, всё остальное пространство занимала широкоформатная плазма с экраном весьма внушительных размеров. Ещё в помещении была прикроватная тумба, с лампочкой-ночником на ней, несколько полок с книгами, журнальный столик у телевизора, пара фотографий в рамках на стенах и стойка с гантелями в углу. В целом, обстановку в комнате можно было назвать практически спартанской, без особых изысков и украшательств.
Сам хозяин квартиры повернулся набок, и вяло принялся размахивать рукой перед лицом, словно разгоняя надоедливых насекомых. Около получаса, сквозь дрёму ему слышалось монотонное жужжание, от которого он никак не мог избавиться.
Наконец разлепив глаза и оторвав голову от подушки, он обратил внимание на надсадно вибрирующий телефон. Мобильник даже подпрыгивал на углу тумбы, и вот-вот уже был готов сверзиться на пол, экраном вниз.
– Проклятье, кому я мог понадобиться в это время!? – парень с трудом сел, и потянулся за смартфоном, по идее надо было бы встать, но подниматься совершенно не хотелось.
В итоге он чуть не поплатился за собственную лень, когда в очередной раз завибрировавший гаджет, отправился в свободный полёт, хозяину пришлось ловить его в прыжке из положения сидя.
Кончиками пальцев дотянувшись до возомнившего себя птицей телефона, он сам чуть не свалился на пол, но сумел удержаться, ухватившись свободной рукой за спинку кровати.
Снова приняв сидячее положение, парень привычным движением разблокировал аппарат, и вывел звонок на громкую связь. Из-за выпитого на банкете, по случаю удачно заключенной сделки, голова немного гудела, поэтому подносить телефон к уху не было никакого желания.
– Генри, привет, это Фрэнк, прости, если отвлекаю тебя от деловых переговоров, но у нас кое-что случилось, не клади трубку, нужно срочно поговорить! – из динамика зазвучал немного сипловатый, уставший мужской голос.
– Привет, Фрэнк, всё нормально, сделку мы закрыли ещё вчера, даже успели выпить по этому поводу. В итоге шеф остался улаживать мелкие вопросы с клиентом, а меня первым ночным рейсом отправили домой отсыпаться, – Генри опустил ноги на пол. В такую жару очень хотелось пить, в холодильнике даже была припрятана заветная бутылка с водой на такой случай, но домашние тапочки, всё никак не хотели находиться, а ходить по нагретому за день полу босиком, было удовольствием не из приятных.
– Я так понимаю, Николас опять что-то натворил? – Наконец первый сланец был обнаружен глубоко под кроватью и извлечён на свет, осталось только выяснить где притаился второй, и можно было начинать приводить себя в порядок.
– Нет, не совсем… Он пропал! Сначала не появился на обеде, но его хватились только когда стали собирать класс на экскурсию, – голос Фрэнка кажется стал звучать немного тише, а в трубке появились характерные шумы, словно говорящий куда-то быстро идёт.
– Вы пытались ему дозвониться? – Генри быстро встал, забыв о тапочках и жажде, а на головную боль, возникшую из-за резкого изменения положения, он просто не обратил внимание. Мужчина сам не заметил, как принялся наворачивать круги по комнате, не находя себе места.
– Немного чаще, чем тебе, телефон выключен, – услышав фразу собеседника, Генри резко остановился и уставился на экран мобильного. Там он обнаружил тридцать пять пропущенных, половина из которых была от Фрэнка, другая от мисс Бишеп, и пара звонков, ещё от кого-то. В итоге он даже не стал проверять от кого они.
– Сколько часов назад его видели в последний раз? – Небольшое окошко с часами, в углу смартфона показывало десять минут пятого.
– Чуть больше двух часов, когда всех учеников расселяли по номерам, – похоже Фрэнк тоже дошел куда хотел, по крайней мере он стал говорить гораздо громче и чётче.
– В полицию уже звонили? – Эту фразу Генри произнёс выходя из комнат, он быстрым шагом направлялся в прихожую.
– Нет, думали может ты что-то знаешь об этом.
– Спасибо, что позвонил Фрэнк, я скоро приеду! – парень уже хотел положить трубку, когда его остановил оклик собеседника:
– Погоди, захвати с собой что-нибудь из вещей Ника, чтобы кинологи смогли начать работу как только приедут.
– Но у него же там целый рюкзак вещей! – Эту фразу Генри произнёс немного громче чем хотелось, а всё из-за никак не желающей налезать на ногу туфли, будь она неладна.
– В том то и проблема, что вещей мальчишки в номере не оказалось!
Уже обувающийся Генри, завис на секунду, переваривая услышанное, – Погоди, ты же не думаешь, что он сбежал из дома!?
–– Конечно нет, я прекрасно знаю, как ты относишься к Нику, и как он относится к тебе, да и не той породы этот пацан, чтобы трусливо убегать от проблем, даже если они вдруг и возникли! – ободряющие слова Фрэнка привели парня в чувство, и он принялся активно искать ключи, которые вчера зашвырнул куда-то, сквозь зубы проклиная свою безалаберность.
– Послушай, Генри, я знаю, что ты волнуешься за Ника, потрать полчаса на то что бы привести себя в порядок. Мальчика уже ищут учителя и сотрудники дома отдыха, так что это время ничего не решит, а вот у людей из органов опеки может возникнуть много вопросов, если ты приедешь туда в не самом лучшем виде. Сам понимаешь, школа точно не захочет брать на себя ответственность за всё произошедшее.
Занятый поисками, Генри чуть не потерял ход мыслей своего собеседника, но всё же отвлёкся от своего занятия, поблагодарил друга за звонок, повесил трубку, и не разуваясь, пошел в ванную. Он взглянул в зеркало на своё сонное и заросшее лицо, окинул взглядом мятую рубах, заметил пыль на брюках. Очень хотелось принять душ и побриться, а ещё больше хотелось наплевать на всё и ехать искать Ника в таком виде. В итоге, сполоснув лицо холодной водой, Генри реши, что хотя бы нужно переодеться во что-то более подходящее, на тот случай если придётся лазать по горам.

***​
Когда я открыл глаза, то не сразу понял, где нахожусь. Лежать на спине на чем-то твердом было чертовски неудобно. К тому же мокрая одежда противно липла к телу, да ещё откуда-то сверху, прямо в лицо бил яркий луч света, а в воздухе чувствовался приторный цветочный аромат.
Мне с трудом удалось сесть, всё тело было словно один сплошной синяк, а голова просто раскалывалась. Так плохо я себя чувствовал только один раз, когда впервые решил пробежать десяток километров. На следующее утро у меня кое-как получилось встать с кровати, разве что голова тогда была не такой пустой и тяжелой.
Я через боль поднялся на ноги и огляделся.
Вид огромной пещеры моментально всколыхнул в памяти всё, что приключилось со мной за этот длинный день. Пока кадры сегодняшних событий один за другим проплывали в моей многострадальной голове, я машинально осматривал стены пещеры. В какой-то момент мой взгляд натолкнулся на округлое отверстие прямо в одной из них. Из обнаруженной мною дыры бурным потоком с высоты в несколько метров срывалась вода, с громким шипением она обрушивалась в небольшое озеро, расположившееся практически под моими ногами.
Оглянувшись на противоположную от дырки стену, я заметил яркий солнечный луч, идущий откуда-то сверху, прямо из жерла спящего вулкана, которым гора Эббот была уже больше трёхсот лет.
Тут-то всё и встало на свои места. Видимо в панике скользя по тоннелю, я принял стену пещеры за пол, в который должен был врезаться на полной скорости. На самом деле я просто свалился в озеро пусть и с достаточно большой высоты, правда как из него выбрался, в памяти совсем не отложилось.
Ладно, хватит прохлаждаться, тем более, что в сырой одежде я уже действительно начал замерзать. А всё из-за того, что, не смотря на стоящую наверху жару, тут в подземелье, по крайней мере в этой его части, было довольно холодно.
Поразмыслив немного, я решил, что задержаться у озера все-таки стоит. Просто нужно хотя бы умыться, да и выяснить насколько сильно мне досталось во время падения, не помешает. Наклонившись над кромкой воды, я всмотрелся в собственное отражение.
Да, выгляжу сейчас конечно не очень, но вроде бы ничего серьёзного на вид, синяки и ссадины – дело привычное. Голова, шея и плечи вроде целы, а вот руки сильно ободраны, но больше всего пострадали пальцы, которыми я старательно пытался замедлить свой спуск, цепляясь за всё что только мог зацепиться. Почти все они были в кровавых подтёках, а безымянный на левой даже распух и стал по толщине похожим на большой.
Так изучая себя, я заметил, как на озёрном дне что-то блеснуло. Всё моё внимание сосредоточилось на неизвестном предмете, и чем дольше я всматривался, сквозь прозрачную гладь воды, чуть подёрнутую рябью волн от водопада, тем больше новых деталей подмечал. Вначале мне на глаза попалась длинное деревянное бревно, обломанное у основания. На его конце, болтались подгнившие обрывки верёвки и ткани. Я осмотрел пространство, вокруг подозрительного бревна и обнаружил корпус большого деревянного корабля, нос которого глубоко вошел в мягкий песок на дне водоёма. Бревно видимо было сломанной мачтой судна, а обрывки ткани на нём – всё, что осталось от парусов. Внимательно изучая корпус корабля, я обнаружил в нём несколько пробоин, из одной из которых выглядывал ствол здоровенной металлической пушки, уже успевшей покрыться мхом. Блестящий же предмет, попавшийся мне на глаза, выглядывал прямиком из трюма, который как на зло перекрыла обломанная мачта.
А вдруг это пиратский корабль с сокровищами? Когда я подумал об этом, мне даже почудилось, что где-то на самом дне замаячил обрывок флага с изображением черепа, и пары скрещенных костей под ним.
У меня появилось безумное желание нырнуть и проверить, может это и вправду пиратский корабль? А вдруг там, в трюме мне удастся найти какие-то сокровища. Я сделал маленький шажок к воде, затем ещё один. Наверное, стоило бы снять футболку и джинсы? Но ведь одежда и так мокрая, а пока я буду её снимать, потеряю драгоценные секунды.
Я уже собирался рыбкой нырнуть в воду, но в последний момент решил проверить её температуру. Не хватало, чтобы на глубине у меня свело судорогой руку или ногу. Я не церемонясь опустил ладонь в озеро, погрузив её в воду практически по самый локоть. Кожу обожгло словно огнём, от холода меня даже тряхнуло так, будто током ударило. В этот же момент, останки корабля словно растворились, не оставив от себя и следа.
Я быстро вытащил руку из воды, и отошел на пару шагов назад.
Блин, похоже, пока падал, сильно приложился обо что-то головой! На всякий случай я даже потряс ей, проверяя, не заболит ли где, не застучит. Боли не было, да и тяжесть уже прошла, так что можно было немного успокоиться.
Надо срочно умыться, холодная вода должна привести меня в чувства! Я снова вернулся к тому же месту у берега, присел на корточки, и начал внимательно изучать дно озера, но как ни старался, корабля как будто и след простыл. Немного посидев так, я даже облегченно выдохнул, ну его это золото, мертвых лучше не беспокоить, тем более мертвых пиратов.
Уже собираясь зачерпнуть горсть воды, я заметил скопление пузырьков, поднимающихся в одном и том же месте, недалеко от меня, а затем в мою сторону прямо из глубины ринулась огромная черная тень непонятного существа. Испугавшись, я чуть не свалился в воду, но кое-как удержав равновесие, ринулся прочь, подальше от странного места.
Моя дорога шла прямиком через небольшую поляну, заполненную красивыми, ярко-желтыми цветами. По идее, стоило бы обойти её по краю, но мне сейчас было не до этого. Внимательно оглядываясь по сторонам, я шел совсем не смотря под ноги, и едва не поплатился за это очередным падением.
– Эй, смотри куда прешь, тупица, ты чуть меня не раздавил! – от неожиданности я даже подпрыгнул, а затем быстро опустил голову вниз, ища взглядом говорящего. Но как бы я ни всматривался, среди густо растущих цветов заметить что-то было очень сложно. Когда я уже решил, что мне всё померещилось, мой взгляд наткнулся на особенно большой цветок, его желтые лепестки были более крупными, но не такими яркими как у остальных, а из его сердцевины на меня пялились пара широко открытых глаз.
Я замер в нерешительности, толком не зная, что делать. Цветок похоже тоже был сильно удивлён моим появлением. Так бы мы и играли в гляделки, если бы я не подумал, что всё это очередная галлюцинации и не потряс головой. Глазастое растение после этого к сожалению никуда не делось, а вот головная боль неожиданно вернулась, напомнив о себе громким стуком в висках.
– Да ну, говорящих растений не бывает! Я точно врезался во что-то головой, пока падал! Всё это мне просто кажется! – похоже, всю фразу целиком я произнёс в слух, судя по тому, как взгляд цветка изменился с удивлённого на раздраженный.
– Да ну, таких глупых людей, не верящих собственным глазам, не бывает! Я точно сплю и всё это просто очередной кошмар! – в тон мне заговорило растение. Его голос был довольно высоким, и даже немного писклявым.
Пока это странное создание разглагольствовало, я не удержался от того, что бы протянуть руку и потрогать один из его лепестков. Когда моя кисть была на расстоянии не больше тридцати сантиметров от растения, оно ощутимо припечатало мне по пальцам своей гибкой и длинной лозой.
Было немного больно, а место удара покраснело, но, по крайней мере стало понятно, что это не сон, да и не похоже, что я валяюсь без сознания после падения, а все происходящее – работа моего бурного воображения.
– Ну, я хотя бы могу свалить из этой тухлой пещерки в любой момент! – лупоглазый сорняк чрезвычайно раздражал, из-за чего хотелось наговорить ему всяких гадостей. С другой стороны, это было единственное живое существо с которым я мог нормально пообщаться. Возможно он даже поможет мне выбраться, если я сумею взять себя в руки и перестану ему хамить.
– Что-то я не вижу у тебя крыльев, чтобы улететь отсюда, да и по отвесным скалам люди лазать пока не научились! – говоря всё это, цветок злорадно ухмылялся, а затем, сложив лепестки и подняв, торчащие во все стороны листья вверх, он довольно быстро втянулся в землю. Через несколько секунд с лёгким хлопком, похожим на звук вылетающей из бутылки пробки, цветок выбрался на поверхность, на расстоянии около полу метра от своего предыдущего местоположения.
– Человек, у тебя есть только два варианта: остаться тут и умереть от голода или пойти в пещеры, пройти множество опасных ловушек, а в конце встретиться с хранителем руин. Только так у тебя появится крохотный шанс выбраться наружу! – говоря это, растение расправило лепестки, стряхивая с них налипшие комки земли. При этом выглядело оно настолько самодовольно, что моё удивление всем происходящим моментально сменилось единственным желанием – стереть эту наглую ухмылку с его мерзкой физиономии.
Словно читая мои мысли, вредное растение улыбнулось ещё шире. Его глазные яблоки словно ввалились внутрь, образуя в глазницах зияющую черноту, а беззубый рот скривился в жуткой ухмылке. Если он хотел напугать меня, то отчасти у него это получилось, ведь вся эта картина выглядела довольно жутко.
– А я буду следить за тобой, интересно, сколько ты тут продержишься? – вернув нормальное выражение лица, наглый сорняк с громким чавканьем втянулся в землю, и больше уже не показывался.
– Эй, вонючее растение, хотя бы скажи мне своё имя, чтобы я знал, кому при следующей встрече надеру задницу! – это всё на что меня хватило, после того как я пришел в себя. Хотя кричать в пустоту было немного обидно и унизительно, но я должен был выговориться, чтобы окончательно прийти в норму.
И что мне теперь делать!? С одной стороны, говорящий цветок, ловушки, какие-то руины и их хранитель, с другой странное озеро, возле которого творится всякая чертовщина. Не знаю, сколько прошло времени, но меня точно скоро начнут искать, если уже не начали, значит остаться тут, было бы правильно. Рано или поздно спасатели должны перевернуть всю гору с ног на голову и добраться до меня. По крайней мере, тут есть вода, хотя после всех галлюцинаций, я бы стал пить её в последнюю очередь.
Может всё таки стоит внимательнее изучить пещеру, будет обидно если выход где-то в нескольких шагах или за ближайшим поворотом, а я просижу тут несколько дней, когда путь на свободу был под самым носом.
На всякий случай я ощупал карманы джинсов в поисках чего-то полезного, пока моя рука не наткнулась на зажигалку мистера Андерсона. Я достал её, холодный корпус был приятным на ощупь и придавал некоторую уверенность в том, что всё будет хорошо.
– Да будет свет! – Я отщёлкнул крышку и что есть, силы крутанул колёсико. Яркое пламя вспыхнуло у меня перед самым носом. Оно даже на секунду ослепило меня, ещё и брови наверное опалило. Затем также резко погасло, как и появилось. Интересно, что оно точно было необычным, тёплым, но не обжигающим, и даже каким-то приятным. Самое удивительное во всей этой ситуации было то, что я каким-то чудом не выпустил зажигалку из рук.
Я на всякий случай вытянул руку с оставшейся холодной на ощупь Zippo в сторону, словно боясь, что она взорвётся. Нет, всё же остаться в незнакомой пещере без света, с работающей зажигалкой в руках – глупость несусветная.
Я аккуратно крутанул колёсико, приготовившись бросить зажигалку, если она опять вспыхнет, но ничего не произошло, даже дохлой искры не появилось. Я крутанул колёсико сильнее, опять безрезультатно. Я со злостью несколько раз встряхнул зажигалку, проверяя, есть ли в ней топливо. Во все стороны полетели брызги воды.
– Проклятье, да она же намокла! Тогда что это вообще сейчас было? Очередная галлюцинация? Может это цветочная пыльца так действует на мозги?! В любом случае надо убираться отсюда. – Я судорожно принялся прятать бесполезную зажигалку в карман джинсов, когда меня просто накрыла липкая волна ужаса. Хотелось либо забиться в нору и не высовываться, либо бежать, не важно куда, но как можно дальше отсюда, и я побежал, прямо в темноту не разбирая дороги.
По сути мне очень сильно повезло, что солнечного света, освещающего только цветочную поляну хватило, для того чтобы я заметил проход, ведущий прочь из этой пещеры. Туда-то я и рванул что есть силы.
Дальнейший мой путь слился в один сплошной кошмар: темнота, такая что хоть глаз выколи, не ровный, иногда скользкий пол пещеры, и страх, слепо гонящий вперёд. Я постоянно спотыкался и падал, вставал и снова бежал куда-то.
В очередной раз споткнувшись, и с трудом встав на ноги, я понял, что не пробегу больше и метра. Тут я заметил, что ужас, гнавший меня всё это время, отступил. Наконец можно оглядеться, и перевести дух.
Первое, что бросилось в глаза, тут было достаточно светло, что бы я смог хоть что-то рассмотреть. Он шел прямиком из приоткрытой тяжеленной на вид каменной двери. И я готов был поклясться, что это именно солнечный свет.
– Да это должно быть выход! – вот я снова бегу, откуда только силы взялись? Поднимаюсь по обшарпанным и потрескавшимся ступеням, перепрыгивая через одну или две с каждым шагом, без особых проблем протискиваюсь в щель между дверью и косяком, и оказываюсь в длинном прямом коридоре. Его каменные стены уходят куда-то высоко вверх и без какого либо видимого перехода, словно упирались в ярко-голубое небо, по которому туда-сюда снуют небольшие белые облачка, и всё это сопровождается ярким солнечным светом, которое почему-то совсем не греет, хотя и находится в самом зените.
Я некоторое время удивлённо стоял, задрав голову вверх. Странное небо, со странными облаками на нём, и не менее странным солнцем. Не знаю, сколько так прошло, но при детальном изучении стало понятно, что всё это больше похоже на плохо нарисованную картинку, а скорее фильм очень плохого качества.
Что бы проверить свою теорию, я поднял валяющийся под ногами камешек, пару раз подкинул его в руке, и не сильно запустил вверх. Пролетев несколько метров, камень с гулким ударом встретился с небом, отскочил от него и чуть не отлетел мне прямо в лоб. Затем он столкнулся с земляным полом тоннеля, и чуть постукивая, откатился по нему куда-то в сторону.
Похоже вместо неба у нас тут потолок, а этот туннель либо ведёт в руины, либо является их началом. Значит о ловушках и хранителе, гадкий сорняк тоже мог не соврать.
Количество странностей, свалившихся на меня за сегодня, хватило бы на несколько жизней, поэтому я просто устал удивляться всему происходящему. Подгоняемый единственным желанием – поскорее выбраться на поверхность, я осторожно пошел вперёд.
 
Последнее редактирование:

Мутный Тип

Мутный Тип

Мудрый Адепт!
Регистрация
27 Сен 2017
Сообщения
203
Оценок
149
Баллы
191
Возраст
26
Начал. Прервали. Доберусь завтра, надеюсь, так что тапки потом.
Голосом кота Матроскина: -- Тапки -- это хорошо, обувной магазин открою, всем коровам по галошам прикуплю, чтобы зимой ноги не мёрзли :D
Сейчас сижу, кое что для книги читаю, так что прода будет не супер быстро, надеюсь всё же раз в неделю стабильно выкладывать)
 

Мутный Тип

Мутный Тип

Мудрый Адепт!
Регистрация
27 Сен 2017
Сообщения
203
Оценок
149
Баллы
191
Возраст
26
Сверху Снизу